Godless

Объявление

Крупный сюжетный виток, в котором может поучаствовать каждый!
Змей вытаскивает наушники из ушей, перепрыгивает через огороженный бордюром газон и мягко приземляется на ноги, чувствуя отдачу в зоне пяток от подошвы кроссовок. Она скручивает наушники быстро, и это для нее необычно: что Змей, что Санай Оуэнс обычно размеренные спокойные девушки, действующие плавно изящно. Не ходят, ползут. И никогда не торопятся. Но сейчас не та ситуация, в которой стоит медлить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » real time » [21.06.2018] А когда надоест, возвращайся назад


[21.06.2018] А когда надоест, возвращайся назад

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[epi]А КОГДА НАДОЕСТ, ВОЗВРАЩАЙСЯ НАЗАД 21.06.2018
Ciaran O'Flaherty, Zachary Oldridge
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
http://s9.favim.com/orig/131031/flower-gif-Favim.com-1028145.gif
и Андрей закричал — я покину причал,
если ты мне откроешь секрет

Молодой ангел-целитель замечает одного чрезвычайно страдающего человека и решает ему помочь. Любыми способами.[/epi]

Отредактировано Ciaran O'Flaherty (2018-07-02 22:08:26)

0

2

Пар с хрипом вырывается из раздутых ноздрей; крылья, прежде ловкие и сильные, теперь похожи на костяной скелет, обтянутый ветхой кожей.
Летящий на рассвете над Дублином дракон - зрелище воистину редкое, и Каин подставляется, как настоящий кретин, позволяя себе такую вольность.
С одной лишь оговоркой - он не летит над Дублином, он пикирует, отчаянно дёргая крыльями, пытаясь хоть как-то смягчить своё замедленное, но всё же стремительное падение под откос..

В драконьей форме он весит в десять раз больше, и, упав на асфальт - ему уже доводилось так аварийно приземляться - оставит за собой глубокую рытвину и несколько десяток чешуек, которые потом непременно вызовут вопросы. Потому Каин направляет свой полёт в городской парк, пикируя из последних сил в местную "изюминку" - украшенный мостами пруд с утками и лилиями.

К счастью, сегодня на рассвете в парке совершенно пусто.

Каину больно. Голод, прежде лишь тянувший изнутри неприятным нытьём, со временем лишь усиливался, а поесть возможности не выдавалось. Сегодня ночью он отважился на рисковую, но, в общем-то, безотказную попытку - покинуть дом с просторной лоджии в драконьей форме и, добравшись до городской черты, где немало ферм, украсть с одного из пастбищ зазевавшуюся овечку. Вонзить зубы в мягкую плоть, разрывая её на части. Каин был почти готов проглотить её целиком. Это бы не утолило его голод, нет, для полного ощущения сытости ему нужно было есть себе подобных. Но перебило бы мерзкое ощущение слабости хотя бы на пару дней.

Но он просчитался.
Уже пытаясь балансировать в своём неудавшемся полёте, он подсчитывал дни, которые не подчинялся проклятию Яхве и не принимал в пищу человеческие плоть и кровь. Дни, недели, больше месяца?.. Идиот, совсем потерял счёт времени, а всё отчего? История с василиском переполошила всех, а потом этот слух, что они вот-вот найдут Господа...

Чёрный дракон падает в воду "бомбочкой" и идёт на дно, уже в воде принимая человеческую форму. Вода неостановимым потоком льётся в горло и ноздри, и человек не сопротивляется, полностью расслабившись в голубоватой толще воды, словно она могла избавить его от всех неприятных ощущений.

Это озеро будило в нём воспоминания, пронизанные самой чёрной тоской.

