Godless

Объявление

А теперь эта милая улыбка превратилась в оскал. Мужчина, уставший, но не измотанный, подгоняемый азартом охоты и спиной парнишки, что был с каждым рывком все ближе, слепо следовал за ярким пятном, предвкушая, как он развлечется с наглым пареньком, посмевшим сбежать от него в этот чертов лес. Каждый раз, когда курточка ребенка резко обрывалась вниз, сердце мужчины екало от нетерпения, ведь это значило, что у него вновь появлялось небольшое преимущество, когда паренек приходит в себя после очередного падения, уменьшая расстояние между ними. Облизывая пересохшие от волнения губы, он подбирался все ближе, не замечая, как лес вокруг становится все мрачнее.
В игре: ДУБЛИН, 2018. ВСЁ ЕЩЕ ШУМИМ!

Некоторые из миров пантеонов теперь снова доступны для всех желающих! Открыт ящик Пандоры! И все новости Безбожников еще и в ТГ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » real time » [23.07.2018] I saw the angels crying


[23.07.2018] I saw the angels crying

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[epi]I SAW THE ANGELS CRYING 23.07.2018
Tamara Metaksas, Edward Holloway
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://thumbs.gfycat.com/FilthyFearfulCassowary-size_restricted.gif
Эпидемия, устроенная архангелами втайне ото всех в качестве отвлекающего манёвра, задела не только людей. Тамара приходит к Рафаилу, чтобы попросить о помощи, и начинает догадываться, что что-то здесь неладно.[/epi]

+3

2

Эпидемия в Белфасте не привлекла внимания Ехидны. И газет не читала, и новостей не смотрела, после Морриган и в Дублине все еще было, чем заняться, у многих вскрылись душевные раны, безответные чувства, страхи и прочая фиговина, что требовало ее выслушать, выписать пару рецептиков, успокоить, погладить по руке. Все это отбирало силы и эмоции, впрочем Тамаре не впервой было с таким справляться, и она старательно дозировала все, не позволяя переступить черту, за которой начинается невольно истощение. Тратить лишнее совсем не хотелось.
Она как раз нацеливается на ланч, аппетитный и заманчивый, в любимом кафе, когда звонит телефон. Номер знаком, но номер давно не давал о себе знать, что удивляет Тамару. Разговор выходит коротким, но беспокойным, заставляет ее сорваться с места, забыв о ланче, и заметаться.
Несмотря на некоторый жизненный скептицизм, друзья у Тамары были, любимые друзья, дорогие друзья. И даже после ссоры остаться равнодушной к чужой проблеме не выходило.

Она направлялась к тому, кого совсем не знала, с кем была не готова, но наглость - это второе счастье, а иного выхода Ехидна и не видела. И сама не понимала, с чего так переживала. Ей не было дела до жизни маленькой девочки, попавшей с центр эпидемии, но эта маленькая девочка была дорога старому знакомому. Лахлан обиделся на несдержанность Ехидны в свое время, когда она резко высказалась, что человеческих детей надо сдавать людям, нечего воспитывать самим. Как потом объяснить, что ты такое, и с чем тебя едят? Особенно, если ты келпи. Келпи как-то малость совсем не совпадает с людьми.
Но не Томе было судить, это точно. Она была не права, она это признала, признавала сейчас, в эту минуту, когда веда машину в сторону госпиталя, где могла бы отыскать известного ей очень талантливого целителя.
- Где я могу найти Эдварда Холлоуэя?

Разжиться мирским именем Рафаила было трудновато, но возможно. Дежурная медсестра неохотно выдает информацию, спрашивая мимоходом, зачем даме нужен мистер Холлоуэй. Тома уже и шипеть готова, гипнотизировать готова, но на помощь приходит один из местных врачей, с которыми ей приходилось работать раньше.
- Доктор Уэйн, я вас тоже рада видеть. - Тамара улыбается, чуть доверительно, но совершенно не искренне, хотя никто этого не видит. - Скажите вашей девочке, что я не собираюсь нападать на вашего медбрата, он ведь медбрат, да? Но мне очень надо поговорить.
Доктор Уэйн лишь смеется, берет Тамару под ручку, то ли на свидание зовет, то ли просто кофе выпить, а потом едва ли не ставит ее перед высоким светловолосым мужчиной, сдавая с рук на руки:
- Вот и тот, кого вы искали.

