Godless

Объявление

Когда ажиотаж битвы за жизнь отгорает, все постепенно проступает из тумана событий. Сначала объявляется дочь, слава всем богам, живая. Потом удается сдать в служб опеки ребенка, с уверениями, что она сама займется поисками матери, благо, есть, к кому обратиться. И затем остается лишь один пункт списка, убедиться, что Брайан жив.
В игре: ДУБЛИН, 2018. ПОШУМИМ, ЁПТА!

Порталы ждут своих смельчаков!
Скоро будут обновления по темам Люц что-то снова замышляет, у КОВ полно работы, а в СБС грядут крупные неприятности!. Не пропустите.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » real time » [20.07.2018] А ты такой холодный, как айсберг в океане


[20.07.2018] А ты такой холодный, как айсберг в океане

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[epi]А ТЫ ТАКОЙ ХОЛОДНЫЙ, КАК АЙСБЕРГ В ОКЕАНЕ 20.07.2018
Ophelia, Ross
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://78.media.tumblr.com/bcaf9f61d84ea8eba05ed98ae88cf82e/tumblr_nlwnbirWPL1r0i91go1_500.gif
Вечер обещал приятную компанию, но кто ж знал, что из ресторана Фелу вытянет звонок клиента, который застрял за решеткой в КОВ. И надо же было суккубу нарваться на Гавра.[/epi]

+1

2

Ресторан был дорогой, лучший в Дублине. Столик туда следовало заказывать за несколько месяцев, конечно, если ты не обладал таким обаянием, каким обладала Офелия. Впрочем, она сама редко когда заботилась о столиках, оставляя их на совести своих кавалеров, один из которых сегодня и привел ее сюда. Красивое платье, улыбка на миллион, о, этот вечер должен был удовлетворить аппетиты Дойл, пусть и частично. Последние события весьма обеспокоили обычно индиффирентного к подобному суккуба, впрочем, это скорее все влияние Люфицера. Беспокоило его, значит, беспокоило и Офелию. Она всегда умела хорошо устраиваться, и сейчас, найдя это самое прекрасное и теплое местечко за все жизни, терять его Офелия не собиралась, а потому, невзирая на некоторое безразличие к судьбам мира, она проявляла беспокойство и послушно выполняла просьбы, требования или приказы Хэмилтона.

Но сегодня вечер был ее, он принадлежал ей, и проголодавшийся до чертиков суккуб планировал насытиться до отвала. Голод никогда по настоящему не утихал, он всегда был, напоминая о себе, но с возрастом Офелия научилась не обращать на него внимания. Вот только последние две недели своей суматошностью мешали ей пообедать, поужинать или позавтракать, а то и все вместе, и она уже начинала раздражаться, почти близкая к состоянию, в котором кошки портят мебель когтями по принципу потому, что могут. Вот и Фела могла бы портить мебель, фыркать и заражать всех подряд желаниями, не находящими удовлетворения, но все еще пыталась помнить, что они живут в цивилизованном мире.
Поэтому следовало просто пойти и поесть.

Они делают заказа, и Дойл уже предвкушает тот момент, ради которого все и затевалось. Она обожала прелюдии на самом деле, начиная с обстановки, продолжая приятными ухаживаниями, которые неизменно заканчивались постелью, но сегодня сосало под ложечкой, и уж грешным делом суккуб подумывала, не сманить ли бедолагу в укромное местечко, чтобы хоть как-то где-то...
И тут звонит телефон. Офелия даже не сразу понимает, что это ее телефон нарушает сладостные мечты. Официант ставит заказ на стол, а у суккуба из глаз уходит безмятежная прозрачность, стоит только подумать, что сейчас ее лишат ужина, и совсем не того, что разлегся на тарелке куропаткой.
- Я на минуту, - она все еще улыбается, когда берет телефон и отходит в сторону, чтобы ответить. Определить показывает, что это не номер Хэмилтона, но он не единственный ее клиент. Принципы и только они заставляли суккуба, способного добиться всего практически потому, что может, вкалывать на ниве юридической работы, трудом, знаниями и хваткой добиваясь того, что у нее было. Репутация. Репутация пираньи, хотя кто-то и самкой богомола рисковал обзывать. Не знал, что так близко на самом деле, ведь и смерти были на счету Офелии, что в этой жизни, что в тех.
В тех - чаще.
- Я слушаю.

