Godless

Объявление

Крупный сюжетный виток, в котором может поучаствовать каждый!
Кошка в какой-то момент прекратила стучать, услышав приближающиеся шаги. Сердце замерло в ожидании, которое длилось вечность в мыслях и мгновение в реальности. «Ну давай же… - голос, раздавшийся с другой стороны разделявшей их двери, заставил кожу покрыться мурашками, а Риту замереть, - что?!» Брови поползли наверх, а сама она словно забыла, как дышать. Неужели этот болван действительно так боится незваных гостей, как описывали ей осведомители? Что с ним стало?! И это Кот Баюн?! Тот, кто когда-то без зазрения совести сожрал ее и не подавился? Губы искривились в презрительной усмешке, а сама она позабыла весь свой план: - И это говоришь мне ты, Кот Баюн?! – голос Риты был сладким как мед, но эту сладость пробовать нельзя, - Ты, что так кичился своей независимостью и презирал людей?! Как же низко ты пал, котенок, что дрожишь, словно осиновый лист на ветру, - она его перебила. Грубо, громко и нагло. Речь текла патокой с привкусом жгучего перца. Ну надо же, какая прелесть, - ты превратился, видно, сам в глупого человечешку, раз открыть дверь для тебя проблема! Неужели так боишься, что по твою душу придут, Баюн?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » flash » [10.04.1912] Утопить Титаник


[10.04.1912] Утопить Титаник

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[epi]УТОПИТЬ ТИТАНИК 10.04.1912
Lewis, Moira
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://78.media.tumblr.com/38ae897f20630ef88e6484dea00db3b3/tumblr_mm8fhitR3u1rwwvg9o1_500.gif
Сказ о том, как дьявол и ведьма саркофаг с древней мумией вскрывали.[/epi]

+1

2

Корабль был великолепен, воспет всеми СМИ как непотопляемый, самый большой, самый удивительный и тому подобное. Люцифера все устраивало, он поправил шляпу и прошелся по палубе ожидая свою компаньонку, которая будет играть роль его верной супруги, пока они будут проворачивать тут хитроумные дела.

А все начиналось с игры в карты, саркофага, сокровищ и ведьмы, которая уговорила его на эту авантюру. Он даже не знал, блондинка она в самом деле, или все это финт ушами. Потому что век, в котором они жили давал женщинам красоту и свободу, и они пользовались и тем и другим на свое усмотрение.

Верхняя палуба, первый класс, каюты великолепны. Отделка алый шелк и позолота. Чтобы угодить и камердинер, и служанка могут поехать с вами, но у них каюты, конечно будут на нижних палубах. Люциферу было плевать на условности, он ждал ведьму, которая подкинула ему эту идею и курил, медленно и задумчиво. Поздоровался с парочкой знакомых, будет с кем зависнуть вечером и чьи карманы обчистить, поклонился милам юным леди, на которых ему было совершенно плевать и наконец усмехнулся.

- То ли ты не торопишься, то ли мы отстаём от графика. – Он подал руку Моргаузе и медленным прогулочным шагом направился в сторону кают. – Они разделены на две спальни, как принято у мужей и жен сейчас, ужин ровно в шесть, там принято садится компаниями и знакомиться за столом, унылое зрелище, но тебе понравится, одежда парадно выходная. И кстати, ты великолепно выглядишь дорогая, эта шляпка придает такое очарование твоему лицу, невозможно отвести глаз. Так подойдет?

Он всегда старался взаимодействовать с партнерами на самом высшем из уровней, то есть на сотрудничестве. И если ее что-то не устраивало, ей было проще начать говорить об этом сейчас, чем пытаться переделать все потом, потом получится не так качественно. Люцифер все-таки не маг перевоплощений, а всего лишь демон, у которого было повышенное любопытство.

- Ну так вот, каюта высший шик, почти как у короля в спальне, только чуть поменьше. Сколько денег они угробили на это страшилище? Ох, простите мадам, мы кажется не знакомы, Льюис Хэмилтон, да-да, тех самых Хэмилтонов, счастлив встрече с вами, кажется ваши последние записки разошлись по издательствам на ура.

