Godless

Объявление

Крупный сюжетный виток, в котором может поучаствовать каждый!
Змей вытаскивает наушники из ушей, перепрыгивает через огороженный бордюром газон и мягко приземляется на ноги, чувствуя отдачу в зоне пяток от подошвы кроссовок. Она скручивает наушники быстро, и это для нее необычно: что Змей, что Санай Оуэнс обычно размеренные спокойные девушки, действующие плавно изящно. Не ходят, ползут. И никогда не торопятся. Но сейчас не та ситуация, в которой стоит медлить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » flash » [08.2017] Когда чудеса становятся бредом, разум превращается в безумие


[08.2017] Когда чудеса становятся бредом, разум превращается в безумие

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[epi]КОГДА ЧУДЕСА СТАНОВЯТСЯ БРЕДОМ, РАЗУМ ПРЕВРАЩАЕТСЯ В БЕЗУМИЕ 08.2017
Fearghas Keane, Riagan Neill
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
http://sh.uploads.ru/2JceO.gif
История о том, как во время обычного похода можно встретить страшных зверей: Фенрира, медведя и белочку.[/epi]

+1

2

Прошел почти месяц с момента, как Риган сделал первый, осторожный шаг к возвращению к привычной жизни после продолжительной добровольной терапии. За проведенное в неврологическом центре время он потерял работу и часть знакомых, но вернул веру в свой рассудок. Сейчас это было важнее. Он перестал видеть пугающе реалистичные сны, следы которых находил в реальности, не чувствовал противоречивых, не своих желаний.
Все как всегда. И даже грядущий поход – такой же, как и раньше, до лечения. Единственным отличием, не существенным для Ригана, стала компания: сотоварищем по покорению природы стал Фергас, не самый близкий человек, чтобы тот знал о проблемах своего попутчика с головой, и не самый дальний, чтобы ответить ему решительным отказом.
Риган решительно захлопнул дверь в свое прошлое – ту его часть, что была надуманной, ненастоящей. Он старательно убеждал себя в этом и запрещал себе думать иначе. Запрещал думать, что занимается самообманом, а материальное доказательство собственного заблуждения по-прежнему лежит в нижнем ящике его стола, обернутое в пожелтевший от времени холст.
От времени, много большего чем срок человеческой жизни.
Сначала это происходило только во снах – в подсознание как сквозь тонкие стены просачивались чужие воспоминания. Риган списывал их на усталость и давил снотворным. Потом они начали приходить наяву – в какой-то момент он понимал, что знает что-то. Помнит. Чувствует полустертым из другой реальности или другой жизни.
Особенно навязчивым стал повторяющийся снова и снова образ: каменный мешок пещеры или грота и дар, оставленный там не другу, но союзнику. Обоюдоострый кинжал на светлом холсте. От прикосновения руки Ригана – того, что жил и дышал воздухом другой эпохи - символы на основании лезвии разгораются темно-красным. Поначалу он воспринимал это как одинаковый сон, зацикленность сознания на подхваченном где-то образе или впечатлении. Потом остов «сна» начал обрастать плотью памяти, а когда Риган выхватил из пришедшей извне памяти название города, часть стен пала, и сознание наполнили свои-чужие воспоминания.
Потом был перелет, подделка документов на допуск к историческому памятнику.
Риган не взял с собой ни карты, ни телефона. Никому не сказал, куда идет. Потеряйся он в сети пещер мертвого города, и его кости не найдут никогда. Но каменный лабиринт Петры оказался так же хорошо знаком, как улицы Дублина. Привычнее, в чем-то даже приятнее и уютнее. Само время здесь словно остановилось, и каждый новый шаг становился еще одним шагом по дороге выпущенных на волю воспоминаний той эпохи, когда его глаза видели по-другому, а голос звучал иначе.
В каменной нише, куда не добрались человеческие археологи, он нашел так и не забранный его дар. «Свой» - поправил его голос из памяти. «Свой дар тому, кто не успел им воспользоваться, и кому он уже не нужен».
Через неделю своих-чужий воспоминаний стало так много, что их не гасило ни снотворное, ни алкоголь – ничего. Реальность ушла из-под ног, как комья земли на краю оврага, и Риган падал – в несуществующее, но непрерывно растущее пространство. В ловушку своего подсознания под настойчивый и обволакивающий, свой-чужой голос.
Свой-чужой.
Терапия отрезала ненужную часть. Риган хотел верить, что навсегда.
Ему удавалось не думать, и с этой приятной и мягкой пустотой вместо проявлений вынесенного ему диагноза он окажется возле дома Фергаса, а когда тот свалит на заднее сиденье увесистый рюкзак, а сам сядет рядом, поедет дальше.  Под короткие разговоры и непринужденное молчанье, разбавленное негромким радиоэфиром. Первая остановка случится уже после того, как они выедут за пределы города. Риган свернет на обочину, и через минуту оба будут смотреть на потерявшее в объеме колесо. Еще через минуту Риган с добрым словом вникуда полезет за запаской.