Через несколько минут становится понятно, что ужин придется не то что отложить, отменить. Если, конечно, она не планировала променять свое имя на страстный секс, который на вкус может оказаться не очень-то съедобным, и такое бывало. Фела вонзает ногти в ладонь, сжав пальцы в кулак - обидно, не то слов, но на деле, все еще хуже. Доведет себя до предела, и вот тогда, тогда могут быть жертвы потому, что голодный суккуб и контроль рядом не стояли, хотя еще есть время, чтобы не начинать бегать по улицам, снимая мальчиком или девочек по вызову, тут как повезет.
В КОВ Офелия все же входит, а не врывается. Привычно обманчивая. Девочка со светлыми волосами, голубыми глазами и детской улыбкой, за которой и не увидишь повелительницу снов и желаний. Дойл любит то, как об нее обжигаются незнающие сотрудники КОВ и Гарды, наивно полагающие, что с этой девочкой сладить не фиг делать. Как правило она очень долго морочит головы, развлекаясь, и лишь когда начинает скучать, ставит финальную точку. Но сегодня и настроения нет, хотя Дойл все еще давит улыбку, когда, наконец, видит Диксона.
- Неужели КОВ нечем заниматься, только арестовывать граждан за то, что у них дома хранится какой-то артефакт, который... незаконен? По каким критериям, кстати?
Что точно знает Фела, что клиент, мистер Оливер Бозман, виноват, о, еще как виноват, сколько раз ему было говорено перестать заниматься сомнительными делами. Но Феле надо вытащить его, хотя бы под залог, надо вытащить сегодня, пока он ей не устроил несварение желудка. И она садится на стул у стола Диксона, смотрит на него своими голубыми глазищами и пытается понять, как ей прорваться сквозь совершенную невосприимчивость его, чтобы справиться с делом быстрее.
- Добрый вечер, Росс, вы мне испортили ужин, вам не кажется, что это очень несправедливо?

+1

3

Гавриил занят оформлениями бумаг, Бозмана, наконец-то, поймали с поличным и наконец-то арестовали. Можно открывать шампанское и распевать гимны Ирландии напившись. Если бы он мог себе это позволить, уже бы праздновал где-то в баре или еще как-то. Но вместо этого он торчит на работе, по привычке заполняя все бланки и подмахивая подписью те, где требуются разрешения на проверку, дознания, изыскания и обыски. Он готовит пакет документов, чтобы представить их СБС как доказательство вины существа, которое ни во что не ставит ни закон, ни людей.
И плевать на людей в данном случае. Но закон?

Он поднимает глаза, когда в кабинет впархивает или вплывает она, юридический консультант, адвокат и вредная особа, от которой зубы сводит. Гавриил не знает, почему она воздействует на него именно так, но каждый раз, когда они пересекаются, будь то на совещаниях, собраниях или еще где, от него прикуривать можно, в таком бешенстве и напряжении он находится.

- Какая приятная неожиданность. – Он улыбается, растягивая губы в премерзкой улыбочке и кивает на кресло, разговор явно не двух и даже не трех минут.

Если ее предупредили об аресте, то скорей всего она готовится защищать это существо, а раз готовится, значит можно не нежничать и грызть глотку заранее. Гавриил частенько встречался с этой особой по долгу службы, так как дела наверх, то есть до СБС передавал он самолично, то собственно там дебаты они и устраивали. Больше всех от их переругиваний страдал собственно совет, потому что грызться друг с другом стало нормой.

Она по-прежнему бесит. Светловолосая, красивая, голубоглазая. Если бы он мог еще какие-то эпитеты из себя выдавить, он бы выдавил, а так приходится довольствоваться этими. Красивая и то абстрактно, он даже не знает до конца, что это подразумевает. Если бы его сослуживцы каждый раз не стенали по ее ногам, по ее глазам и кудрям, особенно когда за ней закрывалась дверь, он бы до сих пор считал ее только раздражающим фактором.

