Godless

Объявление

-Интересная машина лисапед-жопа едет, ноги нет, - демон громко захлопнул учебник с бреднями Дарвина, - Вот скажи мне, брат, чего им еще надо? Сделаны по образу отца, одарены считай, что на халяву, куча братьев горой стоит за эту свору. Даже нашу скамейку от трона двинули, чтоб не мешались в бурной любви к человечкам. За последнее не осуждаю, чей мир, того и правила, но... Зная, что их таблище - осколок Его совершенства, выводить свой род от обезьяны, это вообще что?
В игре: ДУБЛИН, 2018. ПОШУМИМ, ЁПТА!

Порталы ждут своих смельчаков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » flash » [10.04.1912] Утопить Титаник


[10.04.1912] Утопить Титаник

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

[epi]УТОПИТЬ ТИТАНИК 10.04.1912
Lewis, Moira
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://78.media.tumblr.com/38ae897f20630ef88e6484dea00db3b3/tumblr_mm8fhitR3u1rwwvg9o1_500.gif
Сказ о том, как дьявол и ведьма саркофаг с древней мумией вскрывали.[/epi]

+2

2

Корабль был великолепен, воспет всеми СМИ как непотопляемый, самый большой, самый удивительный и тому подобное. Люцифера все устраивало, он поправил шляпу и прошелся по палубе ожидая свою компаньонку, которая будет играть роль его верной супруги, пока они будут проворачивать тут хитроумные дела.

А все начиналось с игры в карты, саркофага, сокровищ и ведьмы, которая уговорила его на эту авантюру. Он даже не знал, блондинка она в самом деле, или все это финт ушами. Потому что век, в котором они жили давал женщинам красоту и свободу, и они пользовались и тем и другим на свое усмотрение.

Верхняя палуба, первый класс, каюты великолепны. Отделка алый шелк и позолота. Чтобы угодить и камердинер, и служанка могут поехать с вами, но у них каюты, конечно будут на нижних палубах. Люциферу было плевать на условности, он ждал ведьму, которая подкинула ему эту идею и курил, медленно и задумчиво. Поздоровался с парочкой знакомых, будет с кем зависнуть вечером и чьи карманы обчистить, поклонился милам юным леди, на которых ему было совершенно плевать и наконец усмехнулся.

- То ли ты не торопишься, то ли мы отстаём от графика. – Он подал руку Моргаузе и медленным прогулочным шагом направился в сторону кают. – Они разделены на две спальни, как принято у мужей и жен сейчас, ужин ровно в шесть, там принято садится компаниями и знакомиться за столом, унылое зрелище, но тебе понравится, одежда парадно выходная. И кстати, ты великолепно выглядишь дорогая, эта шляпка придает такое очарование твоему лицу, невозможно отвести глаз. Так подойдет?

Он всегда старался взаимодействовать с партнерами на самом высшем из уровней, то есть на сотрудничестве. И если ее что-то не устраивало, ей было проще начать говорить об этом сейчас, чем пытаться переделать все потом, потом получится не так качественно. Люцифер все-таки не маг перевоплощений, а всего лишь демон, у которого было повышенное любопытство.

- Ну так вот, каюта высший шик, почти как у короля в спальне, только чуть поменьше. Сколько денег они угробили на это страшилище? Ох, простите мадам, мы кажется не знакомы, Льюис Хэмилтон, да-да, тех самых Хэмилтонов, счастлив встрече с вами, кажется ваши последние записки разошлись по издательствам на ура.

Люцифер улыбался полноватой брюнетке, которую точно знал, эта дамочка занималась журналистикой и слыла той еще оторвой, и она была ему нужна для одного из дел, в будущем конечно, поэтому он улыбался. Корабль небольшой, с одной стороны, они все в одной лодке, и все перезнакомятся, с другой стороны, ускользнуть будет не так просто, по крайней мере сразу.

- О, вы наслышаны о моих родителях, я так счастлив, это моя жена, да, вот так получилось, никаких пышных торжеств, мы хотели попасть в это плаванье, все было быстро, но вы знаете маменьку, довольно красиво и будут объявления и гуляния, по нашему возвращению. Правда, дорогая? – Моргауза сверкала глазами и видимо не одно заклинание приготовило для благоверного, но на открытом пространстве, в толпе людей, придется ей оставаться любезной и отвлекать внимания, пока он все-таки ускользнет хотя бы до каюты. Я

Сколько же народу решилось отправиться в это плаванье, он и не представлял себе в самом деле. Не зря про Титаник писали и кричали на каждом углу, не зря он славился своими масштабами. Здесь была почти вся знать, которую Люцифер видел и слышал и даже чуть больше, не хватало только королевской четы, но она слава богу отбывала в свой замок и всю эту шумиху пропускала.

Он смылся в каюту сдав на растерзание свою «жену» и только тут, прислонившись к стене, выдохнул. Первая часть плана готова. Они здесь.

+2

3

Это все было любопытно и интересно. Откуда в крови бывшей королевы Лотиана было столько авантюризма, не сказать, но было, и очень много. Она шла не в ногу со современностью, а опережала ее, будучи дамой весьма прогрессивной, но не в том смысле, какими были суфражистки. В общем и целом, Моргауза всегда преследовала свои цели, как бы ее ни звали, кем бы она ни была в отдельно взятый промежуток времени.
Ведьма хотела этот амулет, похороненный с древней провидицей, которая служила то ли Аменхотепу, то ли Имхотепу, в общем, какая разница, фараон он везде фараон. Все больше древние кости, бинты, одним словом мумия. Но Моргауза отчаянно хотела этот амулет, и все еще не придумала, как завершить сделку с Люцифером, достаточно было то, что он согласился на эту авантюру. Впрочем, почему бы и нет? Огромный роскошный корабль, должный совершить путь из Саутгемптона до Нью-Йорка, несколько дней пребывания на нем в самой замечательной компанией. Снять заклинание древних египтян с саркофага, забрать любезную вещицу, и все, и больше ничего не надо.

Будь Моргауза уже провидицей, она бы поняла, что сегодня ей стоило отказаться от затеи, но не сложилось. Ведьма не всегда была внимательна и мудра, а потому мучительно рвалась к новой игрушке, любой ценой. И даже если бы она оказалась внимательна к предчувствиям, вряд ли бы ее это остановило.
Она подает руку Люциферу с самой милой улыбкой. Ей вообще нравится это время – очаровательные наряды, элегантные прически, шляпки, шляпки на любой вкус, перчатки, зонтики, и всякие иные аксессуары. О, Моргауза просто купалась во всей этой роскоши и всей это красоте, прямо лучилась удовольствием под апрельским солнцем и совсем не огорчалась тому, что ей придется провести пару вечером в самом скучном обществе. Потому, что высшее общество было скучным, но если суметь подойти к нему с нужной стороны, то и оно может стать достойным развлечением.
- Прекрасно, мой дорогой, - Моргауза оставляет на щеке Люцифера легкий супружеский поцелуй, вся такая чопорная, только в голубых глазах черти пляшут. Это так приятно, бродить по краю под ручку с Князем Тьмы, прямо идеальное сочетание, ведьма и дьявол, где еще такое найти. – Сколько бы ни угробили, воспользуемся всем, что нам полагается. Кстати, я все равно не верю в непотопляемость, жизнь доказывает, что утопить, сжечь и сломать можно абсолютно все.

Она улыбается милой даме, перед которой распаляется Люцифер, чувствует руку его на талии, но удивление сдерживает, маскирует за все более глупой улыбкой полагающейся блондинке, кивает, подтверждает – да-да, не было пышных торжеств, и так далее и тому подобное, вот уж роль миссис Льюис Хэмилтон прямо мечта, ничего не скажешь. Опирается на руку спутника, придумывая, чем бы огреть шаловливую руку, которая обхватывает ее чуть крепче положенного, будто бы она собирается сбежать прыжком за борт.
Моргауза отвратительно плавает для такого риска.
- Конечно, дорогой.

