Godless

Объявление

Когда ажиотаж битвы за жизнь отгорает, все постепенно проступает из тумана событий. Сначала объявляется дочь, слава всем богам, живая. Потом удается сдать в служб опеки ребенка, с уверениями, что она сама займется поисками матери, благо, есть, к кому обратиться. И затем остается лишь один пункт списка, убедиться, что Брайан жив.
В игре: ДУБЛИН, 2018. ПОШУМИМ, ЁПТА!

Порталы ждут своих смельчаков!
Скоро будут обновления по темам Люц что-то снова замышляет, у КОВ полно работы, а в СБС грядут крупные неприятности!. Не пропустите.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » real time » [01.07.18] do you remember?


[01.07.18] do you remember?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[epi]DO YOU REMEMBER? 01.07.18
Rita Sherville, Connor Strider.
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://78.media.tumblr.com/44c7b0f3df07168ecd0c54ad8065cae9/tumblr_omjs1o219k1uh91oco3_500.gif
Так и не дождавшись реакции на свою выходку Учёная Кошка решила сама придти и напомнить Баюну о своём существовании.[/epi]

+2

2

Неделя. Долбанная неделя так и не хотела заканчиваться. Ногти изгрызены, нервы на пределе, а глаза лихорадочно бегают по строчкам на мониторе. Сосредоточиться не получалось. Роман уже неделю висит в топе, а этот уродский комок шерсти никак не проявился. И умом то пройдоха понимала, что, скорее всего, реакция последует гораздо позже. Осознавала, что прошло мало времени, но все равно ждала. Кусала губы, лихорадочно слонялась по своему дому. Теперь она точно знала, сколько шагов нужно сделать от стены с камином, до противоположной с окном – ровно двадцать семь. Зачем эти знания пушистой засранке, она не знала. Зато точно осознавала, что каждое мгновение, которое она проводит в ожидании, действует на нервы не хуже людского тапка. Рите казалось, что она успела похудеть от переживаний, что, само собой, было неправдой, но кто объяснит это самовлюбленной кошке? Затем прошла еще неделя – Ученая кошенция была в восторге от своей выдержки, правда к искусанным губам и обгрызенному маникюру прибавилась цепь, что она сжимала в своих руках. Все. Больше сил ждать не было – она должна выяснить, понял ли он ее послание, готов ли понести кару за все, что она испытала, дергается ли у него глаз от того, что его истории превратили в пустышки.
Собираться долго не было нужды. Она все продумала несколько дней назад, когда узнавала адрес проживания Коннора Страйдера. «Что за идиотское имя? – возмутилась Рита, выходя из парадной двери, да направляясь к своей машине, - Кон-нор. Словно герой какого-то фэнтезийного эпоса.»  Лихорадочно вздохнув, кошка проверила, удобно ли из сумки доставать магическую цепь. В конце концов, она прекрасно помнила, как выглядел в истинной ипостаси Кот Баюн. А еще подозревала, что, раз она умеет трансформироваться, то и он вполне способен на подобное. Так что… цепь, пожалуй, пригодиться.
Дорога не заняла много времени. Кошка вообще приятно удивилась, что Страйдер поселился в том же городе. Это явно был знак судьбы, послание свыше, поэтому пушистая не хотела его упускать. Было послеобеденное время,  небо стояло ясное, а солнышко ласково опускалось на щеки Риты, которая вела кабриолет. Она любила ощущать на себе ветер, который треплет волосы, а скорость имитировала свободный полет. Во всяком случае, кошке казалось, что именно такие ощущения должны быть при свободном падении. 
- Интересно, каков он сейчас? – размышляла она. Сердце трепетало в предвкушении. Так могла возлюбленная спешить на свидание, если бы не стремилась растоптать своего избранника. Припарковав машину неподалеку от нужного дома, Рита вышла, слегка оглядываясь и нервно заламывая руки. Глаза блестели от переживаний, взгляд бегал по окружавшей ее действительности: «И тут он живет?! Какое убожество, - она одновременно торжествовала и не могла смириться с тем, что ее давний знакомый не сидит на вершине мира, - как же низко ты пал!» Зарывать талант в землю, собственноручно гробить искусство – для кошки, не обладавшей и толики того величия, это было неприемлемо и унизительно.
Немного постояла, переводя дыхание – ей нужно было успокоиться, Рита подошла к жилищу Баюна. Отыскав предположительно его окно, долго смотрела она, прежде чем решилась сделать заветный шаг. Обдумывала, что сказать, открыть ли карты, или нет. Нет, не будет она сразу же выкладывать козыри, поиграет как кошка с мышкой. Растечется ее речь сладкой патокой перед мужчиной, пообещает ему славу и деньги, известность и признание. Правда осведомители ее не порадовали, заявив, что Коннор ведет затворническую жизнь, ибо не видели они, чтоб выходил он из квартиры, но Рита пропустила основные их опасения мимо ушей. Уж она-то заставит кота предстать перед ней, придумает, что сделать. Но нельзя вечно стоять и смотреть на эти окна, нельзя предаваться меланхолии, ведь ее страсть гнала вперед, к дверям кота. Но не покажет она своего волнения, будет гордо держать язвительную улыбку и прищуренный в презрении взгляд.
- О да, котик, открывай, - прошептала Рита, легко, но настойчиво начав стучать  в дверь.