А так, он приглядывался, пытаясь понять, что в ней не так. Почему она так странно воздействует, что это за магия или амулет? Или чертовщина? Какая-то чертовщина, не иначе.

- По каким критериям артефакт не законен? – Гавриил все еще вежливо уточняет, но хочется смеяться. Она лучше него самого знает по каким критериям, по тем самым, где подобные артефакты вообще не должны были оставаться у существ. Продление жизни, отнимание жизни и прочая ерунда с жизнью были вне закона, если только их не применяли в КОВ на заданиях. Но это делалось крайне редко на самом деле. Крайне редко и при нем еще никогда. Хотя ходили слухи, что раньше с этим было проще. – Мисс Дойл, вам показать сводки законов или вы вспомните о чем-то, кроме своего ужина? Сожалению, что мистер вырвал вас с вашего вечера, кстати, прекрасно выглядите, как для ужина.

Он мрачно улыбнулся, на этом, кажется, его запасы вежливости сегодня подошли к концу. Или они кончились еще вчера, а он и не заметил? Бозман должен был получить по заслугам, и никто ему помешать не мог, точнее мог, но это будет ему дорого стоить.

- Ну, и раз уж вы здесь, что вы на этот раз предоставите в доказательство его невиновности? Имейте ввиду, мы проверили его на вменяемость, и он полностью в своем уме, так что списать его внеочередную выходку на это – не выйдет.

+1

4

В приятные неожиданности Офелия не верит, смотрит на Диксона скептически. КОВ само по себе сборище тех еще товарищей, но Диксон, о, Диксон - о его неприступность, суровость и знание закона можно развлекаться бесконечно долго, видеть, как его на инстинктивном уровне раздражает суккуб, но он упорно не понимает, с чего бы это. На Феле не написано, кто она такая, впрочем, как и на Диксоне, и обычно она умеренно любопытная в таких делах, но, собственно, ладно, она тут по делу, но хочется и сатисфакции за ужин.

- Я всегда так выгляжу, вы просто забываете, не часто видели в последнее время. Соскучились? Не отвечайте, и так вижу, глаза горят, уже свод законов готовите. Собственно, нет, свод законов не нужен, иначе мы тут с вами до утра просидим, не знаю, как вы, а я не хочу этого. - Дойл усмехается, лениво скользит взглядом по Россу. Она бы тут осталась с радостью, прямо на это столе, в компании Диксона, ноооо... Фела мысленно облизнулась, и снова вернулась к разговору, что там у них по списку-плану-делам? - Ну что вы сразу о вменяемости или ее отсутствии. Это вообще дело относительное, вы же знаете, он находится на лечении, очередном лечении, и не совсем отдает себе отчет в том, что делает. Незнание законов, конечно, не спасает от ответственности, я согласна. Но для начала, что именно произошло? Говорят, он оказал сопротивление КОВ?
Это было забавно. Фела бы с радостью посмотрела, как лепрекон окажет сопротивление оперативникам КОВ, где каждый второй весьма способен причинит физический ущерб.

- Мне кажется, там было нарушение при взятии моего клиента. А это, как вы знаете, ведет к... неприятностям. Мне бы не хотелось вам их доставлять, Росс, - мурлыкает Офелия, опираясь локтями на край стола и внимательно загладывая в глаза Диксона, ой какие голубые, прелесть-то какая. Голод внутри лениво ворочается, тянет свои зубки и лапки к мужчине, но Фела лишь рассматривает следователя. - Вы мне нравитесь, чтобы пытаться вас посадить, - Дойл лучезарно улыбается.
Нравится - понятие весьма относительное, учитывая, сколько раз пух и перья летели в их спорах, при этом СБС уже как-то начинает подозрительно шарахаться, видя на документах для заседания имена Диксона и Дойл, начиная находить кучу причин, чтобы не явиться, не слышать, не видеть. Дойл смеется, предвкушая, ладно, ужин жалко, но она перекусит потом, а сейчас все прямо очень интересно.
- Вы же знаете, как неправильно, арестовывать с нарушением. И все равно, каждый раз, одно и то же, права не зачитаны потому, что все считают, что знают. У вас что, новички ничему не обучены? Так сами бы ходили арестовывать, Росс, или... вы были так заняты?