Люцифер улыбался полноватой брюнетке, которую точно знал, эта дамочка занималась журналистикой и слыла той еще оторвой, и она была ему нужна для одного из дел, в будущем конечно, поэтому он улыбался. Корабль небольшой, с одной стороны, они все в одной лодке, и все перезнакомятся, с другой стороны, ускользнуть будет не так просто, по крайней мере сразу.

- О, вы наслышаны о моих родителях, я так счастлив, это моя жена, да, вот так получилось, никаких пышных торжеств, мы хотели попасть в это плаванье, все было быстро, но вы знаете маменьку, довольно красиво и будут объявления и гуляния, по нашему возвращению. Правда, дорогая? – Моргауза сверкала глазами и видимо не одно заклинание приготовило для благоверного, но на открытом пространстве, в толпе людей, придется ей оставаться любезной и отвлекать внимания, пока он все-таки ускользнет хотя бы до каюты. Я

Сколько же народу решилось отправиться в это плаванье, он и не представлял себе в самом деле. Не зря про Титаник писали и кричали на каждом углу, не зря он славился своими масштабами. Здесь была почти вся знать, которую Люцифер видел и слышал и даже чуть больше, не хватало только королевской четы, но она слава богу отбывала в свой замок и всю эту шумиху пропускала.

Он смылся в каюту сдав на растерзание свою «жену» и только тут, прислонившись к стене, выдохнул. Первая часть плана готова. Они здесь.

+1

3

Это все было любопытно и интересно. Откуда в крови бывшей королевы Лотиана было столько авантюризма, не сказать, но было, и очень много. Она шла не в ногу со современностью, а опережала ее, будучи дамой весьма прогрессивной, но не в том смысле, какими были суфражистки. В общем и целом, Моргауза всегда преследовала свои цели, как бы ее ни звали, кем бы она ни была в отдельно взятый промежуток времени.
Ведьма хотела этот амулет, похороненный с древней провидицей, которая служила то ли Аменхотепу, то ли Имхотепу, в общем, какая разница, фараон он везде фараон. Все больше древние кости, бинты, одним словом мумия. Но Моргауза отчаянно хотела этот амулет, и все еще не придумала, как завершить сделку с Люцифером, достаточно было то, что он согласился на эту авантюру. Впрочем, почему бы и нет? Огромный роскошный корабль, должный совершить путь из Саутгемптона до Нью-Йорка, несколько дней пребывания на нем в самой замечательной компанией. Снять заклинание древних египтян с саркофага, забрать любезную вещицу, и все, и больше ничего не надо.

Будь Моргауза уже провидицей, она бы поняла, что сегодня ей стоило отказаться от затеи, но не сложилось. Ведьма не всегда была внимательна и мудра, а потому мучительно рвалась к новой игрушке, любой ценой. И даже если бы она оказалась внимательна к предчувствиям, вряд ли бы ее это остановило.
Она подает руку Люциферу с самой милой улыбкой. Ей вообще нравится это время – очаровательные наряды, элегантные прически, шляпки, шляпки на любой вкус, перчатки, зонтики, и всякие иные аксессуары. О, Моргауза просто купалась во всей этой роскоши и всей это красоте, прямо лучилась удовольствием под апрельским солнцем и совсем не огорчалась тому, что ей придется провести пару вечером в самом скучном обществе. Потому, что высшее общество было скучным, но если суметь подойти к нему с нужной стороны, то и оно может стать достойным развлечением.
- Прекрасно, мой дорогой, - Моргауза оставляет на щеке Люцифера легкий супружеский поцелуй, вся такая чопорная, только в голубых глазах черти пляшут. Это так приятно, бродить по краю под ручку с Князем Тьмы, прямо идеальное сочетание, ведьма и дьявол, где еще такое найти. – Сколько бы ни угробили, воспользуемся всем, что нам полагается. Кстати, я все равно не верю в непотопляемость, жизнь доказывает, что утопить, сжечь и сломать можно абсолютно все.

Она улыбается милой даме, перед которой распаляется Люцифер, чувствует руку его на талии, но удивление сдерживает, маскирует за все более глупой улыбкой полагающейся блондинке, кивает, подтверждает – да-да, не было пышных торжеств, и так далее и тому подобное, вот уж роль миссис Льюис Хэмилтон прямо мечта, ничего не скажешь. Опирается на руку спутника, придумывая, чем бы огреть шаловливую руку, которая обхватывает ее чуть крепче положенного, будто бы она собирается сбежать прыжком за борт.
Моргауза отвратительно плавает для такого риска.
- Конечно, дорогой.

