Godless

Объявление

Крупный сюжетный виток, в котором может поучаствовать каждый!
Змей вытаскивает наушники из ушей, перепрыгивает через огороженный бордюром газон и мягко приземляется на ноги, чувствуя отдачу в зоне пяток от подошвы кроссовок. Она скручивает наушники быстро, и это для нее необычно: что Змей, что Санай Оуэнс обычно размеренные спокойные девушки, действующие плавно изящно. Не ходят, ползут. И никогда не торопятся. Но сейчас не та ситуация, в которой стоит медлить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » real time » [16.07.2018] Безумие все еще не признак болезни


[16.07.2018] Безумие все еще не признак болезни

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[epi]БЕЗУМИЕ ВСЕ ЕЩЕ НЕ ПРИЗНАК БОЛЕЗНИ 16.07.2018
Ross, Tamara
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://78.media.tumblr.com/6c6549634314e8d76f8b8cfd72616da7/tumblr_n8dffjuBqm1qa6jq6o2_500.gif
Безумие настигает жителей Дублина, и кому-то надо попробовать успокоить толпу, людей, пока все это не превратилось в кровавую бойню. Возможно, для Гавриила и Ехидны это способ научиться сотрудничать, а не пытаться друг друга обшипеть на тему непригодности каждого к отведенной в КОВ роли.[/epi]

+1

2

Какое-то безумие охватило город, и пока братья и Люцифер в том числе пытались выяснить как это остановить, Гавриил кинулся в самую гущу толпы, чтобы успокаивать, возвращать разум людям. Чтобы прикосновением облегчать их безумие, забирать их безумие, собирать его где-то внутри себя. Он старательно растаскивал толпу, когда приметил рыжую макушку, до боли знакомую макушку.

- Что, тоже не сидится в кабинете, когда вокруг такое?
Он подбирался к ней ближе, упрашивая людей отправится домой, отправиться в кафе, спокойно попить чай, не паниковать, не устраивать свары, спокойно выпить кофе, и пирожное тут будет в самый раз. Он легко подталкивал их к этой мысли, тратят силы на то, чтобы они пошли, чтобы они смолкли, чтобы они успокоились.

Обезумевших людей было так много, что на какой-то момент у него даже руки опустились. Тут нужна была благодать Господня, но ее мог использовать только Михаил, а Гавриил был другого порядка ангел, у него в арсенале были только подталкивающие в правильную сторону думы, внушения, иллюзии, он действовал как умел.

Сил не хватало, люди как с ума посходили. Вот тебе и возвращение одного из богов, лучше и дальше спала эта стерва воронова, а не носилась теперь безумной тварью по городу.

- И ведь надо было додуматься именно эту нечисть открыть нам. Ты как? Справляешься?  - ОН как раз отправил девушку домой, подтолкнув в спину и стало хоть поменьше народу.

Остальные видя, что большая часть успокаивается и сами начинают приходить в себя и ошарашенно оглядываться, как будто сами не знаю, что здесь делают. Но Гавр не очаровывается этой картинкой, еще виток этой ведьмы и они окажутся в аду, честное слово.

- Па полях сражений было легче, там можно было убивать. – Гавриил стряхивает с себя чужую злобу, ему придется медитировать пару дней, чтобы очистить с себя все это. А может ему понадобиться и ритуал, черт его знает.

Все что происходит странно оттягивает что-то внутри, как будто какая-то ниточка тянет, какая будто он вот-вот сорвется, как будто что-то внутри соврется. Может это его пестуемая бездна, которая не может его отпустить, потому что он сам за нее цепляется, может она поглотит его полностью и все, все будет лишено смысла.

Он приблизился к Тамаре и встал за ее спиной, наблюдая за ювелирной работы профессионального убеждальщика.

- У меня бы так не получилось.

Он прикасается рукой к парнишке, даря ему покой и напоминая, что его ждут дома. Дети, здесь даже дети, самые чистые из созданий, не запечатавших в себе грехи, не носивших в себе жажду и желания, которые то и дело подавляли, даже дети.

- Кто бы это не сотворил, он безумец.

0

3

Картины из видения не оставляли Тамару все эти дни. Она не была уверена, не было ли повторных видений, в этом круговороте не разберешься. Кто-то собирался противостоять древней богини, искал способы запереть ее обратно, а Тамара смотрела на беснующихся людей, и внезапно для самой себя находила внутри сострадание, которое и погнало ее на улицы.
В центре Дублина творился форменный хаос, люди метались, возбужденные, непонимающие, чего хотеть. Морриган пробудила в них самые отвратительные качества, подняла со дна наверх, оперировала агрессией, которая бы скрыта почти в каждом. Ранее подавляемая, она всплывала, бурлила, управляла всем происходящим.