0

3

Зак бродил по городу, кутаясь в куртку и поеживаясь от прохлады утра. Ночь, плавно перешедшая в утро, не сильно помогла устаканить в голове новые новости относительно родни и положения дел в личной жизни отца. И вся новая информация дикой пульсацией отдала в голове. И Закари рад был бы помочь себе с болью, но не мог сосредоточиться на этом, а потому, приходилось терпеть боль и бродить по пустынной окраине города.
Парень начинал уставать от того, что его мир в который раз вставал с ног на голову и обратно с невероятной скоростью.
Возможно, он однажды перестанет удивляться всему этому. Может быть. Но знаете ли, не каждый день узнаешь, что твой дядюшка Люцифер жив и здравствует, да еще и весьма близкие отношения с твоим отцом имеет.

В общем, мир парня пребывал в хаосе и он вместе с ним и переварить эту информацию было сложно, и не то, чтобы он уже окончательно уложил прошлые события. С момента приезда в Дублин, жизнь била ключом. Прям по голове. Гаечным, на 32, не меньше.
Закари устало водил пальцами по кругу на висках, шумно выдыхая. Теперь ему все чаще хотелось, чтобы происходящее было сном, не больше.
Но это была реальность, и от нее никуда нельзя было деться или спрятаться. Теперь ему придется принять свою новую жизнь, и все сопутствующие к ней приложения. Выбора у него особо не было. Нет, можно было уехать обратно, но...но у него теперь был отец, которого не было столько лет, Закари не мог позволить себе лишить себя этого, ровно так же, как и лишить Рафаила. Ведь было видно, как тот несказанно рад тому, что у него появился сын. Пусть и уже довольно взрослый.

Из мыслей парня вывел громкий всплеск воды, определенно лишний в такое раннее утро и слишком сильный, чтобы предположить, что кто-то решил заняться плаванием.
-Какого... - Зак со всех ног бросился в сторону озера, на ходу скидывая куртку, шапку и кроссовки, радуясь, что он носит кроссовки, а не какие-нибудь ботинки, которые пришлось бы расшнуровывать пол утра.
Холодная, нет, ледяная вода сковывала все внутри. Закари казалось, что она тонкими иголками проникает во все нервные окончания. Казалось, что он промерзает изнутри. Но сейчас это было не важно, сейчас парень искал того, кто опускался в этой ледяной воде на дно.

Мокрая одежда ангела сама тянула его на дно, по ощущениям становясь все тяжелее, но вот он тот, кого Закари ищет, пару рывков, и он схватил парня под руки, но понял, что выплывать так ему слишком сложно, а потому решение пришло быстро и незамедлительно, и Зак даже не задумался о том, что его кто-то увидит. Два белых крыла появились за спиной, и одним движением, ангел, вместе с едва подающим признаки жизни, человеком, устремился к свету, выкидывая обоих на берег. 
Сложив крылья, Зак откашлялся и перевернув мужчину на спину, стал приводить его в сознание, делая массаж сердца и искусственное дыханье. Но не смотря на то, что вода вышла из легких, мужчина продолжал лежать неподвижно, а Зак едва чувствовал его пульс.
-Давай же, очнись, - Закари положил руки на мужчину и стал того лечить, как умел, наверно, его отец умел это лучше, но сколько веков у того за плечами, и сколько лет у Зака. Оставалось надеяться, что у него получится. Сейчас ему хотелось только одного - спасти человека.

+1

4

Киран даже не понял сразу, что с ним происходит, что это всё - спасение, что кто-то попытался помочь ему... выжить?... Больше двух тысяч лет никому не было дела до того, как он мастерил петлю на осине, крепкую петлю, чтоб выдержала вес его тела, и никому не было дела до его самоубийства, теперь он дважды проклятый грешник, не только братоубийца, но и самоубийца...
Его невозможно было спасти!..
Тогда зачем?...

Киран приходит в себя. Захлёбывается водой из пруда, затхлой и застоявшейся, изрядно отдающей водорослями, омерзительный вкус, от которого его начинают давить рвотные позывы. И понимает, что его спасло удивительное создание напротив. Паренек, совсем молодой, юный. Киран не дурак, слишком много лет живёт, много видел... Своеобразные ощущения от исцеления. Едва заметный свет от ладоней, и всё же заметный.

