Godless

Объявление

Когда ажиотаж битвы за жизнь отгорает, все постепенно проступает из тумана событий. Сначала объявляется дочь, слава всем богам, живая. Потом удается сдать в служб опеки ребенка, с уверениями, что она сама займется поисками матери, благо, есть, к кому обратиться. И затем остается лишь один пункт списка, убедиться, что Брайан жив.
В игре: ДУБЛИН, 2018. ПОШУМИМ, ЁПТА!

Порталы ждут своих смельчаков!
Скоро будут обновления по темам Люц что-то снова замышляет, у КОВ полно работы, а в СБС грядут крупные неприятности!. Не пропустите.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » flash » [01.08.2018] Into the abyss


[01.08.2018] Into the abyss

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[epi]INRO THE ABYSS 01.08.2018
Ross Dixon, Ciaran O'Flaherty
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://i.imgur.com/AsDjSDY.gif
Кирану нужна информация, которую никак не получить, кроме как от накачанного под завязкой отборной дурью сильного медиума. Действительно сильного. Гавриил как раз подходит для этих целей.
А потом - хоть потоп.[/epi]

+1

2

Тайная встреча с таинственным Каином, как интересно, как любопытно. На самом деле нет, это работа, всего лишь работа. Гавриил, в который раз вздыхает и пытается отключить вечные сомнения, вечный цикл, в котором он то умирает от собственного бессилия, то подчиняется ему, то снова и снова поднимается, чтобы упасть.

Падать некуда, он знает, отца нет, крылья не потемнеют, некому его проклясть, но некому и ободрить. Нет ни брата, ни отца, есть Рафаил, вечный, преданный Рафаил, к которому уже стыдно идти. Есть Рагуил, к которому не пойти, который не пойдет не поможет, не поддержит. Его сомнения, его бездна всегда при нем, плещется в глазах, перетекает из одного помещения в другое, следуя за ним, не переставая следовать за ним.

Ему бывает и больно, и страшно. Он не спит ночами, считая минуты до того, как нужно будет подниматься. Он больше не живет, жизнь превратилась в сомнительный элемент. Но он не умрет. О нет он уже знает, он не умрет. Не просто так.

Для тайной встречи он не берет с собой ничего. Все его оружие всегда при нем, и он может исчезнуть из любого места, оказавшись дома на диване. Это смешно, но люди до сих пор верят, что ангелы — это спасители, те кто приносят благие вести, кто приносят радость и счастье.

Гавриил может приносить смерть и боль. Он может быть по ангельски чистым, но с той же чистотой он и убивает.

- Привет, Каин, не ожидал что ты так далеко и высоко заберешься и все ради пары слов старому знакомому? – Он появляется в горах, ветер пронизывает и пробирает до костей. Ветер плетет свои интриги, перекликая и перекрикивая птиц.

Собирается буря, здесь, в тысячах метров над землей видно, как собирается буря, как образуется стихийное бедствие, как мелькают молнии, где-то под ногами. Здесь как раз и понимаешь, что ты не человек, что ты вечен, как эта буря, ты встретишь еще не одну, ты не забудешь ни одну из них. Гавриил хмыкает и разворачивается к своему визави.

- Зеркало? Зачем нам зеркало?

Гавриил присматривается, старое потрепанное обрамление, старое стекло, ничего особенного. В нем отражается все тот же архангел, каким он себя запомнил, белая футболка треплется на ветру, сам он стоит, высокий, сухой, потрепанный, и крылья смирно лежат за спиной, все шесть крыльев, которыми он был награжден, которые отражают его ранг, его силы и его сущность.

Гавриил смотрит на себя, но видит что-то другое, тени теней, сплетающиеся руки, что-то еще. Он не понимает, но всматривается инстинктивно.

- Что это за зеркало. – Он видит множество рук, которые погребены там, где-то там погребены, он видит мертвых, так близко, так реалистично, как никогда не видел, как никогда не был к ним близок. Он видит их и смеется, внутри себя смеется, какой-то бред.

С тех пор как он попытался убить того самого бога, недо-бога, он не может очнуться, кошмары и ведьма, чертов ведьма с зелеными адскими глазами, которая тоже сводит с ума. Сводит, не оставляя и шанса на нормальную жизнь, не оставляя в нем ничего, только кошмары и пустоту.