Отредактировано Rita Sherville (2018-08-15 01:00:22)

+1

3

Каким же отвратительный выдался июнь этого года — Коннор с удовольствием смотрел как тридцатое число сменилось первым. Теперь наконец-то можно вычеркнуть эти катастрофические недели из сердца. С глубоким вздохом, Коннор откинулся на своём стуле и прикрыл глаза. Слишком много ему пришлось стерпеть в последнее время нервотрёпки, которая даже не обязательно касалась убийств.
То он становился заложником какого-то локального нацика, то ему полоскают мозги сначало ахуительное демоническое дуо...
(Батя и сын, ну надо же, от такой идиллии аж стошнить хочется.)
...а потом мозгоправ для тех, кто ведёт двойную жизнь и нет, речь вовсе не о супер-героях.
(А они бы как раз не помешали, абсурдней этот блядский цирк с конями уже не станет, а немного справедливости ему точно не повредит.)
И в качестве великолепного завершения очень «своевременный» возврат воспоминаний с инициативы представителя КОВ, обладавшего контактами дивных мясников.
(Одна комедия божественней другой, хоть книгу пиши. Ах да, точно, я же этим себе отчасти на хлеб и зарабатываю, прекрасно, прекрасно нахуй.)
Спрашивается, кто вообще просил всех этих людей лезть своими грязными лапами в его жизнь, но кажись, с тех пор как Баюн переехал в чёртову Ирландию он теперь, как мёдом помазанный, притагивает рои неприятностей. Коннор сердито поморщился. Он же вроде хотел отпустить всё произошедшее в последнем месяце, но вместо этого лишь глубже окунулся в омут воспоминаний, от чего только сильнее завёлся. Подорвавшись с удобного сидения стула, он широким шагом пересёк комнату туда и обратно. Накопившаяся за дни фрустрация искала себе выход и с ней необходимо было срочно что-то делать, пока он опять не начал ходить по ночам и жрать людей во сне. Стоило этой ироничной мысли пролететь мимо, как Коннор резко замер на пол-пути к противоположной стене и принялся ржать. Горький и неприятный по ощущениям смех, потому что смешно ему вовсе не было. Хотелось скорее заплакать и где-то на затворках сознания уже начались колыхаться волны подступающей паники и тревоги.
Во всех этих случаях чувствовался злой рок, словно на него вновь наложили проклятие, дабы покарать за боги знают какие грехи. И самое отвратительное, что он не мог ничего с этим поделать. Его попытки «сменить обстановку» были жёстко пресечены и с тех пор Коннор был вынужден ждать у моря погоды, пока СБС расследовали нашумевшие преступления. Ожидание было самым отвратительным, потому что он не знал ни чего ждать, ни когда, ни в какой форме. Ещё одно убийство? Каминг-аут локальной шайки охотников на монстров? Или может Джек Потрошитель наконец-то завершит этот блядский ритуал и выпустит, чтобы бы не скрывалось под ногами мирных дублинцев, наружу?
Перспективы были самыми мрачными, поэтому, говоря начистоту, Коннор не ожидал от июля каких-либо просветлений в плане пиздеца. Но надежда умирает последней, как говорится. Умирает медленно и агонически.
После где-то десяти минут таких накручиваний Коннор наконец-то решил обрубить этот поток тревожных мыслей и сделать самое лучшее, что он умел в этой жизни: отвлечься на что-либо иное. Первым делом он, естественно, сел за работу, но не выдержал и получаса проверки текста. Работа эта даже близко не была увлекательной и через скуку в его мысли снова стали просачиваться беспокойство и страх. И злость, много бессильной злости.
(Сегодня я определённо не проживу продуктивно.)
В таких случаях у него была лишь одна панацея, когда по венам успешно струилось лекарство, подавляющее голод, а рвать кому-то кишки всё-равно хотелось. Закрыв рабочий ноутбук и со словами «Я пытался» Коннор с чистой совестью запрыгнул на диван и включил телевизор вместе с приставкой. Для человека, который сквозь силу принуждал себя к пацифисткому стилю жизни, его коллекция видеоигр просто изобировала крайне жестокими и кровавыми тайтлами. Конечно, вся его коллекция не была сплошь раздольем зрелищной резни, но как человека, вынуждего жить с огромным количеством подавленной агрессии, он был рад, что человечество всё же додумалось изобрести такой легальный способ отрывать головы. Легальный и чистый. Удивительно, сколько удовлетворения может вызвать в человеке куча красивых пикселей, но Коннор был рад возможности хоть как-то выпустить пар и поэтому быстро утонул в процессе на целых несколько часов.

