Godless

Объявление

Крупный сюжетный виток, в котором может поучаствовать каждый!
Змей вытаскивает наушники из ушей, перепрыгивает через огороженный бордюром газон и мягко приземляется на ноги, чувствуя отдачу в зоне пяток от подошвы кроссовок. Она скручивает наушники быстро, и это для нее необычно: что Змей, что Санай Оуэнс обычно размеренные спокойные девушки, действующие плавно изящно. Не ходят, ползут. И никогда не торопятся. Но сейчас не та ситуация, в которой стоит медлить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » flash » [1916] Закапали кровью, слезами друг друга мы


[1916] Закапали кровью, слезами друг друга мы

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[epi]ЗАКАПАЛИ КРОВЬЮ, СЛЕЗАМИ ДРУГ ДРУГА МЫ 1916
Andew Knight, Ciaran O'Flaherty
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://i.imgur.com/45KGA4G.gif
Встреча давних знакомых на войне и прощение, которого не должно было быть.[/epi]

Отредактировано Ciaran O'Flaherty (2018-07-25 23:30:43)

+2

2

Лансу давно уже не казалось, что война - захватывающее приключение. Он ещё со времён Камелота понял, что война - это страх, боль, кровь и смерть. Поле боя в жизни вовсе не то зрелище, которое готов увидеть каждый и не сойти с ума. Люди падают рядом. Люди падают по ту сторону. Люди стонут, людям больно. Их ждут дома, но многим не суждено вернуться, а некоторым просто некуда и не к кому, но они ещё этого не знают и неизвестно, что хуже на самом деле. Не очень-то и героическая смерть на поле боя или глухое отчаяние по возвращению? Хотя, конечно, есть и счастливчики, которые смогут прожить жизнь после войны, их ждут и их дождутся. Но эта история не про него.

Лансу возвращаться некуда. Ланс геройствует и так или иначе подставляется под пули, не понимая, чем огнестрельное оружие лучше мечей и в глубине души надеясь, что смерть, которая его обязательно найдёт, будет быстрой и безболезненной. Для него погибель, найденная на пересечённой местности, была бы избавлением, но он слишком благороден, слишком Ланселот, чтобы помочь себе, перестать бороться, сделать всё, чтобы избавиться от тянущего чувства пустоты, от ощущения собственной бесполезности в этом мире без Камелота, Артура и друзей.

Поэтому он здесь. Поэтому он воюет за чужую страну, за чужих ему людей. Воюет, потому что одну человеческую жизнь он уже прожил и пора бы и честь знать, но у его судьбы, как обычно совсем иные на него планы. И он продолжает идти в бой и возвращаться, зачем-то выживая. Он правда не понимал, почему ребята, в окопах рассказывающие о невесте, о матери, о сёстрах гибнут рядом с ним, а он, вспоминающий лишь о тех, кто жил во времена рыцарей, всё ещё жив.

Иногда ему казалось, что он видел на поле боя своих братьев, но всегда ошибался. И от этого было ещё больнее. Надежда - глупое чувство, но он не надеялся, он верил, что найдёт их. И встанет плечом к плечу и продолжит делать то, что умел лучше всего. Будет защищать тех, кому грозит опасность. А пока, пока он плёлся в лазарет, спотыкаясь от усталости, на очередную перевязку, чтобы продолжать своё бессмысленное существование, чтобы продолжать поиски. В легендах, которые им рассказывали в детстве, никогда не упоминали чувство опустошённости у тех, кто проснётся раньше времени и не встретит своих друзей. Легенды обещали, что когда придёт время, король Артур проснётся и встанет на защиту. Но Артура нет. Есть только его верный рыцарь Ланселот с уже частично зажившим и чудом не загноившимся пулевым ранением навылет.
И больше никого, кого бы ему так отчаянно хотелось встретить.

