Godless

Объявление

Когда ажиотаж битвы за жизнь отгорает, все постепенно проступает из тумана событий. Сначала объявляется дочь, слава всем богам, живая. Потом удается сдать в служб опеки ребенка, с уверениями, что она сама займется поисками матери, благо, есть, к кому обратиться. И затем остается лишь один пункт списка, убедиться, что Брайан жив.
В игре: ДУБЛИН, 2018. ПОШУМИМ, ЁПТА!

Порталы ждут своих смельчаков!
Скоро будут обновления по темам Люц что-то снова замышляет, у КОВ полно работы, а в СБС грядут крупные неприятности!. Не пропустите.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » real time » [18.06.18] on the run.


[18.06.18] on the run.

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

[epi]ON THE RUN 18.06.18
Connor Strider, Theodore Dickens, Lewis Hamilton.
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://i.gifer.com/GElI.gif
Ловите беглого кота! Делите его шкуру![/epi]

Отредактировано Connor Strider (2018-06-23 01:24:29)

+1

2

Когда Коннор подъезжал к дублинскому аэропорту снаружи ярко (даже слишком ярко на вкус кота-домоседа) светило солнце. Сам же аэропорт словно заволокли облака — от мертвецки-блеклого света падали такие же блеклые, бесформенные тени. Коннор не мог избавиться от навязчивой мысли будто здесь кто-то нарочно размыл картинку. Впрочем, в его голове и без того толкалось множество навязчивых мыслей, а пелена сна продолжала цепляться крошечными коготками за лицо. Каждые две минуты Коннору приходилось отрываться от экрана смартфона, чтобы широко и громко зевнуть. В какой-то момент телефон выскользнул из ослабшей хватки пальцев, со стуком перекатившись по полу. На миг вырвавшись из дурмана недосыпа, Коннор яростно протёр себе глаза рукавом, размазывая выступившие слезы по скулам, а вслед за этим приподнялся с сидения и, покряхтывая, подцепил смартфон кончиками пальцев. Его раздражала эта сонливость, он не понимал откуда она взялась.

Он подорвался с постели в три часа утра, без будильника, пробудившись от сновидения, больше похожего на мозаичный паззл. Большая часть его быстро выветрилась из головы, — чересчур быстро для кота, привыкшего первым же делом после пробуждения записывать сновиденное — но увиденное и прочувствованое поселило в душе Коннора тревогу. Менее интенсивную, чем уже привычные приступы тревожности, но намного более длительную.
Она медленно усиливалась, словно некто незаметно подкручивал колёсико громкости до самого максимума. Это было связано с василиском, Баюн был стопроцентно в этом уверен. С того самого случая в переулке весь мир встал на уши, а от неловких попыток замести следы казалось всё становилось только хуже. Всё, буквально всё начало вертеться вокруг этого сранного василиска, и его сранного убийцы, и этих ебучих ритуалов, и...
И теперь неприлично большому количеству люда внезапно есть дело до Кота Баюна. Хотя ладно, не совсем внезапно, это было скорее ожидаемо. И тем сильнее складывается ощущение, будто все эти люди искренне уверены в том, что он умеет смотреть сны на заказ. Яге, как всегда, мастерски удавалось отводить лишнее внимание от своего кота, но невозможно было сказать помогает это или нет. Баюна эмоционально штормило сильнее, чем раньше, он не находил себе места в собственном жилье, которое в одночасье перестало быть островком безопасности, уюта и спокойствия.
Визиты к Яге участились, и её рациональный и эмпатичный подход приостанавливал душевные метания кота. Но стоило вернуться обратно домой как столпы здравого смысла снова давали трещину, и снова мудрой знахарке приходилось иметь дело с безнадёжным беспорядком в лице вечно нервного мужика.
Стоя у окна и глядя с высоты четвёртого этажа на практически пустую улицу, Коннор не совсем понимал, что же он выискивает там, внизу. Он смотрел, но не видел, забывшись в чане своих дум. Мысль, что ему надо сесть, дать себе успокоиться и снова дуть к Яге, пыталась пробиться через слои других — беспокойных и околопанических — мыслей. Яга не может решить все его проблемы. И Яга точно не сможет нянчить его ежечасно — у неё, что, собственных забот и проблем нет? Это невольно всковырнуло страх, в котором Баюн даже себе самому не хотел признаваться.
А что если у Яги однажды закончится терпение и ей надоест возиться с вечно проблемным котом?
Какое-то смазанное движение снаружи мимолётно отвлекло Коннора от этой панической мысли. Мгновенно напрягшись (а вдруг это...), он наклонился ближе к стеклу, чуть ли не утыкаясь в него лбом, и прищурил глаза. Вскоре его взгляд наткнулся на одинокую (не хорошо это) фигуру, замершую на противоположной стороне улицы (что оно здесь ищет?).
(Что оно делает?)
Неизвестный человек сновал туда-сюда, по определённому отрезку тратуара, иногда заглядывая в ближайшую улочку, ведущую на чужой задний двор.
(Оно смотрит сюда?)
А иногда наверх, скользя взглядом по окнам.
(Оно видит меня.)
Опустив голову, некто начал копаться в карманах, качаясь с носков на пятки.
(Нет, это скорее всего просто...)
Неожиданно неизвестный резко вскинул голову. Где-то послышался стук и звон стекла, но Коннор не слышал. Он был абсолютно уверен, что этот некто смотрит именно на него. И ухмыляется мерзко. И жестом обещает коту скорую смерть (на самом деле просто почесал шею). А затем достаёт что-то из карманов, но Коннор не видит — он незаметно для себя начал пятиться от окна, пока не врезался задом в рабочий стол. Подзарядочный кабель был с силой и злостью выдернут из телефона, и пальцы летели по экрану, набирая. Билеты, билеты, билеты, самые доступные билеты, боги, ещё дороже нельзя, не важно, плевать, плевать, плевать, сейчас, срочно, срочнее, быстрее, почему так долго грузиться, кто придумал все эти бесполезные формуляры, забирай уже мои деньги, бесполезный кусок металлолома! В какой-то момент Коннор очень сильно хотел швырнуть свой смартфон об стену, и несказанно обрадовался, что всё-таки этого не сделал, ибо экран загрузки как раз сменился кратким поздравлением с успешной покупкой. Проведя ладонью по рту, Коннор заметил, что весь вспотел. Сердце неприятно-тяжёлым набатом билось об рёбра. Он поморщился. Он ненавидел это состояние: оно было противным и раздражающим, как если бы по нему ползла толпа муравьёв. И она «ползла» мурашками стоило вспомнить фигуру снаружи.
Коннор оставил после себя такой же беспорядок в квартире, какой сейчас царил в его голове. Спортивная сумка, набитая документами и первой попавшеся на глаза одеждой, неудобно болталась за спиной, пока кот спешно спускался по лестнице. На улице, а затем и в автобусе практически никого не было, от чего Коннор чувствовал себя чуть менее скованно, чем обычно. Хотя он знатно перенервничал постоянно озираясь в поисках напугавшей его фигуры, пока искал нужную автобусную остановку, а после и на протяжении всей поездки. А если это был не тот, который едет к аэропорту? Коннор редко выбирался из полюбившихся четырёх стен и общественным транспортом пользовался раз в вечность. Он пытался успокоиться. Он боялся, что ведёт себя слишком приметно, бросая взгляд то за окно, то за плечо, разглядывая немногих пассажиров. Или выглядит несуразно, ведь одевался он как-никак в спешке. Он пытался отвлечься на телефон, но не мог сосредоточиться. А что если он пропустит что-то важное, пялась в крошечный экран?

Примерно такая же мысль посетила его сейчас, когда он наконец-то присел на лавочку, в аэропорту. До регистрации ещё было далеко и даже кафешки ещё не открылись. Время тянулось издевательски медленно, а попытки отвлечься проваливались с треском. Одним из свидетельств оного были наушники, воткнутые уши, но в которых не играла музыка. Ёрзая на взмокшей заднице, Коннор не мог решить что ему с собой делать. Он ловил мимолётные взгляды прочих посетителей аэропорта и его ладони невольно сжимались в кулаки. Почему они все на него так смотрят? Что им всем от него надо? Они видят как он жалок? Им смешно? Им противно? Как же он хотел знать о чём они думают. И не хотел, ибо навряд ли в их мыслях было хоть что-то хорошее. Страх сменялся злостью, затем обратно страхом, и по новой. В который раз Коннор уже вызвал на телефонном экране свой билет, взглядываясь в каждую строчку в поисках несуществующей ошибки.
Билет был в США — там у Коннора остались родители. Он может попытаться укрыться у них на какое-то время, навешав на уши лапши про похищение и нищенские странствия и бла, бла, бла. Интересно, они ещё верят, что он жив? Ищут ли его? Наверняка, он ведь не оставил им даже весточки. Просто с одного дня на другой растворился, как призрак в утреннем свете. С тех пор утекло столько времени, и вот, теперь он собирался проделать тоже самое снова. Наверное, ему стоило испытывать какие-то уколы совести, но Баюн будучи существом исключительно эгоистичным — и не изменявшим этому принципу уже на протяжении нескольких жизней — ничего не чувствовал. Во встревоженной душе не оставалось места для эмпатии. Да и кто действительно будет по нему скучать? Яга? Глубокий, напряжённый вздох и Баюн скрестил руки на груди, мрачным взглядом сверля гигантское рекламное табло. Она точно не будет убиваться — у неё были сотни блудных воспитанников и воспитанниц, которых постоянно носило по всем уголкам мира. Одним меньше, одним больше.
Но если Яге от отсутствия кота не убудет, кот потеряет очень многое без поддержки знахарки. Он старался об этом не думать. Его побег был организован в высшей степени отвратительно и думать о том, что с ним будет по прибытию в Америку, не было сил. Тогда-то кота и настигла навязчивая сонливость, которую он с переменным успехом от себя гнал.

+2

3

У Диккенса никогда не было проблем с недостатком планов или идей. На самом деле их было гораздо больше, чем он мог осуществить, более того, некоторые становились не актуальны спустя пару минут после их формулирования - реальность была беспощадна и менялась с завидным постоянством. Он бы справлялся гораздо лучше, будь у него несколько пар рук или умей он себя клонировать, но увы и ах. И даже наёмные работники и прочие условно верные ему люди не спасали ситуацию: никто не отменял правила "хочешь сделать хорошо - сделай это сам". Да и, если уж честно, не так уж много было у него доверенных лиц. Быть демоном среднего пошиба, пусть и в некоторой степени известным в кругах, где он вертелся особенно часто, было немного грустно и экономически не выгодно. Да и разговоры в таком случае о мировом господстве совершенно не актуальны. Что, впрочем не мешало Диккенсу упрямо и тщательно собирать информацию обо всём и сразу, пусть и зачастую с некоторым отставанием от сильных мира сего. Ему хватало и того, что иногда он узнавал о всяком очень даже вовремя.

Вот про кота-людоеда, решившего смыться из Дублина, поддавшись вероятно панической атаке - Тео мало волновало по какой причине, если честно, он узнал очень даже вовремя. И теперь он вполне успевал поймать кота за хвост и попытаться переубедить, сам Диккенс рассматривал только вариант с положительным результатом, предпочитая игнорировать реальную возможность успешного побега. На что рассчитывал Коннор, так необдуманно и совершенно неожиданно сорвавшийся в бега, Диккенс мог только гадать. Но он был слишком занят, чтобы заниматься этим неблагодарным делом, спеша в аэропорт на всех порах и стараясь не закончить свою жизнь в качестве бесславной жертвы автокатастрофы, да и кофейной гущи под рукой всё равно не наблюдалось. Хотя, конечно, вот от кофе в этот ранний час Теодор не отказался бы - прискорбная весть буквально вытащила его из кровати, толком не проснувшегося, но всё же искренне верящего, что выспаться он всегда успеет, а кота ловить надо сейчас. Чересчур нервный кот-людоед на вкус демона был слишком полезным в перспективе, если, конечно, удастся установить с ним контакт, чтобы вот так вот запросто выпустить его из зоны видимости. Это ещё не говоря о том, что если тот чего-то боится (а зачем ему ещё было так скоропостижно бежать из гостеприимного Дублина?), то Тео ведь вполне может позволить себе предложить ему защиту, а с должников спрос всегда иной. А это уже звучало как очередной план, которому было бы неплохо дать своевременный и хороший старт. Но сперва стоило всё же остановить и убедить остаться.

Найти в аэропорту беглеца оказалось задачкой не самой простой, но вполне по силам Диккенсу. По крайней мере парень, сидящий на скамеечки, к которой демон так удачно вывернул, выглядел прямо как Коннор Страйдер. Он то Тео и был нужен. Идти напрямую к нему по пустому залу, не скрываясь, было глупо, так что Диккенс, как самый умный, свернул в сторону, заходя к скамеечке со спины Страйдера. Так он по крайней мере не будет маячить у него перед глазами издалека, нервируя и не имея возможности вовремя остановить, да и про элемент неожиданности не стоит забывать, ну и прочие плюсы выбранной стратегии. Лучше плана у него всё равно не было.

- Ну и куда ты собрался? Обидел что ли кто? - Тео предусмотрительно уложил руки на плечи Коннора, прежде чем заговорить с ним, готовый в случае надобности надавить, удерживая в сидячем положении, по его расчётам сил ему должно было хватить. Лично со Страйдером они знакомы не были, но это не мешало Тео общаться с ним как с давним знакомым, почему бы и нет? Он не первый день за ним приглядывал, раздумывая с какой стороны подобраться и как бы расположить к себе,так  что вполне мог себе позволить немножечко фамильярности. - Не хочешь поговорить об этом? Я уверен, что смогу помочь.