Играл он без наушников, поэтому нежданный стук в дверь он отчётливо расслышал. Пальцы до скрипа сжали контроллер и лицо Коннор перекосило от злости.
(Какую падлу опять занесло к моей двери?!)
(У меня что, песок на пороге просыпан или почему моя квартира притягивает все эти потоки говен?)
Коннор искренне не желал знать, кто опять стучался к нему и собирался было принудить себя расслабиться и играть дальше. Да вот незадача, болезненно крепко сжав контроллер он нечаянно нажал не на те кнопки и персонаж на экране в ненужный момент подставился под чужую атаку.
— Да ебать, куда тебя несёт, - Коннор подорвался было с дивана в порыве эмоций, но на экране уже появилась не вселяющая радость надпись геймовера. - Пиздец.
Стук, тем временем, не прекращался, что только сильнее действовало на нервы. Швырнув контроллер на диван, Коннор широкими шагами преодолел расстояние до двери и облокотился на косяк. Одна из немногих вещей, которая категорически не нравилась ему в его квартире — это полное отсутствие глазка. А, увы, в соглашении арендовщик очень ясно дал понять, что какие-либо модификации серьёзнее гвоздя в стене категорически воспрещаются, поэтому Коннор был вынужден принимать гостей вслепую. Он провёл ладонью по лицу и вздохнул, пытаясь вернуть себе крохи спокойствия.
— Окей, начнём с самого важного, - громко и отчётливо произнёс он, чтобы личность за дверью его прекрасно расслышала. - В бога я не верю, зато искренее уверую в то, что Люцифер находится среди нас...
И ведь не сорвал же, а! Какая ирония! Правда, свидетели Иеговы и прочие религиозные пропагандисты, любящие шоркаться по чужим квартирам, всё-равно бежали от таких признаний прочь да так, что пятки сверкали.
— ...В новомодных фильтрах для крана и прочей продукции не заинтересован, а если это социальный опрос, пожалуйста, оставьте анкету в моём почтовой ящике вместе с адресом — я заполню и вышлю позже. Хорошего дня, - крайне довольный собой, Коннор расплылся в широкой улыбке и, больше не теряя ни секунды, развернулся и направился обратно в комнату. Кто бы не ошивался снаружи теперь не представлял для Коннора никакого интереса, даже если тому взбредёт в голову расшуметься. Как раз ожидая примерно подобный сценарий, кот принялся копаться в поисках наушников для приставки, чтобы можно было лучше игнорировать навязчивых незванных гостей.
(Да куда я их, блять, засунул?)

