Godless

Объявление

Крупный сюжетный виток, в котором может поучаствовать каждый!
Змей вытаскивает наушники из ушей, перепрыгивает через огороженный бордюром газон и мягко приземляется на ноги, чувствуя отдачу в зоне пяток от подошвы кроссовок. Она скручивает наушники быстро, и это для нее необычно: что Змей, что Санай Оуэнс обычно размеренные спокойные девушки, действующие плавно изящно. Не ходят, ползут. И никогда не торопятся. Но сейчас не та ситуация, в которой стоит медлить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » real time » [20.06.2018] Искусство требует жертв


[20.06.2018] Искусство требует жертв

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[epi]ИСКУССТВО ТРЕБУЕТ ЖЕРТВ 20.06.18
Maureen Delaney, Theodore Dickens
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
http://samcult.ru/wp-content/uploads/2017/07/64e447a6c5ZFXJUUQ_142111_8b94f12bf0.gif
Выставка современного искусства в доках как самый простой способ влипнуть в неприятности, не покидая Дублин[/epi]

0

2

Морин умела находить такие вот места, ей про них рассказывал кто-то из знакомых, или она находила их в интернете, но у нее была чуйка на самое отвратительное искусство, которое только можно было найти. Своего спутника она поджидала у самого входа, в широкополой шляпе и на этот раз в парусиновых туфлях, чтобы уж если тащить картину, то не на шпильках.

Морин не любила доки, слишком сильно пахло рыбой, слишком много было неотесанных мужланов, слишком много людей в принципе, кричащих, пахнущих, что-то делающих. Она презирала их, в глубине души она их презирала всех до единого. Потому что у нее были с ними свои счеты, свои исходные данные.

Тео подошел даже как-то незаметно, она вздрогнула, но не подала виду, только покосилась на него. Парень как парень, ничего особого, кроме чувства юмора, которое, пожалуй, ей в ней и нравилось. А еще он до дрожи напоминал иногда Люцифера, и в эти подробности Морин влазить уже опасалась.

- Ну, вот мы и на месте, перед нами двери в райские сады и отвратительные скульптуры. Вперед на поиск, я даже не знаю, чего. Чего-то необычного. Русалки без хвоста? Или банально? – Морин подхватила парня под руку и повела его по тропинку в глубину действительно сада, который бал скрыт между контейнерами. Такова была задумка автора всех произведений, сад посреди ужасного места, с ужасными скульптурами, которые стоили баснословно дорого.

Они замерли у Венеры, кажется это была Венера. Морин видела ту, что сделал кто-то из великих, прекрасное творение, эта же была коротка на одну ногу и кажется скульптор ничего не знал о женской груди, она почему-то оказалось у пупка.

- Прям не знаю, что сказать, комментировать тут конечно много чего можно, но мне интересно, какой размер груди и как она не сломала себе спину с такими. Но это ладно. И ноги, обрати внимание на ноги, одна короче другой, это кажется какая-то болезнь. Статуя с болезнью, жуть. Идем дальше? Или ты уже готов бежать от меня? Обычно люди бегут подальше от первых же экспонатов, я не против, могу прогуляться сама.

Она еще несколько минут разглядывала статую, думая о том, что в саду ее можно было бы поставить напротив той дриады, что она купила совсем недавно, прекрасной, изящной, совершенной. Как противовес? Или не портить сад? Морин даже задумалась, отвлеклась от своего спутника и врезалась в чью-то спину, как оказалось, с пину какого-то бродяги.

Нет, испугаться она даже не успела, он развернулся, замахиваясь чем-то что там у него было, а она просто сделала шаг в сторону. Бродяга промахнулся, видимо был не трезв.

- Мда, я как-то не подумала о том, что контингент тут соответствующий. Надо было взять с собой баллончик что ли Тео? Ты в порядке? Он тебя не испугал?

Морин заботливо повернулась к парню, улыбаясь так ласково, что можно было подумать, она его мать. Интересно, его мать знает, с какой тварью он связался? Или он один? Или как складывалась его жизнь? Даже интересно.