Она улыбается, и все бы ничего, да вот дорогой «супруг» оставляет даму в дамском обществе, как же дама ненавидит это дамское обществе. Теперь уже Моргауза прикидывает, какую порчу навести на Люцифера, но можно ли навести порчу на дьявола? Она не пробовала, но все бывает в первый раз. И явно не сейчас, они повязаны общим делом, у нее просто нет на это времени.
Моргауза щебечет, отвечает на вопросы, мило смеется, рассказывает о том, как было дело с предложением, мстя Люциферу, снабжая историю такими романтическими подробностями, от которых слишком сладко, но как приятно. Прогулка по палубе, знакомство с капитаном, да-да, вот это самое то. Моргауза умеет очаровывать, Моргауза умеет казаться невинной овечкой, она виснет на руке капитана Титаника, заглядывает ему в глаза, спрашивает:
- А правду говорят, что у нас на борту мумия? И нет, - голос становится тихим, лукавым, - я совсем не о своей свекрови, сохрани, Господи, ее душу.
Капитан Смит смеется шутке, держит даму аккуратно, шутливо улыбается:
- Правда, миссис Хэмилтон. Она находится в хранилище под капитанским мостиком, видимо, это привилегия, я так и не понял, для кого…

В каюту Моргауза возвращается уставшей, но почти счастливой, она все узнала, все подтвердилось, значит, сегодня нужно сходить на разведку, кому-то одному, а вот кому…
- Между прочим, с твоей стороны подло было бросить меня на растерзание этих людей, - Моргауза закрывает дверь и недовольно ворча снимает шляпку, выбивая несколько локонов из прически. – Но зато я все узнала! Саркофаг и правда здесь, более того, капитан Смит подтвердил, что он находится в схроне под мостиком. Представляешь? Он даже не подозревает. Хотя кости, всего лишь кости. Кто может подумать, что кого заинтересуют не драгоценности, которых тут полно, не банковские ассигнации, а мумия, - Моргауза смеется, довольная этим. – Через час мы встречаемся на экскурсии по машинному отделению, и ты идешь с нами. И пока ты отвлекаешь всех, я проверю, что там за замки на схроне. Возможно, какая магическая защита на саркофаге.

+2

4

Люцифер с удовольствием заперся в каюте и упал на диван, столько торжеств это веще выдержать надо, а они еще не отплыли. Они еще не махали руками провожающим и не смотрели на то, как отдаляется берег, а это же самое прекрасное и самое чудесное, что может быть в этом путешествии. У него болит голова только от мысли о том, чтобы высунуть нос из каюты и попробовать еще с кем-то полюбезничать.

От улыбки сводит челюсть, а слова так и льются, льстивые, лживые слова, которые приходят ему в голову на ходу. Ведьма тоже хороша, красива, умеет держать удар, даже не дрогнула на супругу, не стала отрицать скромной церемонии, а что она насочиняла без него, потом расскажет.

Зато сейчас у него есть возможность подумать. Он достал план корабля, это было даже очень легко, шкипер, недалекий шкипер, снял ему копию. Четкую точную копию и Люцифер впервые оценил насколько этот корабль огромен, насколько он действительно шедевр, и насколько он громоздкий, таким не управишься одним рулем. Господи, они обречены, это уж он понял по одной картинке, которую рассматривал, лежа на диване.

Малейшая неполадка и эта махина просто не выстоит и пойдет ко дну. Таковы правила физики, которую учли, но не во всех местах. А Шлюпки, их было критически мало, для огромного корабля, спасется только первый класс, остальные обречены. Люцифер хмыкнул, потопление грешников, это было бы даже забавно.

И пока Моргауза развлекалась там своими походами с дамами по палубам и скорей всего они атакуют капитана Смита, который не сможет им отказать, Люцифер продумывал план. Им нужно было добраться до мумии, и как можно быстрее слинять с этого судна. Но одна проблема, остановок не будет, никаких остановок он идет напрямую в США.

Нет, он может телепортировать их обоих, его крылья на то и даны ему, но это будет слишком заметно, придется что-то придумать. Что-то такое, что отвлечет весь экипаж и всех пассажиров. Ладно, это потом, сначала план.

- Дорогая, у тебя хотя бы хватило на них сил, я был готов броситься уже на миссис очередную и растрепать ее волосы и рассказать, что ее муж трахает ее служанку, и все это в самых мрачных тонах. Нервы ни к черту, такое время, такое время. Но ты справилась. – Он приподнялся на диване и сложил карту корабля. – Люцифер почему-то был уверен, что эта Моргауза, не так проста, как кажется, это раз и два, играет она не хуже его самого, а значит их путешествие будет великолепным и веселым. Если они споются.

- Предлагаю заключить перемирие и поделиться новостями. – Он поднялся и вручил ей карту. – Если грабить, то грабить в момент, когда все будут отвлечены чем-то. Мы не сможем просто исчезнуть. Нет, сможем, но репутация. В наше время репутация стоит всего, если меня объявят мертвым, боюсь кое-кто из моих подчиненных возомнит много лишнего о себе и мне снова придется развязывать никому ненужную войну. Я связан по рукам и ногам, нам нужно что-то придумать.

Люцифер трагически вздохнул, через час экскурсия, как выдержать и не умереть, надо что-то придумать. Какую-то историю или что-то еще, кого-то разговорить, может быть капитана, повлиять на него, чтобы он рассказал чуть больше, иначе ему грозит смерть от дамских разговоров.

- Хорошо, через час, так через час. Ты посмотри карту. Он необъятен, прекрасен и совершенно не жизнеспособен. А шлюпки, шлюпок не хватит и на половину пассажиров, остальные просто вынуждены будут замерзнуть при затоплении. Ужасно. На самом деле ужасно. Но замки меня интересуют больше, чем мифические неприятности.

+2

5

Моргауза смеется:
- Так вот как можно вывести тебя из себя. Но, кстати, миссис такая-то все равно узнает об этом, сегодня вечером и узнает. А другая миссия, кажется, сляжет с аллергией на кошачью шерсть, хотя кошек тут нет. И еще одна будет страдать расстройством желудка. При этом, чем горжусь, я не навела ни одной порчи, что есть крайний прогресс на сегодня, обычно это у меня выходит, - Моргауза щелкает пальцами, - легче всего. Но мог бы и предупредить, что будешь рассказывать о маме. Или решил проверить мою сноровку? И как? А нервишки лечить надо, дорогой, а то так и с ума сойти недолго.

Моргауза наполняет лимонадом, любезно принесенным обслугой, стаканы, себе и Люциферу. Она устраивается в кресле напротив, изучающим взглядом рассматривая его. Видимо, она и правда долго живет, слишком долго, в определенный момент перестаешь бояться того, что находится за гранью, тех, кто приходит из-за этой грани. Ведьма всегда умело играла с огнем, играла ради себя, ради своего интереса, горела любпытством изнутри, желая постигать тайны, ранее ей недоступные. Вот и сейчас тянула руки к одной из них, скрытой под капитанском мостиком.
Женщина салютует стаканом лимонада:
- За перемирие. Но как сложно быть дьяволом, не правда ли? Куда ни плюнь, все подсидеть хотять, не удивительно, что у тебя нервы шалят. Может, тебе успокоительного настоя попить? - Лимонад чуть терпкий, наверное, имбиря добавили, самую малость, но вкусно, хорошие тут повара, молодцы, стараются. Хотя за ту цену, которую стоит каюта в первом классе, не мудрено. Дорого, со вкусом, все, как положено: - Мы же не будем топить корабль в качестве отвлекающего маневра? Он ведь непотопляемый. Но на самом деле, все гораздо проще, я скажусь болезной где-то после первой смены блюд, а ты пойдешь проводить меня в каюту. Тогда твоей репутации угрожают сплетни, что твоя мифическая супруга скоро подарит тебе мифического наследника. Но думаю, это ты как-нибудь переживешь. Меня больше волнует, что ждет нас там. Но, думаю, это я выясню в обозримом будущем. - На лице ведьмы отражается задумчивость, она уже перестает улыбаться, прикидывая варианты, теперь ведь дело касается магии, той самой, которой она владеет, но которая умеет неприятно поражать. - Наверняка саркофаг запечатан, не просто так запечатан, а магией, придется снимать заклинание, и вот с этим стоит быть аккуратнее. Я кое-что изучила, предполагаю, что смогу справиться, если, конечно, не возникнет сюрпризов. В качестве сюрпризов может быть что угодно.