+1

4

Кошка в какой-то момент прекратила стучать, услышав приближающиеся шаги. Сердце замерло в ожидании, которое длилось вечность в мыслях и мгновение в реальности. «Ну давай же… - голос, раздавшийся с другой стороны разделявшей их двери, заставил кожу покрыться мурашками, а Риту замереть, - что?!» Брови поползли наверх, а сама она словно забыла, как дышать. Неужели этот болван действительно так боится незваных гостей, как описывали ей осведомители? Что с ним стало?! И это Кот Баюн?! Тот, кто когда-то без зазрения совести сожрал ее и не подавился? Губы искривились в презрительной усмешке, а сама она позабыла весь свой план:
- И это говоришь мне ты, Кот Баюн?! – голос Риты был сладким как мед, но эту сладость пробовать нельзя, - Ты, что так кичился своей независимостью и презирал людей?! Как же низко ты пал, котенок, что дрожишь, словно осиновый лист на ветру, - она его перебила. Грубо, громко и нагло. Речь текла патокой с привкусом жгучего перца. Ну надо же, какая прелесть, - ты превратился, видно, сам в глупого человечешку, раз открыть дверь для тебя проблема! Неужели  так боишься, что по твою душу придут, Баюн?

Кошка издевалась. Смачно, сладко, дерзко. Она даже, опершись рукой о косяк, выставила чуть вперед ногу, от чего плавные изгибы ее тела стали особенно соблазнительны. Она играла. Пусть даже перед неблагодарной публикой, которая не смотрит, но играла. Это было ее сутью, ее жизнью и целью. Она должна себе нравиться: «Интересно, он хоть знал, кого сожрал когда-то, или этот эпизод не запечатался в его памяти? Ну, я ему напомню. Так напомню, что всю жизнь не забудет!» Само собой пушистая не собиралась подставляться. Именно поэтому вторая рука уже была в открытой сумочке, держа наготове цепь. Кошка, конечно, ненормальная, но не идиотка, чтобы соваться к ее сладкому врагу с пустыми лапами. О нет, ей одного раза вполне хватило – до сих пор, при воспоминании, содрогалась и готова была хвататься за горло, представляя, как его клыки сомкнулись однажды на нем.
- Выйди же, котенок, посмотри, кого нелегкая принесла! – она бросала слова в закрытый проход, - или ты стал слаб и немощен, что не в состоянии открыть дверь?

Рита негодовала именно потому, что он ее почти послал. Так посылают, без обиняков, не разобравшись только те, кто боится и ненавидит людей. Во всяком случае, именно так Ученая размышляла.
- Расскажи сказочку на ночь, котенок, посмотри, как я жду этого!
Она в одержимости начала пританцовывать, отойдя от прохода, поэтому Страйдер вполне мог расслышать легкий стук каблуков. А еще саркастичный смех.
- О, мой милый, - издевалась Рита, - я могу долго ждать. Примерно столько же, сколько и ты. Когда-нибудь тебе придется открыть дверь, если не хочешь сдохнуть в своей коморке!
Как же девушку забавляла эта ситуация. Он, некогда могучий кот, боится отворить дверь той, что сама когда-то ходила призраком его величия. Мысль о том, что мужчина просто не хотел никого видеть, ее даже не посетила – слишком хотелось доминировать и чувствовать свою силу. Слишком хотелось оказаться правой. Снова, снова кошка придумала свою версию и поверила в нее. Снова шла в то же пекло, но не могла остановиться – слишком близко находилась она рядом со своим наваждением. Как же тут устоять? Рука сильнее стиснула цепь - она может ждать. Бесконечность, если потребуется. Девушка облокотилась о стену, поправив алый костюм, не сводя взгляда от места, где мог появиться этот наглый котишка.