На самом деле никакой уверенности у него в том, что он обязательно сможет помочь Страйдеру, не было, но он в любом случае собирался попробовать. Да и не мешала суровая действительность, жирно намекающая, что он ни разу не всемогущ, как ему хотелось бы, говорить совсем иначе, чем он сам думал, ну не зря же придумали ложь! Такой удобный инструмент влияния, грех не воспользоваться.

Теодор, выжидая реакции жертвы своего пристального внимания, самую малость потешаясь над чужой бедой, на пробу сделал пару разминающе-успокаивающих движений руками, так и не убранных с чужих плеч. Навряд ли, конечно, Коннор от подобного вдруг расслабится, но вдруг.

Отредактировано Theodore Dickens (2018-06-24 20:18:37)

+3

4

А Люциферу всегда было до всего, до того, где мышь пробежала, до того, кто Лилит обидел, кто воду колышет среди людей. Ему до всего было дело, особенно когда один из подопечных Ягини срывается с места и поспешно дает деру. И не просто подопечный, а людоед, это на минуточку даже забавно. Было у них давнее знакомство, поди до сих пор Баюн его недолюбливал. Хотя с его бы это, он ведь хотел, как лучше, он ведь думал, сделать так, как будет лучше, накормить, обогреть, воспитать. Кто же знал, что тварь эта не восприимчива к доброте, а иначе ничего и не воспринимает.

Ну ладно, это дело прошлое. Это дело давно позабытое. Что его на этот раз сорвало с места? Чем это его повлекла за собой неведомая даль? Да еще так поспешно. Люц не поленился, заглянул к коту домой, даже крыльями своими ничего не сломал, только отметил общую не прибранность, но это такое, не всем до чистоты есть дело. То, что все было в спешке и дураку становилось понятно, Люц присмотрелся, за окном маячил какой-то придурок, диллер, наверное, ждал своего покупателя, миленький, надо бы навестить на досуге, вызвать пару приступов жалости, глядишь душу облегчит.

А больше тут и делать нечего.

Путь до аэропорта он проследил уже по интернет поиску, хорошо, когда есть некие устройства, спасибо людям и спец.службам, что они вообще есть, эти устройства. Итак, ближайший рейс, ближайший аэропорт. Он даже заморачиваться не стал, нашел ауру кота и материализовался рядом с ним.

- А ты я смотрю себе не изменяешь мой друг, бежишь куда глаза глядят, забыв о том, что в Дублине не все так просто и не все так гладко. О, привет Тео, счастлив лицезреть тебя при занятии, это уже Гавр и КОВ тебя припахали? Или ты так, сам по себе добрый самаритянин? Ты держи его крепче, он силен как черт. – Люц наклонился к Коннору. – Помнишь меня старый друг, добрый враг? Помнишь? Веришь ли?

Верит ли? Он бы не верил, но Люцифер с тех пор прокачался, хорошо прокачался, потому что с тех пор как они виделись, прошли года, много лет на самом деле. И за эти много лет, много поменялось. Он бы верил себе, верил хотя бы в том, что так быстро и так сразу никто никого не убьет.

- Ну и что послужило причиной? Смешинка? Какая-то тень? – Люцифер знал эти кошмары, знал, как самого себя, когда-то и он развлекался подобным образом, заставляя воображение сотворить вокруг ужас и зайтись сердце ходуном. – Или реальное что привиделось? Был в гостях, ты все еще не держишь мой любимый чай, я расстроен, видишь, как расстроен, даже пришел сказать тебе, что паспортный контроль ты не пройдешь, увы, увы.

Люцифер был уверен, что сын удержит рванувшегося в сторону кота. Был он уверен и в том, что уж два демона убедят одного сумасшедшего оставаться на месте. Не место и не время бежать сейчас, вокруг будут творится буйные дела, кто-то должен Ягу прикрыть, сделать так, чтобы все уцелели, а если потребуется и усыпить. Кто-то должен оставаться на своем месте, тем более тогда, когда все только-только вырисовывается.

- Это не маньяк. – Люцифер смотрит на сына, но не понятно, убеждает он кота или сына в том что кот не маньяк.

Улыбка, зато у него солнечная. Совсем не праздничная на самом деле, просто привычная маска для общества. Он известная, одиозная личность, которая всегда должна выглядеть на все сто и сверкать собой на все двести. Иначе его же планы пойдут коту под хвост.

+1

5

Сон оказался в итоге сильнее бури в душе кота. Он ложился на неё как одеяло на очаг огня и душил в корне. Мысль, что он обязан не спать, обязан быть бдительным сменилась другой, ласково нашёптывающей на ушко, что ничего страшного не случится, если он вздремнёт на минутку-другую. Съехав по спинке скамьи в полу-лежачее положение, Коннор закрыл глаза. Незаметно звуки аэропорта стихли и перед внутренним взором подобием снов затанцевали цветные неразборчивые пятна. В таком состоянии норовишь проснуться от любой мелочи, но Коннор проснулся лишь ощутив чужие руки на своих плечах. Испуганно выдохнув, он подскочил на месте и спросонья слабо завертелся, силясь понять, что за дерьмо происходит. Смартфон в очередной раз выскользнул из рук, а вслед за ним из ушей вылетели и наушники, что с весёлым перестуком поскакали в разные стороны. Голос заговоривший с ним, вот так с ходу и продолжавший болтать наплевав на его состояние, только запутывал Коннора, что в первую минуту с неубедительным успехом пытался разобраться в ситуации.
А когда разобрался, сердце его ухнуло прямо в пятки. И, наверняка, ещё дальше. В опустевшем месте начала было зарождаться паника — дикая, неконтролируемая, из-за которой хочешь или бежать куда подальше, или бить морду всему что попадётся под кулак. Дружелюбный тон незнакомца совершенно не успокаивал: с таким дружелюбием змея прощается с мышкой, прежде чем проглотить ту за один укус. Это был конец и каждая лишняя секунда казалось агонической отсрочкой неизбежного. Он был неосторожен, он позволил себе совершить непростительную ошибку и потерял бдительность, и теперь...
И тут нарастающую панику сравняла с землёй огромная волна злости. Он был неосторожен, он позволил себе совершить непростительную ошибку и потерял бдительность. А этот хер с горы совершил непростительную ошибку, решив в одиночку связаться с загнанным в угол котом. Дружелюбный тон незнакомца только сильнее распалял нарастающее раздражение Коннора. Он наконец почувствовал, что пока ему не угрожает опасность, иначе он был бы уже мёртв. Дёрнувшись в «нежной» хватке, он обернулся на незнакомца, смерив его обозлённым и презрительным взглядом сощуренных глаз. Этот парень выглядел знакомо, но что такое «знакомо» для существа, которое видит сотни и тысячи мёртвых и живых лиц каждую ночь. Со временем лица начинают повторяться, превращаясь в парье-маше из тысячи других лиц.
— Да не раньше, чем ты покажешь свой диплом психотерапевта, раз уж мамка не учила тебя здороваться... Помощничек, блять, нашёлся, - процедил сквозь зубы Коннор и с удовольствием продемонстрировал бы своё нежелание принимать помощь от абы кого куда более ощутимыми способами.
Но ловцов на живца оказалось целых двое.
Коннора снова дёрнуло от страха, словно током, когда он резко развернулся к очередной фигуре этого дурацкого спектакля.
— Да ебать... - только и успел в пол-голоса ругнуться он. Люцифера он, конечно, узнал, просто не мог не узнать. Коннор невольно вжался в спинку скамьи стоило демону склониться к нему поближе, при этом морща лицо так, будто не на князя ада смотрел, а на кучку говорящего навоза.
— А чё сразу весь свой гадюшник сюда не притащил, а? Или я достоин только домогательств этого щенка? - Баюн шипел и плевался ядом как мог, его отвращала буквально каждая деталь в объявившихся по его душу «санитарах». Ладони с болезненной силой сжались в кулаки.
И это чувство только обострилось, стоило вслушаться в речи Люцифера. Они ему не угрожали и не обещали набить рожу, но, боги, лучше было бы наоборот. От их приторного сочувствия и участливости хотелось блевануть прямо в их высокомерные рожы. Но хуже было даже не от лицемерия двух демономов — как если бы им действительно было дело до самочувствия Баюна — сколько от того, с какой лёгкостью они его нашли и прижали к стенке, ещё и мягко так, словно он был здесь умалишённым, а не они. Эта мразь, что сейчас нависла над ним коршуном, пока его коршунёнок когстистой хваткой удерживал его на месте, была у него дома, копалась в его вещах, и следила за буквально каждым его шагом. И он ещё говорил об этом так, словно это была самая нормальная вещи на свете, в то время как у Коннора волосы на затылке вставали дыбом.
Они серьёзно считают, что после такого фокуса у него останется хоть малейшее желание принять от них помощь и остаться в стране? Да от такого маньячного сборища только сильнее хотелось сбежать куда подальше. На этой почве фраза Люцифера чуть не вызвала у Коннора приступ нервного смеха, выразившимся в хриплом смешке.
— Если ты сейчас про себя говоришь, попробуй ещё раз, - говоря это, он стал озираться по сторонам. В аэропорту было всё также малолюдно, как и несколькими минутами ранее, а если кто и проходил мимо, то ускорив шаг и предпочитая не слишком задерживать свой взгляд на странной троице. Впрочем, на внезапную помощь от обычных людей Коннор и не расчитывал: даже если бы он и не выглядел со стороны как беспричинно агрессивный мужик, которого пытаются успокоить и удержать аж двое человек, Люцифер б позаботился о том, чтобы всё именно так и выглядело. Он, зараза, умеет.
То, что контроль над ситуацией находился в чужих руках, а сам он был беспомощен, бесило Баюна по-хуже чужого панибраства и лицемерия. Он больше не дёргался под чужими руками, что до сих пор цепкой хваткой держали его на месте, но всем тело был напряжён как перетянутая струна. Баюн уже потерял счет тому, как часто оказывался именно в таком положении, когда казалось бы повлиять на ситуацию, кроме как капитуляцией, невозможно. В такие моменты очень хотелось последовать давнему совету дьявола отбросить всё человеческое да оторвать пару голов железными когтищами. Баюна не будут волновать последствия, даже если это будет смерть от казни — уж лучше умереть от рук знакомых врагов, нежели от лап локального Джека-потрошителя. И пусть тогда они все вертятся без его помощи. Он же по-хорошему дал миру знать, чтоб его все оставили в покое, но нет..!
И в этот миг вместо того, что обернуться чудовищным котом, Коннор лишь смачно плюнул под ноги Люциферу.
— Суки, - уже менее буквально сплюнул он. - Как насчёт такого решения: вы перестанете делать вид, будто вас действительно ебёт, что со мной не так, возьмёте немного вот этого, - Коннор поднял в воздух два средних пальца, которые показательно скрестил и поднял повыше, чтобы даже хрен позади увидел, - и изыдите от меня нахер? Или это недостаточно элегантно в ваших кругах? - съязвил он под конец, разведя руки в стороны, а затем откинулся обратно на спинку лавочки и скрестил руки на груди. На благодушный диалог с парочкой чертей он был не настроен. Пусть тогда сразу оглушают и запирают в каком чулане, раз уж не чураются таких методов как нарушение приватной сферы и проникновение в чужое жильё.
Меньше всего хотелось сейчас коту признаться, даже самому себе, что на самом деле у него сердце трепетало уже от одной мысли, что его действительно оглушат и запрут в месте, где не светит солнце. Энергия подаренная волной злобы и фрустрации уходила и вместе с ней медленно уходили и сами эмоции. А там, глубже, скоро снова закопошатся, подобно червям под землёй, тревога и страх. Но пока что Баюн не подавал виду, смотря надменно и презрительно, словно его пришли не успокаивать да домой обратно тащить, а как минимум развлечь.

+3

6

Кот оказался существом неприятным и грубым, Тео, конечно, заранее знал, что этому парню никто не нравится, но не ожидал, что прямо-таки с порога его начнут осыпать ругательствами и поливать помоями. Ему, конечно. не привыкать, но за державу то обидно. Не так сильно, конечно, чтобы убрать руки и гордо удалиться, но достаточно, чтобы раздражённо вскинуть бровь, выслушивая претензии к отсутствию у него корочки психотерапевта. К слову, Коннор рисковал попасть впросак, век существ долог, кто мешал Диккенсу получить подобную? Вот неловко бы получилось, только у демона ничего такого не было, но он вскользь задумался о приобретении такой прелести, если будет скучно, чтоб неповадно было всяким. Но в любом случае чужие претензии, как и недовольство, не мешали ему продолжать навязчиво нависать над своим потенциальным новым другом и ухмыляться. Кот мог орать что угодно, сколько угодно и как ему угодно громко - Тео не против, лишь бы в самолёт не садился и не улетал к чёрту на куличики или куда он там собирался? Странный, конечно, парень. И агрессивный.