О, магия - магия прекрасна, магия незабвенна, магия бесконечно очаровательна, а еще полна неизведанного. Моргауза знает, что легко поймет матрицу заклинаний, в теории ей нет равных, но вот на практике все может оказаться сложнее, чем бы ей хотелось признаваться. Но она не собирается пасовать прямо сейчас. Да и что там, сколько лет этой чертовой мумии, за столько-то веков вся магия могла выветриться, оставив лишь каплю, даже у нее может быть срок годности - но все это слова для собственного успокоения.
Моргауза отставляет стакан, берет из рук Люцифера карту.
- Зачем? Зачем им нужен этот монстр? Покорить моря да океаны? А что потом? В небо будут подниматься летучие дома? Но как ты прав, дорогой, как ты прав, если эта посудина надумает идти ко дну, столько будет жертв, столько невинных душ пойдет ко дну. Хм. Что ж, будут сами виноваты, но хорошо бы без нас, я не люблю холодную воду, плохо плаваю, и не мечтаю о таком.
Моргауза сворачивает карту, вновь прикладываясь к стакану с лимонадом.
- Почему ты согласился на эту авантюру? Мне кажется, у тебя достаточно могущества, чтобы не размениваться на древние египетские игрушки, о которых толком ничего неизвестно. Она вообще может оказаться нерабочей. Потратишь время, и только.

+2

6

Он знает, что у него нет шансов, это чертов «Титаник», билет на который сравним со стоимостью самолета, полета в космос и так далее. У него нет выбора потому что он любопытен, а ведьма слишком завлекательно все расписывала.

И ему скучно. Какая скука эта ваша жизнь, когда в ней нет огня, когда в ней нет дрожащей боли, когда в ней нет никого из братьев. Как скучно жить становится в такие моменты, когда понимаешь, что ты один-один-один и среди твоих знакомых кто угодно, но только не воинство божье. Не ангелы, вопиюще прекрасные, вопиюще проклятые, не ангелы, к которым он привык, которых он любил.

Какая скука эта ваша жизнь без любви. Он валяется на диване, рассматривая ведьму перед собой. Ну, красивая ведь, волосы белые, глаза завораживающие, движения плавные, и талия, осиная талия, такая модная в этом сезоне.
О чем он думает7 тащи в постель, наслаждайся жизнью, целуй ее руки и боготвори то, что есть.

Как скучно, когда нет любви.

- Импровизация, дорогая, лучший способ проверить партнера. Если бы ты не подхватила игру, я бы проиграл, да, но знал бы, что и ты проиграешь. – Он пожимает плечами, хотя лежа это делать неудобно и смотрит на лимонад.

А интересно складывается жизнь, не так ли. Моргауза, где-то он слышал это имя, где-то что-то такое мелькало.

- Легенда о короле Артуре. Точно! – Он даже приподнимается, рассматривая ее по-новому. – Как я удачно вспомнил, или не удачно. Что-то пошло не так, раз его нет и нет, не так ли?

Он не спрашивает, он знает, что король не вернется, он не включен в существ и в круги перерождений. Эта магия вне его доступа, потому что Люцифер знает, как крутится колесо сансары, кто закручивал и, кто проклинал на вечную жизнь. Знает он и то, что спрашивать более не будет, девушка погрустнела и поджала губы, а значит – не праздная эта тема, ох не праздная.

А жаль. Он так увлеченно читал. Хотел бы он знать этого короля лично, настолько ли он был благороден, настолько ли умен и непредсказуем и настолько ли любим. Ах эти прекрасные времена, когда его еще не было, когда война за христианство только начиналась. Как жаль…

- Я был при отце, когда шла ваша война, к сожалению, или счастью, я знаю только то, что все это закончилось плохо и их книг.

Он поднимает бокал и делает небольшой глоток, за перемирие, значит за перемирие. Дьяволом быть сложно, да, но не этой причине. Не по той, что она описывает, не по той что могут подумать люди.

- Демонами названы падшие ангелы, проклятые отцом за то, что начали обучать людей искусствам, кто-то учил женщин расчесывать волосы, кто-то учил мужчин защищаться, а кто-то противостоял отцу, говоря о том, что любить людей неправильно, любить их больше, чем ангелов, не правильно. И за это тоже был низвергнут, проклят и поставлен как наказание для людей. Понятия извратили уже сами люди, начали бояться, чаще молиться, стали еще грешнее чем были и даже не заметили этого. Но сама по себе концепция забрать у меня ад не сработает, такова воля отца.

Люцифер улыбается. Это больно, улыбаться, когда говоришь о воле отца, о райских местах и собратьях, которые пали вместе с тобой. Это больно, когда твоя семья, это два лагеря в которых нет никого, кто мог бы их помирить.

- Но в целом занятие веселое. Кто у нас планируется на экскурсии? Капитан? Его жена? У него вообще есть жена? Кто-то еще, меценаты? Должны быть меценаты, они любят всякие такие истории. – Люцифер отпивает еще чуть-чуть лимонада и садится поудобнее. – Итак, смена блюд, мы уходим, ты распечатываешь, я прикрываю, у меня есть пара интересных штук, которые должны помешать мумии встать, если она того пожелает. И ради бога, я хочу доплыть до Америки, а не спасаться с тонущего корабля как все, я же в списках.

Он задумчиво смотрит на ведьму. Зачем он согласился, зачем он принял такое решение? Почему он не сделал все сам, если мог? Почему он поддерживает эту игру?

- Потому что скучно. Всемогущим и всеведущим быть скучно, а так, это занимательная игра, в которой мы выиграем в любом случае. Если получится, то с твоей удачей, а нет, то с моей. Какая разница, мы ничего не теряем, моя дорогая, только приобретаем. Но скука – удел тех, кто живет слишком долго.

Он снова смеется, но смех этот отнюдь не веселый.

+2

7

Моргауза смеется. Как все просто, как логично.
- Ненавижу проигрывать. Надеюсь, проверки закончены? А то если ты еще надумаешь устроить парочку импровизаций, мы рискнем нажить неприятностей.
Она все еще улыбается, пока Люцифер давит на больное, улыбаться будет и дальше, хотя хочется впиться наманикюренным пальчиками, вонзить поглубже, чтобы больше не повадно было говорить о том, о чем не просят. Сколько бы веков не прошло, а бывшая королева Лотиана оплакивает тех, кого потеряла.
Того, кого потеряла безвозвратно.
- Он был человеком. Всего лишь человеком.

Вся магия досталась им с Морганой, Моргане больше, Моргаузе - меньше, видимо, отцовская кровь взыграла, вряд ли Игрейна, набожная и правильная Игрейна, могла нести в себе эту искру, но кто знает, с магией никогда ничего не бывает понятно. Жаль, что ни капли не досталось брату, жаль, и от того грустно. Но Моргауза давно отпустила память, чтобы жить было проще, чтобы это не жрало изнутри. Вот и сейчас она продолжает улыбаться дьяволу, но в глазах пляшет ледяной огонь, не надо злить ведьму, она может даже самому Князю Тьмы испохабить жизнь. Хотя бы попытается.
Но вместо того, чтобы тут и сразу кидаться на Люцифера, Моргауза поджимает губы, опускает глаза, это в самом деле очень грустно.
Не будем о том, решает она, делает вид, что это ее не касается.