Отредактировано Rita Sherville (2018-08-16 21:41:25)

+2

5

И вот опять. Опять кто-то шоркается на его пороге, опять кому-то нужно что-то от Кота Баюна, только эта дамочка хотя бы не разменивалась на длинные и утомительные прелюдии. Она сразу перешла на оскорбления. Коннор удивлённо приподнял бровь и на его лице невольно появилась усмешка. Ну надо же, ему даже не пришлось даже пальцем шевельнуть, чтобы пробудить такие волны говна в свою сторону. Кому же это он так сильно насолил?
(Хоспаде, я будто снова оказался на форчане.)
Впрочем, какая разница. Улыбка пропала так же быстро, как и появилась. Как же его заебали эти толпы, которым нужно обязательно залезть своими грязными пальцами в его жизнь, подёргать, посмеятся, навести бардак и бросить его посреди разрухи. Да, он действительно ненавидел людей и не видел в этом ничего зазорного. Они были не более, чем мясом в большинстве случаев, которому слишком легко открутить голову. Пальцы сжались в кулак, реагируя на мимолётное желание выйти и оторвать башку этой подзаборной шавке, растяфкавшейся под его порогом — за Люцифера, ломавшего его извечным соблазном, за Тео, который набил ему морду, за Кирана, пробудившего воспоминания, которых не должно было быть, за Фенрира, из-за которого это воспоминание и появилось, и ещё за многих других, которые очень попортили ему нервы в последнее время.
Но ярость прошла через него так же быстро, как и недавняя усмешка. Он ведь злился даже не на эту непонятную тётку, которую хер знает какой чёрт сюда принёс. Она была лишь одной из кучи серых теней, что одинаково смеялись и одинаково тыкали в него пальцем. Ему и особенно выяснять не хотелось, кто на этот раз решил ему напакостить, подослав эту захлёбывающуюся ядом и пеной наркоманку, которая даже оскорбить его оригинально не могла. Всё это он уже слышал, не раз, и, честно, это начинало наскучивать. Утомлять.
Коннор больше не прислушивался толком к речам незнакомки, погрязнув в собственных мыслях, и очнувшись лишь заслышав ритмичный стук каблучков.
(Она там чё, всерьёз танцует, что ли? Ебанутая какая-то.)
— Жди, - он терпеливо дождался, когда дамочка замолкнет, то ли довольная собой, то ли, чтобы набрать в грудь воздуха для нового потока брани. - Сиди смирно, а я пока вызову полицию. - в его голосе звучала усталость и абсолютная невпечатлённость от прозвученной тирады.
То, что его адрес практически является достоянием общественности нервировало. Когда он отходил от двери, он не спускал с неё ни на секунду взгляда. Мало ли на какие фокусы способна эта взбалмошенная девица, некоторые вон спокойно в его квартиру телепортируются, а тут он даже не знал, чего ожидать и это нервировало вдвойне.
(Только бы не начала ломиться внутрь, тогда я за себя не отвечаю.)
(Нет, нет, нет, не надо крови.)
Присев на спинку дивана, он достал свой смартфон и немедленно набрал Гарду. Хватит с него этих цирков. Если даже весь СБС и КОВ против него, то хотя бы человеческая стража порядка не должна быть. Хотя ей стоило, учитывая, что он успел безнаказано унести жизни аж двух людей в последние десять лет.
(А что если их было больше?)
Это вопрос постоянно мучал его с тех самых пор, из-за чего он, без спроса Яги, увеличил дозу лекарства, не просто заглушая в себе голод, а просто-напросто оглушая свою сущность. Отдача была неприятная, только сейчас проблема была не в ней. Проблема была прямо за дверью и от неё стоило избавиться без длинных и утомительных прелюдий.
— Алло, добрый день. Да, я хочу подать жалобу: за моей дверью беснуется какая-то вандалка и шантажирует меня и несёт какой-то бред. Нет, я её впервые в жизни вижу, я искренне не понимаю как она нашла мой адрес, офицер, вы понимаете, мне страшно за свою жизнь... - и так далее и тому подобное. Коннор говорил и говорил, отвечал на вопросы и проклинал все эти бюрократические необходимости, когда ему было необходимо прямо сейчас решение своей проблемы. Впрочем, через десять минут красноречия ему всё-таки пообещали выслать кого-нибудь к месту. Коннор засёк время и скрестил руки на груди в мрачном ожидании.