Он вздрагивает и смотрит на Каина.

- Каин? – Тишина вокруг становится острой, холодной, опасной, но Гавриил не готов бежать, Гавриил не готов реагировать, он так и стоит замерев напротив своей воплотившейся судьбы.

Смешно.

+2

3

- Ради пары слов.. После пришествия Морриган многое изменилось, мой дорогой коллега. Я позвал тебя сюда по-делу. Кое-что показать и рассказать.. Происходит нечто странное, и, я бы сказал, очень опасное..

Они идут по узкой тропке, скорее подобии тропинки, выбираясь на небольшой участок земли похожий на поляну. Тут-то они и останавливаются. На высоте всегда прохладно, Каин жалеет, что он здесь всего лишь в привычном рабочем костюме, однако у него с собой сумка, сумка в которой есть парочка курток, если всё вдруг затянется, утепление для него и Гавриила, которому очень скоро станет не до таких вещей.

Всё дело в том, что Каину позарез нужен медиум. Мощный медиум, очень сильный, и не важно, что потом его самого, Каина, можно будет соскребать со стенки тонким мясным слоем, впрочем, что ему сделается, хозяину "папиной" метки?.. Ничего. Не пойдёт Гавриил против воли Отца, даже спустя долгое время его исчезновения.
Вопрос - что будет после - занимал его какое-то время, когда он остановил свой выбор на одном из самых опасных архангелов в качестве жертвы, в качестве пророка, который расскажет ему правду. Но ведь не зря Гавриил был Гласом Божьим, не зря был дан ему дар прорицания?..
Только этот ангел предпочитал не прислушиваться к интуиции, а вершить справедливость.
Приземленный образ жизни часто обрывает всякие связи со сферой эмоций, мыслей, витающих в воздухе, с возможностью предугадывать, чувствовать будущее.. Каину казалось, Гавриил сам загнал себя в этот угол, но что же, он знал много способов стимуляции, для самых запущенных случаев.

- Зеркало непростое, Гавриил. Я даже удивлён, что ты его не помнишь. Оно ведь столько простояло в хранилище КОВ! Совсем забыл?..

На это зеркало Каин положил глаз ещё с времён охоты на ведьм в Европе. Клирики тогда утверждали, что оно было создано господом для распознавания "этих тварей", ведьм, но происхождение артефакта было куда более древним, нежели их жалкие потуги в сжигании наделённых силой женщин. Каин ставил на кельтов: у зеркала было характерное золочёное обрамление, состоящее из растительных орнаментов, местами угадывались элементы кельтской символики, но зеркало было старым, его рама реставрировалась не раз, тяжело было на самом деле понять, что это - клевер, или, например, руны?..

Зеркало было отличным ловцом. Для любого кто умел прорицать, оно приковывало его взгляд и вытягивало энергию, особенно, если помочь зеркалу в удержании жертвы.

- Это сюрприз, настоящий сюрприз, - Каин ведёт ладонью, и поток воздуха смахивает с каменистой почвы толстый слой песка, обнаруживая начертанную колдовскими чернилами руну диаметром в чуть больше, чем половина метра, как раз у Гавриила под ногами... Руну паралича. Которой ненадолго можно было удержать даже могущественное божество. А уж существо так и подавно.

По рисунку на земле, так любовно вычерченному заранее, пробегает череда искр: ловушка сработала. И Гавриил теперь никуда не денется. Киран удовлетворённо хмыкает. Достает упрятанный иллюзией заранее в этом же месте стул с высокой удобной спинкой и толкает под ноги Гавриила, его ноги согнутся и так или иначе он присядет на стул. Стоять долгое время банально неудобно, да и не факт, что у него хватит сил.

Каин делает шаг вперёд и в сторону.
Почти ласково обнимает лицо Гавриила ладонями, со спины, глядя в зеркало вместе с ним.
Но напротив - лишь Гавриил, лишь его отражение, Каина нет, у него нет таланта к предсказанию, он зеркалу ничуть не интересен.