Наверное, это было глупо. Все, что было в распоряжении Тамары – умение достучаться до человека, но оно не всегда помогало, не всегда могло проникнуть под слои наносного. Она старалась, запретив себе самой заводиться, для ее собственной агрессии могло бы хватить искры. Запретила себе думать и о том, что от людей можно было избавиться таким простым способом. Нет, не так. Не так беспощадно. Невинных, конечно, среди них не так уж много, истинно невинных, но кто сейчас вообще этим мог похвалиться. Само порождение язычества, Ехидна пыталась препятствовать черному безумию древней религии, что управляла жителями Дублина.
Голос Гавриила заставляет вздрогнуть. Тамара и сама удивляется тому, что узнает его так легко. Оборачивается – он явно тут по делу, похоже, по той же причине, что и она.
- Решила, что от меня будет больше тут, хотя мой набор талантов по убеждению ограничен лишь приобретенными техниками успокаивания. Действует так себе, но все же лучше, чем ничего.
Наверное, это странно, ощущать себя потерянной на фоне происходящего. Понимать, что видела это и знала еще пару дней назад. Могла бы, наверное, еще что-то сделать, но, кажется, она сделала все, что было положено, дала информацию Люциферу. Тамара переводит на Гавриила внимательный взгляд:
- Я не могу оставаться в стороне от того, что видела в видении. Если я это видела, значит, по каким-то причинам должна тут быть и помогать.

Может, архангелу этого не понять. Самой Ехидне этого не понять, но она отмахивается от мыслей об этом. И с легкой завистью смотрит, как Гавриил легко справляется с агрессией девушки. Та уходить, на лице отражается умиротворение.
На какое-то время хватит. Хорошо бы подольше.
- Увы, это очень странно звучит, но в данном случае никто тут не заслужил смерти, кроме самой Морриган, так что… их не убьешь.
Ехидна оборачивается, чувствуя, что требуется ее внимание. В глазах человека то ли страх, то ли ненависть, будто он видит перед собой что-то. Тамара ловит его руки в свои, пытается заглянуть в зеркало души, при этом не брать ничего оттуда, не отражать собственное не очень простое восприятие смертных. Несколькими словами ей удается убедить мужчину, что ему надо домой, он ведь даже не понимает, зачем вышел из дома. Насколько этого хватит, легкий привкус гипнотического воздействия, отточенный годами, свивавшийся из монотонности и правильного подбора фраз.
Это она и объясняет невольному напарнику по делу:
- Ничего необычного, просто… ты когда-нибудь задумывался, почему молитвенный процесс благотворно влияет на молящегося? Никакого волшебного эффекта, правильно подобранные слова, образовывающие определенную мелодику, которая не раздражает, а наоборот успокаивает на уровне подсознания. Вот и в психологии это используется, когда нужно успокоить истерику.

Где-то рядом слышится крик ребенка. Маленького ребенка. Тамара прислушивается, пытается определить источник звука. Но видит она его раньше, чем понимает – коляска несется наперерез машине, которую кидает из стороны в сторону. Тамара дергается за ней, пытается предотвратить беду, но понимает, что не успеть. И беспомощно оглядывается на Гавриила – ты сможешь?

+1

4

Чему всегда поражался Гавриил, так это самоотдаче, с которой борцы за справедливость встревали во всяческие неприятности, даже не имея должной силы, даже не имея нужной подготовки и не имея стремления к ней, как она понял. Он никогда не мог понять, что двигало такими людьми, что в них такое было, что они шли на заведомые жертвы и почти выигрывали войны и битвы.

- Я думал у вас кабинетная работа, а не вот это вот все, что связано с кошмаром на улице. Да успокойся ты. – Он прикоснулся еще к одному взбешённому парню и направил его домой, давно он не использовал столько сил, на такие простые действия. К тому же монотонные, сюда бы Люцифера.

Опять, опять он о нем вспомнил, черт бы побрал этого брата и всю его семейку. И Рафа с его сомнениями туда же.

- Чего ж вам не сиделось в безопасности-то, тут есть кому работать, поверьте мне на слово. – Гавр подхватил Тамару за талию и переставил себе за спину, а потом перехватил дубинку, которая летела в ее рыжую голову.

И впервые за последние лет пять, наверное, он позволил себе распустить крылья и подать глас, который отогнал ближайшие метров пятьсот людей, в испуге жавшихся к друг другу. Впервые за пять лет, он использовал то, что призывало ангелов на бой, чтобы вразумить людей, ну подействовало, не полностью, но хоть так, крылья он конечно тут же убрал и развернулся к женщине, чтобы продолжить ее отчитывать за несвоевременное проявление.

Но она смотрит так выразительно, как будто он должен ей сто баксов, то ли за то, что он позволил себе ее защитить, то ли за то, что позволил себе разогнать толпу. Черт их разберет этих женщин.

- Я знаю, что их нельзя просто убивать, иначе вся эта муть закончилась бы очень быстро, раз два и нет никого. Знаю. И это самое тяжелое. Никто не приказывал мне любить их, каждый из них грешен по-своему, грешников легко убивать, потому что на это есть воля отца. Но отца больше нет, понимаешь, нельзя убивать просто так, а почему, я и сам не знаю, в этом проблема. Но я найду ответ.

Про молитвы разговор мог бы получится еще интересней, потому что Гавриил доподлинно знает, что к чему, какие молитвы кому посылаются и кто, о чем просит господа. Ранее ангелы доставляли их Яхве, и он поддерживал в людях веру. Теперь они уходят в пустоту, их слышат ангелы и архангелы, но помочь им не в силах, потому что нет у них ни прав, ни возможностей.