У боженьки, видимо, калька была одна, когда он клепал своих сыновей, все как на подбор, высокие, светлые, с голубыми глазами, интересно, это видимо, торговая марка, или как там это правильно называется? Хотя не важно.
Тамара протягивает руку, старается улыбаться, но выходит паршиво, затея отдает глупостью, а она все равно идет до финала:
- Добрый день, я Тамара, и мне очень нужна ваша помощь. Та самая, о которой мы тут поговорить не сможем.

+3

3

Жизнь, в общем-то, продолжалась, как прежде. В больнице было полно пострадавших, которых записали жертвами случайных инцидентов на улицах города, много людей погибло, всё кое-как удалось замять. Но совесть Рафаэля чистой не была: вирус, запущенный им в Белфасте, всё ещё бушевал кое-где и несмотря на все его попытки предотвратить распространение, он физически не мог уследить за миллиардами людей, населяющих земной шар, а люди убегали сквозь пальцы, как песок, и некоторые из разносчиков вируса успели спрятаться в такой глубинке, до которой Рафаэлю так просто не дотянуться, а некоторые, что ещё хуже, успели улететь кто куда, кто в Таиланд, кто в Италию.. О зарегистрированных случаях распространения эпидемии сообщали в интернете, Рафаэль мотался на места происшествия, исцелял, не забирая сразу весь набор симптоматики, он несложно было понять, что большинство случаев заражения не получает освещения в прессе.

Это был провал, катастрофа, это было воплощение его кошмаров.
И это было настолько типично, что Рафаэль не знал, проклинать ему себя и свои таланты, каяться перед самим собою, опять же, или просто не обращать внимания.
Люди ведь умирали всегда.
Умирали и болели... Рафа продолжал следить за средствами массовой информации, мотаться туда-сюда, подчищать хвосты собственной ошибки, ну и работать посменно в больнице тоже, многие нуждались в его помощи, действительно многие. Он посещал и психиатрическое отделение, многие поддавшиеся влиянию Морриган, или пережившие серьёзный стресс в связи с тем, что они видели в эти дни на улицах, находились там в плачевном состоянии. Всем им необходима была помощь, вмешательство высших сил... Не совсем тех, что свели их с ума, но рядом лежавших.
Рафаэль помогал. В этом он видел очень слабую компенсацию своей ошибки, но всё же...

Спустя неделю существования в таком режиме он выглядит мягко говоря уставшим и замотавшимся. Впрочем, никак не выделяясь этим из персонала городской больницы, ошалевшего от наплыва пострадавших. Коллегам, к слову, тоже надо помогать: Рафаэлю даже стыдно становится за всё произошедшее, они - всего лишь люди, отчаянные, смелые люди, но им ли нести ответственность за беспорядки в городе?.. А тяжелей всего ноша сейчас именно у них, бессонные ночи, бесчисленные операции, попытки кого-то вытащить, спасти чужие жизни.. Рафаэлю правда очень стыдно. На амбразуру снова бросили людей, слабых и беззащитных. И никто кроме него даже не пытается им помочь, никому нет дела.

Он останавливается, натыкаясь в коридоре на доктора в сопровождении рыжеволосой женщины. Рафаилу кажется, он её видел, а, может, на фото?.. Он неловко улыбается и уверенно пожимает узкую бледную ладонь своими пальцами, щуря глаза в ответ на упоминание своеобразного рода помощи. Так, значит, она из существ, не много кто приходит к нему прямо в больницу, можно сказать, рыжая - первая в этом году.

И всё же он где-то её видел, или слышал о ней, вот только что?.. Слишком мало сна, Рафаэль устал и соображает откровенно с трудом.

- Тамара, рад познакомиться, меня зовут Эдвард. Пройдёмте, тогда, поговорим об этом подробнее, - целитель кивает в сторону коридора и направляется к небольшой подсобке, открывает дверь, пропуская женщину. Внутри - помещение эдак на пять квадратных метров, не больше, шкаф, кушетка на колёсах, на которой разбросаны какие-то вещи. Рафа опирается о кушетку, на неё же сложив руки, и щурится, рассматривая Тамару, гадая внутренне - кто? Кто скрывается под этой личиной? Насколько это создание далеко от человека?.. - Раз уж вы знаете о помощи, о которой можно у меня просить, то знаете и правду обо мне. В ответ прошу взаимности - кто вы? И что у вас случилось?

Просто так к нему не приходят, Рафаэль точно знает, что людей, что существ с ним сводит всегда сводит одна лишь беда.