В лазарете никогда не было тихо. Слышались стоны, плохо различимые монологи в бреду и молитвы. Много молитв и все не его богам, но разве это имеет какое-то значение здесь? Не всем суждено было выйти отсюда на своих двоих, для многих это последнее пристанище. Эндрю всегда неприятно отвлекать врачей от тех, кто больше его нуждался в помощи, но приказа идти на перевязку ни разу не ослушался, ведь если и он сляжет на соседнюю койку от обречённого, которому помочь уже не могут, значит станет на одного солдата меньше. Иногда, ожидая пока освободится хоть кто-нибудь, он даже помогал подержать очередного несчастного или вызывался подать воды - ему было совсем несложно. Так было даже легче. Быть полезным всегда легче, чем обузой. Тем более, что он не боялся ни крови, ни чужих страданий, он и своих то не боялся, а чужих тем более. Ребят было жалко, тут были совсем молодые мальчишки возраста, в котором он сам получил меч и был посвящён в рыцари короля Артура. И они были обречены. Разве справедливо? Почему они, а не он? Они ведь не прожили ещё свою жизнь, толком не поняли, кто они. Вызываясь добровольцами, они даже не знали, что война - это всегда ужасно. И в отличие от Ланса они могли прожить жизнь совсем не воина и быть счастливым. Он нет. Только здесь он и был в самом деле был полезен. Только здесь ощущал себя сэром Ланселотом, пусть и был сержантом, а не рыцарем, приближённым к трону. Рыцарем, посягнувших на чужую королеву, предавший своего короля, пусть и не на поле боя и не уберёгший его. Пусть и в руках был больше не меч, но.. здесь он был уместен.

Покорно не шевелясь, пока им занимался уставший врач, Эндрю смотрел по сторонам не любопытства ради, а просто потому что больше нечем было заняться. Вид чужих страданий не доставлял ему удовольствия и радости, да и желания идти и мстить у него уже тоже не было - всё это бессмысленно. Но если закрыть глаза, останется звук и картина сама встанет перед глазами и может быть там будут совсем не нынешние солдаты, а те, кого он провожал в последний пусть когда-то давно, уж лучше он будет видеть, чем представлять. Скосив взгляд вправо, заприметил чернявенького худого паренька, смутно напоминающего ему кого-то из прошлого - обычное дело на самом деле, велика ли разница между мужами прошлого и нынешними солдатами? И всё-таки не стал отводить взгляд, изучая чужую спину, следя за его движениями. И.. метка? Эндрю вздрогнул всем телом, но остался сидеть на месте, до боли сжав руками края кушетки, на которой примостился на время обработки раны на бедре. Ему не могло показаться. Это точно метка. Та самая, что он видел на руке у Мордреда. Возможно ли это? Неужели из всех, кого он знал и любил в Камелоте ему свезло встретить именно его? Да ещё и в союзных войсках. Эндрю сжал зубы покрепче, с трудом удерживая себя от необдуманных поступков. Встать бы, схватить его за шиворот, выволочь и вытребовать ответов. Душу отвести. Пусть без меча, пусть кулаками, но.. он заслужил. Заслужил! Коротко кивнув отпустившему его врачу, Ланс выскользнул из палатки, замерев при входе, чтобы перехватить призрака прошлого. Его трясло от злости, поднявшей голову, и всё же он не был готов устраивать цирк в лазарете. Не место. Несчастные вокруг невиноваты, что он не спас Артура, а Мордред его так подло предал. Мордред и Моргана. Эндрю скрипнул зубами и замер, высматривая нужного ему паренька. Он должен убедиться.

Схватив чуть выше локтя, Ланс дёрнул на себя потенциальную жертву своего праведного гнева, сквозь зубы бросив единственную фразу, достаточную для того, чтобы остальные перестали обращать на них внимание. Он старше по званию, он в своём праве.

- Разговор есть,- не отпуская чужого предплечья, Эндрю уверенно двинулся в сторону от скопления людей, шагая грузно и мысленно считая до десяти по третьему кругу. Сначала разобраться, потом бить. Бить до крови, бить пока не станет легче. И даже если после этого его будет ждать по-военному жёсткое наказание - плевать. Плевать.

- Руку, покажи руку.

Эндрю смотрел мрачно исподлобья, смотрел внимательно, выискивая знакомые черты и видя их. Он что, совсем не изменился? Держать себя в руках было сложно. Но после стольких неудач он не доверял своей памяти и глазам. Метка точно могла быть только у Мордреда, а всё остальное могло быть следствием усталости от войны, от ожидания от самого себя. Ждать, пока поднимут рукав было ещё сложнее, чем держать себя в руках. Ему хотелось, чтобы его тоже признали, но он молчал. Не пытался объяснить кто он и зачем. Он просто ждал. Ждал, чтобы дальше без выяснений ударить. Заслужил.