Крик ребенка слышит и он. Дети единственные, кто чисты перед отцом, кого нужно оберегать, кого нужно спасать, он телепортируется раньше, чем успевает подумать, а потом оказывается с коляской напротив Тамары.

- Все сложнее и сложнее, скорей бы они разобрались с первопричиной, иначе под вечер я просто слягу. Вы сможете придержать это у себя, пока все не нормализуется, мне кажется ребёнка не задело Морриган, или как это там зовется.

Молитв больше никто не слышит, только истошные крики людей и какую-то странную тихую мольбу о помощи. Возможно, от тех, кого безумие обошло стороной. Но Гавриил не спаситель, Гавриил всего лишь воин и ребенок это единственное, что он мог сделать, вытащив из-под машины, а сколько еще таких же по городу, не счесть.

Просто не счесть.

- И все же вам здесь не место, боюсь вас растерзают раньше, чем поймут, о чем вы им говорите. Видите, собирается новая толпа. Все бесполезно, как стадо в самом деле. Как паства, как называл их когда-то отец. Ужасно, но верно, не так ли.

+1

5

- Кабинетная, - кивает Тамара. Она не знает, что ли рассказывать Гавриилу о достаточно простом и циничном ответе, почему она тут. С другой стороны, ореол матери Терезы ей совсем не идет. И все же она не вдается в подробности, а отделывается простым: - Где-то на улицах моя дочь, не берет трубку, и я беспокоюсь. Сидеть на месте не могут, вот и пытаюсь пользу принести.
Тамара едва успевает пискнуть, когда ее, как куклу переставляют с места на место. Она уже было открывает рот заметить, что в общем-то можно и предупреждать, но тут опять застывает – что-то все-таки было в пернатых, невзирая на весь сарказм Ехидны, что вызывало немое восхищение. Ах да, крылья. Точно-точно, все дело в крыльях. И в каком-то гласе. Он не производил впечатления на Ехидну, но даже она ощутила, как по позвоночнику пробежала дрожь, а уж эффект на присутствующих смертных был оказан замечательный.
И все же, надо было признать, так долго они не протянут. Морриган будто взбесился, взбесились и люди, агрессии все больше выплёскивалось наружу, и Тамара ее чувствовала каждой своей клеточкой. Наверное, потому, что и сама невольно слышала этот зов безумия, но строго-настрого запретила ему поддаваться.

- Спасибо, - запоздало благодарит Гаврила, не уверенная, что он ее услышал. Если нужно, она потом может и повторить. А потом улыбается: - Я себе напоминала, что их убивать нельзя. Это было бы проще на самом деле, обратиться и пооткусывать всем головы. Но даже такие как я научились жить цивилизованно, так что… - змея разводит руками. Придется считаться со всеми условностями.
Это, конечно, странное место для разговора, как и для психоанализа. И Тамара не торопится задавать вопрос, интересный ей с точки зрения совсем непрофессионализма. О грехе очень хорошо вещали в церквях в средние века. Тамаре, прожившей там большой период жизни, приходилось видеть, как женщин наказывали за то, что они не такие, да и самой ей, будучи рыжей, страстной, живой, приходилось помнить о греховности некоторых вещей. Но одно дело церковники, совсем другое – ангелы.
Коляска в безопасности, ребенок в безопасности, он напуган, не понимает, но чувствует что-то происходящее, что-то страшное. Дети всегда чувствуют. Тамара колеблется, ей бы очень не хотелось застревать тут с чужим ребенком, когда она не знает, что там с ее собственным. Но, похоже, бросить коляску и недоросль совесть не позволит, особенно под пытливым взглядом Гавриила.
Да чтоб тебя, только и клянет его мысленно Ехидна.

- Хорошо. Думаю, когда все устаканится, в Гарде мне помогут отыскать его родителей. Квартал мы знаем, с коляской вряд ли далеко отходили от дома. Так что это где-то тут. Если, конечно, его родители выживут.
Потом она озадачит Мюррея, пусть подергает коллег. Если и сам гарда выживет, он, как и Бекка, не брал трубку.
Малыш затихает на руках Тамары, на какое-то время даже на улице воцаряется тишина и покой, видимо, спровоцированные… способностями невольного напарника.
Но архангел был прав, уже со всех сторон снова люди собирались.
- Ну, растерзать меня трудно, согласитесь, я не безобидная девочка. И все же, переведите дыхание, а то будет очень жаль, если вы и правда упадете  прямо тут. С кем же я буду вести забавные беседы. Например, о том, как вы определяете грешников для себя? неужели по церковным догмам, которые раньше использовали и в хвост и в гриву и совсем не назначению.
Нашла когда поговорить об этом, конечно, но удивление в глазах Гавриила почти забавляет. Зато он успевает переключиться с проблемы на вопрос, давая себе хотя бы несколько минут передышки.

+1


Вы здесь » Godless » real time » [16.07.2018] Безумие все еще не признак болезни