Godless

Объявление

Когда ажиотаж битвы за жизнь отгорает, все постепенно проступает из тумана событий. Сначала объявляется дочь, слава всем богам, живая. Потом удается сдать в служб опеки ребенка, с уверениями, что она сама займется поисками матери, благо, есть, к кому обратиться. И затем остается лишь один пункт списка, убедиться, что Брайан жив.
В игре: ДУБЛИН, 2018. ПОШУМИМ, ЁПТА!

Порталы ждут своих смельчаков!
Скоро будут обновления по темам Люц что-то снова замышляет, у КОВ полно работы, а в СБС грядут крупные неприятности!. Не пропустите.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » real time » [03.07.2018] All we need is ice cream


[03.07.2018] All we need is ice cream

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[epi]ALL WE NEED IS ICE CREAM 03.07.2018
Jane & Edwin
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://78.media.tumblr.com/ed0e398b991493dadfff3245d2bdef28/tumblr_nvhpajXeMU1tudwpgo1_500.gif
Мне нужен твой фургон, твоё мороженое и эти прикольные фиолетовые очки тоже отдай!
Или чем может обернуться самый заурядный поход на пляж...[/epi]

Отредактировано Edwin McLoughlin (2018-07-21 19:22:37)

0

2

День на пляже Сипоинт выдался просто замечательный, - солнечный, теплый, но не жаркий, благодаря свежему ветру от воды, - а посему, на смотря на будний день, народу тут было достаточно. По песчаной полоске пляжа с визгом носились дети всех возрастов, от самых маленьких карапузов, с трудом переставляющих еще непослушные ноги, до парочек подростков, гуляющих за ручку у самой кромки воды и швыряющих в море мелкие камушки. Джейн сидела на каменном парапете, свесив ноги в воду и укрываясь от солнца под довольно-таки старомодным зонтиком, купленным несколько недель назад на блошином рынке в Балбриггане, как раз на случай таких прогулок. Ши любила тепло, но категорически отказывалась загорать. Кожа существа плотно связанного с водой не принимала ровный, золотистый загар, а покрывалась красной шелушащейся пленкой и начинала облезать. К прочей радости добавлялась еще и россыпь веснушек на курносом носу, приводящая ее в священный ужас. Выглядеть так Риган себе позволить не могла. Для этого она слишком себя любила.

После произошедшего несколько дней назад, ши здорово сдала и Лили, посмотрев на унылую и вздрагивающую от каждого шороха «работницу», отправила ее развеяться и отдохнуть несколько дней. В тишине пустой квартиры находиться было тоже невыносимо. Ши казалось, что тени по углам движутся и цепляются за ее лодыжки, что ветки за темнотой окна - страшные лапы, которые тянутся, чтобы разрушить ее хрупкий мир, что даже воздух стал ядовит. Впервые за долгое время, она ощутила потребность находиться среди людей, где чувствовала себя хотя бы в относительной безопасности. Даже пташки перестали радовать - в глазах каждого из них она видела отблеск металла, разрезавшего ей руки. И выхода из этого порочного круга не было. Джейн голодала уже несколько дней, не способная использовать свой зов на смертных. Слишком яркими и болезненными были воспоминания о том, как ее саму приманили заговором. Возможно, у нее проснулась совесть. Хотя, скорее всего нет. Этого ненужного «органа» существам из-за Холма не выдавали.

Джейн отпила воды из пластиковой бутылочки и убрала ее обратно в болтающуюся на плече сумочку, расшитую разноцветными бусинами и искусственными цветами. Ее она купила там же, где и зонт. Какая-то старушка распродавала старые вещи, не один год пылившиеся на чердаке, и теперь называющиеся модным словом «винтаж». Ши не смогла устоять перед такой прелестью и смела половину прилавка. Наверное, проклятый был прав, и ей действительно стоило вылезти из своей лужи пораньше. Где-нибудь в шестидесятые, когда люди носили такую прелесть. С другой стороны, сейчас, на фоне девиц в обтягивающих задницу джинсах и майках с яркими принтами, она неплохо выделялась из толпы. Выделяться фэйри любила.
За время своего вынужденного отпуска, ши почти пришла в себя и даже снова начала улыбаться, но самым главным врагом для нее сейчас была скука. Оставаться одной и просто пялиться в морскую даль было невыносимо. Джейн тоскливо осмотрелась вокруг, мазнув взглядом по детям и их родителям, прячущим лица под темными очками, а тела - под разноцветными зонтиками. Джейн им искренне сочувствовала, - им явно не по нраву была необходимость вылезать из дома на жару, но отпрыски требовали прогулок и мороженого. От последнего, кстати, ланнан-ши и сама бы не отказалась, но вокруг не наблюдалось ни одного продавца. Странно. Обычно они стараются пастись в таких местах небольшими стайками, предчувствуя неплохую прибыль.