+1

6

Кошка могла долго издеваться над Баюном – это доставляло ей особое удовольствие. Ее враг жалко прятался в комнатушке, не желая встретиться с той, кто его чисто физически слабее. Боялся встретиться с маленькой кошечкой и женщиной. Слабак! Жалкий, ничтожный слабак. Как же пушистая упивалась его слабостью. Наслаждалась этой закрытой дверью. Алые губы растянулись в сладкую триумфальную улыбку. Почему-то она даже не расстроилась, что он ей не открыл, видя в этом подтверждение его убогости и слабости. Трус! Этот гигант стал окончательным трусом. Взгляд стал презрительным, хоть Рита и не сводила его с двери. Нужно покурить. Вместо цепи, рука нащупала пачку сигарет с зажигалкой. Это были дорогие сигареты, которые покупают, чтобы показать свой достаток – чистые понты. Щелк. Маленький огонек начал пожирать бумагу и табак в пальцах кошки. Она затянулась. Хорошо. Шаг к двери, а дым уже просачивается сквозь замочную скважину.
- Ты правда веришь, что полиция мне что-то сделает? – сладкий голос, который стал абсолютно спокоен. Кошка умела играть на публику. Всегда умела. А сейчас ей это таки прям пообещали. Она ощущала удовлетворение – ее наваждение слабо и просит помощи у людей. Правильно, проси, умоляй, Баюн, и, глядишь, они сжалятся над тобой.
- Проси, проси помощи, котик, - пела Рита, - и, если хорошо перед ними будешь стелиться, они помогут тебе, сберегут. Не то что ты когда-то.
В последнем предложении прозвучала явная угроза.
Пусть прячется за людьми, еще не осознавая, что именно она научилась быть их кукловодом. Все в мире решается деньгами, милой улыбкой и обещанием сказки. Этот мир жесток. Но именно благодаря этому, Ученая научилась в нем жить. Что ж, пора подготовиться ко встрече с гостями. Кошка бросила окурок под ноги и протерла его своей ногой. Как же она мечтала, чтобы на месте скуренного табака оказался Баюн. Вдавила бы его ничтожную морду прямо в грязь. От подобных мыслей кошке стало на душе хорошо-хорошо, плечи были полностью расслаблены. Что ж, раз скоро здесь будет полиция, то стоит их встретить должным образом. Пушистая приблизительно прикинула, через сколько минут они могут появиться. Чудесно. Как раз хватит времени обновить макияж и причесаться. Женская сумочка – удивительная вещь – Ученая обнаружила это еще давно. Сколько вещицек может в ней поместиться. Взять хотя бы цепь. Порой пройдоха недоумевала, как там все укладывается. Но блага цивилизации вызывали у Риты восхищение. Она, как истинная кошка, любила комфорт, а став человеком открыла для себя многие прелести человеческой жизни. Например алкоголь, мужчины, удобные автомобили… табак. Первый раз был ужасен – острый нюх кошки протестовал против такого издевательства над легкими, но после пары пачек, скуренных под абсентом, Рита втянулась. Она взошла на вершину мира, в элиту, чтобы никогда и ни в чем себе не отказывать. Этого же мог добиться и Баюн, но… кошка покосилась на дверь, предпочел гнить в этой дыре. Ему же хуже. Наведя марафет, кошка подмигнула своему отражению и принялась ждать, всячески прислушиваясь, чтобы не пропустить шаги ее новой публики.

Отредактировано Rita Sherville (2018-08-29 15:03:22)