- Смотри, мой дорогой пророк, забывший о своей способности прорицать. Лучший из медиумов!.. Как мог ты забыть об этом? Почему забросил своё призвание?..

Каин качает головой, но почти возмущенно проговаривает всё это, обходя Гавриила полукругом, рассматривая, как пойманную в силки птицу. Только вот удерживать он его вечно не сможет, рано или поздно вырвется, и тогда Каину придётся за всё ответить. Но это уже не так важно.
Главное - заставить его узнать.. увидеть.. Понять.
Каин отчаянно молится глухим богам, чтобы Гавриил смог увидеть то, что ему нужно. Рассказать о причинах проклятия Артура и о том, как его снять.
Он ведь до сих пор не уверен, что Экскалибур чист..

- Ты слишком прагматичен. Сраный реалист. Но ничего, я тебе помогу, - Каин и правда готовился.
Можно сказать, тщательно выполнил домашнее задание.. Потому из кармана пиджака он достаёт небольшой пузырёк с прозрачным на вид зельем.
Он выдирает пробку зубами и заливает зелье в рот Гавриилу, внимательно следя за тем, чтобы не пролилось ни капли.
Ни капли даром..
Внутри - сильнейший наркотик, не идущий в сравнение ни с одним из тех, что принимают люди.
Релаксант и галлюциноген, способный расшевелить самого уставшего медиума.
Которым, определённо, и был Гавриил.

Каин вкладывает в чужую ладонь украденный платок. Сжимает его пальцы на белой мягкой ткани своими, настраивая на нужный лад. Этого не так много, но чуткий медиум просто таки обязан уловить.. И показать ему, что случится с Артуром. А заодно почему. Это даст подсказку, наверняка!..

- Прости, ну прости меня, пожалуйста, за всё это, - шепчет Каин, поглядывая на зеркало, гладкая поверхность которого начинает подёргиваться рябью. - Пойми: вскоре случится кое-что страшное... Катастрофа! Ты должен увидеть. Я должен предотвратить!.. Мы обязаны остановить это безумие.

+2

4

Каин всегда оставался Каином, как бы он не существовал, метка определяла его в больше степени, чем что-либо еще. Гавриил смотрел в Зеркало, старое зеркало, которое, может он и видел ранее, а может ему показалось. То, что этот парень с ними не ради добра, не ради друзей, не ради кого-то из них – он знал, то что он предаст – знали все в КОВ, рано или поздно он предавал всех.

- Это твой природа, то, на что обрек тебя отец. – Гавриил упал на стул, обессиленный, сломленный чужим колдовством, поддавшийся на него, обессиленный борьбой с ним.

Он уселся на стул, не отводя взгляда от зеркала, но говорил не то что видит, хотя он некоторых картин болело сердце. Нет, он говорил о том, что знает.

- В этом твое предназначение, предавать снова и снова, всех, всех кто тебе дорог. – Он говорил, говорил так, как будто знает наверняка. Может и знает, может и видит, может прямо сейчас видит смерть еще одного от рук Каина, может прямо сейчас в зеркале то, чего этот предатель добивался.

Гавриил не пользовался этой способностью тысячу лет, может и больше. Он устал от нее, он устал видеть чужое будущее в мрачных тонах, он устал от того, что его видения, его пророчества сбываются. Ему было страшно, ему было больно, он больше не хотел. Он заставил себя – не видеть. Он потратил много лет на то, чтобы не видеть. Не увидеть, как умирает брат, как уходит отец, как умирает друг, как умирает его команда. Он заставил себя оставаться неведении и что в итоге?

- Ты знаешь, тебе не станет проще? – Гавриил не ломался под гнетом видений, он не ломался от того что видел. Смерть вернется к этому парню, чтобы Каин не делал. Смерть, влюбленная в него, вернется и будет приходить снова и снова, ей не нравится, когда он жив.

Гавриил молчит. Он знает, знает что должен сказать, знает, но молчит. Не будет счастливого конца, не у этой истории не у этих людей. Не будет ничего счастливого, он видит только боль, боль и разочарование, боль от которой его складывает пополам.