+1

3

Тео редко бывал в доках, но в целом ему здесь нравилось. Шумно, людно и вечно что-то происходит - самое оно для любителя активного отдыха и сомнительных приключений. И даже рыбный запах с надоедливыми чайками до кучи его почти не раздражали. Так что приглашение Морин провести пару часов в этом районе пришлось очень кстати, а о данном ей обещании сопроводить на выставку сомнительного искусства он, конечно же, не сожалел и не планировал . Так что явился в хорошем расположении духа в нужном месте в нужное время, издалека заприметив Морин и её широкополую шляпу. Подойти незамеченным, учитывая окружающий уровень шума было проще простого, но цели испугать или удивить у него не было - просто сказалась привычка, уже въевшаяся в его образ жизни.

- Русалка без хвоста - банально. Нужно что-то соответствующее уровню той злополучный картины. Или даже кошмарнее, если это, конечно, вообще возможно,- парень, посмеиваясь, без лишних расшаркиваний двинулся туда, куда повела его Делейни, даже не пытаясь перехватить лидерство в их дуэте. Его вполне устраивало следовать за этой бойкой и роскошной женщиной, так чутко находящей всё самое отвратительное, созданное руками людей, а может быть и не людей вовсе. Некоторые вещи больше были похожи на плод фантазии тех, кто повидал в своей жизни удивительно много дерьма, гораздо больше, чем могло прийтись на жизнь обычного человека, ну или имел очень специфическое чувство юмора и прекрасного. Та же Венера, например. Печальное зрелище, конечно.

- Мне кажется, тебе вечно попадаются слишком нервные типы. Венера-инвалид не повод оставить тебя в одиночестве, к тому же я всё ещё ничего не понимаю в этом, с твоего позволения, прекрасном. Так что не вижу смысла разделяться,- демон даже не привирал в бессмысленной попытке понравится миссис Делейни или чего он ещё мог пытаться добиться? У него даже идей не было. Его план заключался в том, чтобы приятно провести время, ну и оказать посильную помощь, если попросят. Хотя с Морин было бы правдоподобнее "когда". Так что он просто наслаждался и осматривался вокруг, изредка морщась от увиденного и всё чаще наблюдая за самой Морин, явно раздумывающей над тем, как в очередной раз шокировать светское общество.

Выпад бродяги Диккенсу не понравился. Ишь храбрый какой, размахивает своими культями, метя в его спутницу. Это он зря, конечно. Демон, смерив пьянчугу мрачным взглядом, нащупал его недовольство и сместил в сторону необъяснимого чувства страха, вынуждающего их сомнительного знакомого потупить взгляд и спешно отступить, спотыкаясь и бормоча что-то плохо различимое. Лёгкая паранойя обязательно научит его манерам, ну или отучит пить - это детали. Это было даже не сложно, просто потребовало от Теодора немножко концентрации, что поспособствовало недоумённому взгляду в ответ на вопрос про испуг. Что?..

- Испугал? - Тео медленно моргнул, соображая чего бы он должен был испугаться, испытывая исключительно раздражение от чужой наглости и неуёмной любви к алкоголю. Чужая забота была непривычна, да он и не ожидал. Забавно. - Морин, зачем тебе баллончик, если ты взяла меня с собой? Не беспокойся, всё будет в порядке. И я тем более. А с сомнительным контингентом мы как-нибудь разберёмся.

Тео ответил настороженной улыбкой. К чужой заботе он не привык, а уж к подобным вопросам тем более. Как-то ему и в голову не приходило, что забота о ближнём своём - это что-то естественное, пока не наткнулся на Морин Делейни, по непонятным ему причинам беспокоящуюся о его шкуре так.. по-матерински, что ли. Хотя за Лилит он подобное тоже замечал и раньше, только это выглядело совсем иначе, да и ей вроде бы положено. Они же семья. Избегая дополнительных вопросов, Тео задумчиво оглядел окружающий их райский сад и сомнительные произведения искусства в нём. Кажется, изначально они искали русалку.

- Пойдём, мне кажется, что русалка где-то там. По крайней мере вот тот стрёмный дед похож на Посейдона в стиле "я так вижу",- на этот раз уже Диккенс подхватил Морин под руку и повёл в сторону предполагаемых морских обитателей. Он всё ещё ни черта не знал про Морин, кроме того, что слышал от неё самой, ну и отца, но его мнение несколько расходилось с родительским. Ничего нового.

- Ты обещала мне рассказ про свой вечер. Я рассчитываю на то, что фугу приготовили неправильно.