- Фу, как грубо! Тебя так задело, что я не поздоровался? Я исправлюсь, только не шипи. Здравствуй, Коннор! - Тео хотел было издевательски погладить парня по голове, но вовремя вспомнил, что он вообще-то пришёл убеждать его остаться, а не стать ещё одной причиной, по которой тот намылился прочь из Дублина. Но слово, как известно не воробей, впрочем всё не воробей, что не эта мерзкая птица. Диккенс собирался даже сказать уже что-нибудь менее неподходящее для его мирных, в общем-то, целей, но был прерван явлением отца, которому в отличие от него было что сказать сразу же без какой-либо театральной паузы. Миленько. В принципе на этот раз Тео был солидарен с котом в его ёмком комментарии. Где-то ровно до того момента, как он назвал его щенком за что Диккенс ненавязчиво сжал пальцы на чужих плечах, старательно делая вид, что вовсе и не пытается никому тут причинить боль.

- Скорее как добрый саммаритянин, но подобный подвиг обязательно внесу в свой послужной список, если найду время им заняться. - В долгих расшаркиваниях никто тут не нуждался, тем более в относительно честных признаниях, как же он рад видеть отца там, где не планировал с ним встретиться. Тем более что он был не очень-то и рад. Он, конечно, рассчитывал, что один такой на целом белом свете умный сможет своевременно узнать о побеге кота и прибежит его спасать от собственной паранойи, но всё же встреча с Люцифером было не совсем кстати, хотя, учитывая их недавний разговор может быть и более чем уместна. Но хотелось то разобраться с этой небольшой пушистой проблемой самостоятельно! Хотя с другой стороны теперь не ему придётся предметно болтать с этим хамлом. Правда тот всё равно почему-то так и норовил пройтись по самому демону. Но Тео его понимал, он бы на его месте тоже срывался на себе, ну так, на всякий случай.

Кто из них с котом не маньяк по мнению отца Тео не понял, но склонился к мысли, что всё-таки он. Кот, впрочем, предпочёл перевести стрелки - тоже вариант. Демон весело усмехнулся в ответ чужому недовольству, игнорируя печальный факт, что он собеседнику не виден, и только крепче вцепился в чужие плечи, пресекая любые попытки к бегству. Очень уже ему не хотелось играть в салочки с кем-то настолько нервным. Совершенно плебейский плевок Тео сопроводил недовольной миной. Нет, серьёзно, где манеры этого чудовища?..

- Фу! Фу, плохая киса! Как грубо. - Чужие средние пальцы, вскинутые вверх, абсолютно не шокировали его, как и давнее знакомство беглеца с Люцифером. Так себе сенсация. Гораздо больше его расстраивала позиция кота. Это ж надо! Они к нему с добрыми намерениями, а он весь из себя недовольный. Неужели в самом деле считает, что вне Дублина ему с его паническими атаками будет в разы лучше? Глупости какие-то, Тео сокрушенно покачал головой.

- Какой-то ты слишком агрессивный. Нам в самом деле не всё равно, иначе бы нас здесь не было, тебе так не кажется? Да и что тебе даст наше исчезновение? Люци же сказал, паспортный контроль ты не пройдёшь, не веришь ему? - Демон в очередной раз насмешливо вскинул бровь, дивясь чужому нежеланию помочь самому себе пусть и с помощью демонского отродья или как он там их назвал? В принципе если все эти показушные крики и жесты помогут коту стать не таким нервным - демон только за. Лишь бы не психовал почём зря.

- Так что там насчёт диалога? Или так и продолжишь орать и плеваться? У меня вот, например, дел на сегодня больше не запланировано. Могу хоть двенадцать часов к ряду стоять тут и ждать, пока ты успокоишься. И мне не надоест, ты так забавно бесишься, любо-дорого смотреть. А у тебя, Люц? Планы? Идеи? Я вот предлагал ему помощь, а он орёт, щенком называет. Я оскорблён до глубины души или что там у нас, я позабыл.

Тео с трудом воздержался от оговорённого в его квартире "папочка", предпочитая не слишком-то распространяться о вроде бы полезным, но всё чаще создающим проблемы родстве. Ну, щенок так щенок. Сука так сука. Ему в самом деле не жалко. Как и продолжать этот практически бесполезный диалог, изначально он, конечно, нацеливался на переговоры, но раз уж они пока не случились, то пытаться включить все свои дипломатические умения он даже не пытался. По крайней мере в отличие от Коннора, он хотя бы ни в кого не плевался и вёл себя вполне пристойно. Ну, подумаешь, немного издевался в словесной форме, с кем не бывает. Он же самую малость, да и всё равно Люцифер уже здесь, куда ему тягаться с его умением договариваться? Он вполне готов удовлетвориться должностью силовой поддержки на этот раз. А может быть и нет, смотря что произойдёт дальше.

+2

7

Люцифер рассмеялся, ну хоть что-то в этом мире не менялось. Куда бы не носило кота, он всегда оставался простым русским парнем, хамом и дебоширом. Хоть что-то не менялось, слава папе и прочим святым, которые удерживали это животное среди живых. Иначе стало бы на порядок скучнее.

О да, их давнее знакомство Люц помнил, но все больше смутно и в подробности решил не вдаваться, чтобы не насиловать и без того измученную психику кота.

- Ты мне, дорогой, кот что скажи, чего это тебя разлюбезно понесло из страны, да еще в такое мирное время, да еще и без Ягини. – Люц покачал головой и ловко перехватил билеты на самолет, еще чего не хватало, выпустить добычу, когда она вот она, уже почти дома на диване отлеживается. – А весь мой гадюшник, в отличии от меня занят делами поинтереснее кто-то спит вот, например, кто-то уехал отогреваться на Гавайи и только мне приходится следить за тем, чтобы ты по-прежнему не творил глупостей. Как будто и не было всех тех лет, смотри-ка, даже эпитеты те же, я в восхищении. Тео, смотри и запоминай, как надо ругаться, когда-нибудь где-нибудь тебе это пригодится, наверное, не факт конечно.

То, что кот будет не доволен оно и понятно, такие планы оборвались. А вот то, что он так агрессивно среагирует на почти рядовое убийство – это подозрительно. Люцифер кивнул Тео, и хмыкнул.

- А не хочешь ли ты поведать мне, на кой черт тебе податься так далеко и так сразу захотелось? Не было ли у тебя гостей? А может охота в последний раз была интересная? Говорят, орудует кто-то из «людоедов». – Люцифер наклонился чуть ниже. – А ты, когда последний раз пытался, м? Пытался напасть на человека чтобы его сожрать? Смотри сколько их тут, бери не хочу.

Люцифер обвел немногочисленных пассажиров аэропорта рукой, втравливая в свои слова желание, желание пойти на поводу. У них с Баюном свои счеты были, квест, который Люц все никак не мог пройти, не смотря на все ухищрения.

- Ты не волнуйся, я освободил для тебя весь день, как только узнал, что мой старый друг в плену опасных заблуждений, видишь, даже подмогу помоложе привел, вдруг не справлюсь с тобой, старым, прожорливым, пушистым котом. Так что скажешь? Поохотимся?

Люцифер всегда, всегда при встрече с котом первым делом проверял того на прочность, наверное, потому тот его и ненавидел так люто, и шипел, а удрать все равно не смог бы, не для того сюда пожаловал сам Люцифер. Тот улыбался только шире.

- Прости милый, дел у меня нет, а ты есть, почему не достать тебя до требуемого состояния. Ты же понимаешь, что неизвестный, убивший василиска, скорей всего уже мертв, остается найти его тело и выяснить что была за чертовщина? Или ты полагаешь, тут местный маньяк за существами, я тебя умоляю, кому мы сдались, тем более такие откормленные как ты. – Люц ласково потрепал кота по макушке, не удержался.

Он был искренне привязан к этой тушке, сам не знал почему. Потому что тот был людоедом, потому что тот умел ворчать, ругался, ненавидел его, потому что был честным. Да, наверное, за последнее он любил его особенно сильно – за честность. За реакции, на которые можно было не обращать внимания, пока тот совсем не зверел, за его любовь к крепким словечкам и попыткам жить самостоятельно.

- Ты хоть знаешь, что за тобой пригляд настроен? Нет? Ну как обычно. – Люцифер пожал плечами, кот так ничего в этой жизни за последние годы и не понял, но что удалось уловить Сыну Зари, так это страх. Страх он не любил.

Страх всегда был плохим советчиком. Страх был подспудным, где-то внутри сидел, там Люцифер добраться не мог, только вытравить его из кота другой эмоцией, не менее сильной. Хорошо, что тут был Тео, он хотя бы удержит эту тварь, когда она выйдет из-под контроля.

У малыша должны были быть способности Лиллит, а та никогда не стеснялась пускать их в ход.

- Так что тебе известно из того, что не известно нам, что мы торчим у всех на виду, без кофе и без возможности нормально поговорить. И не шипи, ты же в курсе, на меня это уже несколько столетий не имеет воздействия.

+2

8

У обоих демонов были столь разные реакции на него, что это было смешно. Но смеятся Коннору не хотелось, только взвыть от отчаяния. Силки смыкались туже, но они не причиняли боль как цепи, не натирали шею и лапы до крови. На него словно набрасывали тёплый плед, слишком плотный для железных когтей, опутывающий мягко и крепко как смирительная рубашка. Оно не причиняло боль, но если не высовывать голову из-под одеяла слишком долго, начинаешь задыхаться.
Замечание про корочку психотерапевта было, забавным образом, намного более серьёзным, чем предполагал изначально саркастичный тон кота. На дипломе можно хоть узнать чужое имя, поэтому Коннор лишь презрительно фыркнул, когда демон с ним поздоровался. Уж лучше действительно удивил бы кота, предъявив доказательства образования в области психологии. Коннору точно не помешало бы немного психотерапии в его жизни. Но каждый раз когда ему советовали записаться на приём, он в лучшем случае смеялся. И что же он расскажет дяде аль тёте мозгоправам? Что в прошлых жизнях он был монгольским воином, африканским рабом, гиганстким котом, пережил чуму, умер от лучевой болезни, а в этой жизни благодаря сверхъестественным умениям видит прошлое и настоящее? Получить неверный диагноз параноидной шизофрении было бы не слишком весело. А тем, кто мог дать ему верный диагноз, Коннор не хотел вверять свою раздолбанную психику — слишком большой рычаг давления даст он в чужие лапы. Уж лучше самому, плохонько, но уверенно.
В грудную клетку, меж ребёр, словно вгоняли спицы каждый раз когда он вдыхал и выдыхал слишком глубоко. Сегодня он справлялся плохонько как никогда.
Когда Люцифер наклонился и поднял его смартфон, по-хозяйски водя пальцами по экрану, Коннор резко утратил любой намёк на ершистость. Он уже не удивиться, если окажется, что тот знает пароль от его телефона, но менее жутко от этого не становилось.
— Эй, а ну вер... - он уже было подорвался с сидения, чтобы отобрать свой телефон, но чужие руки быстро усадили его обратно. Так и не доведя свои слова до конца, он до боли в челюсти сжал зубы и буравил мрачным взглядом Люцифера, что продолжал размашисто глаголить на пару со своей подпевкой.
Под этим одеялом было душно и жарко. Цепляясь за остатки злости, он продолжал сжимать и разжимать кулаки, стараясь игнорировать мерзкое чувство, как его пальцы соскальзывали по покрытой потной плёнкой ладони. Хотелось их вытереть, впрочем, Коннор хотел очень много вещей в этот момент, от которых ему перекрыли кислород. Например, хотел набрать побольше воздуха в болезненно сжимающиеся лёгкие и окатить двоих подхалимов ещё более ядрённым потоком брани, чем до этого. Агрессивный и грубый? О, наивный птенчик, это он только разогрелся. Разогрелся и затух. И теперь Коннора трясло.
От возмущения. Эки молодцы какие, нашли в плотном демоническом графике аж целый день для увещеваний одного психически побитого кота. Вот бы они с таким же энтузиазмом находили время расследовать убийство Василиска, тогда и не пришлось бы никого отлавливать, успокаивать и за шкирку волокти обратно. Коннор не сочёл помощничка Люцифера боле достойным ответов, но от слов самого дьявола опешил и не сумел не ответить.
— В Дублине людоеды перевелись, раз ты в меня сейчас пальцем тыкаешь? - он хотел звучать агрессивно и грубо, но голос дрогнул и чувствовалось как он балансирует у края нервного срыва. Коннор не смотрел куда его просили смотреть, в упор пялясь прямо на нависшего над Люцифера, и в глазах его прескался ужас. Соблазн скребся об стенки желудка, что оставался пустым с самого пробуждения. Пальцы невольно вцепились в сумку, ища застёжки на боковых карманах, но он не мог прямо на чужих глазах достать синий флакончик, коих он захватил с собой столько, сколько у него ещё оставалось дома, и выпить его содержимое. Действие вчерашней дозы слабело, а в аэропорту, экая издёвка, становилось люднее. Коннор не желал смотреть на окружающий его буфет словно спонсированный KFC для людоедов. При мыслях о KFC он попытался отвлечься от нашёптываемого ему соблазна, представив целое ведро куриных крылышек, но лучше от этого не стало — голод только стал сильнее, впервые дав о себе знать слышимым ворчанием. Коннор зажмурил глаза и пытался не задохнуться. Его трясло.
От чувства непреодолимой беспомощности. Его лишили любых путей отступления, ему не разрешали сопротивляться. Всё уже было решено за него.
— С каких пор охота среди белого дня перестала быть глупостью, от которых ты меня якобы защищаешь?
Он звучал так словно сейчас расплачется, и даже спрятал голову в ладони, но по мере того как Люцифер продолжал говорить, он отнял руки от лица. Он не заплакал. Он засмеялся, и нужно отдать ему должное, смех у Коннора был приятный даже когда он находился на грани слёз. И заразительный.
— То-то ты чуть ли не слёзно умолял Ягу погадать тебе хоть что-нибудь, раз никакой опасности больше нет... Гандон лживый, - Коннор откинулся на спинку скамьи и снова закрыл лицо ладонями, при этом не переставая громко хихикать. - Чё, думал я не узнаю, а? Лапы убрал, говноед, - всё ещё смеясь, словно это была самая лучшая шутка в его жизни, он ударил Люцифера по руке, которой тот его только что погладил. Он терпеть не мог близкий телесный контакт, тем более когда инициатором оного был не он сам, а какие-то непрошенные хера с горы. Но сейчас он даже не злился, ему было только бескрайне смешно. Происходящее казалось абсурдным ситкомом и на миг он поверил, что это не он сейчас сидит на лавочке, зажатый с двух сторон, а кто-то совсем другой, который был беспростветным долбаёбом, раз думал, что его затея с побегом так легко удастся. Ему было физически больно от каждой секунды смеха, но он не мог остановиться и не хотел, продолжая ржать до тех пор, пока ему не начало казаться, что сейчас он вот-вот потеряет сознание. Сразу перестало быть весело — он слишком боялся того, на что способна была эта парочка и на что она готова пойти лишь бы довести его до «требуемого состояния». Каким бы оно ни было.
— Я бы пожрал, - тихим, бесцветным голосом ответил Коннор, опустошённый после приступа нервного, напряжённого веселья. - Нормальной жратвы. - с нажимом добавил он, вновь в упор уставившись на Люцифера и предупредительно подняв указательный палец.
Дышалось уже легче, но он чувствовал себя как посреди руин, оставленных ушедшим торнадо.