+1

7

Слушая ядовитый голосок незванной гостьи, Коннор действительно начал сомневаться, что полиция сможет ему помочь. Что существам какие-то люди, которые даже не знают куда суют свой нос, ведать не ведают какие вековые интриги на самом деле скрываются за, на первый взгляд обычной, склокой. Коннор пожалел, что вообще обратил внимания на помеху, что сейчас в предвкушении шоу вышагивала перед входом в его логово. Как тигр, поджидающий добычу.
(Лучше бы вообще не отвечал, а продолжил играть.)
(А если бы она всё-равно залезла бы в квартиру?)
(Или выкинула б какой фокус лишь бы моё внимание привлечь?)
Куда он не пойдёт, что не сделает, везде он натыкался на одни и те же грабли. Один и те же, одни и те же, на огромном, бескрайнем поле, где каждый шаг лишь напоминает, что любое решение заранее неверно и тщетно. Отголосок дыма щекочет ноздри — сладкий запах. Аж приторный.
Губы изламываются в кривой усмешке, когда неизвестная предлагает ему просить о помощи известными способами.
— А ты, видимо, не очень хорошо стелилась, раз тебя не сберегли. - очередной ответный тычок, больше похожий на удар в пустоту. Коннор ведь до сих понятия не имел кто находилась за его дверью и что её привело к нему. Она бросалась намёками как хлбеными крошками, но крошками такой гигант как он сыт не будет. А вот ею целиком он бы насытился. Язык рефлекторно прошёлся по зубам, хотя голода Баюн не испытывал. Но что-то забрезжило в его памяти, он чуял, что его едкий комментарий скорее всего покажется оппонентке далеко не случайным тычком по больному.
Нельзя было сказать, что в нём ныне проснулся неудержимый интерес к личности его анонимной ненавистнице. Ситуация всё ещё была крайне неприятной, а минут через десять-пятнадцать она станет только в десять-пятнадцать раз неприятнее. Коннор просунул пальцы под очки и потерел свои глаза — жест, выравший исключительную усталость.
Минуты тянулись, пока ему не начало казаться, что полиция вообще не придёт и он должен будет сам выйти на лестничную клетку, чтобы сказать привет очередному призраку из прошлого. От этой мысли его бросило в жар и он ощутил как выключатель паники начал медленно подкручиваться в сторону максимальной «громкости». Ещё целую пару томительныъ минут он играл с этой обречённой мыслью, то бросая её прочь от себя, то вновь ловя, как кот играет со своей добычей. Только в этом сценарии добычей был именно он — знакомое и чертовски ненавистное чувство. Именно тогда он и услышал долгожданные шаги вверх по лестнице: на место прибыла всего одна полицейская и производила она впечатление до зубовного скрежета сухое и подчёркнуто скептичное. Её не интересовало ни предстоящее шоу дамы, выслеживающей своего возлюбленного или кого бы там ни было ещё, ни такие же предстоящие истерики взрослого лба, прятавшего в собственных четырёх стенах. Ей хотелось лишь поскорее свернуть это недоразумение и вернуться обратно в штаб, поэтому она достала блокнот с ручкой, а затем подошла к входной двери и постучала.
— Мистер Коннор... Страйдер, верно? - то, как она произнесла его фамилию, уже давало знать, сколь «высокое» у неё уже успело о нём сложиться. Нет, ну серьёзно, это вообще настоящая была фамилия? - Гарда. Пожалуйста, выйдите из квартиры, мне нужны ваши показания.
Ладони Коннора до боли сжались в кулаки и на секунду он забыл как дышать.
(Она, блять, насмехается.)
(Да что я ей ещё расскажу? Я уже всё по телефону рассказал!)
(Тупая сука, да она как назло будет из меня все соки выжимать.)
Он не может выйти. Не тогда, когда к нему неумолимо подкрадывается очередная паническая атака, которая окончательно превратит его в глазах окружающих в беспомощную тряпку. Но он должен и пока он собирался с силами для выхода, полицейская уже допрашивала Шервилл:
— Назовите ваше имя, а также по какой причине вы решили досаждать мистеру Страйдеру. Как долго вы находитесь здесь и приходилось ли вам раньше иметь с ним дело?
После того как она внимательно всё выслушала и записала в свой блокнот, она снова перевела своё внимание на дверь.
— Мистер Страйдер, если вы сейчас не выйдете, я буду вынуждена выписать вам штраф за ложный вызов.
Воздух с шипением вырвался между его сжатых зубов. Как же ему сейчас хотелось смачно послать эту суку и её штраф куда подальше.