Она улыбается, и все бы ничего, да вот дорогой «супруг» оставляет даму в дамском обществе, как же дама ненавидит это дамское обществе. Теперь уже Моргауза прикидывает, какую порчу навести на Люцифера, но можно ли навести порчу на дьявола? Она не пробовала, но все бывает в первый раз. И явно не сейчас, они повязаны общим делом, у нее просто нет на это времени.
Моргауза щебечет, отвечает на вопросы, мило смеется, рассказывает о том, как было дело с предложением, мстя Люциферу, снабжая историю такими романтическими подробностями, от которых слишком сладко, но как приятно. Прогулка по палубе, знакомство с капитаном, да-да, вот это самое то. Моргауза умеет очаровывать, Моргауза умеет казаться невинной овечкой, она виснет на руке капитана Титаника, заглядывает ему в глаза, спрашивает:
- А правду говорят, что у нас на борту мумия? И нет, - голос становится тихим, лукавым, - я совсем не о своей свекрови, сохрани, Господи, ее душу.
Капитан Смит смеется шутке, держит даму аккуратно, шутливо улыбается:
- Правда, миссис Хэмилтон. Она находится в хранилище под капитанским мостиком, видимо, это привилегия, я так и не понял, для кого…

В каюту Моргауза возвращается уставшей, но почти счастливой, она все узнала, все подтвердилось, значит, сегодня нужно сходить на разведку, кому-то одному, а вот кому…
- Между прочим, с твоей стороны подло было бросить меня на растерзание этих людей, - Моргауза закрывает дверь и недовольно ворча снимает шляпку, выбивая несколько локонов из прически. – Но зато я все узнала! Саркофаг и правда здесь, более того, капитан Смит подтвердил, что он находится в схроне под мостиком. Представляешь? Он даже не подозревает. Хотя кости, всего лишь кости. Кто может подумать, что кого заинтересуют не драгоценности, которых тут полно, не банковские ассигнации, а мумия, - Моргауза смеется, довольная этим. – Через час мы встречаемся на экскурсии по машинному отделению, и ты идешь с нами. И пока ты отвлекаешь всех, я проверю, что там за замки на схроне. Возможно, какая магическая защита на саркофаге.

+1

4

Люцифер с удовольствием заперся в каюте и упал на диван, столько торжеств это веще выдержать надо, а они еще не отплыли. Они еще не махали руками провожающим и не смотрели на то, как отдаляется берег, а это же самое прекрасное и самое чудесное, что может быть в этом путешествии. У него болит голова только от мысли о том, чтобы высунуть нос из каюты и попробовать еще с кем-то полюбезничать.

От улыбки сводит челюсть, а слова так и льются, льстивые, лживые слова, которые приходят ему в голову на ходу. Ведьма тоже хороша, красива, умеет держать удар, даже не дрогнула на супругу, не стала отрицать скромной церемонии, а что она насочиняла без него, потом расскажет.

Зато сейчас у него есть возможность подумать. Он достал план корабля, это было даже очень легко, шкипер, недалекий шкипер, снял ему копию. Четкую точную копию и Люцифер впервые оценил насколько этот корабль огромен, насколько он действительно шедевр, и насколько он громоздкий, таким не управишься одним рулем. Господи, они обречены, это уж он понял по одной картинке, которую рассматривал, лежа на диване.

Малейшая неполадка и эта махина просто не выстоит и пойдет ко дну. Таковы правила физики, которую учли, но не во всех местах. А Шлюпки, их было критически мало, для огромного корабля, спасется только первый класс, остальные обречены. Люцифер хмыкнул, потопление грешников, это было бы даже забавно.

И пока Моргауза развлекалась там своими походами с дамами по палубам и скорей всего они атакуют капитана Смита, который не сможет им отказать, Люцифер продумывал план. Им нужно было добраться до мумии, и как можно быстрее слинять с этого судна. Но одна проблема, остановок не будет, никаких остановок он идет напрямую в США.

Нет, он может телепортировать их обоих, его крылья на то и даны ему, но это будет слишком заметно, придется что-то придумать. Что-то такое, что отвлечет весь экипаж и всех пассажиров. Ладно, это потом, сначала план.