+3

9

Ничему учиться у Коннора демон естественно не собирался, не смотря на сомнительный отцовский совет. Хотя слушать его было занимательно - столько брани и вся для них. Тео в принципе весь обратился в слух и своеобразный барьер для телодвижений кота. То, что жертва их пристального внимания его проигнорировала, обращаясь исключительно к Люциферу, было ожидаемо и даже логично. Будь Диккенс на его месте, он бы сделал так же. У них даже долгой и запутанной истории знакомства не было, с чего бы обращать на него внимание? Впрочем, стоило, конечно. Но это детали, о которых сам демон распространяться не планировал. Он уже привык к пренебрежению со стороны и отлично использовал против других. Змей вот тоже посчитал его юнцом, а закончилось всё совсем не так, как тот планировал - и Теодора полностью это устраивало, как и легенда, что он щенок, слабак и кем там его ещё считали по незнанию? Ну, а пока на него не обращали внимание - он слушал. Слушал, что говорят, запоминал, даже уже подготовил пару вопросов отцу, если вдруг случится встретиться с ним не по делу, а просто так, что вряд ли, конечно. И пока один обвинял другого, а второй безуспешно оправдывался, искренне возмутившись происходящим, он просто аккуратно прощупывал происходящее в голове у беглеца.
И это было интересно.

Удержав Коннора от попытки отобрать телефон, Диккенс задумчиво перевёл взгляд на отца. Так много слов и недовольства, неудивительно, что он здесь. Кажется, для него этот хамоватый типчик значил в разы больше, чем для Тео. Видимо, придётся отступить, хотя цель у них всё равно одна - не дать сбежать. Да и играют они на одной стороне. На стороне Люцифера, что совершенно неудивительно, а значит Диккенс ничего не теряет, оказавшись полезным, но не единственным спасителем. Собственное не то, чтобы вынужденное, но и не совсем добровольное молчание его не тяготило, он даже не пытался обратить на себя внимание. Он слушал. Слушал и чувствовал чужой страх и панику, недовольно морщась от сомнительного коктейля. Прислушивался, вычленяя из вороха эмоции совершенно не нужные, которые стоило бы затенить, убрать пусть и временно.

Навряд ли он смог бы повлиять на кота, не будь тот в столь не уравновешенном состоянии. Но он был. Ослаб. Голоден. Так много оков, так много проблем. И все случились с одним несчастным котиком, который просто хотел сбежать. Куда, конечно, непонятно и зачем, учитывая, что Яга оставалась в Дублине. Но желание то было понятное. Не то чтобы демон его разделял, но понять, пожалуй, мог. Особенно изучив всё это поближе. Город, где существ стало подозрительно много и совершаются громкие убийства нельзя назвать самым безопасным местом в мире. Но это вовсе не означало, что в других будет спокойнее. Осталось только донести эту мысль жертве их семейного развлечение под кодовым названием "спасение утопающих".
Но слова Тео оставил отцу. У того лучше получалось, да и Коннор его слышал, даже отвечал. Миленький у них диалог получался, конечно. Парень не удержался от смешка. Лживый гандон. Это ж надо.
Какой милый котик.

Приступ истерического, но удивительно заразительного смеха был Тео на руку. Он был не так хорош, как Лилит, но сейчас вполне мог залезть в чужую голову, задвигая страх подальше. Уж лучше пусть он злится на Люцифера, или на него, или на обоих вместе взятых. Со злостью можно работать, но страх затмевает глаза и голова начинает работать не в ту сторону. Все эти его бежать, прятаться - это всё им не на руку. Будь спокоен, Коннор, вот что Диккенс транслирует ему в голову. Он сосредоточен и аккуратен. Никаких лишних эмоций, никаких резких перемен настроения - кот с этим и сам отлично справлялся. Спокойствие, вот что ему нужно. Чтобы рассудок взял вверх над паническими мыслями, над страхом. Он даже не пытался заставить его довериться или расслабиться, слишком сложно. Велика вероятность, что сорвётся.
Просто будь спокоен, Коннор.
Уже совсем не страшно.

- О, аппетит проснулся? Наш пациент идёт на поправку. У меня машина на парковке брошена, вполне можем покинуть это гостеприимное местечко с помощью неё. Или иначе - мне не принципиально. Ты же не будешь пытаться сбежать, да? - Тео, не переставая прислушиваться к чужому сознанию, включился в беседу, предлагая варианты. Способы перемещения отца быстрее и удобнее, но можно ли так перекинуть сразу троих? Тео не в курсе, слишком уж редко они с отцом пересекались. Раньше редко. Сейчас всё чаще. И непонятно хорошо это или плохо.
Но, наверное, хорошо.

Будь спокоен, Коннор.

Демон не спешил убирать руки с чужих плеч. Вот ещё. Чёрт его знает, как кот отреагирует на вмешательство в его эмоциональный бедлам из вне. Но должен был, конечно, успокоиться, чтобы в его случае это не значило. Иначе Тео сильно расстроится - столько сил потратить и всё зря. Озвучивать свою подрывную деятельность он, конечно же, не стал, но Люцифер, наверное, и так догадался с чего бы его вечно неуёмно болтливый сын сосредоточенно молчит.

Отредактировано Theodore Dickens (2018-07-13 23:54:49)

+1

10

У Люцифера была одна задумка, связанная с этим котом, но тот так активно сопротивлялся помощи, что хотелось сослать его в Африку пугать носорогов. Вот и совершай добрые дела, нигде даже не зачтется ему то, что он добровольно участвует в устранении очередного психоза у кота шизофреника. Люцифер не знал точно диагнозов, но к психотерапевту точно кота бы записал, хотя бы для того, чтобы тот помог ему с приступами тревоги.

Наверное, это тянулось из прошлого. От хозяев, рабства, цепей, людоедства, вынужденного и не вынужденного. Наверное, ему стоило сочувствовать, но у каждого тут стоящего были свои травмы, которые привели их туда, куда уж привели.

Люц посмотрел на сына. Сожалел ли он, что оставил его одного, на воспитании какого-то третьего демона? Нет. Дал ли он ему больше, чем мог, тоже нет? Воспитал бы он из него сейчас второго себя? Нет. И он не хотел. Он хотел, чтобы его ребенок прошел свой жизненный путь, прошел от начала и до конца, чтобы он делал ошибки, боялся, жил, знакомился с теми, кто не знал Люифера и дружил с теми, кто не придет к нему с просьбами познакомить с папой.

Он сделал ему подарок, когда отказался от него. Но этот подарок он сможет оценить не скоро. Тео был упрямый, красивый и слишком напоминал Лилит, которую Люцифер обожал.

И такими вот размышлениями он вернулся к коту, который уже не рвался никуда, сидел вполне смирно и дулся. Иначе это назвать было сложно.

-С каких пор, средь бела дня покупать билет в неизвестный город стало модно. На тебя кто-то напал? Кто-то приходил к тебе? Ты что-то знаешь обо всем этом и умалчиваешь? – Люцифер подался чуть ближе, лаская взглядом лицо кота.

Они были слишком хорошо знакомы, слишком многое в них было одинаково, слишком хорошо Люцифер знал этот голод, эту охоту поесть, быть сытым, довольным, урчащим. Слишком давно он подбивал кота сорваться, но все никак не удавалось.

Аэропорт — это глупость, все это глупость, которая не стоила и выеденного яйца. Но тем не менее подручный Ягини сорвался в самоволоку, это стоило отметить отдельно. И сорвался он настолько быстро, как будто за ним гнались черти. Черти к слову не гнались.

- А мы со старушкой милейше поболтали и пришли к выводу что делать дальше. А вот на тебя у меня подозрения, что ты знаешь больше чем говоришь. Познакомься повнимательнее, это Теодор Диккенс, он представитель КОВ, практически по официальной причине здесь. Ты можешь сорваться и натворить дел, не так ли? Ты можешь напасть на человека и раскрыть нас? Поэтому я здесь. Все мило чинно и благородно.

Люцифер все еще ласково улыбался, по какой-то не ясной ему самому причине, он даже любил этого кота, по-своему, так, как любят тех, кто редко, но метко доставляет проблемы.

- Ну раз ты готов поесть, а Тео готов нас подбросить до нормального кафе, то поднимайся, не волнуйся, твою сумку я подхвачу, в ней ведь нет ничего интересного? Правда? Тео? Далеко стоит твой машина, проводи молодчика, пока я отменю его билет, нечего зоря деньги расходовать.

Люциферу даже к стойке подходить не пришлось, он просто внушил девушке что по билету отмена и успокоился на этом. Нечего было тратить время на тех, кто этого не стоил. Паника кота была понятной, даже нужной, он действительно мог что-то знать, что-то чего не хватало Люциферу для полной картинки, раз уж тот так тесно общался с Ягой.

- ну что, уже смирился с участью. Могу вызвать клининговую компанию, почистить твою берлогу, за свой счет конечно, но не волнуйся, воровать вещи они не станут. Нам, пожалуйста, в адекватное кафе, где подают хотя бы кофе, а не бургеры, я все знаю Тео и бургеры – нет!