Тео замер напротив запримеченного ранее стрёмного деда. Выглядел он безумным и потрёпанным жизнью основательно, но трезубец жирно намекал, что демон не ошибся в своих предположениях. И чем только художнику не угодил морской бог? Хотя, все боги в принципе не очень, но навряд ли художник был в курсе этой маленькой особенности жителей пантеонов.

- И впрямь стрёмный. Как думаешь, по задумке художника его долго били? Или он просто много пьёт?

Отредактировано Theodore Dickens (2018-07-14 14:03:08)

0

4

Морин была и удивлена, и немного обескуражена, обычно ее спутники все-таки старались держаться от нее подальше, а когда узнавали, что она за тварь, то и вовсе бежали дальше чем видели. Такова была участь ее проклятия.

Все говорили, что она собирает в саду прекрасных нимф, а те, кто ее прекрасно знал, подозревал, что это любовницы ее мужа, которых она застукала. Как было бы смешно, если бы она рассказала им правду, если бы она сказала, что есть только две статуи ее произведения, и множество отравлений. Но никакого искусства в самом деле. Никакого искусства, она была слишком требовательна к себе, поэтому чары, которых все так боялись, контролировала лучше самой себя.

Они двинулись дальше, дошли до морского царька, напротив которого Морин честно замерла, пытаясь найти что-то уникальное в том, что увидела.

- Знаешь, вечер прошел гораздо интереснее, когда вышел японец с рыбой и гости отпрянули. Попробовать они, конечно же отказались, хотя мастер готовит ее мастерски. А вот картину оценили. – Она хихикнула, как маленькая девочка. – Особенно долго ее восхваляла дамская половина общества, полагаю, в глубине души обмирая от ужаса, что я вообще купила нечто подобное.

Морин припомнила выражение лиц мужчин и расхохоталась уже в голос.

- Композиция с тем козлом была как нельзя кстати. Кажется, наш вечер запомнится гостям надолго. Жаль, что фугу так никто толком и не попробовал. – Она показательно надула губы и мрачно покачала головой. – Нет этого царька просто били палками, пока он не встал на свое место, ужасно. Просто ужасно. Ни души, ни вложенной мысли, ничего, за что может зацепиться ценитель.

Он огляделась и невдалеке от царька увидала-таки то, зачем и заманивала сюда Тео. Правда, уже издалека было понятно, что все было тщетно, это была катастрофа, а не русалка.

- Возможно ты прав, слишком нервные типы тоже плохо, давай руку, кажется я вижу эту русалку без хвоста и раз уж ты будешь моим защитником сегодня, я честно буду прятаться за твою спину. Если ты не против, конечно. Так-то, я не думаю, что со мной может что-то случится, но мало ли. – Морин подхватила парня под руку и потащила дальше, а дальше их ждало большое разочарование, русалка была огромная, уродлива и правда без хвоста, зато грудь выпирала только так, понятно, чего не хватало художнику в жизни. И нос, совершенно кривой нос.

- Даже я не рискну это купить, это безвкусица какая-то, нет души, нет вложенного художником посыла. В картине он хотя бы был, наверное, если считать аляповатый хаос картиной, то точно был. Послание богам, не приближаться или что-то такое. – Она тихо рассмеялась и обошла статую по кругу. – Что думаешь, стоит оно того? Или пойдем еще побродим, тут вроде должна быть коза в пару козлу, может найти и успокоиться на этом?

Морин задумчиво провела рукой по камню, грубый, неотесанный, скошенный в неправильных местах. Ужасно. Никакого вкуса, никакой гладкости линий, никакой текстуры. Морин разочарованно покачала головой и они двинулись дальше, на поиски приключений.

+1

5

Вопреки своим привычкам, Тео не пытался узнать о Морин больше, чем уже знал от неё и её коллег, преимущественно отзывающихся о ней своеобразно, если подбирать уместные и мягкие формулировки. На самом деле это было бесконечно глупо, но Диккенс захотелось попробовать хотя бы раз не пытаться узнать о временном ближнем своём всё, что можно и нельзя, почему бы и не с Делейни? По крайней мере с ней он не делит артефакты, не гоняется за информацией наперегонки и даже не пытается выяснить кто кого в битве умов или любой другой. Его вполне устраивало их ни к чему пока не обязывающее общение, занимательные истории из светской жизни и умение Морин удивить его, даже не прилагая для этого никаких усилий. Прекрасная женщина, право слово. Ну, а то насколько она себе на уме или ядовита, его пока не касается, так что к чёрту детали.