- Дорогая, у тебя хотя бы хватило на них сил, я был готов броситься уже на миссис очередную и растрепать ее волосы и рассказать, что ее муж трахает ее служанку, и все это в самых мрачных тонах. Нервы ни к черту, такое время, такое время. Но ты справилась. – Он приподнялся на диване и сложил карту корабля. – Люцифер почему-то был уверен, что эта Моргауза, не так проста, как кажется, это раз и два, играет она не хуже его самого, а значит их путешествие будет великолепным и веселым. Если они споются.

- Предлагаю заключить перемирие и поделиться новостями. – Он поднялся и вручил ей карту. – Если грабить, то грабить в момент, когда все будут отвлечены чем-то. Мы не сможем просто исчезнуть. Нет, сможем, но репутация. В наше время репутация стоит всего, если меня объявят мертвым, боюсь кое-кто из моих подчиненных возомнит много лишнего о себе и мне снова придется развязывать никому ненужную войну. Я связан по рукам и ногам, нам нужно что-то придумать.

Люцифер трагически вздохнул, через час экскурсия, как выдержать и не умереть, надо что-то придумать. Какую-то историю или что-то еще, кого-то разговорить, может быть капитана, повлиять на него, чтобы он рассказал чуть больше, иначе ему грозит смерть от дамских разговоров.

- Хорошо, через час, так через час. Ты посмотри карту. Он необъятен, прекрасен и совершенно не жизнеспособен. А шлюпки, шлюпок не хватит и на половину пассажиров, остальные просто вынуждены будут замерзнуть при затоплении. Ужасно. На самом деле ужасно. Но замки меня интересуют больше, чем мифические неприятности.

+1

5

Моргауза смеется:
- Так вот как можно вывести тебя из себя. Но, кстати, миссис такая-то все равно узнает об этом, сегодня вечером и узнает. А другая миссия, кажется, сляжет с аллергией на кошачью шерсть, хотя кошек тут нет. И еще одна будет страдать расстройством желудка. При этом, чем горжусь, я не навела ни одной порчи, что есть крайний прогресс на сегодня, обычно это у меня выходит, - Моргауза щелкает пальцами, - легче всего. Но мог бы и предупредить, что будешь рассказывать о маме. Или решил проверить мою сноровку? И как? А нервишки лечить надо, дорогой, а то так и с ума сойти недолго.

Моргауза наполняет лимонадом, любезно принесенным обслугой, стаканы, себе и Люциферу. Она устраивается в кресле напротив, изучающим взглядом рассматривая его. Видимо, она и правда долго живет, слишком долго, в определенный момент перестаешь бояться того, что находится за гранью, тех, кто приходит из-за этой грани. Ведьма всегда умело играла с огнем, играла ради себя, ради своего интереса, горела любпытством изнутри, желая постигать тайны, ранее ей недоступные. Вот и сейчас тянула руки к одной из них, скрытой под капитанском мостиком.
Женщина салютует стаканом лимонада:
- За перемирие. Но как сложно быть дьяволом, не правда ли? Куда ни плюнь, все подсидеть хотять, не удивительно, что у тебя нервы шалят. Может, тебе успокоительного настоя попить? - Лимонад чуть терпкий, наверное, имбиря добавили, самую малость, но вкусно, хорошие тут повара, молодцы, стараются. Хотя за ту цену, которую стоит каюта в первом классе, не мудрено. Дорого, со вкусом, все, как положено: - Мы же не будем топить корабль в качестве отвлекающего маневра? Он ведь непотопляемый. Но на самом деле, все гораздо проще, я скажусь болезной где-то после первой смены блюд, а ты пойдешь проводить меня в каюту. Тогда твоей репутации угрожают сплетни, что твоя мифическая супруга скоро подарит тебе мифического наследника. Но думаю, это ты как-нибудь переживешь. Меня больше волнует, что ждет нас там. Но, думаю, это я выясню в обозримом будущем. - На лице ведьмы отражается задумчивость, она уже перестает улыбаться, прикидывая варианты, теперь ведь дело касается магии, той самой, которой она владеет, но которая умеет неприятно поражать. - Наверняка саркофаг запечатан, не просто так запечатан, а магией, придется снимать заклинание, и вот с этим стоит быть аккуратнее. Я кое-что изучила, предполагаю, что смогу справиться, если, конечно, не возникнет сюрпризов. В качестве сюрпризов может быть что угодно.