+1

11

Он находился посреди руин собственных мыслей и это чувство было таким... свежим. Словно кто-то наконец-то проветрил комнату, в которой годами стоял воздух. Было спокойно, несмотря на усталость. Коннор широко зевнул и, прикрывая рот рукой, снова посмотрел куда-то в сторону, иногда краем глаза поглядывая на Люцифера. Тот вцепился в него как клещ, продолжая наворачивать вокруг него круги, всё надеясь, вытащить из него то, что он так жаждал.
(Сужающиеся круги.)
Да чёрт с ним, пусть кружит.
(Кто ещё будет со мной так заигрывать, ха.)
— Ага, был, - слабо усмехнувшись ответил Коннор и неожиданно резко вытянул шею, чуть ли не сталкиваясь нос к носу с Люцифером. - Ты. - издевательски широко улыбнувшись, Коннор уперел палец в лоб архидемона и оттолкнул его лицо немного от своего. Прямо-таки игривый жест, «ненавязчиво» напоминающий о существовании такой вещи как личное пространство. Люциферу определённо стоит её попробовать, ему точно не повредит.
— Ты скорее всего не знаешь об этом, - снисходительно начал Коннор, - но когда невозможно почувствовать себя в безопасности даже у себя дома, это очень неприятно.
Чувство спокойствия действовало на Коннора стимулирующе. Он почувствовал себя увереннее стоило ощущению, будто он загнан в мышеловку, пройти. Он всё ещё не доверял обоим демонам и навязанную ему помощь принимал не слишком охотно, но теперь он не сопротивляйлся мягкому обходу с собой.
— А когда защищающие мою безопасность органы как раз те, кто лезут в мой дом — это неприятно вдвойне. Прямо не знаешь куда бежать от столького внимания. - он сокрушительно покачал головой и снова не смотрел на демона. Он не ожидал понимания и сочувствия — в такие времена слёз на всех не хватит, а в чужих слёзах Коннор не нуждался. Своих хватало. Ему просто хотелось, чтоб от него наконец-то отцепились, перестав изображать сердобольных. Неужели так тяжело сказать прямо, что тебе нужна информация, а не чужая симпатия. Ах да, точно, тогда же и отказать прямо можно будет.
— Я всегда знаю больше говорю. Я, например, знаю обо всех случаях в твоей жизни, о которых ты предпочёл бы забыть и не вспоминать, настолько стыдно, - Коннор был до неприличия нагл и когда Люцифер наконец-то представил своего компаньёна по имени, тут же обернулся к тому. - И про тебя тоже наверняка много чего интересного вспомню, если постараюсь. Не хочешь сказочек послушать, Тео? - у Коннора казалось бы совершенно отсуствовали промежуточные настроения. Как только он успокоился, отпущенный страхом и злостью, на него напал приступ истинно кошачьей нахальности. А может просто недавний смех ещё не до конца выветрился из его головы, ибо теперь ему снова было смешно. Смешно, что он позволил запугать себя тени из окна, смешно, что его так быстро вычислили, смешно от того, в какую неловкую ситуацию он вляпался. Смешно и от того, каким же жалким и презренным червём он только что был. Как он чуть ли не скулил от малейшей царапинки на слишком хрупком, хрустальном щите, как пытался плеваться ядом, которого у него и в помине нет, надеясь отпугнуть умных дядей.
(Какой же я всё же слабак, ахах.)
(Ещё и тявкать нагло продолжаю, словно завтра отменили, ой боже.)
Покачивая головой в такт несуществующей музыки, он нетерпеливо барабанил пальцами по коленям, пока демоны договаривались о поездке обратно. Коннор был разочарован, но только чуть-чуть. Он надеялся, что может они никуда не поедут, а поедят прямо здесь — скоро должны были открыться кафешки в аэропорту. Он очень хотел жрать и не хотел ждать.
(Совсем не хотел.)
Он и от бургеров ранним утром не отказался б, которые только что запретил Люц. Но ничего не сказал, ведь решения здесь принимает уже давно не он. Лишь продолжал улыбаться будто всё это было не более, чем маленькой неурядицей между хорошими приятелями. На приятелей же не обижаются почём зря, не правда ли? Так что Коннор без сопротивления принимал чужие решения. Он уже проиграл, к чему ещё дёргаться.
— Смотри не урони — Яга очень огорчится, если лишится своей коллекции красивых флакончиков. И не только их, - Коннор не стал договаривать. Одним тайником меньше, одним больше — если Люциферу так сильно жжёт желание копаться в чужом белье, то от ещё немного копаний хуже уже не будет. В сумке кота он точно не увидит чего-то такого, что уже не видел у того дома. Если только разноцветных бутылочек в сумке было больше и в них плескалась прозрачная жидкость. В чистом виде она ужасно горчила на языке, но быстро теряла любой вкус стоило её добавить в любое блюдо или напиток. Очень удобно! Особенно учитывая тот факт, что благодаря этой горчащей «водичке» Коннору не приходилось тратить практически весь свой месячный бюджет на неделю непрерывного обжорства. Хотя даже с лекарством он ел очень много. И мысль, что сейчас его накормят совершенно бесплатно, была приятной.
Когда пришла пора отрывать свой зад от скамьи, Коннор встал на ноги довольно энергично. Только поморщился на миг: одежда неприятно липла к потной коже и складывалось такое ощущение, будто там успело образоваться болото. Особенно в районе задницы.
— Тебе серьёзно стоит выучиться на психотерапевта, Тео, - заговорил со своим сопровождающим Коннор, пока они шли наружу, а Люцифер был занят и ещё не успел их нагнать. - Я чувствую себя так легко и свободно... это просто потрясающе. А от ночных кошмаров твои золотые ручки случаем не помогают? - на последних словах уголоки губ соскользнули вниз, превращая непринуждённую улыбку в кривой оскал, когда он остановился, чтобы повернуться лицом к демону.
Суммарно Баюн прожил достаточно долго, чтобы знать, когда его эмоциональное состояние выравнивается само, а когда ему «помогают» выровняться. Не нужно было говорить, что ему не слишком нравилось, когда в его голове копались без спросу, причём даже больше, чем если бы копались в его квартире. Коннор предпочитал пребывать в уверенности, что хотя бы хаос царящий в его мыслях и чувствах принадлежит только ему, а не является достоянием обещственности. Даже если эта «общественность» сейчас присутствовала здесь во всего одном-единственном лице.
На улице всё ещё было чертовски солнечно и в данный момент солнце стояло так, что его лучи светили прямо в глаза Коннору. Даже щурясь, он больше не мог разглядеть в ярком свету лицо Тео.
— Кстати, раз уж ты спрашивал не буду ли я больше сбегать... - задумчиво начал Коннор, глядя куда-то в сторону, чтобы глаза не сожгло солнечными лучами. - А что мне будет, если я всё же попробую? - сказать, шутил он сейчас или пытался поддеть демона провокационными вопросами было сложно, даже заглянув в башку Коннора. Он сам не знал, зачем он задал этот вопрос.
Он мог, конечно, вот прям сейчас взять и очень эффектно превратиться в маленького котика да сигануть обратно в аэропорт. Вопрос только в том, был бы ли в этом поступке хоть какой-либо смысл. На самолёт его точно не возьмут, даже за красивые глаза. А жаль. Реальность, которая ждала Коннора за пределами аэропорта была некомфортной и жутко кололась.

+2

12

Никаких сказочек Тео слушать не хотел. Ни сказок, ни занимательных историй из чьей-либо из присутствующих жизни, особенно своей, если совсем начистоту, ни советов, ни наставлений. Ему хотелось убраться подальше из аэропорта, где их милое трио уже явно не вписывалось в местную атмосферу нервозности и суетливости. Да и его сомнительные спутники, один другого изощрённее в своих выражениях и вопросах, отлично ворковали без его участия, даже вмешиваться никакого желания не было. Особенно ему не хотелось козырять своей причастностью к КОВ и радостно сообщать кто он такой. Понятное дело, что Люцифера каждая собака знала, а вот у него подобных проблем не наблюдалось, и он был бы не против, если бы всё так и оставалось, но, видимо, не судьба. У отца, как обычно, своё видение ситуации. Демон недовольно дёрнул головой, то ли качая ею в знак отказа от занимательных историй, то ли подчёркивая свою разочарование в этом их несанкционированном собрании сочувствующих и не очень.

Коннор веселился. С чего ему стало смешно, Тео мог только догадываться, но уточнять не спешил - на самом деле ему бы не хотелось знать причину. Как и причину симпатии Люцифера к этому сомнительному типчику. Ему было достаточно, что  кот больше не боится своей тени и не пытается впасть истерику, ну а отец всецело занят их беглецом, не особо отвлекаясь на него самого. В принципе в том, чтобы быть относительно безмолвным помощником были свои плюсы. Ну а вот от кофе и завтрака он бы не отказался. Да и вождение должно было отрезвить. А ему ведь в самом деле очень не хватало ясности мышления, всё-таки сказывался ранний подъём. Да и предыдущие ночи почти без сна на пару с красочными кошмарами.

- Справлюсь,- почему бы ему и не справиться с сопровождением местного гуру брани? И не с таким справлялся. Теодор, проворно переместившийся из-за скамейки, дождался, пока кот поднялся и двинулся в сторону парковки следом за ним, держась на полшага позади. Не то, чтобы он верил, что кот решится на побег, но лучше перебдеть, чем потом носиться по аэропорту в поисках милого котика. Оборачиваться в поисках Люца ему никакой нужды не было - он то уж их точно нагонит. Даже скорее всего толком и не отстанет. Свежий утренний воздух бодрил, хуже кофе, конечно, но хоть что-то, а вот обернувшийся к нему Коннор с явной претензией не то, чтобы радовал. Никакой симпатии Тео к нему не испытывал, так что его выкрутасы не доставляли ему извращённой радости. Впрочем, он и не сомневался, что тот догадается, что успокоиться ему помогли. Слишком очевидно. И всё же вздрогнул при упоминании кошмаров. Кто бы ему от них помог, а.

- Боюсь, что с кошмарами тебе придётся справляться самостоятельно. Я не готов терпеть тебя слишком часто, ты не в моём вкусе,- демон пожал плечами, отвечая на оскал давно отработанной вежливой улыбкой. Ему не было стыдно за вмешательство в хаос в чужой голове. Более того, если понадобится - он повторит. Ну а психотерапевтом становится ему точно не улыбалось. Ему бы свои проблемы решить, куда уж там влезать в чужие. Да и глядя на Коннора, которому явно не помешало бы пара сеансов у вправляющего мозги на место доктора, он только всё больше убеждался, что помощь страждущим - это не его.

- А что мешает мне помочь тебе встретиться с твоими страхами ещё разок? Не думаю, что тебе нравится бояться собственной тени, - даже понимая, что его лица коту не разглядеть из-за солнца, Тео всё же не удержался и злорадно подмигнул жертве их с Люцом пристального внимания. И правда, что ему мешало вернуть всё как было и даже усугубить? Что ему мешало усилить голод? Подтолкнуть к преступлению, о причастности к которому так гнусно намекал Люцифер? В мире так много способов остановить убегающего на самом деле. Один другого хуже. Он бы может даже принялся перечислять первые десять, пришедшие ему на ум, но отвлёкся на отца.

- Ну и чем тебе не угодили бургеры? Отличная еда. Быстро, сытно и я хотя бы знаю, где их в это время падают. Ладно, допустим, уговорил, садитесь,- Тео кивнул в сторону машины, совершенно не правомерно брошенную им на парковке для инвалидов - его мало волновали потенциальный штрафы, он спешил на рандеву с котом. Открыл машину, даже распахнул заднюю дверь перед носом Коннора, приглашающе махнув рукой в сторону сидения, и сел за руль, дожидаясь, пока все остальные участники их сомнительного шоу, последуют его примеру. Он вполне справедливо считал, что Люц сам справится со своим старинным приятелем, если тот всё-таки вздумает сделать когти, ну, а он поможет.

С трудом вспомнив относительно недалеко приличную кофейню, открывающуюся в столь неприличную рань, Диккенс тронулся с места, особо не соблюдая правила и превышая допустимые скорости. Агрессивно-быстрая еда бодрила и успокаивала одновременно. По крайней мере желание придушить кота, если тот вдруг всё же начнёт рассказывать сказки, заметно поуменьшилось, да и навряд ли у всех вокруг в самом деле было так много свободного времени, как анонсировалось чуть раньше. Дела-дела. У некоторых тренировки и самую малость двинутый на дисциплине начальник, которого навряд ли устроит в качестве причины неявки свидание с отцом, хотя кто его знает. Смотря как подать, конечно. И всё же. Не особо аккуратно затормозив перед дверьми и в самом деле уже открытого заведения, Тео обратился к пассажирам.

- Приехали, никаких бургеров и сносный кофе, как заказывали,- желание исключительно забавы ради мелко напокастничать и привезти их прямиком к бургерной демон подавил в зачатке, решив, что это слишком по-детски даже для него. Так что подтвердив, что в кои-то веки соизволил сделать так, как его просил Люцифер, он с чувством выполненного долга покинул транспортное средство, тут же, не отходя, закурив. Из-за чужих психозов его утро началось совершенно не так, как он привык. И, кажется, теперь у него был шанс хотя бы частично восстановить справедливость и всё-таки примириться с ранним подъёмом.

- Постарайтесь никого не убить, не напугать и вообще сделать так, чтобы я мог сюда приезжать и дальше. Мне здесь нравится.

По-хорошему он был готов даже покинуть эту занимательную парочку, если его, конечно, попросят. Не хотелось бы - это ведь получается он зазря поднялся ни свет ни заря, но и спорить с Люцифером у него желания не было, более того, он вполне допускал, что диалог у этих двоих получится более плодотворным без его присутствия. А информация важнее, чем его чувство собственной важности. Ну а доверия кота он своими выкрутасами с влезанием в его голову без официального разрешения на подобные непотребства точно не заработал, не то чтобы он в самом деле пытался.

+1

13

Люцифер расхохотался, кот если что и знал, то маленькую толику того, из чего состояла его жизнь. И постыдного в ней было, разве что мольбы к отцу, вернуться домой. Но вряд ли кот имел ввиду именно это. Кстати тип начал наглеть, значит выходил из своей комы ужаса и страха, значит пребывал себе в полном здравии и стоило дотащить его до дома и бросить на растерзание его собственным демонам.

Страхи, неуверенность, паранойя, нестабильность психики и людоедство, ну не мечта ли? Мечта, каждого демона, который хочет свести с ума, развести на непотребства, заставить жить желаниями, внутренними желаниями. Хочешь есть – ешь, хочешь спать, спи. Люцифер знал кота так давно, встречались, как-то раз.

Знал так давно, что уже и забыл, каков тот на самом деле. А мурчит только на ручках Ягини, скорей всего, да и то, только когда в голове не так буйно. Страшная жизнь, странная, одни ограничения, одни клетки из самого себя, не удивительно, что так несет.

- Ну раз ты перешел на шутки и нападки, тебя явно миновала участь забиться в дальние дали и расстраивать женщину твоей мечты, очередным приступом. Ты смотри, пропей какие-то травки, для стабилизации что ли, а то страшно смотреть. Да и не смотреть тоже страшно. – Люц вышел первым, выбрал столик, сделал заказ, зная, что жрать кот любит, а платить нет, заказал всего и побольше, себе только кофе, сыну кофе и второе.
Черт его знает, что любил или не любил Тео.

А вот то, что Баюн прихватил снадобья о многом говорило. Хотел в нору забиться, подальше и наподольше, перетерпеть и, если он бежал, а у котов чуйка на неприятности, значит дело тут совсем не так весело, как полагал люцифер и как скорей всего полагал Гавр. Черт. Придется встретиться с собратьями по крыльям и обсудить происходящее, придется поднять вопрос об усилении магического фона и ор Миши, он уже предвидел.

- Чертовски все это не удобно, ты жуй жуй, гоняться за тобой, вылавливать еще, Тео подрывать ни с того ни с сего, делать нам больше нечего. Побежишь в следующий раз, свору спустим. И посмотрим так ли старый твои кости, как ты иной раз ноешь.