- Твои гости совершенно ничего не понимают в веселье, неужели им не хочется рискнуть и попробовать что-то новое? Я немного разочарован, но по крайней мере я хотя бы не зря пострадал, - Тео улыбается искренне наигранно надувшей губы Делейни и переводит взгляд на злосчастного царька. Если честно, он совершенно не понимал, какая разница между ним и тем, что казалось Морин произведением искусства. На его плебейский вкус всё было изумительно кошмарно. Но вкусу женщины он доверял больше, чем своему, в конце концов доподлинно известно, что в прекрасном он не разбирался, о чём ему уже неоднократно говорили.

- Всё равно не понимаю, как ты определяешь, была ли вложена в нечто непотребное мысль, но допустим,- Диккенс послушно подставил руку и покорно двинулся в сторону русалки. Чужое обещание прятаться за его не то чтобы широкую спину его веселило и очень напоминало его собственное относительно недавно данное Гавру. Забавные совпадения - это всегда прекрасно, впрочем вспоминать погоню за глазами было не к месту. Никакой работы, никакого КОВ, просто вечер тишины и спокойствия. Разве ему нужно так много? А русалка была ужасна. Тут Тео не мог не согласиться, даже подумать страшно, что это кто-то купит и будет восхвалять. Люди такие странные.

- Мне нравится вариант с " не приближаться". Очень правдоподобно,- Диккенс честно пытается разглядеть в страшной русалке что-то такое этакое, но раз за разом терпит крах и только криво улыбается, представив себе на секунду эту страхолюдину у себя в коридоре, например. Может, увидев её, Люц перестанет заходить к нему в гости вовсе? Или всерьёз задумается, не поехал ли он головой от количества тренировок. Тео выдавил из себя смешок и весь обратился к Морин, отгоняя видение от себя подальше, пока его не разобрал неуместный смех. - Нет, определённо не стоит. Это перебор. А козу в пару козлу поискать можно, вот только достоин ли тот козёл?

Диккенс было принялся оглядываться в поисках чего-то хотя бы отдалённо похожего на искомую ими скульптуру, но отвлёкся на шум неподалёку от них, смутно напоминающую начало потасовки. Кажется, обстановочка в этом мире ужасов от деятелей искусства и впрямь была около криминальной, хотя, конечно, учитывая отсутствие охраны на входе ничего удивительного. Тео весь обратился вслух, заложив руки в задние карманы, с интересом разглядывая как, видимо, автор ругался с парочкой поддатых крепких мужиков. Причина его отчаянно храбрости демону была не ясна, но по крайней мере орал он громко, кажется, что-то про неуважение к искусству. Видимо, к критике он готов не был, а зря.

- А подобное шоу включено в программу? Или импровизация? - Диккенс качнул головой, всё ещё наблюдая. Не было у него никакого желания вмешиваться, но и спешно покидать место конфликта он тоже не стал. Ему то не страшно. Даже интересно, чем закончится. События разворачивались на удивление стремительно, один толкнул другого, неосторожное движение и нечто, Диккенс бы не рискнул описать что именно, рушится с оглушительным грохотом вниз, в ход идут уже не только голословные крики, но и руки и всё это под сдержанный интерес окружающих. Единственное, что смущало в происходящим самого Теодора - смещение этой сомнительной кучи малы в их сторону и пущенная в ход бутылка, кинутая наудачу мимо цели, упавшая возмутительно близко к ногам демона и тут же разбившуюся.

- Мне всё больше нравится эта выставка. Может добавить им огоньку? А то жалко художника, его обидеть может каждый. Или можем уйти.

Диккенс переводит взгляд на свою спутницу, ожидая ответа.

Отредактировано Theodore Dickens (2018-07-22 21:44:32)

+1

6

Парень был милым, а Морин обожала новые знакомства, которые ни к чему не обязывали к тому же. Он не смотрел на нее как на привлекательную для него пассию, он не видел в ней ничего желанного для себя. Обычная в меру забавная, средних лет женщина, вот и все. И ее это устраивало, можно было расслабиться и просто веселиться.

Парк на самом деле был так себе, здесь проходила выставка отвратительного искусства, где ее не должно было быть, кажется она обещала больше не тащить в дом всякие ужасы. Но как удержаться, там такой кривоватый козел и без козы, как же так.