Он никогда не выкладывал своих фотографий в сеть, не давал ничего знать из своей личной жизни и если что-то писал в интернетах, так это были лишь комментарии с аккаунтов, которые связать с его писательской персоной было невозможно. По запросу «Коннор Страйдер» гугл выдавал всё что угодно, кроме информации о малоизвестном писателе, что до сих пор публиковался лишь в мужских журналах, где фотографии машин чередовались с не слишком обременнёными умом статьями по пикапу. Хотя если очень постараться, можно было всё-таки где-то на десятой странице найти пару-тройку его сборников.
Даже если у него и существовал фан-клуб, Коннор не стремился его искать и тем более выстраивать обратную связь — несмотря на редкие, но всё же электронные письма, выражавшие ему свою признательность, восхищение или просто интерес к его личности. Один раз какая-то женщина даже писала ему с предложением поучаствовать в любительском интервью.
Он никогда не отвечал. Его сущности претила идея известности, взбаламучивая каждый раз топкое дно его памяти и поднимая на поверхность болезненный образ толпы собравшейся вокруг скалящего зубы, опутанного цепями чудовища. Чужой интерес сбивал с толку и раздражал, раздражал с той же интенсивностью с какой его раздражал интерес сообщества существ к нему и его способностям.
Но то был Баюн, Баюн, который был зверем диким, вольным и независимым от людской молвы, привыкший с удовольствием рассказывать сказки только лесной чаще — самой благодарной его слушательнице.
А был человек, которого когда-то звали Мэттью Майерс. Человек, который видел себя больше в роли неустано трудящегося на благо истории летописца, чем писаки, развлекающего безмозглые массы, охочие до литературы простой и слащавой, как размякшие в молоке кукурузные хлопья. И всё же, порой даже этот человек втайне мечтал о прелестях известности: о достатке и заглядывающих ему в рот глазах, ловивших каждое его слово, пока в глубине зрачка метались мысли как бы подлизаться поэффективнее. Совсем как в юности, когда он ещё не покинул крыло родительской опёки и не пробудился. Когда он был действительно важной, пусть и втайне ненавидимой всеми личностью во всём городе.
Слегка поддрагивающая рука легла на дверную ручку и Коннор отчётливо ощущал в своей ладони отголосок ритма бешеного колотящегося сердца. Полицейская не будет звать дважды, поэтому спустя секунду-другую дверь всё же открылась и он вышёл на лестничную клетку.
В сети нет ни единой его фотографии, а если б она и появилась, мало кто поверил бы в то, что именно этот мужчина скрывается под именем «Коннор Страйдер». Коннор был слишком хорош собой. Даже в поблекшей от бесчисленных стирок майке-безрукавке и растянутых домашних штанах. Слишком хорош для того, кто годами гнил в собственной квартире наедине со своими демонами, слишком красив для бесхребетного слабака, который трусливо плюётся матом из-за закрытой двери. И самое ироничное, что он сам если и осознавал факт собственной внешней привлекательности, то весьма смутно и туманно. В его доме не было зеркал — он не видел в них необходимости. Внутренние проблемы поглощали его сильнее, нежели то, что было снаружи.
Как и сейчас, когда он замер, прикрыв глаза, даже не удостоив двух женщин взглядом, и изо всех сил пытался удержать свои разваливающиеся нервы в руках.
(Не дрожи.)
(Дыши ровно.)
(Ровно сказал, блять!)
(Просто ответишь на пару вопросов и хуй уже с этим, уйдёт эта ебанутая манда или нет.)
(Надо продержаться хотя бы десять минут.)
(Десять. Первая минута пошла.)
— Мистер Страйдер, вы точно уверены, что никогда не видели мисс Шервилл?
Он распахнул глаза и посмотрел на кошку безынтересным взглядом из-под полу-прикрытых век. Узнавания в нём так и не промелькнуло и потому взгляд переметнулся обратно на полицейскую.
— Да. Впервые её вижу, - после этих слов последовал глубокий вздох, во время которого он собирает остатки сил и воли, дабы приготовиться к предстоящему потоку вопросов. Когда он скрестил руки на груди, его пальцы невольно принялись потирать плечи — в подъезде было прохладно.

Отредактировано Connor Strider (2018-09-06 17:30:00)

+2


Вы здесь » Godless » real time » [01.07.18] do you remember?