Взгляд Джейн зацепился за одинокую фигуру с альбомом на коленях. Черноволосый парень, сидящий в стороне от основной массы «пивных животов», возлежащих на песке в компании «бумажек на носу», что-то увлеченно рисовал. Кажется, день переставал быть томным. Творческих людей ши любила. И не только как закуску. Риган подхватила сандалии, спрыгнула с парапета и направилась в ту сторону. Любопытство, как известно, сгубило кошку. Но не всем известно, что оно же сгубило не одну фею из-за Холмов. Эти создания дали бы фору целой стае кошек.
Джейн подошла к мужчине со спину, опускаясь в песок на колени, бросая на них обоих тень от своего зонта и заглянула через плечо, уставившись в его работу.
- Знаешь, у тебя очень странные рисунки, - заметила она, недоуменно смаргивая.
Понятие «личного пространства», свято оберегаемого самой фэйри от чужаков, не распространялось на других людей. Вот такой вот парадокс, но ши вообще дети парадоксов. Им простительно.

Отредактировано Jane Regan (2018-07-22 11:43:36)

+1

3

Иногда могло показаться, что Эдвин вообще никогда не бывает занят чем-то полезным. Его жизнь имела весьма причудливый темп, она то ускорялась, то замедлялась, и он сам порой не мог ответить наверняка, что будет делать завтра, через час, через пять минут. Потому что он никогда не планировал. По плану живут глубоко несчастные, по его мнению, люди, а у него никаких планов не было никогда и он существовал, словно бумажный кораблик - куда ветер подует, туда и поплывет.
И это всегда было здорово. Всегда - чертовски здорово. Ведь когда не знаешь, что может произойти, все становится гораздо интереснее. Жаль, что Эгир не захотел сегодня пойти с ним на пляж - но кто там разберет этих змей, чего они хотят. В их глазах постоянно хрусталь, а в душу Эдвин старался лишний раз не залезать, потому что это было неинтересно - лучше изучать всё самостоятельно и без читов.

А денек выдался погожий. Солнечный, жаркий - сам бог велел провести его на улице, но не в центре города, среди раскаленных каменных джунглей, а где-нибудь на окраине. Он колебался - пойти ли ему к морю, или собрать рюкзак и рвануть на природу в лес, с палаткой и котелком.
Сыграв в "эники-беники", он выбрал пляж. Ну что же, отлично! Неплохой старт для нового дня. Надев пляжные шорты яркого, кислотного сине-зеленого цвета, и майку-сеточку, которая никаких функций не выполняла и что с ней, что без нее - всё одно, Эдвин закинул в сумку свернутое полотенце, бутылку сока и скетч-бук с коробочкой карандашей и пастельных мелков.
Ну вот, красив, готов, орел.

На пляже многолюдно - никакой тебе романтики. Было бы здорово придти сюда ночью, когда шумные семейства уже спали бы по своим домам... Чтобы никого не было, кроме песка, нагретого за день, шумящих волн и лунного диска, низко висящего над водой.
Он вообще был склонен романтизировать, да.
Но и так тоже неплохо. Первым делом стоило искупаться, куда же без этого? Вода, как говорится, это жизнь. И пару часов Ньярл смело потратил на то, чтобы устроить заплыв до буйков, потом обратно, потом просто качаться на спине, чувствуя себя плотиком, дрейфующим по волнам. Надоело плавать - уселся на мелководье рыть яму. Зачем? А черт знает, просто так.
И ракушки пособирал, а как же. Зачем вообще приходит на пляж, если не будешь собирать ракушки? К слову, этих самых ракушек у Эдвина дома было столько, что можно было устроить свой собственный ракушечный пляж. Особенно красивые он покрывал лаком или расписывал акриловыми красками, а всякую мелочь складировал в большую жестяную банку из-под печенья. Уже третью, к слову.