Люцифер мил кофе, действительно не такой плохой, как тот мог бы быть, действительно не все так кошмарно, как могло бы быть в это утро. Кота перехватили, сына повидал, жив, здоров, боец, петушится, почем зря, опять. Не то чтобы это не умиляло, но напоминало о том, что сам он уже не молод, слишком не молод и как бы не выглядело тело, мозги его слишком далеко от того, чтобы быть как раньше.

- Если ты побежал, значит почувствовал изменения, значит что-то сдвинулось. Не в убийстве дело, не так ли, не только в нем, коты бегут от землетрясения, спасая свои жизни, бегут так быстро, что не угнать. И ты, как истинный кот, спасал свою жизнь. Так от чего? Что должно случится, что случилось? Маньяка по городу не ходит, увы и ах, если бы он был, я бы его уже нашел, по городу ходят слухи, слухи о колдуне, который знает ритуал, который закончится плохо. Ты, наверное, их слышал, наверное даже чуял, так что там? Что за теми слухами кроется такого, что ты бежишь, бросая все?

Люцифер поставил пустую чашку на стол, как ставят точку в разговоре. Он слишком хорошо знал своих собеседников. Кот будет юлить и язвить, потом рванет опять бежать, такого его натура. Тео будет прислушиваться, запоминать, потом попробует все это использовать против Люца, ничего нового. И все же интересная выдалась встреча.

+2

14

Эйфория от фальшивого чувства спокойствия стала сходить на нет. Опустевшее место стала заполнять тоска. Чертовски хотелось чтобы его кто-либо пожалел, погладил и ласково сказал, что боятся действительно нечего. А в итоге приходилось щурить глаза на слепящем солнце, слушать издевательские речи Тео и ждать. Действительно, а что этому засранцу стоит? Удивительно только, что он этого до сих пор не сделал, авось кот был бы тогда покладистей, если б его запугали до высранных кишок. Но убирать чужие кишки, наверняка, тоже не весёлая работа. Да и вообще иметь дело с Баюном было, наверняка, не слишком весело. Чересчур заносчив и хамоват, чтобы говорить с ним на равных, чересчур слабоволен и труслив, чтобы с ним было интересно биться на равных, недостаточно умён и хитёр, чтобы он был частью вот этого вот большого Плана с большой буквы. Что по сути был лишь бесконечной чередой манипуляций и спрятанных за спинами ножей во имя один бес знает чего. Всё это слишком давило и теперь уже захотелось обратно домой, где можно спрятаться от всей этой суеты и отдохнуть. Только вот отпускать домой его явно не собирались — из него ещё попытаются выдавить пользу на прощание. Впрочем, ничего нового, поэтому Коннор лишь тихо ждал, пока за окном автомобиля проносились улицы Дублина.
Кафе действительно было милым. Он мог бы здесь зависать время от времени, но естественно никогда этого не сделает. Когда в последний раз он вообще посещал кафе?
Когда принесли кофе, Баюн чуть ли не залпом выпил половину и обжёг себе рот. Матерясь сквозь зубы, он уже достал одну из множества бутылочек и небрежно вылил её содержимое в кружку. И снова выпил залпом. Теперь осталось лишь набить желудок и приглушить голод, пока лекарство не подействует.
Люцифер задавал слишком много вопросов. Коннор замер прямо во время еды, сверля архидемона хмурым взглядом, пока тот своим грязным пальцем пытался расковырять хоть какую-нибудь брешь в Баюне. Не то чтобы их было мало, не то чтобы поддеть корку от незажившей раны было сложно. Проблематичней было скорее то, что в итоге оттуда польётся, но кажется Люцифера не пугали такие перспективы. Ха, а почему собственно должны, если он являлся королем христианской духовной клоаки.
Ничего не сказав и лишь слегка оскалившись в ответ, Коннор продолжить есть, игнорируя добрых саммаритян напротив. Он не торопился, жуя задумчиво и праздно смотря время от времени по сторонам. Раз уж господа выделили на его котейшество аж целый день, то к чему спешить.
Большинство котов понятия не имеют, что такое землетрясение. В их простом сознании не существует такой сложной терминологии, там нет места определениям и уж точно кошек не волнует доскональное изучение этого вопроса. В какой-то момент животина просто чувствует, что что-то идёт не так, как должно идти, а затем следует банальная цепочка инстинктивных реакций. Коннор сегодня не сильно отличался от такого паникующего кота. Он понятия не имел, что конкретно могло так его переполошить, но звериная чуйка упорно твердила брать лапы в руки и драпать. Баюн привык ей верить и чувствовал огромную досаду от того, что все остальные вокруг него этой чуйке верить не хотели. А если и верили, так вставали на горло и бросались в самое пекло, безмозглые сорвиголовы.
Прошло уже много сотен лет, мало где уже найдёшь густые рощи, в которых можно прожить на голых проводах животных порывов. Сейчас Коннор сидел в приличном кафе, с ним вели рациональный человеческий диалог и вместо «беги, дерись, умри» он должен был говорить. Искать определения, применять сложную терминологию и изучать насущный вопрос.
(Потому что иначе меня не выпустят из ловушки.)
Скорее всего он поймёт чуть лучше в чём дело, если попытается покопаться в обрывках своего сна.
Только вот он не очень хотел. Не хотел принимать участия во всём этом расследовании, впутываться даже кончиком хвоста в это хитросплетение интриг и обоюдоострых подлостей. Это не его работа. Его работа — сидеть тихо и не палить контору, чем он как бы уже на протяжении почти десяти лет занимался. И он прекрасно с ней справлялся! Но этого ведь было недостаточно, не правда ли?
Коннор давно закончил есть и улёгся головой на сложенные на столе руки. Он до сих пор ничего не сказал, просто думал, как ему выпутываться. Но все пути сводились к тому, что ему так или иначе придётся распутывать клубок в своей башке и наконец бросить этим двоим псинам то, что им от него было нужно. Коннор недовольно поёрзал на стуле. В какой-то степени ему теперь самому стало интересно, что же его так переполошило, проклятая человеческая натура — вечно нужно куда-то лезть, что-то трогать... разламывать на кусочки. Он спрятал своё лицо и прикрыл глаза. Даже когда он записывал сны, они оставались лишь обломками воздушных замков, а без записей бегать за пылью было нелегко. Она скрипела прямо на глазах, неуловимая, но оттягощающая.
Коннор не заметил, что так и заснул, убитый стрессом сегодняшнего утра. Неожиданный поворот, правда? Допрашиваемый засыпает прямо в середине допроса и ныне сопит чересчур умилительно для почти тридацатилетнего мужика. Прошло ровно семь минут с тех пор как Баюн заснул, а ему показалось будто он тонул там, в черноте, целую вечность. Когда он резко распахнул глаза, его стала бить дрожь.
— А, блять! - его голова раскалывалась от недосыпа. Это видение было слишком быстрым, слишком ярким, его следы горели даже после пробуждения — отвратительное чувство. Он был заперт, глубоко и далеко от любых глаз, наедине со своей злобной и раскалывающейся на осколки сущностью. Он ненавидел подземелья, охрану, клетки, он не мог дышать в этой западне, но это было не самое худшее. Ему не нужно было дышать и от этого пытка растягивалась в вечность. Впервые за долгое время он не чувствовал голода — его душило перенасыщение; избыток энергии жёг его в этой тесной темнице. Он был чертовски зол и желал избить до кровавых соплей всё живое вокруг себя, как только станет чуть просторнее.
Дзынь.
В этот миг словно выключили лампочку, которая грозилась вот-вот лопнуть от перенапряжения в сети. Коннор удивлённо уставился на вилку, вполне себе обычную, металлическую, которую только что играюче разломал на две части. Испуганно вжавшись в диван, он отшвырнул половинки вилки от себя и впился нервным взглядом в демонов, что стали свидетелями этого проишествия.
— Да ну нахер, - если у него и существовало терпение, то только что лопнула последняя нить. Коннор подорвался с места, собираясь ринуться прочь. - Ну всё это в жопу... И что вы теперь сделаете, а?
Почему-то он не побежал, хотя всё в нём кричало бежать, бежать, бежать и не оглядываться.
— Может в смирительную рубашку запакуете или наконец-то оглушите и довезёте обратно без лишних слов? Может память сотрёте в конце-то концов, или вам лицензию на это ещё не выдали? - уперев кулаки в столешницу, Коннор навис злобно шипящей тенью над одним из демонов. - Вы ведь прекрасно, знаете, пидорасы, что это будет не единственная жертва, да? И если я не стану одной из них, то клянусь Велесом, я точно не задержусь в этом ссаном городишке, чтобы увидеть какая жопа здесь начнётся, как только эти тупоголовые засранцы закончат чем бы они там не занимались. - Коннор глубоко вздохнул, а затем развернулся на каблуках и пошёл в противоположную сторону.
— Всё, до свидания, не самолётом, так на поезде сбегу, да хоть вплавь.
Коннор знал, что никуда не уйдёт — ему не позволят. И если понадобится даже охрану приставят, особенно после его громких, почти что пророческих слов. Он сам не до конца понимал о чём сейчас болтал, у него не было ничегошеньки на руках: ни имён, ни целей, ни ингридиентов, ни координат. Только огромных ворох ощущений — чужих и обжигающе ярких. Такие сильные сны ему редко снились. Давно уже не снились. И это вызывало отвратительное предчувствие...
...неизбежности.

+2

15

Только довезя своих коллег по раннему подъёму и сомнительным по своему смыслу и качеству разговорам до кафе, Тео наконец ощутил насколько он устал. Чувство не из самых приятных и вовсе не из тех, что способствуют удачным переговорам, благо он с момента появления Люцифера уже и не был главным по разговорам. Пару часов назад, подрываясь, чтобы перехватить Коннора, он чувствовал себя в разы бодрее и происходящее вокруг ему нравилось больше. Раньше в целом всегда было лучше. До того, как он решил успокоить Коннора, чтобы облегчить его перемещение из точки А в точку Б под конвоем. До того, как он по уши вляпался во всё происходящее в Дублине и потерял своё право притвориться непричастным к происходящему и безболезненно брать время на передышку. До того, как по ночам его стали одолевать кошмары и сам сон всё больше стал похож на его жалкую пародию.
И всё же его нынешняя накопившаяся усталость не была достаточным резоном просто уйти, раз уж его не попросили покинуть поле словесного боя, или окончательно отключиться от происходящего, позволяя этой славной парочке дальше обмениваться колкостями в своё удовольствие без его участия. Долг, хотя, конечно, всё больше природная осторожность настойчиво велели слушать и запоминать. Следить за нервным котом, анализировать слова отца, стараясь не отвлекаться на собственные мысли, не касающиеся дела. Это всё Тео, к счастью, хорошо умел и любил, но происходящее ему всё равно не нравилось. По его внутренним ощущениям он возмутительно быстро сжился и главное, что смирился, с ролью бодигарда кота. И больше всего его в этой ситуации угнетало, что защищать этого неприятного типчика нужно было от его же демонов. А это, в общем-то, было в разы сложнее, чем уберегать от чьих-то злых умыслов и разного рода физического урона. Для последнего нужно было в основном просто присутствовать и внимательно следить за окружающим миром, и это было просто. А ему в силу специфичности защиты приходилось прислушиваться к происходящему в голове кота, стараясь не забывать, что это всё чужие страхи, а не его. Не его голод. Не его усталость. Не его горечь. Не его тоска. А ведь так созвучно на самом-то деле с тем, что было у него на душе. И всё же не его.

Тео благодарно кивнул удивительно заботливому отцу, принимаясь за принесённый улыбчивой официанткой кофе. Страшный она, наверное, человек раз может в такую рань искренне улыбаться их сомнительному трио. Диккенс вот улыбаться не мог, зато мог жадно пить кофе, чудом не обжигаясь и насмешливо ухмыляться в недра кружки, понимая, что Люц со всеми разговаривал одинаково и он вовсе не был избранным. Это было даже немножко приятно. Ну а уж, что его отец был мастером сложных и неудобных вопросов, которые выплёвывал со скоростью пулемёта, он и так знал. И по старой доброй традиции каждый из произнесённых им вопросов был поводом для ещё десятка и не на один не ответил Коннер. Упрямый засранец.

Тео его не понимал. На его вкус гораздо проще было ответить Люциферу и уйти, когда он потеряет к нему интерес, чем соревноваться с ним в умении ждать и мериться силами. Идиоту было ясно, кто победит. Впрочем, кот был удивительно находчив - просто взял и заснул, уткнувшись носом в свои руки. Прекрасно. Тео остро захотелось дать ему смачного подзатыльника и вытрясти уже нужные Люцу, нет, всем им, ответы, которые у Страйдера явно имелись. Он в самом деле не понимал, почему тот молчит - ему же ясно дали понять, что сбежать с их тонущего корабля ему никто не даст, а значит в его интересах помочь им залатать уже имеющиеся дыры, не допустить новых и спастись. Но Коннор был почему-то иного мнения. Жаль, очень жаль.

Отвлёкшись на собственные мысли и кофе, имеющий печальную тенденцию заканчиваться, Тео проморгал момент, когда кот очнулся от своего недолгого сна и выругался. Демон даже вздрогнул от неожиданности, но быстро справился со своим удивлением, переведя заинтересованный взгляд на их любителя ругани и психозов. По его ощущениям тот снова был близок к тому, чтобы впасть в панику, но при этом уже смирился с тем, что его попытки к бегству будут пресечены. Очень странное сочетание эмоций. И всё же он сломал вилку в своих руках, окончательно потерял контроль над собой, вскочил, навис над столом и вещал в очередной раз не по делу. Тео устал от этого цирка ещё в аэропорту и ради попытки пресечения очередного акта наскучившего ему представления даже прервал свой односторонний обет молчания, не пытаясь скрыть ни разочарования, ни усталости.