+3

4

Черт подери, да что не так с этими ангелами? Тома, мало того, что рядом с ними чувствует себя маленькой, так еще и от них исходит какое-то тепло, мало ей понятное, но вызывающее доверие. Инстинктивно хочется то ли отшатнуться, то ли придвинуться поближе, и сразу как-то легко изложить все свои проблемы, но вместе с тем настороженность, звериная, привычная, выработанная веками, не позволяет поддаться этому ощущение, и почему-то это кажется мучительным.
Пора заканчивать общение с пернатыми, их что-то много развелось в жизни Тамары, если пересчитать по головам.
Но не сейчас.
И явно не на этой неделе.
- Приятно познакомиться.

Тамара послушно следует за Эдвардом, куда бы он ее не вел, ей нужна его помощь, и она добудет ее во что бы то ни стало. Она не тратит времени на изучение подсобки, не пытается понять, кто тут проводит время, соспоставить это место с Эдвардом, и не юлит при ответе на вопрос. В конце концов, он имеет право просить в обмен на помощь всего, а признание в том, кто она, лишь самая малость, по сути.
- Ехидна.
И нет никаких ремарок на тему древнегреческих монстров от нее, но Тома всматривается в лицо, пытаясь увидеть реакцию, предположить ее, не отшанется ли, не попросит уйти, не скажет ли, что ей здесь не место. Не все понимающе готовы относиться к змее, что головы когда-то откусывала, хотя у всех бывает.
Ну, кроме ангелов, видимо.

- Дочь моего друга, который живет в Белфасте, заболела. Тяжело заболела. Ей всего лишь пять лет, она совсем маленькая, не в состоянии противостоять вирусу, и никто не может ей помочь. Все это закончится... плачевно, если не предпринять никаких действий. Я понимаю, что вы не обязаны приходить ко мне на помощь, к ней на помощь, что таких как она десятки, сотни, а может и тысячи, но, может, для нее все же получится что-то сделать. Она человек, - заключает свою речь Тамара, вспоминая об этой маленькой детали. - Но ее отец существо, - решает она окончательно прояснить ситуацию.
Со стороны, наверное, выглядит немного странно, немного непонятно, но Тома не вдумывается. Уже на самом деле неважно, кто какой расе принадлежит, важно, что их воедино связывает любовь. Не Тамаре фыркать на связи с людьми, что бы там ни было, не ей, не сейчас, и она готова просить и дальше, понимания, насколько безосновательная ее просьба.
Но что может предложить она в обмен на помощь?
Да ничего.

+2

5

- Взаимно, - Рафаэль широко улыбается, пожимает чужую руку, и воздух в помещении, кажется, приятно теплеет на добрый градус. О своём воздействии на людей и не только на людей Рафа знает, более того, настолько привык к нему, что порой воспринимает как вызов, когда кто-то в его присутствии продолжает вешать нос. И всё же, он задумывается - Ехидна - кажется, она как-то связана с КОВ, Гавриил упоминал что-то, вроде как Тамара была чем-то вроде местного мозгоправа. Но Габи игнорировал это и всё равно ходил к нему, впрочем, действительно, зачем ему лекарь, если у него есть лекарь брат?.. Уже оказавшись наедине в подсобке, Рафаэль рассматривает спокойные, почти нордические черты лица женщины, прямой нос, упрямую линию челюсти, полный, но волевой рот. Красивая. Гречанка. Греки всегда обладали особенным обаянием, были  старше христиан, и у них были свои, вполне определённые гедонистичные ценности. Можно сказать, Рафаэль уважал их за вкус к жизни, однако же и не забывал, насколько они были чужими.

Она идёт на откровенность - это хорошо. А вот заболевшая в Белфасте - это плохо. Внутренне Рафаэль в который раз, в сотый или миллионный? - корит себя в том, что затеял всё это. И вспоминает собственные слова, звучат они при этом в голове чужим голосом - "ну ведь подействовало". Смешно. Убить десять тысяч человек, чтобы спасти миллионы, вот, значит, какую он для себя отговорку в этот раз нашел?.. Всё ещё массовый убийца. Как посмотреть - милейший лекарь, целитель, строит из себя лучик солнца. А на деле из-под его пальцев в мир вышли такие вирусы и вместе с ними эпидемии - если не пандемии - что число жертв на его счету побольше чем у остальных братьев будет. Стыдно и тошно от такого себя, но  деваться некуда. Ангелы всё ещё на страже покоя, а теперь ещё и на страже нейтралитета. Остаётся утешать себя только этим, вялое утешение получается, ну да ладно.

- У существ нередко рождаются люди, - хмурится Рафаэль, - вы уверены, что девочка человек, а не просто не прошла инициацию?.. Впрочем, не так важно. Я помогу вам при условии, что это останется в тайне, тотально в тайне, понимаете? Никто не должен узнать. Они сейчас в Белфасте? Погодите, мне нужно полминуты.