Надо же так любить предателя. Знать, что предаст и все равно так любить? Невозможно. Гавриил смотрит, видит переливы света, тени. Они смешиваются, вырастает в зеркале совсем не тот мальчик, о котором так печется Каин, не тот, в зеркале Рафаил и он что-то доказывает, куда-то спешит, машет руками.

По ощущениям Гавриила он почти здесь, почти рядом, он тянется к нему рукой, не важно, что он не может даже встать и подойти. Он тянется к нему рукой, чтобы пригладить вихры золотистых волос, чтобы успокоить, чтобы сказать, что все окей, чтобы там ни было. Все окей.

Рафаил распаляется, Гавр смотрит не может, не может не смотреть. У него слезятся глаза от того, что он смотрит, от того, что он не может даже моргать. Ему сложно шевелиться, ему сложно думать, он может только видеть.

Видеть далеко вперед или назад? Видеть прошлое, смешанное с будущим. Киран, нет, Каин снова и снова предает своего мальчика, то кинжал, то нож, то меч. А мальчик все глубже, в тени, там, где его больше никогда никто не найдет. Мальчик уходит все дальше и дальше от них, скрывается в туманах, из которых Гавр не вытянет и картинки.

Все плывет, по щеке течет слеза, он больше не может говорить, горло свело от ужаса, от предчувствия чего-то необратимого. Но он вынужден смотреть вперед, подмечать детали, становиться чуть безумнее, чем он был до этого.
Он вынужден быть здесь, не там, не рядом. Золотистые волосы, чистый взгляд голубых глаз в обрамлении длинных ресниц. Прекрасно и больно, так больно. Как смотреть на Икара, который затеял полет к солнцу.

Гавр понимает, что не вовремя это вспомнил, но не может остановить себя. Не в силах прекратить этот кошмар.

+2

5

- Природа? - Каин вспылил мгновенно, он ждал такого выпада, пожалуй, ждал такого укора от Гавриила слишком давно, слишком давно они играли в добрых коллег. - Заставлять брата идти на брата с ножом - это природа?.. Обрекать человека на вечную жажду чужой плоти и крови - это природа? Затевать войны просто потому, что захотелось - это природа, Гавриил?! Нет, нет, чёрт возьми, это не природа, это твой ублюдочный бог, кто только дал ему столько дармовой силы?.. Вспомни, что он делал! Проклинал, убивал, проливал кровь, унижал и мордовал всех, кто не хотел подчиняться его идиотским законам!.. А ты? Беспомощное орудие в руках Отца, не способное мыслить самостоятельно?.. Нет уж, Гавриил, не кори меня в грехах, коли сам испачкан кровью не по локоть, а по самую шею! Я убийца - не скрою, я грешил, и оступался, но не тебе меня судить, потому что ты тоже убийца, и не будем считать, право, коллега, не будем считать. Смотри, чёрт возьми, в зеркало, не отвлекайся.

Киран застёгивает "молнию" повыше, щурится, вглядываясь в рябящую поверхность, ему кажется, он там даже может видеть очертания Артура.. Господь, как же он хотел узнать, как снять с него заклятие, любой ценой, не важны жертвы, и даже подставить свою шею под меч Гавриила - это не пугало его совсем. Хотя в первую очередь от этого архангела Киран ожидал сопротивления, очень сильного сопротивления чарам, возможно, ему бы удалось разрушить руну.. Но натянутые струны силы, путы, удерживающие Гавриила в недвижимом состоянии, ничуть не дрогнули, Кирану вдруг показалось, он даже не пытался.

Он попозже подумает о том, что сопротивления не было совсем, а пока что...

- Смотри на чёртово зеркало, идиот!

Киран наклоняется, сжимает ладонями чужую голову, удерживая напротив артефакта, пусть смотрит, не отлынивает!.. И зеркало действительно начинает что-то показывать, вот только это не Артур, совсем не Артур, а другой блондин, похоже, Киран его видел, похоже, это кто-то из их пернатой семейки.

- Зачем. Зачем ты показываешь мне Рафаила?!

Киран обходит ангела полукругом и, не сдержавшись, даёт пощечину, быть может, это настроит его на нужный лад и прервёт сеанс вещания настроенный на собрата?..