О, магия - магия прекрасна, магия незабвенна, магия бесконечно очаровательна, а еще полна неизведанного. Моргауза знает, что легко поймет матрицу заклинаний, в теории ей нет равных, но вот на практике все может оказаться сложнее, чем бы ей хотелось признаваться. Но она не собирается пасовать прямо сейчас. Да и что там, сколько лет этой чертовой мумии, за столько-то веков вся магия могла выветриться, оставив лишь каплю, даже у нее может быть срок годности - но все это слова для собственного успокоения.
Моргауза отставляет стакан, берет из рук Люцифера карту.
- Зачем? Зачем им нужен этот монстр? Покорить моря да океаны? А что потом? В небо будут подниматься летучие дома? Но как ты прав, дорогой, как ты прав, если эта посудина надумает идти ко дну, столько будет жертв, столько невинных душ пойдет ко дну. Хм. Что ж, будут сами виноваты, но хорошо бы без нас, я не люблю холодную воду, плохо плаваю, и не мечтаю о таком.
Моргауза сворачивает карту, вновь прикладываясь к стакану с лимонадом.
- Почему ты согласился на эту авантюру? Мне кажется, у тебя достаточно могущества, чтобы не размениваться на древние египетские игрушки, о которых толком ничего неизвестно. Она вообще может оказаться нерабочей. Потратишь время, и только.

+1

6

Он знает, что у него нет шансов, это чертов «Титаник», билет на который сравним со стоимостью самолета, полета в космос и так далее. У него нет выбора потому что он любопытен, а ведьма слишком завлекательно все расписывала.

И ему скучно. Какая скука эта ваша жизнь, когда в ней нет огня, когда в ней нет дрожащей боли, когда в ней нет никого из братьев. Как скучно жить становится в такие моменты, когда понимаешь, что ты один-один-один и среди твоих знакомых кто угодно, но только не воинство божье. Не ангелы, вопиюще прекрасные, вопиюще проклятые, не ангелы, к которым он привык, которых он любил.

Какая скука эта ваша жизнь без любви. Он валяется на диване, рассматривая ведьму перед собой. Ну, красивая ведь, волосы белые, глаза завораживающие, движения плавные, и талия, осиная талия, такая модная в этом сезоне.
О чем он думает7 тащи в постель, наслаждайся жизнью, целуй ее руки и боготвори то, что есть.

Как скучно, когда нет любви.

- Импровизация, дорогая, лучший способ проверить партнера. Если бы ты не подхватила игру, я бы проиграл, да, но знал бы, что и ты проиграешь. – Он пожимает плечами, хотя лежа это делать неудобно и смотрит на лимонад.

А интересно складывается жизнь, не так ли. Моргауза, где-то он слышал это имя, где-то что-то такое мелькало.

- Легенда о короле Артуре. Точно! – Он даже приподнимается, рассматривая ее по-новому. – Как я удачно вспомнил, или не удачно. Что-то пошло не так, раз его нет и нет, не так ли?

Он не спрашивает, он знает, что король не вернется, он не включен в существ и в круги перерождений. Эта магия вне его доступа, потому что Люцифер знает, как крутится колесо сансары, кто закручивал и, кто проклинал на вечную жизнь. Знает он и то, что спрашивать более не будет, девушка погрустнела и поджала губы, а значит – не праздная эта тема, ох не праздная.

А жаль. Он так увлеченно читал. Хотел бы он знать этого короля лично, настолько ли он был благороден, настолько ли умен и непредсказуем и настолько ли любим. Ах эти прекрасные времена, когда его еще не было, когда война за христианство только начиналась. Как жаль…

- Я был при отце, когда шла ваша война, к сожалению, или счастью, я знаю только то, что все это закончилось плохо и их книг.

Он поднимает бокал и делает небольшой глоток, за перемирие, значит за перемирие. Дьяволом быть сложно, да, но не этой причине. Не по той, что она описывает, не по той что могут подумать люди.