Переделав все эти, без сомнения важные, дела, он устроился на своем полотенце и достал скетч-бук. Ветерок приятно обдувал, сушил влажные волосы, кожа была покрыта мелким песком, словно сахарное печенье. В полной мере получая удовольствие от обстановки, Иной раскрыл свой альбомчик и углубился в рисование. В таких необычных местах всегда интереснее рисовать, чем просто дома. Атмосферно!
И на шершавых листах стали появляться фигуры на морскую тематику. Странные, непонятно как вывернутые, предстающие как комки щупалец, переплетающихся в причудливый орнамент, от этих узоров могло начать рябить в глазах.
Ну, у кого-то неподготовленного, конечно. У кого-то, незнакомого к творчеством МакЛафлина, для которого все эти мистические уродцы - были абсолютной нормой, как и нарушение всех правил - перспективы, перекрытия, тени, горизонта и плотности. Он просто творил всё, что хотел, игнорируя все законы художественного построения. И то, что находилось дальше - было больше, то, что ближе - было меньше, а тени играли в какую-то странную игру.

- Странные? - он даже не вздрогнул, потому что и так слышал шаги, и чувствовал, что кто-то идет, но был вовсе не против компании. Повернув голову, Эдвин обнаружил рыжеволосую девицу под зонтиком, которая смотрела с легким недоумением, перегибаясь через его плечо.
Он хихикнул и встряхнул головой, прищуриваясь.
- Рисунки не могут быть странными, это же рисунки. Странно будет, если гусеницы станут охотиться на львов! - он вновь рассмеялся, и многие на месте подошедшей девушки уже серьезно задумались бы о психическом состоянии черноволосого парня, и о том, стоит ли вообще продолжать с ним беседу.
Но она, кажется, не стремилась поскорее уйти. Ну и славно.

- Впрочем, это было бы странно только по меркам этого мира... Во вселенной слишком много параллелей, и где-то такое точно должно быть нормальным. Хотя я предпочел бы мир с дождем из клубничного молока...
Тихо хихикая, он принялся старательно закрашивать кусок рисунка розовой пастелью, сочетая с персиковым цветом.

+1

4

В том, что все художники немного сумасшедшие, ши не сомневалась никогда. Не может нормальный человек подорваться посреди ночи прочь из дому, только потому, что ему захотелось посмотреть на то, как над водой озера пляшут туманные клубы, или на то, как луна отражается в зрачках ночных птиц. Риган понимала их, она умела видеть красоту в оттенке голубиного крыла и в тени пляшущей на стене напротив камина, в солнечном луче, острым кинжалом пронзающим мутную воду и в радужном отблике мыльного пузыря. Но нынешнее сумасшествие, поветрием косящее творческих людей, было совершенно инаковым. И имя ему, гнусной чуме двадцать первого от рождества чужого пророка столетии – эпатаж.  Все эти прикидывающиеся слепыми скульпторы, художники, рисующие пальцами ног, носом и членом, вокалисты, сознательно уничтожающие чистые ноты в своем голосе и хрипящие в микрофон безобразными звуками. Люди пресытились обычностью, им больше не по нраву простота и лаконичность. Человечество сошло с ума, восторгаясь облитым кровью из носа куском ватмана и подгнившим ананасом в стеклянной банке облепленной белой фасолью. Творчества, настоящего порыва мысли и полета души, в этом не было ни на грамм. Сплошное самолюбование и, как это нынче говорилось, гнилые понты. И кровь у этих «творцов» была им под стать – мутная, с привкусом болотной воды и тухлого мяса. Все художники сумасшедшие, в этом не было новости. Так что запутанные речи, полившиеся изо рта мужчины даже не показались ши странными. Чего-то подобного она и ожидала. И, почему-то, сидхе стало очень горько и обидно, что за красивой оболочкой изорванного и причудливого рисунка обнаружилась все та же людская блажь, все та же потребность показаться как можно более необычным и странным, чтобы зритель схавал и попросил добавки. Глупые, глупые люди. Бедное, бедное человечество.

Тоска последних дней все-таки догнала ее, вцепившись в спину кривыми коготками и теперь ехала верхом, положив на плечо чешуйчатую голову, трепыхала в воздухе длинным языком, просовывая его между бритвенно острыми зубками и нашептывала на ухо гадости. А глаза у нее были желто-зеленые, с узкой щелочкой зрачка и гипнотической силой. Иначе объяснить тот факт, что Джейн не фыркнула негодующе, не ушла, осторожно ступая по горячему песку, а включилась в веселую игру «перебредь ближнего своего» было невозможно. Говорить загадками она умела и любила. Когда-то, очень давно, когда еще сидела в своем болоте, медленно превращаясь из обычной нежити в глубинную рыбину с пустыми глазами голодающего упыря. Нужно же ей было хоть как-то развлекаться?