Русалка действительно не впечатляла, Морин как-то умела для себя разграничивать выработку и работу, в которую что-то вложили. Так вот, это стоило уничтожить собственными руками, она даже пальцем потыкала, но махина была огромной, а она не хотела наводить столько шума.

- Мои гости на самом деле, ханжи и как это говорится, стремятся к эпатажу, но не умеют в него. Про картину многие отзывались с восхищением. С восхищением, ты только оцени это Тео, восхититься этим убожеством в угоду мне. Смешно. Но, я удержалась и не стала смеяться им в лицо, хотя у меня было желание, большое желание. Кто-то даже предложил ее выкупить, но она так идеально гармонирует с козлом, я не смогла их разлучить.

Морин замерла на минутку и задумалась такой интересный вопрос. Как определить, что в искусство что-то вложено, а что-то не вложено? Она даже не могла описать, что чувствовала, когда видела произведения великих мастеров, у нее замирало сердце и она старалась не дышать, рассматривая детали, вглядываясь в них, пытаясь угадать, что имел ввиду художник тем или иным цветом. Она негасимо горела своими идеями о великих художниках, но собирала коллекцию, по отвратительности схожую с ней самой.

Так она себя видела видимо.

Видимо поэтому.

- Знаешь, в некоторых просто есть отголосок души, а в некоторых пустота, не знаю в чем разница, но как-то так. – Она развела руками и тоже уставилась на представление, которое разыгрывалось рядом.

Морин рассматривала свалку из чужих тел и думала совершенно не о том, о чем предлагал задуматься Тео, а думала о том, почему, не смотря на все это, людей ценили чуть больше, чем таких как они? Но грустные мысли, грустными мыслями, а вопрос не должен оставаться без ответа.

- Нет уж, мы не будем подбрасывать дров в этот костер искусства и праведного гнева, можем досмотреть представление издали, я кажется вижу следующий экспонат и хочу посмотреть на него поближе, только вот интересно, если я тут что-то найду, как же тащить до дома? Мне нужна машина.

Ее мысли скакали быстрее, чем она отдалялась от драки, которая все больше перерастала в брань и требование выплаты долга. Ну что ж, художник должен быть голодным и видимо бедным, чтобы достойно что-то воспроизвести.

Следующая скульптура заставила ее замереть на месте. Она никак не могла понять, что это. Открытая пасть, щупальца с глазами, голова? Тело? Что-то еще?

- Ээээм, у меня какие-то затруднения с определением того, что тут изображено, какой-то хаотичный выдался денек, может у скульптора он тоже таким выдался. Я не пойму, что здесь где? И что это вообще? Тео? Тео ты видишь, это рот? Или глаз?

+1

7

Тео слушал Морин с удовольствием. Всё, что она рассказывала было ему совсем не близко, но от того только интереснее. Ему в самом деле не было никакого дела то любителей эпатажа, не умеющих в него, как и до искусства. Но рассказы Делейни были такими красочными и живыми, что он не мог отказать себе в подобной маленькой слабости и перестать уточнять и спрашивать. Он, конечно, придерживался позиции, что всюду нужно искать выгоду, но это порой так утомляло, что подобные их с Морин относительно культурные ни к чему не обязывающие вылазки были просто необходимы. Расслабляли. Хотя парочка вопросов на более интересные и понятные ему темы уже крутились на языке, но он держал себя в руках. Ещё успеет испортить вечер.

- Мда, надеюсь, что выкупить собирались исключительно для того, чтобы сжечь. Ничего личного, но она в самом деле была ужасной,- Тео в самом деле не понимал к чему все эти расшаркивания друг перед другом и достаточно очевидные и жалкие по сути своей попытки угодить. Слишком много совсем необязательной фальши. Нет, он, конечно, и сам тот ещё лгун - печати ставить негде, но лесть никогда не была его любимым способом воздействия. Уж лучше шантаж, перевирание фактов и прочие способы нажить себе друзей, которые скорее враги. Но в самом деле, где у гостей Морин самоуважение? Они же все влиятельные люди, почему бы не позволить себе честно сказать, что картина - дрянь? - А тебе хоть раз озвучивали честный отзыв на твоё очередное прекрасное и отвратительное приобретение? Мне просто интересно есть ли среди местной элиты подобные смельчаки и живы ли они по сей день.