Отредактировано Riagan Neill (2018-07-02 14:34:41)

+2

3

Горы - это хорошо. В них можно почувствовать себя свободным, забыть о насущном, бытовом мире где-то далеко внизу, отблескивающими крохотными разноцветно-желтыми огоньками в ночи. Опираться и полагаться только на себя, на свои умения, смекалку, свое живое, ноющее от напряжения и усталости тело. Ходить под холодными, неприступными звездами над головой, ловя тусклый свет сетчаткой глаз и задумываться - как там, в миллионах световых лет отсюда. На высоте пары километров становится тихо. Достаточно для того, чтобы прислушаться к себе, к своим мыслям. К бездне внутри, затягивающей все подряд, скребущей по стенкам души и подъедающей ее основания.

В Дублине горы были прямо рядом, под самым носом. Протяни лапу - и вот они, можно пощупать и потрогать, особенно когда по осени с их вершин спускаются кучистые сизые облака-тучи, и загоняют людей в магазины и на станции метро, чтобы спрятаться от студеного проливного дождя. Леса, реки, небольшие озера, местами даже заброшенные руины не то замков, не то старых, забытых христианским богом и людьми монастырей - волк заслуженно считал, что ирландцам повезло с природой, а природе, судя по всему, повезло с ирландцами, ведь леса так и не вырубили, озера оставались чистыми, по тропам среди колосящихся трав и кустарников не было мусора, самой яркой черты присущей как туристам, так и местным жителям.

Дом Фенрира стоит на самой окраине города. Вдали от популярных туристических маршрутов, но близко к глухим чащам, скромному горному хребту и растянувшемуся еще дальше плато. Всю Ирландию, при желании, можно оббежать за несколько дней. Если, конечно же, встать на волчьи лапы и без оглядки нестись и нестись вперед, в пару махов оставляя за собой километры пути. "Лоша-а-адка" - донеслось ему вслед одним пасмурным и темным вечером, переходящим в ночь. Зверь, едва не споткнувшийся с разбега на ровном месте, так для себя и не решил, обидно это было или наоборот, даже повезло.

Машины он не одобрял. Понимал удобство, понимал комфорт обычных, лишенных нормального тела людей, но все равно не любил, стараясь всячески избегать и пользоваться либо своими четырьмя-двумя, либо хотя бы мотоциклом. Металлическая коробка со вставками пластика и стекла, слишком ненадежная для скорости, которую она могла развить, и слишком тесная на его вкус, с извечно мерзким запахом бензина, масла, выхлопов и антифриза. Ригану, прикатившему под ворота его участка и нетерпеливо посигналившему, дескать, опаздываем, он это сказать забыл.