- Какая ирония, твоя религия сменила мою, выжила ее с моих земель, спровоцировала меня на войну с теми, кого я любила только потому, что христинаство наступала нам на пятки. Обидно, конечно, хотя я сейчас не склонна это обсуждать, случилось и случилось, не спорить же на эту тему.
А Люцифер улыбается. И Моргаузе становится приятно. Потому, что это зеркало ее собственной улыбке, когда больно, но ты улыбаешься, поэтому она понимает Люцифера больше, чем ей хочется, не задает вопросов дальше. Да и зачем? У них есть общее дело, а душу друг другу лезть не хочется, своих потемков хватает в полной мере. Тем более, сойдя с трапа корабля они разойдутся каждый своей дорогой.
- У капитана нет жены, а еще он старый черт, у которого седина в бороду, а бес в ребро. Иначе бы не был бы так мил в ответ на улыбку, чертики в глазах и тихий смех. Он проведет экскурсию всюду, куда только упадет томный взгляд. Так что сделай вид, что ты ничего не видишь. Я буду скромна, но улыбчива. И да, мне тоже тонуть не хочется, поэтому играем аккуратно, ничего не ломаем, в Америку надо прибывать на корабле, а не шлюпкой, замотанными в плед, чтобы не замерзнуть. К тому же вода холодная, - губы Мойры кривит недовольство, она как та кошка, которая терпеть не может воду, и вообще, поднять юбки, поджать лапки, нет, никакого купания в холодной океанской воде, где глубина сомнительная, а дельфины уже закончились.

Ей, определенно, нравится то, что говорит ей временный супруг, о да, скука, это не их удел. Люди мечтают жить вечно, ведьма живет практически вечно, как только с ума не сошла-то за столько лет. Иногда жизнь идет по заведенному кругу, от чего просыпается чувство ненависти к повторениям, и Моргауза ищет пути избавиться от бесконечности одинаковых дней, от которых мутит, но они все равно возвращаются. Может, потому, и совершает она ошибки, может, потому и на костер попадала, благо, спасалась.
Скука - отравляет.
Моргауза улыбается, теперь уже мягче, немного мягче, поднимается с кресла, касается щеки Люцифера:
- Что ж, сделаем все так, чтоб, действительно, все прошло с весельем и задором.

+2

8

Люцифер улыбается, его проверки закончены, дальше у них только совместные импровизации, а что делать, что делать, история сыра, и то и дело требует доработок. А он очень любит глупые шутки и не смешные анекдоты, которые про правду, которые про жизнь. Наверное, поэтому он до сих пор белая ворона в высшем обществе, хотя невест ему и так и этак подсовывали. Стремились заполучить фамилию и богатства. Правда за фамилией Люцифера не стояло никакой династии родственников, он сам себе был отцом, дедом, прадедом, он сам себе нажил все свои богатства и не собирался разменивать все честно нажитое на что-то другое, что-то чужое.

Моргауза, понятное дело, противник серьезный, ведьма как никак и ведьма древняя, насколько понял Люцифер, огнем и мечом они встречали его отца на своей территории, и уходили с боем, похоронив свою надежду и схоронив свои реликвии подальше от лап церковников. Мудрые были времена, мудрые и старые.

О них не время распространяться, хотя ему интересно, любопытно, каково это? Как это жить, потеряв все и выживать в другой религии. Как слышится, как видится переход? Имеет ли она доступ к прежним источникам магии? Может ли она уничтожить архангела? Раньше ведьмы могли и не такое. Гавриил не зря сжигал их на кострах, развеивая пепел по ветру. Глас божий и Гнев божий, как они были дороги и милы Люциферу и отцу его.

И как не вовремя он отвлекся на праздные размышления.

- Нет, не спорить, моя религия пришла, огнем и мечом выжигая путь себе. Пришла и осталась. Мне жаль твоего короля, жаль, что он был человеком, это значит он никогда не вернется на эти земли, чтобы приветствовать вас снова. – Люцифер серьезен и немного грустен. Люди смертны и это до обидного жалко. Они смертны, но тем и сильны, что жизнь у них только одна.

Только одна, которую они могут прожить, и как они ее проживут тоже зависит только от них. Если она до сих пор гордится и скучает, наверное, он был кем-то хорошим. На этом тему старины стоит закончить. Не стоит расстраивать женщину, не стоит продолжать давить на больное.

Он и сам грешен и сам болен. Он падший и выброшенный из семьи, одиночка, который со скуки лезет туда, куда не совался до него ни один демон. Не смешно ли? Нет, не смешно.

- Прости, я был непростительно прямолинеен даже груб, задев эту тему. Прости и мне жаль. – Ему жаль, что король умер, жаль, что люди хрупкие, что они не могут вернуться в новом поколении, не могут заново родиться.

Да уж, экскурсия намечается тоска тоской, Люцифер уже изучил слабые места корабля, поэтому к его непотопляемости относится довольно скептически. Но его все еще волнует вопрос шлюпок, может стоит задать его капитану? Интересно посмотреть на его реакцию и что он скажет в ответ? А еще интересна реакция людей, которые будут их сопровождать, интересно, что скажут, будут ли вопросы в дополнения? Или вопли ужаса?

Люцифер взвешивает свое поведение, выбирает линию, тщательно подбирает себе маску этакого повесы, который слишком много знает и не слишком умен. Ему нужен образ, который подходит к окружению, почему бы и нет? Почему бы не сыграть на нервах тех, кто этого заслуживает?

Моргауза улыбается, значит его извинения хотя бы частично, но приняты, это хорошо, это очень хорошо. Он бы не хотел ссориться со своей спутницей.

Он поднимается с дивана и подает ей руку.

- Это будет весело дорогая, я все-таки поинтересуюсь про шлюпки, а еще переборки, ты знала, что они экономили на металле для переборок? Жалкая пародия на непотопляемость. – Они выходят из каюты и направляются туда, где намечается небольшое собрание, которым руководит пухлая женщина средних лет со звучным голосом.

Капитана пока не видать, но, он скоро непременно к ним присоединиться.

+2

9

На людей Моргаузе плевать, другое дело, что ее брат не вернется к ней, но это уже частности, к которым привыкаешь. Ей понадобилось достаточно времени, чтобы свыкнуться с этой мыслью. И говорить ни об Артуре, ни о том, как одна религия вытеснила другую, Моргауза не хотела. Но, видимо, чем-то себя выдала, свое волнение, свою боль.
Дьяволу жаль? Моргауза удивленно рассматривает мужчину перед собой. На самом деле, обычная хрупкая человеческая оболочка, не отличимая от нее самой, от любого человека на этом корабле. Еще и смертен, несправедливо и непредсказуемо смертен, как любой из них. Что с ним происходит по ту сторону жизни? Вопрос вертится на языке, но ведьма не задает его, лишь отзывается:
- Давай просто не будем касаться этой темы. У нас есть более насущные дела, не так ли?

Отпустить и забыть, только так можно шагать вперед, проживая век за веком. Хранить в душе образы прошлого, но не искать в чужих лицах знакомые глаза. Так проще, так легче, так болит гораздо меньше. Моргауза знает, что люди не перерождаются, значит, нечего и ждать.
Женщина принимает галантно поданную руку, прихватывает по пути шляпку – дама без шляпки это непорядок, хотя кому она нужна в недрах корабля, но это лишь добавляет доли кокетства, пусть капитан на нее смотрит, пока ему задают неудобные вопросы.
- О, ты много думаешь о риске утонуть. Неужели и правда боишься этого?