Напротив - ангел.
Оказавшийся рядом чудом, а, если верить в предрасположенностью, то - волею судьбы.
Молодой ангел.
Любой другой из братии Яхве перекрестил бы водичку и пожелал ила пухом Каину. Знают его в лицо, распознают отеческое проклятие на расстоянии? А этот? Откуда он взялся? Что за дивное создание?..

Каин шумно откашливается, заваливаясь набок, ощущения мерзкие - он во-вот выблюет собственный пищевод, или чего похуже. Впрочем, кашель таки стихает. Каин вспоминает, что он голый. Совершенно. Драконья форма не оставляет альтернатив, единственное, что на нём осталось - он порывистым жестом ощупывает собственную грудь - амулет. Тот самый булыжник, жертвенный камень, его талисман. Его якорь. Он подвешен на шею на специальной нитке, которая обошлась Каину у колдуна задорого: нитка не рвётся в драконьем облике, более того, при смене формы она становится визуально невидимой. И свой сизифов камень Каин всегда может носить при себе.

Он бы хотел сесть на землю, поджав к груди колени, скрыв наготу, скрыв тощее тело, светящее рёбрами, тазобедренными костями, острые коленки, стопы, больше похожие на ноги скелета. Ему давно пора было поесть. Ему действительно надо было скрыть всё это позорище. Особенно перед юным целителем. Перед юным.. Ангелом?.. Каин зябко обхватывает себя руками, ему холодно, очень холодно, но ещё он хочет скрыть печать. След его древней ошибки, первого проступка, напоминание о котором осталось с ним навсегда...

- Кто ты, чёрт возьми, и зачем взялся спасать мою шкуру?...

Сесть таки удаётся, Киран подтягивает под себя ноги, хмурясь, недоверчиво вглядываясь в лицо паренька. Не каждый бы полез за ним в грязную воду, ох, не каждый. Кто же он, его чудо-спаситель? Каин вдруг понимает отчётливо лишь одно - не важно, как его зовут, чей он, откуда он.
Он дурак.
Дурак из дураков, раз не позволил проклятому просто пойти на дно.

- Такие, как ты, сторонятся меня, и правильно делают, - Каин прикрывает глаза. Голод по-прежнему терзает его изнутри, и это уже не чувство, способное подтолкнуть к агрессии, это утомляющее нытье где-то в районе желудка, назойливое и нарастающее с каждым днём всё больше. Такое родное и знакомое... Каин от него устал. Он мечтал никогда больше не чувствовать такой голод. - Но я должен тебя отблагодарить, - Каин не выдерживает и берёт парня за руку. Невольно вцепляется его запястье белесыми, влажными пальцами.

Клыки чуть заостряются, на какой-то момент весь он, его облик, будто подрагивает, но Каин удерживается от обращения.
Он человек.
Всего лишь человек.
Его желания полностью подвластны ему...
Между утолением голода и всепожирающим голодом он выбирает - головокружение, слабость, ватные ноги, тошноту. Таков вкус силы его воли уже три тысячи лет как.

- Ты же ангел, верно? - Каин пытается разжать пальцы, даже поглаживает чужую руку, отнимая собственную в предупреждающем жесте, нарочито безопасном, он старается, он безумно старается держаться в рамках. Яхве бы гордился его выдержкой... Яхве бы рукоплескал. Если бы не был мёртв. Или если бы ему не было настолько плевать. - Я чувствовал, как ты передаёшь мне свои силы. Зачем ты это сделал, мальчик? Сколько тебе лет?..

Отредактировано Mordred (2018-07-08 20:31:36)

0


Вы здесь » Godless » real time » [21.06.2018] А когда надоест, возвращайся назад