Этого парня он встретил не так давно. Клуб любителей турпоходов, или, проще говоря, таких же замученных плотным графиком и суетой городской жизни, постоянно то пополнялся, то редел. Нейлл особо ничем не выделялся среди прочих таких же, разве что по сторонам смотрел чаще и более нервно, заметно неуютно чувствовал себя в больших скоплениях людей, и всегда имел при себе набор техники. Застать его без телефона, а то и двух, было почти невозможно. За редкими исключениями в виде походов, особенно в группе.

Будь его воля - Фенрир путешествовал бы один, и даже в человеческом облике, ухватившись за лямку рюкзака, не забыв взять с собой что-нибудь горячительное, и комплект сменной одежды к пакету с документами на самом дне. Но, как бы ему ни хотелось, были что в Национальном парке, что в округе маршруты, куда в одиночку не пускали. Нет и все, из чертовых соображений безопасности. Поди докажи, что ты - не первое тысячелетие топчущий землю волк, которому если и нужна помощь, то исключительно гастрономическая, и в виде мяса, либо приготовленного, либо сырого.

Не тут-то было. Именно поэтому он сидит с человеком в салоне мерно жужжащей-журчащей машины, время от времени тыкает в кнопки радио, когда эфир волны заполняется скрипучим треском, и что-то говорит, что-то отвечает, что-то очень иногда спрашивает, но все больше молчит. Риган не удивляется, не торопится разорвать повисшую тишину - и волка это устраивает. Цените людей не за умение говорить, изрек кто-то когда-то, а за умение держать рот на замке.

Проволочка с шиной не убавляет настроения - это дорога, здесь может случиться все, что угодно, уж эту малость зверь запомнил, когда путешествовал автостопом (и с тех пор автомобили и невзлюбил). Он  вызывается приподнять железку складным домкратом, который Риган, порывшись, вытаскивает вместе с запасным колесом. Волк молчит о том, что мог бы поднять машину просто так, одной рукой. И так же без лишних слов помогает снять пострадавшее колесо и водрузить на его место новое, стараясь хотя бы отчасти сделать вид, что ему немного тяжело.

Когда на горизонте покажутся первые возвышения, Фенрир предложит остановиться и разбить палатки на ночь. Оставить машину на небольшом каменисто-травяном холме с одинокой, погнутой жизнью сосенкой, на стволе которой, куда ж без этого, обнаружится и "Здесь были мы", и "Бран + Тиган = вместе навсегда". Время покажет, что случится с молодыми и горячими ирландцами, а вот дерево навсегда пронесёт на своей коре бессмысленный и беспощадный шрам чужих эмоций и шаловливых рук.

— У тебя кресла вынимаются? - спросит Фергас, уже скинувший свой рюкзак за землю, обошедший место для стоянки по периметру, убеждаясь, что место и впрямь хорошее. Постучит костяшками пальцев по спинке переднего кресла, окинет задумчивым взглядом будущий мини-лагерь.
— Если да, то можно их вытащить и поставить у сосны. Нет - поищу нам бревно. Костёр разведём по центру, как палатки поставим. Ты как, устал? Можем бросить вещи здесь и ненадолго сходить в прилесок впереди, осмотреться.
Фенрир кивнет в сторону чем дальше, тем сильнее истончавшейся земляной дороги, в которую уже пару часов как перешел цивилизованный асфальт. Еще вперед, и она вовсе оборвется, оставляя за собой едва примятую тропу, по которой время от времени проходят гости из городов, либо редкие совсем местные жители из деревенек, расположившихся в часе езды.