- Демонами названы падшие ангелы, проклятые отцом за то, что начали обучать людей искусствам, кто-то учил женщин расчесывать волосы, кто-то учил мужчин защищаться, а кто-то противостоял отцу, говоря о том, что любить людей неправильно, любить их больше, чем ангелов, не правильно. И за это тоже был низвергнут, проклят и поставлен как наказание для людей. Понятия извратили уже сами люди, начали бояться, чаще молиться, стали еще грешнее чем были и даже не заметили этого. Но сама по себе концепция забрать у меня ад не сработает, такова воля отца.

Люцифер улыбается. Это больно, улыбаться, когда говоришь о воле отца, о райских местах и собратьях, которые пали вместе с тобой. Это больно, когда твоя семья, это два лагеря в которых нет никого, кто мог бы их помирить.

- Но в целом занятие веселое. Кто у нас планируется на экскурсии? Капитан? Его жена? У него вообще есть жена? Кто-то еще, меценаты? Должны быть меценаты, они любят всякие такие истории. – Люцифер отпивает еще чуть-чуть лимонада и садится поудобнее. – Итак, смена блюд, мы уходим, ты распечатываешь, я прикрываю, у меня есть пара интересных штук, которые должны помешать мумии встать, если она того пожелает. И ради бога, я хочу доплыть до Америки, а не спасаться с тонущего корабля как все, я же в списках.

Он задумчиво смотрит на ведьму. Зачем он согласился, зачем он принял такое решение? Почему он не сделал все сам, если мог? Почему он поддерживает эту игру?

- Потому что скучно. Всемогущим и всеведущим быть скучно, а так, это занимательная игра, в которой мы выиграем в любом случае. Если получится, то с твоей удачей, а нет, то с моей. Какая разница, мы ничего не теряем, моя дорогая, только приобретаем. Но скука – удел тех, кто живет слишком долго.

Он снова смеется, но смех этот отнюдь не веселый.

+1

7

Моргауза смеется. Как все просто, как логично.
- Ненавижу проигрывать. Надеюсь, проверки закончены? А то если ты еще надумаешь устроить парочку импровизаций, мы рискнем нажить неприятностей.
Она все еще улыбается, пока Люцифер давит на больное, улыбаться будет и дальше, хотя хочется впиться наманикюренным пальчиками, вонзить поглубже, чтобы больше не повадно было говорить о том, о чем не просят. Сколько бы веков не прошло, а бывшая королева Лотиана оплакивает тех, кого потеряла.
Того, кого потеряла безвозвратно.
- Он был человеком. Всего лишь человеком.

Вся магия досталась им с Морганой, Моргане больше, Моргаузе - меньше, видимо, отцовская кровь взыграла, вряд ли Игрейна, набожная и правильная Игрейна, могла нести в себе эту искру, но кто знает, с магией никогда ничего не бывает понятно. Жаль, что ни капли не досталось брату, жаль, и от того грустно. Но Моргауза давно отпустила память, чтобы жить было проще, чтобы это не жрало изнутри. Вот и сейчас она продолжает улыбаться дьяволу, но в глазах пляшет ледяной огонь, не надо злить ведьму, она может даже самому Князю Тьмы испохабить жизнь. Хотя бы попытается.
Но вместо того, чтобы тут и сразу кидаться на Люцифера, Моргауза поджимает губы, опускает глаза, это в самом деле очень грустно.
Не будем о том, решает она, делает вид, что это ее не касается.

- Какая ирония, твоя религия сменила мою, выжила ее с моих земель, спровоцировала меня на войну с теми, кого я любила только потому, что христинаство наступала нам на пятки. Обидно, конечно, хотя я сейчас не склонна это обсуждать, случилось и случилось, не спорить же на эту тему.
А Люцифер улыбается. И Моргаузе становится приятно. Потому, что это зеркало ее собственной улыбке, когда больно, но ты улыбаешься, поэтому она понимает Люцифера больше, чем ей хочется, не задает вопросов дальше. Да и зачем? У них есть общее дело, а душу друг другу лезть не хочется, своих потемков хватает в полной мере. Тем более, сойдя с трапа корабля они разойдутся каждый своей дорогой.
- У капитана нет жены, а еще он старый черт, у которого седина в бороду, а бес в ребро. Иначе бы не был бы так мил в ответ на улыбку, чертики в глазах и тихий смех. Он проведет экскурсию всюду, куда только упадет томный взгляд. Так что сделай вид, что ты ничего не видишь. Я буду скромна, но улыбчива. И да, мне тоже тонуть не хочется, поэтому играем аккуратно, ничего не ломаем, в Америку надо прибывать на корабле, а не шлюпкой, замотанными в плед, чтобы не замерзнуть. К тому же вода холодная, - губы Мойры кривит недовольство, она как та кошка, которая терпеть не может воду, и вообще, поднять юбки, поджать лапки, нет, никакого купания в холодной океанской воде, где глубина сомнительная, а дельфины уже закончились.