Отредактировано Andrew Knight (2018-07-28 13:25:36)

+1

3

"Руку покажи, руку."

Киран готов хохотать, ему даже очень хочется - расхохотаться в лицо мужчине напротив, такому серьёзному, мрачному, пожалуй, даже взбешенному? Высмеяться как следует, отхрипеть до слёз, так много на самом деле в этом коротком вопросе-просьбе, так много и так мало. Мало ли людей-нелюдей ходит по этой планете, что с лёгкостью опознают его по проклятию? Нет, на самом деле, а те, кто опознает, предпочтут обходить по широкой дуге. Взять с проклятого - объективно нечего, мстить ему за что либо - себе дороже, да и шутить лишний раз с огнедышащей ящеркой особо желающих не находится.

Остаётся лишь горстка людей (когда-то людей), что могут узнать его по знаку на руке и попытаться потребовать ответы. Возможно, даже выбить из него ответы, Киран когда-то бы сказал, латной перчаткой - прямо по зубам, или поддых, а потом, когда он упадёт на землю, можно будет бить ногами. Неплохой в общем-то сценарий, если учесть, для чего Мордред явился на эту войну, для чего вступил в ряды добровольцев, для чего рядом с обычными людьми сидит в окопах, отстреливается от немцев, глохнет от взрывов мин..

- Ну что ты так торопишься, командир, - Мордред скалится. Закатывает рукав, медленно, по сантиметру, обнажая бледную кожу, к которой не липнет никакой загар.

Метка покажется чуть позже...
А пока что можно и правда не торопиться.
Всмотреться в черты лица знакомого незнакомца. Вглядываться как следует в светлые глаза, правильные черты лица, в общем-то, был здоровяком, им и остался, только кто?

- Гавейн? Персиваль?..

Мордред морщится. В прошлом бою ему тоже досталось - чиркнуло пулей по плечу, такое незначительное ранение, впору завидовать. Но он не радуется этому ничуть. Он уже думал о том, что на войне сможет повстречать братьев - где ещё может находиться рыцарь в далёкое от мира время?.. Вот только линия фронта достаточно широка, а войска многочисленны, чтобы никогда не пересечься. Но ему повезло. Или не повезло..
Он шел на войну не помогать. Не защищать страну, которая не была ему родной. Человек без родины, человек без чести... Он пришел сюда умереть. Словить шальную пулю, подорваться на растяжке, попасть под арт-обстрел, и пусть тому, кто приложил к этому руку, будет худо, война беспощадна ко всем, одной жертвой меньше, одной больше... Вечная жизнь наскучила ему до оскомины, он пережил всех, кого ценил, почти всех, он почти пережил даже собственную память о них.

Но теперь воспоминания так резво возвращались, вышибали дыхание из грудной клетки.
И Киран таки рассмеялся, надрывно расхохотался в лицо командиру.
Не отрывая взгляда от светлых, контрастно честных глаз.

- Ланселот?.. - Киран усмехается. Он правда не знает, так, гадает на пальцах, тыкает в небо, вдруг попадёт в самую точку?.. - Не Артур. Артур бы сразу узнал. Или нет, не так. Артура бы узнал я. Слабоват ты для него, мой дорогой брат по рыцарскому столу, харизмой не вышел.

Киран закатывает рукав рубашки до сгиба локтя. Поднимает руку, демонстрируя метку, тягуче-черную, сытую, да и сам он сыт, на войне всегда есть чем подкрепиться, есть так много дармовой крови, которую можно выпить.
Ощущения от такой нарочитой демонстрации проклятия странные - словно он разделся минимум разделся догола, эдакий душевный стриптиз; а в их сторону всё же смотрят. Киран улыбается, улыбается и смеётся, поглядывая на рыцаря, нелепая встреча, нелепые объяснения, которых не будет. Как иронично.
[icon]https://i.imgur.com/TQWHdkl.gif[/icon]

Отредактировано Ciaran O'Flaherty (2018-08-03 13:05:32)

+1


Вы здесь » Godless » flash » [1916] Закапали кровью, слезами друг друга мы