Непотопляемость, конечно, миф, можно утопить все, что спущено на воду, но кому надо топить Титаник? Войны нет. Пираты не рискнут напасть на такого гиганта, и вообще, это если в этих холодных и неприветливых водах есть пираты, не викинги же. Она опирается ну руку спутника и соучастника, смеется и качает головой.
- Задай, если тебя это успокоит. Вдруг выяснится, что дополнительные шлюпки где-то спрятаны, хотя какая глупость их прятать.
Солнце уже садится за горизонт, из яркого становится тускло оранжевым, все похоже на апельсин. Говорят, Калифорния штат апельсинов. Или не Калифорния? Где-то был округ Оранж, но это все Моргауза узнает, это ее первое путешествие в Америку, хотя Америка ничуть ее не интересует. Но, будучи там, она удовлетворит свое женское любопытство, посмотрит на жизнь по ту сторону океана, чтобы ввернуться в привычную атмосферу старушки Европы.

Капитан встречает экскурсантов приветливо, с готовностью рассказать о своем суден все, что знает. Предлагает спуститься вниз, и прекрасная миссис Хэмилтон беззастенчиво виснет у него на руке, предоставляя супруга другим дамам на растерзание. Она подмигивает ему, намекая, что придется потерпеть, но ровно до того момента, как в спертом воздухе внутренностей корабля задает вопрос:
- А что там?
- Там багажное отделение, - смеется Смит, заговорщически склоняясь поближе к Мойре: - Там, говорят, самая большая тайна пирамид находится.
Глаза Мойры вспыхивают интересом, но вместо этого она капризно дует губы:
- Древности, это так скучно. Но вы нам обещали показать машинное отделение!
Как кстати юбка цепляется за что-то, чего и не видно, заставляет Мойру отцепиться от капитана, своими бесполезными попытками освободиться, она привлекает внимание Льюиса, вызволяя его из плена щебечущих лапочек, которых он, кажется, готов придушить.
- Я на разведку, за тобой история со шлюпками.

+2

10

Насущные дела у них не то чтобы веселы, общее собрание, которое скучища смертная и осмотр корабля, который не проживет и века. Люцифер заранее настроен выводить из себя, подначивать и шутить ниже пояса, черт с ним, с репутацией и прочим, он ненавидел скучать, тем более при таком пестром составе, кто-то даже с нижних ярусов пробрался наверх, забавно, мальчишечка даже милый, такой задиристый, порывистый и юный.
Юность почему-то всегда такая.

- О милые дамы, как я рад вас приветствовать, не менее милый капитан будет рассказывать нам сказки, говорить о непотопляемости и верить в то, что его судно самое лучшее. Мистер Смит, мы в вашем распоряжении, ведите.

Уже через десять минут Люцифер понимает, что Элизабет тупая как пробка, что она не может связать и двух слов, что Мэри влюблена в своего слугу так, что от нее аж фонит, что Никки, задорная Никки притащила сюда картины и любовника. Это скучно, все скучно и то, что рассказывает этот Смит тоже скучно. Переборки железные, болты надежные, корабль тестировался несколько раз, корабль самый большой, самый красивый и самый шикарный.

Он может эту речь повторить среди ночи, стоя на парапете и прося милостыню. Потому что она простая, потому что капитан незамысловат, потому что инженер рядом с ним, высокий и худой, влюблен в этот корабль, видит только лучшее в нем, видит прогресс, видит то, чего не видит никто – мечту.

Люцифер его бы поддержал, но Мойра, Моргауза выступает с предложением о машинном отделении и это выводит его из ступора.

- Конечно дорогая, все для тебя. – Люцифер усмехается и подходит к капитану поближе. – Капитан, позвольте спросить, я тут сопоставил количество шлюпок и количество людей и у меня для вас плохие новости, при расчетах вы верно ошиблись, шлюпок на всех не хватит, никак не хватит, если мы пойдем ко дну.

Капитан хватает воздух ртом и задыхается от возмущения, кто-то посмел, кто-то сказал это вслух. Дамы кричат, всполошившись и ужаснувшись и только Люцифер наслаждается произведенным эффектом, хаос – его стихия.

В хаосе он король. Поэтому он добавляет.

- Мало того, я видел ворота, вы правда закрываете нижнее отделение? Так же люди. – Он улыбается, вежливо и красиво улыбается, холеный, уверенный в себе джентльмен, женатый на юной красотке.

Капитан молчит, хмурится, явно подбирает слова, пытаясь найти оправдания, женщины шумят все больше, и никто не обращает внимания на то, что миссис Хэмилтон с ними уже нет, она исчезла, растворилась, удрала. Люцифер улыбается, прикрыв глаза, наслаждаясь произведенным эффектом. Он может продолжить, но капитан, наконец-то, находит слова и пытается оправдаться.

Говорит снова и снова о непотопляемости, указывает на то, что надежен корабль, инженер подключается, они вдвоем успокаивают бушующих дам, которых пугает сама мысль о смерти. А Люцифер ждет, ждет, когда наступит затишье и вбрасывает еще одну новость.

- Или вы считаете, что там не люди? – Паренек, который прокрался снизу вздрагивает и смотрит прямо на него, выразительно смотрит, как будто говорит: «ты что дурак, спрашивать такое?».

В чем-то он, конечно же прав, этот паренек. Но Люцифер так просто не упустит свою добычу, капитан краснеет лицом и начинает обмахиваться платком, дамы бушуют, многие из них меценаты и жертвуют деньги бедным. Инженер притихает, как пришибленный отходит в сторону и скрывается в каюте, видимо, собственной.

Как тут становится интересно однако.

+2

11

Мастер хаоса и страха. Моргауза улыбается тому, как легко Люцифер вносит в стройные ряды отдыхающих в обществе капитана Смита волнение, возмущение, привлекает их внимание, и вот уже никому нет дела до миссис Хэмилтон, подобравшей юбки и поспешившей в багажное отделение.
О, какая беспечность, багажное отделение доступно, открыто, впрочем, ладно, в отдельных ячейках заперто все, на замки, ключи от которых спрятаны у прислуги, у хозяев, у кого-то еще. Но Моргаузу не интересуют чужие драгоценности, картины, прошлое и настоящее, да и будущее тоже. Она идет туда, где в полумрак спрятан продолговатый саркофаг. В ящике? Серьезно?
Деревянный ящик не помеха, заклинания, запечатавшие некогду прекрасную египтянку Моргауза чувствует сквозь него. Находит ломик, которым поднимает крышку, спихивает ее на пол. И замирает, завороженная этой красотой золота, красок и того, что запечатано внутри, но до чего Моргаузе не добраться просто так. Ее магии мало, не зря она звала Люцифера в помощь, нечто древнее, нечто опасное, ведьма проводит руками над саркофагом, не касаясь его, чувствует покалывание в ладонях, улыбается - магия, чистая магия.

Отлично, объект тут, теперь им следует вернуться вместе с Люцифером, заключая... хм, сделку с дьяволом. Моргауза возвращает на место деревянную крышку, почти так, как и надо, сдувает упавшую на лицо светлую прядь, опирается ладонями на теплое дерево. Будто бы живое, будто бы настоящее, словно что-то согревает изнутри, невероятно-то как. Она оглаживает чуть шероховатые доски.
- О, я вернусь, моя дорогая, посмотрим, что ты тут нам приготовила.
Моргауза мурлыкает себе под нос, выворачивая из помещения в коридор, чтобы почти сразу налететь на стюарда.
- Мисс, что вы тут делаете?
- О, - сделать круглые глаза, полные удивления, не составляет труда, растерянность отражается на кукольном личике, - боже, мы тут на экскурсии были, с капитаном Смитом. Представляете, отошла поправить соскользнувший чулок, оглянулась, а никого уже и нет. И мужа моего тоже нет! Он меня забыл! Какой кошмар, стоит только отвернуться, чтобы что-то сделать, и тебя почти сразу забывают, ну как так. А говорил, что любит!