Ей, определенно, нравится то, что говорит ей временный супруг, о да, скука, это не их удел. Люди мечтают жить вечно, ведьма живет практически вечно, как только с ума не сошла-то за столько лет. Иногда жизнь идет по заведенному кругу, от чего просыпается чувство ненависти к повторениям, и Моргауза ищет пути избавиться от бесконечности одинаковых дней, от которых мутит, но они все равно возвращаются. Может, потому, и совершает она ошибки, может, потому и на костер попадала, благо, спасалась.
Скука - отравляет.
Моргауза улыбается, теперь уже мягче, немного мягче, поднимается с кресла, касается щеки Люцифера:
- Что ж, сделаем все так, чтоб, действительно, все прошло с весельем и задором.

+1

8

Люцифер улыбается, его проверки закончены, дальше у них только совместные импровизации, а что делать, что делать, история сыра, и то и дело требует доработок. А он очень любит глупые шутки и не смешные анекдоты, которые про правду, которые про жизнь. Наверное, поэтому он до сих пор белая ворона в высшем обществе, хотя невест ему и так и этак подсовывали. Стремились заполучить фамилию и богатства. Правда за фамилией Люцифера не стояло никакой династии родственников, он сам себе был отцом, дедом, прадедом, он сам себе нажил все свои богатства и не собирался разменивать все честно нажитое на что-то другое, что-то чужое.

Моргауза, понятное дело, противник серьезный, ведьма как никак и ведьма древняя, насколько понял Люцифер, огнем и мечом они встречали его отца на своей территории, и уходили с боем, похоронив свою надежду и схоронив свои реликвии подальше от лап церковников. Мудрые были времена, мудрые и старые.

О них не время распространяться, хотя ему интересно, любопытно, каково это? Как это жить, потеряв все и выживать в другой религии. Как слышится, как видится переход? Имеет ли она доступ к прежним источникам магии? Может ли она уничтожить архангела? Раньше ведьмы могли и не такое. Гавриил не зря сжигал их на кострах, развеивая пепел по ветру. Глас божий и Гнев божий, как они были дороги и милы Люциферу и отцу его.

И как не вовремя он отвлекся на праздные размышления.

- Нет, не спорить, моя религия пришла, огнем и мечом выжигая путь себе. Пришла и осталась. Мне жаль твоего короля, жаль, что он был человеком, это значит он никогда не вернется на эти земли, чтобы приветствовать вас снова. – Люцифер серьезен и немного грустен. Люди смертны и это до обидного жалко. Они смертны, но тем и сильны, что жизнь у них только одна.

Только одна, которую они могут прожить, и как они ее проживут тоже зависит только от них. Если она до сих пор гордится и скучает, наверное, он был кем-то хорошим. На этом тему старины стоит закончить. Не стоит расстраивать женщину, не стоит продолжать давить на больное.

Он и сам грешен и сам болен. Он падший и выброшенный из семьи, одиночка, который со скуки лезет туда, куда не совался до него ни один демон. Не смешно ли? Нет, не смешно.

- Прости, я был непростительно прямолинеен даже груб, задев эту тему. Прости и мне жаль. – Ему жаль, что король умер, жаль, что люди хрупкие, что они не могут вернуться в новом поколении, не могут заново родиться.

Да уж, экскурсия намечается тоска тоской, Люцифер уже изучил слабые места корабля, поэтому к его непотопляемости относится довольно скептически. Но его все еще волнует вопрос шлюпок, может стоит задать его капитану? Интересно посмотреть на его реакцию и что он скажет в ответ? А еще интересна реакция людей, которые будут их сопровождать, интересно, что скажут, будут ли вопросы в дополнения? Или вопли ужаса?

Люцифер взвешивает свое поведение, выбирает линию, тщательно подбирает себе маску этакого повесы, который слишком много знает и не слишком умен. Ему нужен образ, который подходит к окружению, почему бы и нет? Почему бы не сыграть на нервах тех, кто этого заслуживает?