- Тебе понадобилось обдолбаться и усилиться зеркалом, чтобы понять, что мне не станет проще? Я и не хочу, чтобы мне стало проще, понимаешь? Не мне. Ему должно стать проще. Я должен исправить ошибку. Покажи мне Артура, идиот!.. Ты же знаешь, что с ним будет, и почему.. Знаешь, надо только постараться, разглядеть подробнее..

Киран возвращается Гавриилу за спину и снова заставляет смотреть его на зеркало. Всматривается в мутную гладь вместе с ним... И медленно поддаётся ужасу. Несмотря на отсутствие эмпатии. Он видит не Артура, но ему всё равно жутко.
Ему кажется, он открыл ящик Пандоры.

+1

6

Каин всегда оставался Каином, этого просто не следовало забывать, не следовало подпускать его к себе, не следовало доверять ему. Но Гавриил всегда поддавался на чужие провокации, верил чужим, сдавался перед искренним взглядом и честными словами, которые как-то, подспудно, переводил в честные поступки. Может он просто приучен был верить в хорошее? А может он просто изначально слабо понимал эту жизнь, поэтому стремился оставить ее позади?

Он смотрел в зеркало, в котором видел себя, десяток таких как он. Разных, могущественных, мертвых, разлагающихся, поедаемых червями. Он видел себя в былом величии и разлагающегося, он видел себя прекрасным и отвратительным и не мог остановиться, не мог не смотреть.

Плевать ему было на желания Каина. Он не мог заказать себе что-то для просмотра. Он был не телевизором с каналами, которые можно было переключать. Он был не тем, кто мог бы оказаться под прессом и сдаться. Он не мог сдаться.

Поэтому он смотрел, смотрел на отвратительные вещи, видел отвратительных людей и не мог сам себя остановить. Он так стиснул зубы, что у него свело челюсть. Он так хотел вырваться, что у него отнялись ноги. Гавриил оказался беспомощен перед чужой магией и перед чужими велениями. Но он мог сопротивляться. Мог, хотя бы в том, что касалось видений, точно мог. Это все еще была его голова.

- Затем, что я тебе не телевизор, идиот. – Гавриил смотрел на брата, смотрел во все глаза, испуганный как никогда, еле сдерживающийся, настороженный. Он смотрел на светлые волосы, на светлые крылья, смотрел и не мог не видеть. – Надо было выбрать кого-то сговорчивей, Каин, папа тебе не говорил, что связываться с архангелами себе дороже. Смотри.

Гавриил смотрел, плевать ему было на Артура, на мелкую сошку, которая так или иначе сгинет в пучине времени. Плевать ему было на Каина, на Люцифера, на весь мир. У него в голове крутились панические мысли. Что делает этот придурок? Он же целитель! Он же должен был сидеть в своей больнице, сидеть и не высовываться, черт бы его побрал. Он должен был! Идиот, господи, какой же он идиот.

И Гавриил смотрел. Даже когда глаза начали слезиться от напряжения. Даже когда зеркало было покрыто рябью от его волнения, он смотрел и не мог оторвать глаз. Не мог прекратить, не мог сам себя остановить. Его дар проснулся, проснулся и поглотил его, не оставив ничего в голове, кроме видений. Кроме того, что он видел.

И он больше не осознавал реальность это или мир грез, он больше не чувствовал тела, он жил где-то внутри своей головы, жил и пытался вырваться, но не мог. А видение становилось все реальнее, все страшнее, все ужаснее.

- Никогда ему не будет проще рядом с тобой. – Гавриил не хорошо улыбнулся, глядя в зеркало, на то, как его брат, его единственный, обожаемый брат сгибается пополам и воет от боли. Как он сам сгибается пополам и воет от боли.

Он смотрел и не мог заставить себя прекратить, а картинки в голове раскручивались все сильнее, в кровавых подробностях начали тонуть детали, начали меркнуть чужие белые крылья, к котором он так привык. В кровавых разводах было и зеркало, которое сочилось влагой и жалостью.
Гавриил не знал, как это прекратить, не мог это прекратить, а тело уже рвалось навстречу, рвалось через путы, расстояния, через чужие силы, рвалось ближе, еще ближе к тому, кто сейчас страдал.

+1


Вы здесь » Godless » flash » [01.08.2018] Into the abyss