Стюард бы, наверное, шарахнулся в сторону от взаболмошной дамочки, если бы позволял статус, но вместо этого берет даму под руку, показывая ей выход из ее сложного положения. Моргауза трещит без умолку, ничуть не хуже тех красоток, что чуть было не вызвали у Люцифера приступ эпилепсии, даже если он ею не болел. По крайней мере, парню в униформе обслуги хочется придушить эту куклу, но Моргауза точно знает, что это ей не грозит. Облегчение на лице стюарда читается невооруженным взглядом, когда он приводит потеряшку к честной компании, где явно царит какое-то напряжение, невроз и непонимание. Моргауза вопросительно вздергивает бровь, рассматривая супруга - интересно, что он уже тут сделал, что все такие взъерошенные и нервные.
- О, дорогой, тут кошмарно так, я заблудилась и платье вымазала, - указывает на так кстати появившееся пятно. Моргауза бросает капризный взгляд на капитана Смита: - Вам надо помыть ваше чудо современной техники, капитан. А нам пора готовиться к ужину, дорогой. - Она виснет на руке Люцифера, вся такая томная, и лишь на дне голубых глаз пляшут черти, да так резво, что задумываешься, насколько опасна женщина.

+2

12

Люцифер наслаждается этой игрой, на его лице искренняя заинтересованность ответами, все тело подается вперед, как будто ждет что вот-вот ему прояснят, его успокоят, ему скажут, что все хорошо. Капитан смотрит на него в упор, но видит только картинку, нет ни хохочущего демона, ни чертей в глазах. Только искренность и любопытство.

О, Люц отточил искусство лицедея, довел себя до совершенства и спокойно мог убивать с милой улыбкой на юном и красивом лице. Дамы рядом с ним испуганы и молчат, не зная, как подобрать слова. И Никки, о благословенная Никки, полная гнева, праведного и вольного, он дергает ее за ниточки, как истинный кукловод. Никки набрасывается с упреками на капитана, который остался один в их окружении, набрасывается, чтобы выкрикивать лозунги о свободе, о первом классе и о том, что не должно быть такое разделение людей.

Люц впитывает эти эмоции, ее чистый гнев, гнев капитана, страх окружения. Он как будто попал домой, где доводил до исступления Азазеля, который терпеть не мог проигрывать словесные битвы с ним, а Абаддон встревал всегда и везде, разрушительно воздействуя на все, что видел. Люцифер наслаждается каждый из них, милашкой Мэри, Смитом, который не может оправдать свои шлюпки, свою оплошность и дотошность признанного франта.

Он даже забывает о том, для чего все это, но появляется его «жена», которая успела испачкать платье, но выглядела при этом такой воодушевленной, что Люц понял, она нашла. Точно нашла то, ради чего они тут собрались.

- О, дорогая, не успел я отвернуться, как ты нашла себе кого-то помоложе. – Люцифер улыбается, стюарт испуганно вздрагивает под его взглядом и ретируется, пробормотав что-то. – У нас тут случилась дискуссия о шлюпках и потоплении, но капитан отказывается давать пояснения происходящему и да, ужин, прошу нас простить господа и леди, мои чудесные леди, надеюсь ужин пройдет без ужасных подробностей о корабле.

Он раскланивается с дамами, видит, чует, как Смит выдыхает, готовый продолжать экскурсию во что бы то ни стало и развлечь высший свет своими россказнями. Ну что ж, он может попытаться, для ужина у Люца есть и другая тема для разговора, не менее забавная и не менее интересная для него.

Они направляются в собственную каюту, Моргауза так показательно на нем виснет, что каждому проходящему понятно, у них все хорошо, счастливая семейная парочка, даже если они не женаты и никогда не будут женаты. Люциферу все больше нравится пребывание на этом судне, помогает сосредоточится, помогает насытится. Наконец-то чистые эмоции в нем укладываются в нужное место, и его сила притихает.

- Это было забавно, еще бы чуть-чуть и Смит попытался бы дать мне по лицу, я уверен. Но такое предельное невнимание к чужой жизни, такое отношение. Люди. – Он качает головой, ангел, который нес им любовь, который учил их быть равными.

Что ж, видимо не судьба.

- Как твои успехи? – Он открывает дверь в каюту своим ключом и пропускает даму вперед. Дверь за ними закрывается и на нее опускается полог тишины, которая нужна для тех, кто любит подслушивать, а Люц уверен, что прислуга тут крайне любопытная. – Получилось? Или нам нужно поискать другое место?

+2

13

Зато пока отвернулась Моргауза, Люцифер, похоже, решил тут довести всех до истерики. Никакого легкого настроения в этой компании уже и в помине не было, чародейка чувствовала нервные эманации, готовые вот-вот обернуться малоприятным скандалом. Моргауза только тихо хмыкает, ну что поделать, не повезло им, что Люцифер поиграть захотел, вот уж кто светился удовольствием вбираемых чужих эмоций, веселясь от всей души.
Моргауза одаривает всех лучезарными улыбками, то ли следуя за мужем, то ли уводя его до того, как все окружение вспыхнет нервозностью. Им еще ужин пережить, желательно, без последствий, отлучиться, не привлекая внимание. И все же, стоит отступить на расстояние, на котором их уже не слышно, Моргауза склоняется к плечу Люцифера:
- Наигрался?

Она смеется. Чем бы дитя не тешилось, ну в самом деле. Люди для того и созданы, чтобы те, кто могущественнее них, наслаждались своей властью и возможностями.
- Увы, люди беспечны, столько лет, а делают одни и те же ошибки, сокращая собственное поголовье. - Ведьма пожимает плечами, чуть ехидно улыбаясь. - Что ж, это их проблемы, не наши, не так ли?
Она проскальзывает, наконец, в каюту, чувствуя облегчение. Как и всегда, после удачной актерской игры нужно время, чтобы побыть собой, отдохнуть, собраться с мыслями. Глупое выражение лица слетает маской с ведьмы, она встрахивает головой, чувствуя, как тишина каюты приятно ласкает ее нервные окончания. Отлично. Время передышки до ужина, затем...
- О, наша красоточка там, именно там, где ей положено быть. Представляешь, они даже не потрудились запереть багажный отсек, хотя понимаю, почему. В конце концов, богачи должны иметь доступ к своему барахлу, - фыркает Моргауза, - только сейфы с украшениями заперты, а это все нет.

Женщина, не теряя изящества, падает на диван со стоном облегчения и стягивает туфли.
-  Я все еще считаю, что за вот это орудие пытки, - она показывает Люциферу туфлю, - ответственна инквизиция. Или же она от лукавого, не скажешь? - Моргауза смеется, откидывается на спинку дивана и шевелит пальцами ног, обтянутыми чулками. А потом без перехода возвращается к их поискам: - Я исследовала саркофаг. Он запечатан магией, той, что одной мне не по зубам. Так что тебе придется присоединиться ко мне, а не отвлекать прекрасных дам, хотя, я уже даже не знаю, по-моему, они скоро пожелают вцепиться тебе в глотку, то ли от обиды, то ли от восхищения и невозможностью тобой овладеть. В любом случае, нам в помощь обычное женское недомогание, а ты, как приличный муж, не сможешь отпустить свою прекрасную молодую жену в гордом одиночестве в каюту. - Моргауза подмигивает. - Чуть-чуть больше любви, и мы получим желаемое.

+2

14

Моргауза смеется, и кто был бы против. Паника этих людей ощутима, даже уходя от них. Люц все еще чувствует эти всплески чужой мысли, чужой энергии. Закостенелые эмоции самого капитана, его ярость, пожалуй, самое вкусное, что случилось на этом корабле. Интересно, будет ли капитан таким же на ужине? Нужно как-то подсуетится и попасть к нему за столик. Это и привилегия, и возможность еще больше вывести его из себя. Люцифер жмурится, как кот, который сожрал канарейку, ему хорошо, легко, свободно. У него нет причин говорить себе «нет», на самом деле он бы с удовольствием повторил.

- Не наигрался, но я знаю что сделать, чтобы вывести эту партию в дамки. – Люцифер садится в кресло и смотрит на то, как ведьма падает на диван с усталым и довольным вздохом.