Рафаэль переодевается наскоро - меняет форму санитара на свои привычные мятые джинсы и футболку. Кое-как заталкивает стопы в ношеные и порядком потёртые мокасины. Всё ещё толкаясь в один пяткой (задник примялся), берёт Тамару за руку и раскрывает крылья.

Одно мгновение - и они уже не в тесном помещении, а в Белфасте, в неприглядной подворотне между старым жилым домом и булочной лавкой, где их внезапное появление могут заметить только бездомные и крысы. Что до первых, что до вторых никому нет дела.

- Ведите. Ведите или везите, и рассказывайте подробнее историю болезни, это важно.

+2

6

То ли пожатие руки, то ли что-либо еще, но воздействие очевидно - Тамара слегка теряет нотки отчаяния в своем настроении. Она не торопится забирать руку, ожидая ответа архангела, прикидывая, как будет уговаривать, если он откажется. В голову почему-то приходит самая дурацкая фраза, которая может быть использована - "Вы моя единственная надежда, Оби-Ван Кеноби". Кажется, она увлеклась фильмами.
Но Холлоуэй не отказывает сразу. И в душе Тамары ярко вспыхивает надежда. Она не сразу соображает, что отвечать на поток вопросов, но быстро берет себя в руки, ненавидя собственное волнение, ведь ей свойственно хладнокровие.
- На самом деле не уверена. Я уже ни в чем не уверена, просто ребенок приемный. Приемная дочь, но вполне возможно, что от меня скрыли часть правды. В любом случае, сейчас она беззащитна перед болезнью, и хотя это неправильно звучит, но ее жизнь дороже остальных, кто уже стал жертвами заболевания. Я хочу, чтобы она жила.

То, с какой легкостью и без сопротивления принимает ее просьбу Рафаил, в первый момент вводит в ступор. Но Тома быстро кивает:
- Никто не узнает.
Она умеет хранить тайны, а эта тайна вообще будет сохранена весьма легко, ведь и так понятно, что это нарушение правил СБС. Тамаре и самой прилетит, она рискует местом  в лучшем случае, в худшем, наверное, тоже чем-то рискует, но сегодня у нее нет желания подводить итоги и решать, насколько она готова идти на риск.
Просто готова, этого достаточно.

Пока Рафаил переодевается, Ехидна позволяет себе отвлечься на телефон, чтобы не подсматривать за тем, что ее вообще не касается. Она проверяет почту, не очень понимая, как сейчас поступить, позвонить ли Лахлану, чтобы он ее ждал, пока она добирается. Но чувствуя прикосновение к руке, оборачивается, оценивая то, как выглядит архангел, а затем понимает по тому, как тот раскрывает крылья, что сейчас будет. Собственно, смысла предупреждать Лахлана просто нет.
Приходит Тома  в себя уже в Белфасте. Она не знает города, редкий гость тут, но все же, может сориентироваться, воспользовавшись чудом техники. От мусорной кучи несет отбросами, а с улицы доносится запах свежей выпечки, парадокс на парадоксе и парадоксом погоняет. Карта сообщает, что им на самом деле не так уж далеко добираться, и Тома надеется поймать такси. Яркий солнечный день контрастирует с настроением, с беспокойством, с вопросами целителя, гречанка взмахивает рукой, ловя кэб, тот зеленого цвета, будто бы изумруд, прямо в тон лета и самой Ирландии. Стоит только нырнуть в машину, как дробные капли начинают стучать по крыше, поразительная смена погоды, а солнце ведь продолжает светить.

- Первые симптомы у нее проявились сутки назад, температура и сыпь, опухло горло, она почти не в состоянии глотать. Больницы переполнены, и Лахлан предпочел оставить ее дома, он сам медик, травматолог, но капельницу поставить может, как и поухаживать за дочерью. Признаков болезни у него самого не наблюдается, то ли потому, что иммунитет лучше, то ли потому, что еще рано. Впрочем, насколько я поняла, статистика указывает на определенный процент тех, кто устойчив к заражению, почти уверена, что этот процент припадает на местных существ. Что вы знаете об этом заболевании, Эдвард? Вас не удивила моя просьба, значит, вы наслышаны об этом...
Хотя кто не наслышан, газеты и новости кишели сообщениями об этом, кажется, даже поднимался вопрос о карантинной зоне, но, похоже, вспышка постепенно все же пошла на убыль.

+2


Вы здесь » Godless » real time » [23.07.2018] I saw the angels crying