+1

5

Гавриил смотрит на юриста скептически, не то чтобы ее слова его не задевали, интуитивно он раздражается на каждый ее выпад, на каждый сомнительный комментарий и внешность. О, в первую очередь внешность. Броская, но не вызывающая и раскрепощенная, Гавр не знает, что в этом не так, он пытается понять снова и снова, но сталкивается с пустотой в голове.
Что-то темное и мрачное ворочается внутри при виде этой женщины, и он инстинктивно отталкивает и ее и это темное в себе, убираясь от обоих подальше. Пожалуй, он был бы спокойнее даже в компании Люцифера. А теперь она сидит напротив и насмешничает, он бы с удовольствием выставил ее за дверь и закончил на этом их встречу, но нет, так просто не выйдет, он уже знает.

- Забыл, каюсь, грешен, хорошо, что вы никогда не даете забыть мне на самом деле важные вещи. – Он хмыкает. – Вашу внешность, например, или наряды. Они куда актуальнее вашей работы, не так ли, Офелия?

Гавр язвить умел не хуже всех своих братьев вместе взятых, делал он это, правда, крайне редко. Но тем не менее, умело, с мастерством топора, отрубающего голову, не иначе. А вот дальше они скатились к работе и разговор потерял свою остроту, пикировка плавно перерастала в натуральные военные действия.

- На лечении, даже так, слышал это должна была быть дорогостоящая закрытая клиника, но вот незадача, нашли его дома, в компании сомнительных вещичек, не менее сомнительных дам, а еще, что не менее ужасно, кажется он участвовал в каком-то ограблении. Дайте-ка подумать, на прошлой неделе? Нет, точно нет. Пару недель назад, да, точно. Тогда вы его вытащили под предлогом, что он сбежал из клиники и просто не мог принять в этом участие. – Гавриил разводит руками, как бы признавая мирность своих намерений, но смотрит мрачно и губы поджимает, старательно пытаясь в очередной раз прожечь Офелию взглядом.

Бесит. Как же его бесит вся эта постановка. Пикировки. Напряжение, которое искрит вокруг, того и гляди что-то полыхнет. Она требует, всем своим видом требует, чтобы ее как следует придушили, а потом отправили восвояси, если выживет. А Гавриил старательно не поддается, обходит стороной условно скользкие темы, скользит по краю пропасти, стараясь отойти от нее как можно дальше.

- Какие нарушения, мисс Дойл. – Он подается вперед и тоже улыбается, даже скалится. – Тихо и мирно доставили в камеру, он даже не сопротивлялся, что вы. Его и пальцем не тронули, вы же знаете, ребята у нас обучены, высший пилотаж покажут по скручиванию бараньего рога, но подозреваемые, точнее не так, подсудимые – это наша гордость.

Еще чего не хватало ему самому таскаться к этим идиотам, чтобы проводить аресты. Она что совсем свихнулась на досуге? Гавр мрачно улыбается дальше, прокручивая в голове последние новости. Парня взяли мирно, он то ли был под кайфом от своих дам, то ли еще что, хрен знает, не проверяли. Если кто и треснул ему подзатыльник, так это не доказуемо. А Дойл обойдется и без такого приработка.

Взгляды над столом схлестнулись и наступила тишина, минутная, конечно же.

+1

6

Наряды Фелы стоили больше зарплаты оперативника КОВ, да и внешность тоже требовала капитальных вложений. Привычка Офелии ни в чем себе не отказывать была вполне оправдана ее собственными доходами. Люцифер не скупился, щедро оплачивая работу своего юриста, да и другие клиенты на гонорарах не экономили. Так что Дойл лишь лучезарно улыбнулась, закидывая ногу на ногу так, что разрез на платье оголили ногу, вполне приличного оголил, без лишней пошлости. Вот уж чего Офелия избегала в собственном стиле одежды, это излишней вульгарности, так что даже периодически броские наряды все держались в рамках допустимого.