Светлые волосы стекают вниз, свешиваясь почти до самого пола каюты, красиво и, даже притягательно. Сколько женственности в жестах, сколько непринужденности, вот что значит внутренняя свобода. Он смотрит на это, пытаясь представить ее еще через сотню лет, вряд ли она сильно изменится внешне, но изнутри?

Как и все.

Люцифер вздыхает и хмыкает.

- Не сомневался в том, что тут все довольно беспечно и недолговечно, как будто они будут жить вечность и ничто им не нужно из земных благ. – Он видел это, видел на войне, видел в госпиталях, некоторые люди были подобны богам, возносили себя так высоко, что спустится обратно уже не могли.

Не получалось. И они ломались, как Икар когда-то у солнца. Они ломались и летели вниз, до самого глубоко дна, где их ждал ад и Люциферовы демоны. Забавно в самом деле.

- Значит она нас ждет. – Он вытягивает ноги и разваливается на кресле. С одной стороны, чужая беспечность – это хорошо, с другой стороны они тоже смертны, никогда не знаешь, когда что-то пойдет не так.

Он не хочет думать о количестве шлюпок, потому что он может позволить себе переместится в любую часть мира из собственного кресла. Он может исчезнуть отсюда, как будто никогда не садился на «Титаник», как будто все прошло хорошо, и он был дома все это время.

- Орудия пыток были придуманы инквизицией, - лениво тянет Люцифер, - а вот всякие красивости дамам идею подавал Азазель, можешь его отловить и попытаться отлупить. Но не факт, что получится, он смышлёный и с тех пор женщинам в руки не особо дается.

Люц смеется, вспоминая ужас на лице своего демона, когда тот понял к чему привела его шалость. Смеется и выдыхает, потому что все на своих местах, несмотря на то, что они тут по делу, ему кажется, что все на местах, потому что они тут. Видимо они должны были оказаться тут. Что-то такое вертится в голове, но он не может понять, что именно, жаль, что дара предвиденья у него как не было, так и нет, а то может хоть раз избежал бы неприятностей.

- Ну, конечно дорогая, как можно тебя отпустить одну в каюту, да еще при недомогании. – Люцифер улыбается широко и слишком радостно, он уже предвкушает это приключение, мумия, заклятия, сомнительные ритуалы и магия, чуждая для него, но интересная сама по себе. – Дамы были умерены в своем восхищении, а вот в ужасе они наиболее очаровательны. Я еще выяснил, что они экономили на металле при строительстве, забавность, мелкая, но значимая забавность.

Он улыбается, наслаждаясь будущим своей голове. Скоро нужно будет собираться на вечерний выход, а пока у них есть время выдохнуть и настроиться на новый виток событий.

+2

15

- Отравить им ужин? - Моргауза смеется. О да, вечер явно обещает быть интересным и запоминающимся. Похоже, им везет убить двух зайцев, решить свое дело, попутно развлечься, доведя капитана судна и дам до инфаркта. Ну доводить, конечно, будет Люцифер, а Моргауза будет просто не мешать, периодически повисая на руке с томными стонами, как и положено даме.
Перспектива веселит еще больше, настроение стремительно взмывает вверх, предвкушение делает свое дело. Моргауза чувствует себя кошкой, которая уже поняла, как отпереть клетку, чтобы схарчить хозяйку канарейку, не оставив и перышка, а те пусть думают, что птичка улетела. Ей-то что.

Люди самонадеянны, люди беспечны, возможно, им полезно получить урок, который придется усвоить. Но не Моргаузе судить, а тем более воспитывать. Она лишь созерцала, никого не наказывая, лишь используя ситуацию для себя, как и сейчас. Если дьявол хочет забавы, он ее получит, она подсобит, а почему бы и нет. Ее мало касается, что потом станется со случайными жертвами, зато не скучно, и то прекрасно.
- Хм, адресок, где ловить эту скотину, не подскажешь? Бедняга, видимо, и не знал, что разъяренные женщины, загнанные в рамки бабских штучек, похуже демонов будут.

Моргауза фыркает, морщится, корсет, платье, снова туфли, это все так привычно, но все так утомительно, что было бы гораздо проще гулять в рубашке до пола, но современность не оценит. Мода меняется в течение веков, порой доходя до абсурда, уродуя красоту женщин, не считая любви некоторых к живым факелам, от чего Моргауза нервно передергивает плечами, видимо, рефлекс, никак не избавиться, чудом не сгорела, не утонула, как-то даже повезло. Не утонуть бы и сегодня, впрочем, об этом ведьма не думает, поднимается с дивана, надо готовиться к ужину.
- Я смотрю, ты прямо составил себе меню. Но как можно экономить на металле? Они считают, что их спасут, если вдруг что-то произойдет? На самом деле называть корабль непотопляемым, это гневить высшие силы, которые терпеть не могут претензии на их власть и силу, не умно. Говорят, титаны плохо кончили, между прочим, но в их честь назвали и корабль, видимо.

Она скрывается в спальне, продолжая оттуда беседу, иногда замолкает, иногда мурлычет себе под нос что-то незатейливое, играется в варианты нарядов, выбирая, что ей нравится, что пойдет к бабочке Люцифера, хотя к его бабочке пойдет все, да и вместе они смотрятся прекрасно, сойдя с картинки модного журнала о богатых и красивых. Хитрости магии помогают Моргаузе управиться с тем, что было бы сложно сделать без служанки, не прибегая к помощи Люцифера, кроме одного, красивое украшение на шее женщины должен застегивать мужчина. С ним она и выходит обратно к подельнику, поворачиваясь спиной, придерживая тяжеловесное колье, доказательство состояния мистера Хэмилтона. Оно холодным металлом ложиться на шею, чуть сожми, задушит к чертовой матери, но Моргауза думает лишь о том, как бы все же добраться до милого Азеньки, придушив того за все подлянки, устроенные им дамам.
- Порой я не понимаю, из чего они умудряются вести светские беседы, это же совершенно не содержательно, невозможно и непонятно. Как было просто раньше, все прямолинейно, никакой лишней мишуры.
Разве что бравый рыцарь мечтательно смотрел на свою королеву, забыв, что ему этого не положено, да король думал о том, что нет наследников, а сестра мечтала то о короне, то о мужчине, а в результате не получила ни того, ни другого.
Интриги всегда интриги, в какие слова не облечь, и в этом мир неизменен.

+2

16

- Ну почему сразу отравить, я буду вежлив и очарователен до безобразия, или ты думаешь от этого у дам случится несварение? – Он смеется, потому что время такое, потому что мир стремительно меняется, люди его меняют.

И Люциферу это нравится, настолько нравится, что он готов вкладывать деньги в развитие кораблестроения, промышленности и прочие способы уничтожить природные богатства. Он уверен, что братья бы с удивлением косились на него, с чего бы он и стал помогать людям, но его любовь к ним, она именно такая. Она именно об этом и про это.

Любовь его состоит в том, чтобы привнести в их мир науку, прогресс, заставить забыть старые обряды, богов, магию, забыть самих себя. Он хочет посмотреть куда доведет человечество этот технический прогресс и доведет ли он их куда-либо. Он хочет глянуть наперед, ах, если бы у него был этот дар, он бы неустанно любовался будущим, где каждый второй умирает от неизвестных болезней, и никто не в силах им помочь.

Люцифер улыбается, чем ближе становится время ужина, тем шире он улыбается.

- И адресок выдам, и подскажу и даже провожу, у меня самого к нему пара вопросов завалялось со времен не столь отдаленных.

Он готовится к ужину тщательно, одергивает рукава, проверяет запонки, поправляет галстук-бабочку, крутится у зеркала еще пару минут, зачесывает волосы. Кажется, что все идеально, денди как он есть, одетый с иголочки, наследник богатых родителей, женатый на томной красотке, с очаровательным носиком и длинными прекрасными волосами. Люцифер бы сам себе начал завидовать, если бы не знал подоплеки, если бы не нашел уже тысячу и одну причину, по которой самое время начинать веселье.