Ему немножко смешно и он даже этого не скрывал. Зачем? Навряд ли он мог задеть Морин словом, даже не факт, что делом. В этом-то и прелесть их странного, но абсолютно удобного во всех смыслах знакомства. Не нужно взвешивать каждое слово, как в разговорах с Люцифером или Гавром, не нужно думать о последствиях. Можно просто в кои-то веки говорить. И спрашивать. И слушать, не пытаясь наощупь найти второе, третье и четвёртое дно, чтобы нечаянно не утонуть.

- Ничего не понял, но спасибо. Постараюсь как-нибудь на досуге постичь эту замысловатую науку,- не то, чтобы у него был этот самый досуг, если уж совсем честно. Но главное это желание, а остальное детали. Да и отвлёкся он на сомнительное шоу не без скрытого восхищения следя за попытками художника (или кто он там?) доказать свою правоту. Такое тщедушное тело и столько храбрости, ух.

- Не будем, так не будем. Сами разберутся,- Тео коротко кивнул и развернулся в нужную сторону, в раз потеряв всякий интерес к потасовке. Что он драк что ли не видел? Особенно таких бессмысленных и сумбурных. В конце концов у него есть собственные бары, где подобным всегда можно насладиться, если вдруг очень захочется. Обычно подобных желаний он за собой не замечал.

- Что-нибудь придумаем, я, в общем-то за рулём, правда боюсь не каждое произведение влезет ко мне, но попытаться можно,- Тео честно пытался понять, что из себя представляет очередной экспонат, но его фантазия явно уступала совершенно очевидно больной фантазии автора. Щупальца какие-то, глаза, много глаз и был ли тут вообще рот?

- Всё, что с щупальцами предлагаю автоматически считать за попытку изобразить ктулху. И вот это, кажется, похоже на рот,- Диккенс наугад ткнул в нечто отдалённо похожее на рот и завис, разглядывая все остальные части скульптуры. Там всё было похоже на рот. Ужасно. - Только не говори, что ты её покупаешь. Мне как-то страшно.

И правда страшно. Гораздо страшнее затихающих криков недовольства от компании, оставленных позади. И даже страшнее незапланированного родительского дня. Художникам, создающим нечто подобное нужно как минимум руку сломать в назидании. А может быть две. Чтоб людей впредь не пугал.

- Я решительно ничего не понимаю в эстетике отвратительного. С каких пор вообще стали создавать нечто подобное, а не что-то хотя бы отдалённо похожее на работы старых мастеров? Это авангард? Или повсеместное помешательство? И, знаешь, мне вот интересно, почему ты посещаешь подобные выставки, а не места, где и впрямь выставляются и хранятся шедевры? Этому есть какое-то объяснение?

Тео широко улыбался, но смотрел внимательно. Интересно же, в самом деле интересно. С Морин в принципе не заскучаешь. А в его жизни было не так много женщин, с которыми было так занимательно и без обязательств. И он ценил подобные встречи.

+1

8

Морин и сама считала, что картина достойна костра, но тем не менее негодующе посмотрела на Тео. Если и выкупать искусство, то только чтобы им наслаждаться. А как можно наслаждаться этим пронизывающим тебя ужасом и отвращением, если полотно сгорит дотла? Нет уж, пусть висит, иногда эта самая картина заставляет замереть ее на несколько секунд, всмотреться как в зеркало, увидеть там чудовище, содрогнуться и пройти мимо, постаравшись забыть об увиденном.

Но Морин тоже была не так проста, свои скелеты она не хранила в шкафу, она вообще не скрывалась, ее принимали за дурочку из высшего общества, только потому что она смеялась над самыми странными и страшными вещами и никогда не придавала значения политике. ЕЕ считали избалованной деткой, которую оберегает муж, которого она видела, кажется неделю назад, а может быть две недели назад. Ее считали кем угодно, кроме монстра, которым она была.

Зато она этого никогда не забывала, поэтому искусство было для нее отдушиной. Она искала в них себя и, если находила, если ей удавалось найти что-то отдаленно похожее, она покупала. Всех ужасал ее вкус, но только не ее саму, тайны не было. Она просто не говорила всего.