- Я рада, что я настолько незабываема в вашей жизни, Росс, даже готова вас угостить кофе. Или чаем. Что вы там пьете... хотя нет, не так, все же, думаю, компенсацию за ужин должны мне вы. Итак, если оказывается, что ваши зайчики обнаглели, - ну или псы, это как посмотреть, - вы кормите меня ужином. Выберем место, в котором никто не увидит КОВ и адвоката, а то вдруг засмеют...
Кого именно при таком раскладе могли засмеять, Офелия уточнять не стала. Она лишь томно улыбнулась, в ожидании ответ. Вообще-то она не настолько улыбчивая была по жизни, но давно запомнила святую истину - улыбайтесь, это раздражает людей. Как оказалось, на практике хорошее настроение, даже если это маска, выбешивало людей больше всего на свете, а так как необходимость провоцировать людей на необдуманные поступки была частью работы Дойл, она улыбалась всегда.
Иногда ее саму от себя тошнило, иногда она мечтала надраться в стельку, иногда ей было мерзко, когда она одерживала сомнительные победы, иногда она даже дела сливала так, чтобы остаться в белом, ну вышло так. Но никто не знал, какие адские псы грызли душу демоницы, вернее, то, что ей заменяло эту самую душу, ведь по определению, у нее ее быть не могло.
Вот она и продолжала улыбаться дальше, позволяя всем вокруг считать ее глуповатой, но эффектной блондинкой. Сойдет для удобства выигранных дел.

Офелия округляет глаза, принимая удивленный вид:
- И несколько свидетелей обеспечили алиби моему клиенту, помните? Я же вам предлагала привести их к присяге, что ж вы отказались? А они были согласны подвтердить то, что мой клиент ну никак не мог находиться в двух местах на разных концах города. Бога ради, Росс, ну вы же умный мужчина, точно кажитесь таким, вы же должны понимать, что он не то существо, чтобы раздаиваться. Не доппельгангер.
Черт бы подрал этого идиота, ради которого Фела опять спорила с Диксоном. Ее лияное проклятье, любит золото похлеще дракона, и по какой-то поломке в генетическом коде, хочет владеть всем, что блестит. То ли с сорокой его мать сношалась, то ли таки от дракона его родила. Дойл недовольно фыркает, но все про себя, продолжая словесную дуэль с кововцем.
- Оговорка-то какая прекрасная, все правильно, Росс, пока еще подозреваемый, обвинение вы не подготовили пока, дело в суд не передали, ну разве что можете довести его до статуса обвиняемый, но вот тут... - Офелия начинает говорить доверительно, понимающе, как хорошо все же иметь осведомителя в КОВ, в конце концов, денег много не бывает, услуг тоже, и она выкладывает перед Россом бумагу: - Обучены ваши мальчики-зайчики хорошо, да вот поторопились, подпись стоит СБС на ордере на арест и обыск стоит, а печати-то забыли. А вы же понимаете, любая бумага, неправильно оформленная, дает мне повод опротестовать ваши действия. Учитывая это, вы вполне могли сфабриковать доказательства против моего клиента, подбросить их, ну всякое бывает. Я вас понимаю, он жутко раздражительный, лепреконы, - Фела качает головой, - еще и жутко скупые, он вечно экономит на премиальные. Я бы с радостью оставила его вам, но увы, у него договор с фирмой, а я не могу позволить портить свою репутацию. Даже вам.

Губы изгибаются в насмешливой улыбке, в глазах пляшут черти, о сколько у них таких разговоров было. Вполне возможно, что печать на документах уже стоит, запоздалая, подлог и все такое, но у Фелы есть копия, и это бросит тень на это задержание, подпортит дело, и в конечном счете она развалится хотя бы потому, что нарушения все равно были, как бы ни пытался прикрываться КОВ.
- Так что там с отсутствием нарушений?
Дальше все должно пойти по сценарию оформления сделки. Чертов лепрекон виноват, так что хоть какое-то наказание он понести должен. Теперь надо снизить уровень этого наказания.

Отредактировано Ophelia Doyle (2018-09-17 23:09:51)

+1


Вы здесь » Godless » real time » [20.07.2018] А ты такой холодный, как айсберг в океане