+2

4

Говорит в основном и так немногословный Фергас. Риган молча качает головой на вопрос сотоварища о креслах. Кивает, когда тот показывает ему место для палаток. Молчание никого не напрягает – во всяком случае Риган не ощущает, что что-то не так. Пока что. К тому времени, как он притащит ворох сухих веток для будущего костра, Кин уже закончит со своей палаткой. Риган машинально глянул на часы, чтобы удостовериться, что мелькнувшая было мысль пойти в горы раньше – не самая верная. Так и оказалось: слишком поздно, чтобы выдвигаться и слишком рано, чтобы осесть в их небольшом лагере, поэтому Риган вспоминает о предложении проверить пролесок. Размять ноги, скоротать оставшееся до темноты время. Темнота в горах своя – подкрадывается незаметно как большая кошка на мягких лапах. Солнце скроется за верхушками гор, и вот уже только что еще светлое небо затопит густой синевой, а незадачливый путешественник, чересчур рисково или опрометчиво оценивший свои силы, может застрять где-то не середине перевала, а то и на узкой горной тропке в нескольких шагах от пропасти.

По меркам многих старожилов клуба, где он и познакомился с Фергасом, его походный опыт был более, чем скромным. Но чего у Нейлла было не отнять, так это упрямства. Иногда оно ему помогало, но чаще становилось причиной пополнения списка случаев «за минуту до фейла». Кин, к счастью, не знал, как не далее, чем пару месяцев назад, его нынешний напарник по походу коротал заставшую его ночь на каменном уступе. Ему хватило ума не пытаться идти дальше, высвечивая себе путь фонарем, но он бы покривил душой, сказав, что это мысль не приходила ему в голову, когда до конца маршрута было рукой подать. Тогда он подавил опасное упорство и подвинулся вперед ровно настолько, сколько нужно было, чтобы укрыться от промозглого весеннего ветра.

Тропа поначалу петляет между деревьями. Где-то через четверть часа она потеряется. Первый знак, что они дошли до мест, куда люди доходили по-настоящему редко – несмотря на то, что в нескольких часах езды отсюда снова начиналась цивилизация. На таких границах двух миров Риган ощущал себя немного странно. С одной стороны, ему было до чертиков непривычно оказаться в полном отрыве от привычного ему мира, полного технологий. Без связи, без возможности кого-то позывать, случись с ним что-то. Вот и сейчас Риган машинально вытащил из кармана куртки телефон, чтобы удостовериться, что сети здесь уже нет. А с другой – он отчего-то начинал ощущать себя спокойнее, даже оставшись наедине с собой и только своими силами. Словно это было чем-то некогда привычным – идти в одиночку по местам, где время теряет свой ход.

Эта мысль еще какое-то время дрейфовала в сознании Ригана, пока они шли вместе с Фергасом в начинающем собираться сумраке – перешагивая через обломанные ветром и временем сучья. Он хотел было предложить повернуть назад, когда услышал треск сломанной ветки. Взглянул в сторону звука. Кто-то шел, но Риган не придал этому совершенно никакого значения. Должно быть такой же путешественник, как они.
- Эй! – до Ригана долетел чужой оклик. – Ну наконец кто живой, а.
Если бы Нейлл был чуть внимательнее, чуть более собран, он бы догадался, что голос звучит иначе, чем должен бы.
- А я думал до второго пришествия тут блуждать буду, - мужчина уверенно брел к ним. Риган пригляделся – средних лет, на джинсах темно-бурое пятно, кожаная куртка нараспашку. Взгляд – вот где было что-то не так. Цепкий, изучающий, холодный.
- Зря вы сюда забрели, парни, - движение, которым он вытащил из-за пояса пистолет, было быстрым и выверенным. Привычным. – Но раз пришли, пошли еще прогуляемся.
На лице чужака эмоций не было. Не было их и у Ригана. Он словно бы застыл на месте, отчетливо сознавая, куда они только что вляпались. Только страха почему-то не было, только странная, голодная пустота.
[icon]http://sg.uploads.ru/m8oJu.jpg[/icon]

Отредактировано Riagan Neill (2018-07-08 15:17:18)

+1

5

Запах - тяжелый, металлический, тягучий - первое, что привлечёт его внимание. Чужака, осторожно переставляющего ноги по редким, уже опадающим листьям, он услышал еще несколько минут назад - как бы тот ни старался, но листва предательски похрустывала под грубой подошвой ботинок, потрескивали и мелкие ветки, с неслышным человеческому уху звуком поскрипывали крошки оголенной земли, с мягким шелестом пригибалась трава. Запах - вот, что вызвало его любопытство, когда человек приблизился, а затем вышел на полуденный свет, плавно переходящий в закатный.