– Знаешь, для того, чтобы быть хорошим художником, совершенно не обязательно прикидываться психопатом, – Джейн опустилась рядом, устроив зонт на плече и зарыв ступни в песок, – Я понимаю, что гений и безумие всегда шли рука об руку, но тебе не кажется, что наигранность только убивает творчество? Гусеницы могут охотиться на муравьиных львов. По крайней мере, если им этого очень захочется. А клубничное молоко в такую погоду хорошо только замороженным. Ты умеешь замораживать молоко взглядом? Было бы интересно.

Отредактировано Jane Regan (2018-08-13 20:46:36)

+1

5

Эдвин никогда не был консерватором. Он всю жизнь ратовал за изменения и движение вперед. И его радовали изменения в искусстве, потому что это было... Забавно? Любители классики никогда не делись, но рождались новые творцы, и они были иными. Как он, а он всегда поддерживал метаморфозы. И горечь от того, что он - представитель новый волны, а не законсервированный классик, он прекрасно уловил. Забавно...
Забавно, что его обвиняют в том, что он прикидывается, а он ведь на самом деле. Как частица великого хаоса, как крупица изначального безумия, кое воплощал его Отец, а ведь тот тоже был творцом. Только лишь играл на флейте миллиарда миров. Интересно, что это дева сказала бы, если бы услышала чудовищную какофонию вселенской флейты? Жаль, что здесь ее совсем не слышно.

Изменение. Это всегда хорошо. Пусть всё развивается, пусть меняется, пусть приходят новые идеи, новые мысли и новые пробы. Потому что это тот самый беспорядок, который хочет видеть Ньярлатотеп. Он всегда выступал за свободу самовыражения, и за свободу вообще. Ведь хаос нельзя запирать в рамки. Делали это его прогрессивным созданием? Вероятно да. Ему нравилась современность со всеми новыми её плюшками. интересно, очень интересно. Он почти не помнил, как было пару тысяч лет назад, но ему казалось, что там было скучнее.

Он оторвался от своего рисунка и взглянул на девушку. На его лице блуждала странная улыбка и в глазах мерцали искорки. Невидимые щупальца скользили вдоль, обвиваясь невесомо и незаметно, а карандаш в пальцах чуть дрожит. Он сам чуть дрожит, вздрагивает, прежде чем разразиться хрустальным смехом.
К слову, он всегда любил эпатаж. Даже того, когда такого слова еще и не существовало.

- Зачем прикидываться? Я такой, какой есть, а психопат или нет - вам со стороны виднее, - он смеется и пожимает плечами, - Может и да, может и нет. Я считаю,  то я нормальный, просто не сковываю себя в рамки, как это все любят делать. Общество станет пресным без таких, как я. Не правда ли? Ах, теперь я хочу клубничного мороженого... Льда! Яркого, розового, холодного... Ммм. Вот что ты наделала?
Он лукаво смотрит на нее и улыбается. Улыбка у него странная, причудливая, растягивает уголки губ в оскал. Нет, не притворяется. Он такой, какой есть, определенно. Не было в нем наигранности и лживости, Ньярлатотеп всегда был довольно прямолинейным, когда не играл какие-то интриги для своего развлечения. Сейчас - не играл. Он ведет себя так же, как и всегда вел. Непонятно, по-дурацки, странно. И это ему странным образом шло.

Парень собирает листы и складывает их в чехол. Крутит по сторонам головой, задерживается на подошедшей девушке. Она выглядит немного странной и бледность ее резко оттеняется рыжими волосами. Взгляд её пристальный такой... Интересно, что она сейчас видит? Видит ли она больше, чем человек? Человек ли она? Это вопрос. И одно из щупалец аккуратно касается её виска, чтобы в следующий момент Ньярл ощутил на языке привкус озерной воды и ряски, и привкус крови, а в ушах зазвучали слова чьих-то стихов, очень далекие и почти неразборчивые.