- Ты ставишь меня в тупик такими вопросами, Тео, кто скажет богатой и уважаемой женщине, что ее лучшая покупка из последних – дрянь полнейшая и на нее жалко тратить даже доллар. Ключевое тут – богатой, потом уже уважаемой. Я думаю они держат меня за умалишенную, потому кивают и улыбаются, каждой моей новой придумке.

Она пожала плечами, это даже было выгодно с одной стороны, когда ее куда-то приглашали, всегда старались подражать ее стилю ведения вечеров и лажали в этом. Не было подлинного антуража, все было декорации и фальшивка, Морин такое слишком быстро просекала и нещадно высмеивала. Поэтому ее люблю и ненавидели, больше, конечно, ненавидели, но она в этом гадюшнике все равно была главной змеей.

- Ктулху так ктулху, но какая-то непонятность анатомии. Не искажение, сумбур на сумбуре, автора что-то принимал не иначе, говорят Ван Гог болел и рисовал свои картину между приступами, что-то там с мозгом. В наше время его бы вылечили, пожалуй, к лучшему что он не дожил до этого момента, его картины бесподобны. – Морин вздохнула мечтательно, почти все они были в собрании музеев, куда ей ходить не нравилось, слишком церемонно, слишком много людей и слишком много шумихи вокруг каждой выставки. – О, посмотри-ка, тебе не кажется, что это то, что мы искали.

Она потянула Тео в сторону, кажется все-таки козы, ну по крайней мере у нее были рога, это уже что-то. А рога предполагали, что это что-то из той породы. Парные рога и два копыта. Остальное тело было спрятано в зелени, как будто козочка игриво выглядывала. Но морда у козочки была устрашающе клыкаста, так что Морин сама вздрогнула.

- Что-то мне не хочется проверять, что там по ту сторону куста. Вдруг я разочаруюсь окончательно, между прочим эту выставку собирали несколько лет. Я думала, тут будут великолепные произведения, а пока не увидела ничего, что привлекло бы мое внимание. Мне кажется, что современное искусство загнивает, они ищут новые формы, ищут новое вдохновение, забывая под час, что оно рядом и не нужно уродовать что-то, что-то настолько естественное как коза. Зачем ей акульи клыки? Я не понимаю. Это расстраивает.

Дальше по тропинке стояла еще одна статуя, вот от нее Морин содрогнулась уже по натуральному. Кажется, кто-то пытался изобразить Горгону во всей ее красе, передав ее бешенство, ярость, борьбу, передав ее гнев. Нет, не Медуза-то была, но одна из сестер точно позировала и это угнетало. Монстр среди монстров, один единственный, натуральный, прекрасный в своей наготе, смешанные змеи и раскрытые пасти, монстр, от которого нужно бежать.

- Да, искусство загнивает. – Сказала она стоя напротив той, что походила на нее как две капли воды и была старше на тысячи лет.

+1

9

Все истории, услышанные от Морин, про развлечения и попытки в эпатаж обычных смертных в очередной раз навели демона на мысль, что он им немножко завидует. Сфера их интересов была, конечно, до смешного маленькой и порой до абсурдного неадекватной, но им же нравилось. Они мерились красотой платьев, важностью и значимостью мужей, внешним видом жён и, в общем-то, были счастливы. Не все, наверное, но многие. Для них их положение в обществе было пиком успешности, поводом для гордости. Им нравился вкус жизни и они его отлично знали. Чего нельзя было сказать о Тео. Высоты, к которым он стремился, оставались недостижимы. Смысл жизни в принципе был не ясен, а уж его бессмертие и вовсе обесценивало любые достижения кроме тех, что были на этом конкретном круг, как и понимание того, что на следующем он сперва будет набираться сил, затем снова что-то строить. И никакой радости от жизни, никакого удовлетворения. Мимолётные радости и успехи, а толку ноль. Даже у хозяек неудачных по воссозданию эпатажа, подсмотренного в доме Делейни, было больше поводов для искренней радости, чем у него. И кто из них тут главный идиот в таком случае?

- Ну я же сказал,- Тео пожал плечами, не испытывая ни стыда, ни смущения из-за своих не раз озвученных слов относительно картины, висящей в гостиной Морин. Впрочем, он отлично понимал, что мог себе позволить что-то подобное в основном из-за того что не считался ни богатым, ни влиятельным в человеческих кругах. Да и человеком то не был. Но, слушая рассказы Делейни про развлечения светского общества, только всё больше убеждался, что не зря он не рвался в сливки в общество. Тем более, что он быстро уставал заниматься, тем, что ему не было интересно. Вот ему было весело заниматься своим бизнесом, вот он им занимался с полной самоотдачей, прокручивая деньги, находя инвесторов, экспериментируя и не промахиваясь. И совсем не интересно было пить вино, обсуждая за спиной очередной хозяйки вечера, как же она смешна в своих попытках всем угодить.