Пахло кровью, свежей, пролитой недавно. Насколько мог судить зверь - чужой. Округлое дуло пистолета, направленного на них с Риганом, не оставляло место для сомнений, покрасневшие костяшки на руках и бурые пятна на одежде добавляли деталей в общую картину. Не по грибы тот пришёл, торчащие то тут, то там под тёмными вздыблеными корнями деревьев, где почва ещё долго оставалась сырой и прохладной после дождей.

Фенрир покосился на Ригана, замершего под наставленным оружием оленёнком в свете фар. Оно и неудивительно, парень проводил большую часть своей жизни за техникой, тыкал в клавиши и удавом смотрел в монитор, насколько волк понял из чужих туманных объяснений, чем тот занимается. На кой чёрт компьютерному мальчику понадобилось знакомство с почти-дикой природой, где все планшеты, телефоны и ноутбуки быстро становились бесполезной грудой железа, он так и не понял. Но упорство, с которым Нейлл раз за разом возвращался в их небольшую группу, вызывало у него что-то, похожее на уважение.

Будь он один - нахмурившийся и снова окликнувший их мужчина в мгновения ока стал бы ужином. Ранним, возможно не слишком вкусным, но не ему привередничать, когда еда сама идёт в пасть, так и просится, чтобы её разорвали на части и подали в собственном соусе. Зверь даже тихо вздохнул, не постаравшись напустить на себя удивлённый или испуганный вид. Возможно, это сыграет против него, и от него постараются избавиться здесь и сейчас, а, возможно, придётся только на руку.

Оглянувшись на напарника по походу и, теперь уже, по мелкому несчастью-неудобству, Фенрир чуть приподнял руки, показывая человеку с оружием, что никто не собирается сопротивляться и совершать - по мнению вооружённого смертного, конечно же - глупости. Сделал пару медленных шагов вперёд, но, поразмыслив, пропустил Ригана перед собой. Если вдруг наткнувшемуся на них бандиту придёт в голову шальная мысль пристрелить "заложников" раньше времени, то, возможно, он успеет поймать пулю вперёд Нейлла, свернуть шею нападавшему, и, по всей видимости, после этого как-то объясниться в получившемся геройстве.

До поры до времени, однако же, их только держали на мушке и вели вглубь леса. Где-то там впереди за деревьями уже послышались первые отголоски разговора. Диалог, судя по болезненным всхлипам и причитаниям одной из сторон, выходил неважным. На небольшой опушке, тесно окружённой деревьями, стояли трое мужчин. Двое с оружием, третий, сплёвывая кровь и заведя руки за голову, на коленях, со следами продолжительного общения по всему телу. Лицо его заплыло от синяков, рассечённые губы подрагивали, из носа прокладывала себе путь багровая струйка.

— Расскажешь нам, где деньги - может быть, твоя дочурка останется жива, - проговорил один. Второй сплюнул на землю, небрежно вытер губы рукавом, и сцепил ладони в замок, разминая.
— Может, ещё немного разговорить его? - спросил он у первого.
— Может, и стоит, - согласился тот. Заметив людей, выходящих из-за деревьев, повернулся и отыскал товарища, идущего последним.
— Кого это ты приволок, чёрт возьми?

Ещё трое. Зверь досадливо хмыкнул, обведя собравшихся взглядом, но до поры до времени молчал, ничего не предпринимая. Хотелось бы не превращать вполне обычный поход в месиво с пятью трупами только потому, что им немного не повезло наткнуться на местную живность и её разборки.

Отредактировано Fearghas Keane (2018-07-18 13:51:45)

+1


Вы здесь » Godless » flash » [08.2017] Когда чудеса становятся бредом, разум превращается в безумие