- Давай угоним грузовик с мороженым?
Вот так просто - и сразу на "ты". Вот так просто - и это вовсе не шутка. Вот так. Потому что он так может. А почему нет? И грузовичок с веселой мелодией как раз остановился на обочине рядом с пляжем, и туда устремились детишки, чтобы накупить вкуснях. А Эдвину хочется чего-то интересного, и он уже поднимается, отряхиваясь. Он сказал - он сделает.
Потому что он безумен.

+1

6

- Грузовик с мороженым? - ши удивленно распахнула глаза, не сразу поверив в то, что слышит, - Угнать?
Пожалуй, она поторопилась с выводами, посчитав его нормальным. Именно сегодня ей повезло встретить по настоящему отмороженного на всю головушку представителя и без того не самой адекватной братии. Наверное, ей стоило пожать плечами, покрутить пальцем у виска и исчезнуть отсюда. Добраться до дома, залезть под пестрое лоскутное одеяло с очередным бредовым фэнтезийным романом, в котором русалке приделают хвост, а болотнику - щупальца, и просто попытаться не корчиться от непонятной тревожной тоски, грызущейся в грудной клетке подобно невоспитанному щенку. И не пугаться ветра бьющего в стекло и шагов на лестничной клетке, замирая каждый раз, когда кажется, что они слишком близко. Наверное, ей и в самом деле стоило так поступить. Вот только почему вместо этого она встает, отряхивая с ног налипший песок и идет следом за парнем, едва ли не подпрыгивая от веселого нетерпения?

Иногда сидхе и сама себя не понимала. Например в те минуты, когда выходила из дома за чем-нибудь сладким к чаю, а обнаруживала себя на пороге супермаркета с огромными пакетами, на оплату содержимого которых ушла половина отложенных на очередную симпатичную цаку денег. Или когда собиралась заканчивать работу и сесть в такси до дома, а просыпалась в чужой квартире, обнимая случайного любовника, который вчера в баре рисовал ее портрет на картонной подставке под пивную кружку. Порядок, противный ее природе, старательно обходил стороной ветреную ши. Женщина пожала плечами, отбросив все ненужные мысли, тяжелые, как камни стен замка Лип, и бодро порысила за своим Вергилием, в страну криминальных замашек и безудержного веселья.

Что-что, а грузовики с мороженым она еще не угоняла. Как-то не приходилось к случаю. Хотя, с ее способностью становиться невидимой для большинства людей, не считая нынешнего «избранника», - мистер апрель, или мистер май, какая разница? - ее ждала блестящая карьера аферистки и форточницы. Правда, ши была не совсем уверена, запечатлевает ли ее в такие моменты камера видеонаблюдения, а рисковать секретностью своего существования для проверки этого, несомненно полезного, навыка она не решалась. Да и сейчас использовать свои навыки, особенно при незнакомом человеке, пусть и больном на всю лохматую голову, совершенно не хотелось. Сидхе с тоской посмотрела на свой выходной костюм, который успела выгулять только раз. Если их затея увенчается успехом, то ей точно не светит больше его носить. По крайней мере не этим летом. Потому что светлоглазых и коротко стриженных тощих девчонок в этом городе завались, и искать кого-то по такому описанию можно до тех пор, пока Боги не проснутся. А вот кружевной зонтик точно станет визитной карточкой. Риган глупо хихикнула. Она и в самом деле, на полном серьезе размышляет, как проще совершить преступление и не попасться при этом. И не быть потом похожей на свои ориентировки, буде они случатся.

Хотя, в общем-то, а почему бы нет? Она научилась следовать правилам этого общества, но никогда не была его частью. Она убивала, лгала, причиняла людям множество боли, доводила некоторых до самоубийства просто ради потехи, и теперь отступит перед такой мелочью? Женщина фыркнула в ответ своим мыслям. Она хочет это мороженое, и она его получит.

- А как ты собираешься это сделать? - как бы между прочим спросила Джейн, безмятежно заглядывая в глаза своего спутника, - Мне отвлечь водителя?
Она не может стать невидимкой, чтобы проникнуть в кабину. Она не может перекинуться в туман и заползти в машину, но использовать свое природное очарование и зов сидхе может без риска быть раскрытой. Это, слава всему сущему, не сопровождалось огненными спецэффектами.
- Только сейчас там толпа сопляков соберется, со своими родителями. Надо успеть до того, как они раскупят весь карамельный пломбир. Знаешь такой, с ирисками.

Отредактировано Jane Regan (2018-09-18 15:45:24)

+1


Вы здесь » Godless » real time » [03.07.2018] All we need is ice cream