- Прогресс не всегда на пользу - это факт, впрочем автор этого, с твоего позволения, произведения искусства если и болен, то неизлечимо. Лучше бы его добили, чтоб не мучался, - некоторых людей на вкус Тео и впрямь стоило добить или не выпускать к другим на всякий случай, изолировав от общества, некоторые признанные нормальными были пострашнее людей с психическими отклонениями. Слишком очевидно их безумие, не диагностируемое специалистами. Непризнанный скульптор, создавший нечто смутно похожее на ктулху явно был из этой категории. Совершенно точно.

Тео не замечал нужные им скульптуры, но запросто на слово верил Морин и следовал за ней почти как воздушный шарик, потягиваемый за верёвочку. Отдать управление происходящим в чужие руки оказалось даже проще, чем он мог себе представить. Впрочем вероятно сказывалось то, что эти руки, в которые он так легко вверил бразды правления, ему вреда ещё не наносили и убить не пытались, ну разве что немного покалечили, но это была случайность. Счастливая такая случайность.

- Проверять, думаю, не стоит,- клыки, имеющиеся у козы в количестве не обнадёживали. Искусство и впрямь катилась в тартарары, а Тео всё ещё не понимал, что они здесь делают, но слушал молча, не перебивая. Что здесь готовили несколько лет он пока не понял - красивым был разве что сам разбитый сад, всё остальное вызывало вопросы. Десятки вопросов. - Надеюсь, что деятели искусства одумаются и вернутся к истокам, хотя бы частично. Пока это похоже на бессмысленную трату материалов. И повод для расстройства у ценителей вроде тебя. Это печально даже по моим меркам, а мне на искусство, в общем-то, плевать. Хотя это я, наверное, зря, но глядя на представленное на этой выставке я начинаю сомневаться зря ли.

Тео был очень внимателен к деталям и вздрагивание Морине при виде следующей по тропинке статуи от него не укрылось. Переведя взгляд, немало заинтригованный подобной реакцией своей спутницы Диккенс узнал в статуе Горгону. Вот тут на самом деле автор был вероятно в чём-то прав, хотя, конечно, на вкус Тео страх людей перед тем, что им непонятно, слишком явно затмевал им рассудок. Слишком очевидно. Во всём непонятом и непостигнутом ими они видели угрозу и изображали это соответствующим образом, чего стоят только изображения тех же демонов. Тео был уверен, что с горгонами дела обстояли так же. Хотя на самом деле ему понравилось как изобразили гнев и ярость. Переданные эмоции были сильны и их то он как раз понимал, в отличие от всех прочих экспонатов выставки. И ювелирная точность в изображении змей с распахнутыми пастями и вид их хозяйки - всё это было в самом деле красиво. Хотя так, наверное, думал только он.

- Если честно, я бы сказал, что это единственное, что мне сегодня понравилось. Впрочем, возможно, мои вкусы достаточно специфичны, но мне нравятся изображённый эмоции. И сила, которую подразумевали. Сомневаюсь, конечно, что автор был знаком лично с горгоной. И вероятно изобразил её в разы хуже, чем есть, но.. он хотя бы пытался,- Тео задумчиво помолчал, разглядывая детали и раздумывая, стоит ли задавать более личные вопросы. Но любопытство взяло верх над чувством такта. Как обычно. - Я заметил, что ты вздрогнула. Знакомая? Родственница? Слишком ужасно даже для этой выставки?

Вопросы были глупыми. Хотя бы потому, что была велика вероятность, что он спрашивает совсем не о том. Всё-таки в его привычке разузнать побольше заранее, которой он пренебрёг по отношению к Морин,  была своя прелесть и без информации он ощущал себя практически как без рук. Но с другой стороны даже зная наперёд ответы, он ошибался. Так почему бы не попробовать ошибиться по незнанию ради разнообразия? Если он, конечно, ошибся.

0


Вы здесь » Godless » real time » [20.06.2018] Искусство требует жертв