Моргауза улыбается, значит его извинения хотя бы частично, но приняты, это хорошо, это очень хорошо. Он бы не хотел ссориться со своей спутницей.

Он поднимается с дивана и подает ей руку.

- Это будет весело дорогая, я все-таки поинтересуюсь про шлюпки, а еще переборки, ты знала, что они экономили на металле для переборок? Жалкая пародия на непотопляемость. – Они выходят из каюты и направляются туда, где намечается небольшое собрание, которым руководит пухлая женщина средних лет со звучным голосом.

Капитана пока не видать, но, он скоро непременно к ним присоединиться.

+1

9

На людей Моргаузе плевать, другое дело, что ее брат не вернется к ней, но это уже частности, к которым привыкаешь. Ей понадобилось достаточно времени, чтобы свыкнуться с этой мыслью. И говорить ни об Артуре, ни о том, как одна религия вытеснила другую, Моргауза не хотела. Но, видимо, чем-то себя выдала, свое волнение, свою боль.
Дьяволу жаль? Моргауза удивленно рассматривает мужчину перед собой. На самом деле, обычная хрупкая человеческая оболочка, не отличимая от нее самой, от любого человека на этом корабле. Еще и смертен, несправедливо и непредсказуемо смертен, как любой из них. Что с ним происходит по ту сторону жизни? Вопрос вертится на языке, но ведьма не задает его, лишь отзывается:
- Давай просто не будем касаться этой темы. У нас есть более насущные дела, не так ли?

Отпустить и забыть, только так можно шагать вперед, проживая век за веком. Хранить в душе образы прошлого, но не искать в чужих лицах знакомые глаза. Так проще, так легче, так болит гораздо меньше. Моргауза знает, что люди не перерождаются, значит, нечего и ждать.
Женщина принимает галантно поданную руку, прихватывает по пути шляпку – дама без шляпки это непорядок, хотя кому она нужна в недрах корабля, но это лишь добавляет доли кокетства, пусть капитан на нее смотрит, пока ему задают неудобные вопросы.
- О, ты много думаешь о риске утонуть. Неужели и правда боишься этого?

Непотопляемость, конечно, миф, можно утопить все, что спущено на воду, но кому надо топить Титаник? Войны нет. Пираты не рискнут напасть на такого гиганта, и вообще, это если в этих холодных и неприветливых водах есть пираты, не викинги же. Она опирается ну руку спутника и соучастника, смеется и качает головой.
- Задай, если тебя это успокоит. Вдруг выяснится, что дополнительные шлюпки где-то спрятаны, хотя какая глупость их прятать.
Солнце уже садится за горизонт, из яркого становится тускло оранжевым, все похоже на апельсин. Говорят, Калифорния штат апельсинов. Или не Калифорния? Где-то был округ Оранж, но это все Моргауза узнает, это ее первое путешествие в Америку, хотя Америка ничуть ее не интересует. Но, будучи там, она удовлетворит свое женское любопытство, посмотрит на жизнь по ту сторону океана, чтобы ввернуться в привычную атмосферу старушки Европы.

Капитан встречает экскурсантов приветливо, с готовностью рассказать о своем суден все, что знает. Предлагает спуститься вниз, и прекрасная миссис Хэмилтон беззастенчиво виснет у него на руке, предоставляя супруга другим дамам на растерзание. Она подмигивает ему, намекая, что придется потерпеть, но ровно до того момента, как в спертом воздухе внутренностей корабля задает вопрос:
- А что там?
- Там багажное отделение, - смеется Смит, заговорщически склоняясь поближе к Мойре: - Там, говорят, самая большая тайна пирамид находится.
Глаза Мойры вспыхивают интересом, но вместо этого она капризно дует губы:
- Древности, это так скучно. Но вы нам обещали показать машинное отделение!
Как кстати юбка цепляется за что-то, чего и не видно, заставляет Мойру отцепиться от капитана, своими бесполезными попытками освободиться, она привлекает внимание Льюиса, вызволяя его из плена щебечущих лапочек, которых он, кажется, готов придушить.
- Я на разведку, за тобой история со шлюпками.

0


Вы здесь » Godless » flash » [10.04.1912] Утопить Титаник