- Коннор, ты не думал, что если ты просто ответишь на вопросы, мы тебя отвезём домой и оставим наедине с твоими психозами? Ты же не идиот, ну,- Тео поморщился, отставляя кружку и сбрасывая с себя сонное оцепенение, в которое впал, ожидая пока их почётный гость соизволит выспаться. Страх быть убитым Тео ещё со скрипом понимал. Нежелание помочь пресечь то, что так ювелирно проворачивали прямо под носом у всех заинтересованных - нет. В конце концов кот не был похож на того, что запросто выживет в одиночку и ему явно нужна была помощь из-вне, как бы он не гоношился. А уж заявление об очередном побеге в этот раз уже на поезде, видимо, для разнообразия было сродни острой формы идиотизма. У Диккенса во взгляде читался немой вопрос: серьёзно?..

- Да он просто издевается,- Тео ни к кому не обращался, просто жаловался. И злился. Злился, потому что понимал, что кот не просто так снова попытался смыться, не просто так предпринял эту отчаянную и заранее обречённую на провал попытку уйти. Ему что-то приснилось. Наверняка. Они же поэтому его и искали - вещие сны. Им нужно было узнать, что он видел. А он снова пытался рвать когти. Демон бросил короткий взгляд на Люца и встал следом за их общим нервным знакомым, двигаясь быстро и решительно, догнав Коннера за пару шагов и уронив ему на плечо удивительно тяжёлую для него руку, удерживая беглеца и наклоняясь к его уху, чтобы не спугнуть местный персонал своими угрозами - не было у него желания ещё и их отвлекать.

- Если ты сделаешь ещё шаг, я тебе обещаю, я разбужу всех твоих демонов. Каждого. И оставлю с ними наедине и буду повторять процедуру, пока ты наконец не перестанешь разыгрывать драму каждые десять минут,- Тео сомневался, что исполнит угрозу, но недостаточно явно, чтобы его можно было заподозрить в блефе, но при этом совершенно не сомневался, что у Люца в случае крайней нужды найдутся аргументы получше его. У него они всегда имелись в количестве, но у Тео никогда не получалось делать вид, что он отличная садовая мебель, а кот его уже откровенно бесил своими порывами творить хуйню, чтобы он смог заставить себя остаться на месте и предоставить двум старым друзья разобраться самостоятельно. Такое ощущение, что им тут всем заняться больше нечем, кроме как утешать кота, которому всё надоело. В общем-то, только кот и считал, что они все не в одной лодке, гордясь своим плотом, который уже торжественно шёл на дно.

- Сядь на место и начни уже отвечать на вопросы.

+2

16

Кот скалился и молчал, сын пил кофе, Люц наслаждался мнимой тишиной и тем, что больше никто не огрызается. Хотя, это было странно, очень странно, Кот как минимум долен был реагировать или он прокачал в себе буддиста и терпение, или действительно знал больше, чем сам Люцифер. Как он не любил такие ситуации, когда сам себя мог перехитрить и обдурить, интересно, что же задумал Коннор в итоге, и стоит ли с этим мириться или стоит навестить его чуть позднее, без Тео?

Кофе был не таким плохим, как казалось по вывеске. Вообще не такое уж плохое место на самом деле, если задуматься. Люц грешным делом даже пожалел, что не всегда он успевает изучать новые рестораны, забывая за своими делами о том, что есть еще и развлечения. Надо как-то использовать этот элемент в своей жизни, иначе она превращается в одну работу, а это скучно.

- Ну что, уже не так хочется кинуться мне на шею и растерзать? – Он наблюдал за тем, как кот медленно поглощает еду и думал о том, что этот хитрец принял лекарство и спровоцировать его не получится. А жаль.

Охота кота это было особое удовольствие, там присутствовали и выжидание, и хождение по самому краю и самое главное, смертоносный удар был мгновенен, раз и все. Кот был быстр, практически неуловим и вряд ли кто-то из КОВ и даже Гавриил, смогли бы найти потом его следы.

Люцифер тяжко вздохнул. Его миссия состояла в том, чтобы вернуть эту бестолочь домой, а не доводить до охоты. Но так хотелось…

- Заснул, ну надо же, какой милый, когда спит, так по нему и не скажешь, что идиот полный. – Люцифер умиленно и с сожалением смотрел на спящего Баюна. Тот ведь мог сбежать, усыпив их, мог уйти, просто встав со стула, ну да, они нашли бы его, но это было бы потом.

Чего он ждал? Чего хотел? Что ему на самом деле было нужно от этого побега?

- Твоя проблема, Коннор, не в том, что ты псих, хотя в этом что-то есть, красивое и милое. Твоя проблема в том, что ты себя не используешь, а знаешь, что бывает с теми, кто себя не использует? Они приобретают таинственные возможности, потому что их способности начинают работать не так, как надо. В итоге все ломается, Коннор, все ломается, и ты вместе со всем этим.

Люцифер говорил тихо, для спящего и для Тео. Наверное, больше даже для Тео. Потому что, ну посмотрите на этого кота, он должен есть людей, получать бумажку каждый день и есть людей, питаться их мясом и кровью, тогда он не будет сходить с ума и бояться самого себя. А что он делает вместо этого? Правильно, он пьет травки и жрет обычную еду, а его способности, его способности к охоте превращаются в подавленные идеи и мысли.
А подавленные идеи и мысли идут дальше, выплескиваясь в психические травмы и прочую ерунду.

Как легко это прочитать, как легко это ощутить. Люц даже не касаясь разума этого существа, видит все это.

- С добрым утром, дорогой, не выспался, как жалость. Так как на счет ответов на мои скромные вопросы? Я не так много прошу, милый, правда. Могу попросить больше, но у тебя платить нечем, а жаль, очень жаль. Когда мы только встретились, ты был таким милым и таким другим. Что сделало с тобой время, ужасно.

Люцифер усмехнулся, он все еще ждал ответов на вопросы и чем больше упрямился кот, тем больше хотелось сломать то, что так долго строилось. Люцифер все еще пытался улыбаться, но, кажется он нащупал границы своего терпения и теперь кот ходил по краю, как он любил. Шаг в сторону и все, и больше ничего не будет, шаг в другую и все изменится.

Тео видимо тоже устав от выкабениваний Коннора не выдержал и высказался. Люц одобрительно кивнул, все еще надеясь обойтись мирным путем. Он всего-то хотел знать, что видит этот безумный, что гонит его вперед и если это какое-то пророчество, которое никто не знает не видит не слышит, то Люц хотел о нем знать. Знать наперед, а не тогда, когда вся страна погрязнет в крови.

- Ты ведь не за свою шкуру беспокоишься так, милый. Не упрямься, я всего лишь хочу быть в курсе. – Опасная нежность скользит в голосе, такая острая, такая тонкая, от нее рушились города когда-то, от нее умирали люди.

Люцифер хорошо держит себя в руках, меняет маски, то ласков, то небрежен, то внимателен. Он играет на нервах, как на хорошо отлаженном пианино, он филигранно выбирает клавиши и давит на них. А иногда как на струнах гитары, оттягивая то одну, то другую, пока струна не начнет петь так, как ему надо.

Люцифер улыбается.

А кот поднимается и пытается уйти. Ни один мускул не дергается на лице Люцифера, вслед за котом поднимается Тео и только теперь, только сейчас Люц видит, что сын давно вырос, видит наглядно, потому что он разбудит всех демонов, он может, в нем спит Лилит, в нем спит сам Люцифер, сил в парне столько, что кот еще пару лет будет сам от себя бегать. Люцифер сидит на месте, окаменевшей статуей. Если Коннор не вернется, придется встать и задействовать и свои силы.

+2

17

Коннору только и оставалось, что натянуто усмехнуться, скаля зубы, на слова Тео, прежде чем развернуться и уйти. Парень явно не думал в долгосрочной перспективе или же просто не успел подумать. Но Коннор прекрасно знал, что одноразовой помощью дело не обойдётся. Никогда обходится. Они обязательно придут снова, чтобы вытрясти из него то, что они хотят узнать, с каждым разом всё чаще и чаще, пока им понадобятся от него не только урывки информации, но и другие услуги. Баюн слишком хорошо знал, в какие рельсы его сейчас пытаются впрячь, да что там у некоторых особ он уже прочно сидел на крючке. Но у Гидры хотя бы была совесть просить о подсказках по-человечески, а у Кощея — доставать исключительно по электронной почте.
У этих двоих засранцев же совести не было никакой, но при этом им искренне не нравилось его поведение. Сотрудничество былов данной ситуации ключом, только Коннору категорически не нравилось, что за дверь этот ключ открывает.
(Цари, блять, недоделанные, это расскажи, тут прогнись и не ломайся, ты ж не идиот.)
Выбирая сотрудничать с ними, он выбирал огромное поле граблей. Выбирая им противодействовать его ждало точно такое же поле. Любой его выбор было заведомо провальным и причиняло в лучшем случае неудобства. А ведь он всего лишь хотел себе закуток, где его не будет постоянно бить по лицу железо.
Поэтому от угрожающего тона Люцифера и угроз Тео Коннор точно не почувствовал себя благосклоннее или более согласным сотрудничать. Повернувшись к Тео, он улыбался, и на секунду, всего на одну секунду ему хотелось сказать тому «А давай.» Растопчи осколки до песка. В этот роковой миг Баюну было действительно интересно насколько всё может стать хуже, что ещё не успело поломаться в нём. Окнуться с головой в горящий ад и так пока он наконец не разобьёт себе башку насмерть и не забудется до следующего пробуждения. Или навсегда. Коннор до сих пор не знал существовал ли хоть какой-нибудь лимит жизней, но исходил из убеждения, что сказки про девять кошачих жизней — вовсе не сказки.
Поэтому вместо того, чтобы попросить убить его морально, Коннор просто молча плюнул Тео в лицо, а затем одним крепким точлком повалил того на землю. Со всей злости, что до сих плескалась жирной жижей на дне, выплескивая в одно это движение всю свою фрустрацию и ненависть. Сев поверх своего недавнего «телохранителя», пока тот не успел прочухаться, он наклонился к его лицу и прошипел:
— Сел. Доволен? - снова пародия на усмешку. Коннор уже даже не боялся огрести в ответ, как за эту наглость, так и за то, что он только что перепугал немногих посетителей и рабочих кафе. Он подпёр голову ладонями и продолжил в упор пялиться на Тео, ровно до первых движений с его стороны, если тот всё же решит на виду общественности поцапаться с нервным котом.
— На вопросы отвечать им, блять, надо. Может лучше сами возьмёте и посмотрите, чё я там видел, потому что больше, чем «мне приснилась какая-то неведомая хуйня и мне теперь страшно» я вам не расскажу. Могу только симпатично приукрасить. - на Люцифера он больше не смотрел, от его тошнотворно сладкого тона хотелось выблевать съеденное прямо в его самодовольную рожу.
Прекрасные эти мастера демоны — превратить чужую голову в кавардак они умельцы, а тихо-мирно подсмотреть, что нужно в этой голове, то у них внезапно или лапки связаны, или головушка болит, или уровень недостаточно прокачен для таких умений. Эти говнари наверняка думают, что ему нравится испытывать их терпение и тратить их время, а проблема была в том, что он действительно не мог рассказать им больше, чем уже успел упомянуть. Но они этого в упор не хотели видеть и продолжали ковыряться в нём кучей бесполезных вопросов. Складывалось такое ощущение будто этим двоим, несмотря на всё своё раздражение, было больше не к кому пойти, вот они и плясали с бубном вокруг упрямого кота, хотя вроде как проблема с его побегом была, по сути, уже решена.
Чёрт, да та же Сирин рассказала бы им в десять раз больше и охотнее, чем он, но нет же. Впрочем, проводить пиар-компанию других существ-предсказателей было уже поздно и приходилось расхлёбывать то, что подали. Честно, Коннор в этот момент даже был готов без всяких но и если ответить на вопросы, например, какого цвета была неведомая хуйня и насколько страшно ему было по шкале от одного до десяти. Как и был готов к тому, что правильных вопросов, разумеется, не последует, как всегда.

+2

18

Манеры кота оставляли желать лучшего. Его желание покончить с жизнью чужими руками в самом деле начало утомлять. Так откровенно нарываться на агрессию в свою сторону мог, наверное, только Баюн и не очень, в общем-то, понятно почему. Желание сжечь его или в самом деле свести с ума у оказавшегося с его лёгкой руки на полу излишне расслабившегося и уже пожалевшего об этом демона было велико, только в этом, к сожалению, не было никакого смысла. Ни ответов, ни адекватного сновидца-пророка они после подобных экзекуции не заимеют. И вместо того, чтобы потешить самолюбие в край оборзевшего представителя рода кошачьего своим раздражением, попытками вырваться, в самом деле довести его до грани или хотя бы недовольными комментариями, Диккенс расслабился, со скрипом держа себя в руках, но как обычно делая хорошую мину при плохой игре, смотря на Коннора снизу-вверх с плохо скрытым интересом потенциального палача и мысленно записывая в несуществующий блокнотик его не увенчавшуюся успехом попытку плюнуть ему в лицо. Обязательно сочтутся. Позже.