- Что ж, дорогая, время. – Он замер в общей гостиной, любуясь названной женой. Великолепная осанка, шикарная прическа, ухоженная, гладкая кожа. Очарование, готовое убивать наповал. Пожалуй, они составили бы конкуренцию королевской чете, будь та где-то на корабле.

Люцифер себе не льстит, все, что будет происходит дальше, спектакль, в котором они будут достойно импровизировать и находить точки соприкосновения с людьми. Он будет играть на их желаниях, страхах, любви и саморазрушении, Моргауза будет ждать момента, чтобы откланяться и уйти обратно к их находке.

Этакий поворотный момент.

На ужин они опаздывают, но это всего лишь пара минут, из пары томительных часов, так что он даже не извиняется. Только кивает старым знакомым и смотрит в глаза капитану, который чуть бледнеет при виде него. Люцифер источает улыбки, нежность и внимательность к каждой персоне за столом. Спрашивает про детей, про матерей, про старушку, которая подписала наследство внуку. Спрашивает про причины поездки в Америку, наслаждается отменным рыбным супом и старательно приберегает сомнительные вопросы на потом.

- Капитан, расскажите нам, как долго строился корабль? Что было предпринято для его строительства? Говорят, он попал в книгу рекордов, так ли это? – Он выбирает момент практически идеально, капитан давится чаем и какое-то время кашляет, глядя из-под салфетки на Люцифера, а тот продолжает ласково ему улыбаться.

Может быть он меньше ликовал бы от этой шалости, но чужое возмущение так освежает и кажется таким новым, что он не может удержаться.

+2

17

- Был бы ты женщиной, дорогой, они бы давно развели костер под твоей дверью. А я их просто еще не успела выбесить.
Но собиралась. Собиралась появиться во всем блеске своей неувядающей выдержанной красоты, чтобы заставить их бледнеть от зависти. Не что чтобы это было постоянным атрибутом развлечений Моргаузы, нет, просто ей нравилось, иногда, наслаждаться осознанием, что она может получить почти все, совершенно не напрягаясь.
Почти все. Всегда есть одно маленькое "но", вот только ведьма была гордой, чтобы это признавать. А потому глядела с оптимизмом вперед, их авантюра просто должна увенчаться успехом. Вскрыть магический замок саркофага, забрать амулет, и...
- Отлично, вот подскажи, сочтемся.

Моргауза зорко оглядывает Люцифера, расплываясь в ответной улыбке. Выглядел мнимый супруг просто идеально, заставляя пожалеть Моргаузу, что она никогда не смешивает деловые отношения с постельными, ибо второе всегда - всегда, без исключений - портит первое. Она бы с радостью задержалась в номере, запоздав на ужин очень демонстративно, взогрев приличное общество сплетней, чем в неурочное время заняты молодожены.
- Кажется, мне с таки мужем будут завидовать все... хотя почему кажется?
Моргауза принимает руку Люцифера. Они не спешат. Точность хоть и вежливость королей, но опаздывая на несколько минут они притягивают взгляды присутствующих. Ведьма придерживает подол вечернего платья, спускаясь по лестнице, из-под опущенных ресниц оценивая обстановку - да, они точно в центре внимания, и да, им достались места за столиком капитана.
- Ты сможешь продолжить пытку дотошными вопросами, дорогой, - наклоняется ведьма, чтобы оставить картинный поцелуй на щеке супруга.

Все идет по плану. Какое-то время за столом царит полнейшее умиротворение, обмен впечатлениями, сплетнями, новостями, но стоит подать чай, как Люцифер идет в наступление, видимо, решив повеселиться за счет Смита. Капитан, успевший расслабиться, явно не ожидал нападения от мистера Хэмилтона, на секунду Моргаузе кажется, что он сейчас просто взорвется, так он пыжится и краснеет. Но нет, Смит приходит в чувство, и даже парирует вопросы каким-то своими неловкими и бледными ответами, которые лишь заставляю Моргаузу закатить глаза. Впрочем, сейчас самое время покинуть высокое общество. Пока они будут заканчивать с десертом, после чего мужчины закурят сигары, а дамы поведают друг другу, какие чулки сегодня в моде в Париже, наступает идеально время для ограбления, к которому ничто не привлечет внимания. Моргауза начинает демонстративно обмахиваться салфеткой, привлекая внимания мистера Ротшильда, сидящего по другую сторону от нее:
- Миссис Хэмилтон, вам плохо?
- Нет-нет... но немного душно, - ведьма дарит застенчивую улыбку мужчине, ни на что совершенно не намекая, зато дамы вокруг мгновенно трактуют ее как положено - ооо, дама, наверное, в положении. - Но думаю, мне бы выйти подышать свежим воздухом. Проводи меня, пожалуйста, дорогой, - ее рука мягко ложится на руку Люцифера, взглядом Моргауза извиняется перед курятником... дамами, которые уже готовы вот-вот разразится кудахтаньем. Лучше мы наслаждались тем, что им никто снова не навеет паршивых снов своими точными вопросами.

+2

18

Моргауза выглядит обворожительно, светится, искрится и настолько завораживает, что Люцифер сам иной раз думает кто из них дьявол и воплощение зла. Она коварна, умна и могущественна, как и все древние ведьмы, до которых не смогла добраться инквизиция. Ах, эти прекрасные времена доносов, костров, страха, он столько почерпнул в них, столько интересного нашел для себя, столько вкусных жизней сгубил, родов уничтожил. Было так чудесно окунуться почти в ту атмосферу.

Он мило улыбался сидя рядом с женой, изучал людей за столом, подавал реплики, отпивая из бокала вина. Настроение на корабле было праздничное, величайшее творение человечества несло их через волны и ночь к свету и новым странам. Он даже завидовал сам себе, потому что воодушевление людей так благотворно действовало на него.

- Дотошные вопросы, дорогая, я приберег для нашей чудесной встречи с капитаном. – Люцифер смеется, стараясь не переходить на издевательский тон. Ему весело, ему интересно чем отбивать будут эти вопросы, кто испугается и побежит с корабля, как крыса, которой тут не место?

Кто останется и будет сохранять свои вещи? Это ведь такое карикатурное, картинное разведение разных частей жизни. Разделение. Кому-то жизнь, кому-то статус и богатство. А кому-то просто весело смотреть на все это.

- Может быть потом, когда у него будет время он разъяснит мне все детали судопроизводства. – Люцифер поднимается из-за стола, извиняясь перед собравшимся обществом и протягивает руку Моргаузе, помогая ей подняться. – Прошу нас извинить, дамы, господа, мы, пожалуй, прогуляемся на воздухе, пока моей дорогой жене не станет полегче. Приятного вечера.

Они медленно удаляются от ужаса, нависшего над столом, от ужаса, который охватывает капитана в обществе Люцифера. Это смешно. Это грустно. Люцифер вздыхает, раскланивается с давними знакомыми и выводит жену из зала, смахивая с пиджака пару несуществующих пылинок.

- Я думаю они его съедят, дорогая. – Он наклоняется к ней, нашептывая на ушко истории того, как могут развиваться события в зале и смеется, гладя на ее лукавый взгляд. – А может и не смогут, мистер Смит талантливо не отвечает на вопросы.

Они двигаются в багажный отсек, ловко избегая встречи со стюардами и прочим населением корабля, приходится некоторым делать внушение, чтобы они выпустили их из виду и не задавали вопросы. Люцифер ловко дергает за ниточки, стараясь не отвлекаться от основной тематики, которая у них тут объявлена. Вечер мумий и встреч.

- Итак, мы на месте. Красотка где-то внутри? Не так ли? – Он наклоняется над саркофагом, не касаясь его кожей, чувствует вибрации чего-то, чему не находит объяснений и отстраняется, стараясь не потревожить чужой магический покров. – Что от меня потребуется, дорогая?

+2


Вы здесь » Godless » flash » [10.04.1912] Утопить Титаник