- Рад, что ты в состоянии выполнить такую простую просьбу. Удобно? - Тео мрачно заулыбался в ответ склонившемуся к нему Страйдеру, всерьёз задумавшись чего вот ему не сиделось дома. Им всем. Психозы кота и его искреннее возмущение тем, что но кому-то сдался, раздражали. Собственное положение, вероятно, должно было быть по мнению кота для него унизительным, но Диккенс всё больше ощущал внутри себя гремучий коктейль из раздражения, усталости и неуместного веселья. Какой храбрый кот, не смотря на своё положение, продолжает показывать когти и зубы. Какой милый парень. И как он только прожил так долго? Даже интересно сколько у него знакомых, желающих свернуть ему шею. Они ведь с демоном знакомы всего день, а он уже готов войти в этот список.

Теодор недовольно заёрзал, устраиваясь на полу поудобнее и не испытывая ни грамма стыда или смущения. Довольный своей выходкой кот хотя бы не пытался больше убежать, улететь, уплыть куда глаза глядят, так что пусть сидит, раз нравится. Он потом к нему обязательно заглянет в гости. Позже. Уже без отца. И выполнит свою угрозу, ох, с каким удовольствием он её выполнит, кто бы знал. Но не сейчас. Сейчас он слушал, даже толком не озаботившись душевным состоянием окружающего персонала. А он ведь просил не делать ничего такого из-за чего он бы не смог сюда приходить. Какой же Коннор всё-таки неприятный человек, а.

- А пока сидишь на мне не так страшно что ли? - удержаться от комментариев было выше его сил. Он в самом деле не понимал логики Страйдера. Не проще ли было сразу обозначить свою проблему? Объяснить? Обойтись без половины нелестных характеристик, отвешенных друг другу? Впрочем, Диккенс всё равно не мог посмотреть, что ему там приснилось, а страх чувствовал и без подсказок Коннора. Как и панику. И злость. Полный набор. И никакого желания снова его успокаивать не испытывал, только если усугубить. Как-нибудь сам переживёт.

- Просто опиши, что помнишь, сложно что ли? - и впрямь странная проблема. Взять и рассказать что-то для известного любителя сказок, пусть и совсем не детских и не о добром и светлом, не должно быть сложно. И судя по всем его репликам язык у него был отлично подвешен. Тео вздохнул и просто велел себе расслабиться, продолжая разглядывать с комфортом устроившегося на нём бессмертного суд по всему кота. Бесит.

- Встать не хочешь? Если вдруг хочешь познакомиться поближе - можешь сказать об этом прямо, не обижу, - Диккенс, искренне надеясь, что этот зацикленный кошмар наяву скоро уже закончится и он сможет смыться домой, чтобы наконец-то выдохнуть и может быть даже поспать, поднялся на локти, замер на секунду и, не особо беспокоясь о Конноре, просто сильно толкнул его в грудь, принуждая сползти уже наконец с него и дать ему подняться, отряхнуться и лениво потянуться. Было бы мило, если бы этот цирк с конями происходил не в компании Люцифера, впрочем лучше бы его вообще не происходило. На отца в поисках поддержки он не оглядывался по многим причинам, начиная с той, что в помощи вроде бы и не нуждался и заканчивая пунктом, который напоминал, что помощь и поддержка Люцифера очень специфическая.

Насколько он знал, отец тоже не имел счастливой возможности ознакомиться с чужими мыслями, иначе их встречи были бы ещё более неприятными для него же. А за неимением такой способности у Люцифера Тео мог ему врать и недоговаривать, и это не раз уберегало его от очередных сомнительных тем, на которые он говорить решительно не хотел. Так что вариантов в конце концов уже что-то узнать не так много. А если этот воинствующий герой слова и собственных страхов снова начнёт залупаться, то проще его убить, ну или отвезти домой, и смириться с тем, что кроме того, что что-то грядет, что и так было понятно, они не узнают.

+2

19

Люцифер ждал, больше тут нечего было делать на самом деле. Баюн был не из тех, кого легко сломить или обломать через колено, нет, он мог долго и успешно крутится, выскальзывая из рук. Но не сегодня. Не тогда, когда он был на грани, у самого своего предела, не тогда, когда он сорвался уезжать не пойми куда от испуга, от страха. Черт бы его побрал, упрямого осла, не кот, а одно наказание.

Но смотреть за противостоянием сына и Баюна было интересно. Люц сложил руки на столе и молча разглядывал обоих. Один ободранный, потасканный, матерый, второй потрепанный, но все еще юный, порой даже слишком юный, порывистый, весь нараспашку. Когда-нибудь и Тео обтешут, сделают его более замкнутым, более благоразумным, но пройдут столетия, прежде чем это случится.

Столетия, полные подобных вот стычек, когда кровь ударяет в голову, когда кажется, что ты прав и точка. И за этой точкой больше ничего нет.

Когда кот не выдержал и все-таки сорвался, Люцифер молча поднялся из-за стола. Нет, он был уверен, что сына справится, но наблюдать за происходящим не было ни сил, ни желания. Но ему еще удавалось держать себя в руках, сказывалась подготовка папули и война с братьями.

- Я всегда полагал, что ты намного умнее чем кажешься. Видимо, я просчитался в этом направлении. – Разочарование было наигранным, кот как был многомудрым идиотом, так им и оставался все это время. Другой бы уже давно научился использовать весь свой арсенал, а этот все еще играл в человека. – Но ты все еще путаешь меня и мастера по чужим мозгам, какая жалость. Но в одном ты прав, я могу посмотреть, если ты мне расскажешь словами через рот, дорогой.

Люцифер подходить не стал, эта свора двух великовозрастных детей могла бы продолжиться и без него, единственное «но», он пока не получил ответы на свои вопросы. Ментальные практики, на которые тут активно намекал кот, ему были не очень-то и доступны. Он мог бы убить, да, но влазить в чужие мозги и смотреть что там за мусорка, о нет, увольте. Ему и без способностей хватало информации обо всем происходящем.

Например, он точно знал, что кот давно не жрал. Ну что ж, ему же хуже как говорится. Что Тео мог бы вышвырнуть пушистую жопу из кафе он тоже знал, так или иначе, он ознакомился с его личным делом в КОВ и понимал, что Гавр не просто так числится в этой организации. Парню повезло что его натаскивает лучший из лучших.

Ну да ладно.

Он мерно прошелся вокруг композиции, рассматривая собственный маникюр. Может стоило уже сходить и записаться на обновления? Интересно, жив ли тот мастер, что работал с ним в последний раз, кажется парень собирался умирать. Может и умер уже. Забавные эти люди и их психозы.

- Я так понимаю, ты не помнишь, что именно тебя настолько перепугало, что ловить тебя пришлось аж в аэропорту. Вряд ли это был какой-то заурядный кошмар и информация о последних убийствах. Как жаль, что в последнее время ты плохо питаешься. – Люцифер потрепал, сидящего на его сыне кота, по загривку. – Возможно и память улучшилась бы. И сил прибавилось бы.

Он отошел, и встал за спиной Тео, когда тот, наконец спихнул с себя кота. Ну что ж, кажется больше они ничего сделать тут не могли, разве что запереть эту живность дома и посмотреть, что будет дальше. Люцифер так и собирался в общем-то сделать, только уж больно кот бесил, хотелось раскатать его по полу и оставить тут.

- Думаю, мы закончили. Спасибо, Тео. – Люцифер посмотрел на Коннора и хмыкнул. – Мы еще встретимся дорогой, дороги нынче крайне узкие, если ты понимаешь, о чем я.

С этими словами он позволил себе наконец то, что хотелось сделать давным-давно, исчезнуть из кафе отправляясь по своим делам. А перед этим заглянуть еще раз к коту и оставить самому себе маячок на всякий случай. Мало ли что еще может случится.

+1

20

Очередное неверно принятое решение осело на языке ядовито-кислым привкусом, пока Коннор пялился на недобро улыбавшегося демона. Он ничего не ответил на саркастичный вопрос Тео, хотя нет, сидеть на ёрзающем демоне было не слишком удобно, но кошки — удивительные создания — могут с удобством полежать даже на кактусе. Поэтому Коннор не торопился вставать и продолжал смотреть, дивясь терпению этого парня. Коту не очень нравилось, что тот сейчас так сдерживается, ибо видел по ненавидящему взгляду — при следующей встрече пощады ждать не стоит.
Наверное, это было неизбежно. Не оправдал чьи-то ожидания, не сделал того, чего от него упёрто требовали и на те врага в копилочку, чтобы спать отныне с одним открытым глазом. Очевидно демон был обозлён и разочарован таким отказом в кооперации да и общей наблагодорностью за «успокоение» души метавшейся. Правда, меньше душа метаться не перестала — чужое вмешательство было панацеей мало того, что непрошенной, так ещё и не слишком долговременной. Точно также как демоны искренне не понимали, почему кот не идёт им навстречу, кот не понимал почему он вообще должен идти на встречу двум маньякам, которые лезли куда их не просили чересчур напористо и далеко дальше приличных границ.
Стоило предполагать, что последствия у такого столкновения абсолютно противоречащих друг другу интересов будут, мягко говоря, малоприятными. Возможно, было бы умнее сдайся он ещё на аэропортной лавочке, и в радостном экстазе побежал резать мирных граждан прямо среди бела дня. Мысль была отвратительная, потому что сдаваться на чужую милость Баюн не любил и никогда не полюбит, но она была хотя бы чуть-чуть смешной.
— Всегда рад быть всеобщим разочарованием, - с едкой насмешкой парировал Коннор.
Увы, убедить весь мир в собственной бесполезности у него откровенно не получалось и это растраивало, потому что пользоваться всем своим «арсеналом» ему совершенно не хотелось, тем более ради чужой выгоды. С большим удовольствием хотелось весь арсенал вырвать из своей груди вместе с парой органов в обмен на пару сотен лет спокойной жизни где-нибудь на лесном отшибе. Какой толк от оружия, когда им хотят пользоваться все, кроме его хозяина. Уж не лучше ли избавить его от этого проклятия и дать кому-то более охочему до таких умений? Цепь сильна ровно настолько насколько сильно её самое слабое звено, а Баюн так ослаб за последние сотни лет, что проще было его вырвать из общей пряжи и бросить в свободное плавание. Потонет он или нет уже должно быть его собственной, а не чужой проблемой. Поэтому благодарности он не станет испытывать, даже если они в наказание привяжут его хвостом к межгороднему поезду и пустят прокатиться между Дублином и Белфастом, заставляя носом пересчитать каждую перекладину рельс на пути туда и обратно. Демоны сами решили потратить на него время, а гарантий что это время будет проведено с пользой он нигде не подписывал и потому вины за собой не чувствовал. Только сожаление, что всё обернулось вот так резко и мерзко против него.
— Нет, не сложно. Чёрный квадрат Малевича видел, очень страшный — вот так просто, - если уж и ломать комедию, то со вкусом ломать её до самого «победного» конца. Спровоцировать демонёнка на опрометчивые поступки сегодня по ходу так или иначе не получиться, а когда тот позже придёт к Коннору воздавать по заслугам... Ну, что самое страшное, что он может с ним сотворить? Баюн мог с гордостью сказать, что за все прошлые жизни познал как минимум пару-тройку кругов ада и навряд ли какая-то сошка люциферовой армии могла это хоть как-то переплюнуть. Что, впрочем, не значит, что Коннор будет готов и тем более рад предстоящей встрече. Плакала его спокойная жизнь вдали от всеобщих треволнений.
Тем временем похабные шутки Тео смотрелись на фоне бессмысленной драмы ещё более бессмысленно, отчего Коннор наморщил нос. Они на полном серьёзе сейчас опускаются на этот уровень?
— Сооблазнительное предложение, но собственное апмлуа злого мудилы-девственника, которому никто не даёт, мне всё же нравится больше, извини, - он даже лапками развёл, наигранно виновато улыбаясь. Коннор был готов поспорить, что так Тео ещё никто не отшивал и было даже интересно как он на такое отреагирует. Но похоже ему такое заявление не очень понравилось, ибо демон поторопился спихнуть кота с себя, чему последний даже не сопротивлялся.
— Ну надо же, до вас наконец-то... да ебать, - этот говнюк Люцифер снова завёл свою шарманку про правильное людоедское питание и на несколько секунд это очень взбесило Баюна. Да кем он себя возомнил?.. Ах да.
Это был тот момент, когда злость окончательно исчерпала себя и оставила после себя лишь остывшую золы безысходности. Дорожки были действительно узкими. Особенно, когда их выстратвает сам Князь Ада. Вот того, что он мог сделать с Баюном в попытке научить того уму-разуму пугало намного сильнее мелочных обид его подпевки. Чужая забота была порой страшнее чужой ненависти.
— Красиво съебался, ничего не скажешь. - пробормотал он, глядя вслед исчезнувшему архидемону.
Отряхнув штаны, Коннор забрал с сидения свою сумку и, закинув ту на плечо, пошёл на выход. Перспектива быть довезённым до дома ненавидящим его Тео ни капли не прельщала, но общие перспективы и без того вырисовывались столь безрадостные, что хоть сейчас под машину прыгай. Но всё же никуда прыгать Коннор не стал, вместо этого молча и беспрекословно забравшись в чужой автомобиль.
А зря.

+1


Вы здесь » Godless » real time » [18.06.18] on the run.