Godless

Объявление

-Интересная машина лисапед-жопа едет, ноги нет, - демон громко захлопнул учебник с бреднями Дарвина, - Вот скажи мне, брат, чего им еще надо? Сделаны по образу отца, одарены считай, что на халяву, куча братьев горой стоит за эту свору. Даже нашу скамейку от трона двинули, чтоб не мешались в бурной любви к человечкам. За последнее не осуждаю, чей мир, того и правила, но... Зная, что их таблище - осколок Его совершенства, выводить свой род от обезьяны, это вообще что?
В игре: ДУБЛИН, 2018. ПОШУМИМ, ЁПТА!

Порталы ждут своих смельчаков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » flash » [23.04.2018] Scary monsters love sweets


[23.04.2018] Scary monsters love sweets

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[epi]SCARY MONSTERS LOVE SWEETS 23.04.2018
Halxor & Edwin
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://78.media.tumblr.com/9c6b82eab7e293c433bc16187cfa029c/tumblr_ojhzfgcMGC1vxl170o1_500.gif
То чувство, когда заходишь в переулок, а там хтоническая тварь жрет торт.[/epi]

+1

2

Дублин оказался городом контрастов. Словно все Девять Миров смешались, сконцентрировались в рамках одной территории и скоро взорвутся радужными всполохами, оставив от Мидгарда лишь пыль. Мунин уже понял, что не зря осел в своём новом гнезде.

Чёрная птица зацепилась за провода и внимательно огляделась. Один даровал ему вечную память о прошлом и будущем, внушив мысли о скором конце света, и Хальвор начинал понимать, что к пророчеству Всеотца стоит прислушаться повнимательнее. Дублин полнился различными существами, знакомыми и незнакомыми, опасными и не очень, воздух буквально трещал от энергии. Не будь Мунин безвольным наблюдателем, сам бы рухнул в этот чудесный водоворот событий и потонул бы в нём, захлебнувшись от восторга, но увы —  едва желание поучаствовать вспыхивало в уставшей от груза памяти душе, как разум коллапсировал от ужаса.
Как же он сумеет выжить здесь без брата? Безрассудно бросаться в пасть чужих разборок без него —  всё равно что добровольно залезть в петлю, разве не так?

Хальвор спланировал на ближайшее дерево и скрылся в листве, позволяя отдохнуть крыльям и стараясь держаться вдали от других птиц. Мимо него по переулку мирно прошествовал полицейский, затем пробежала любопытная кошка. Самое время, наверное, долететь до ближайшей остановки, обернуться человеком и добраться до пустующей квартиры, но внезапно что-то, а точнее кто-то, привлёк внимание пернатого шпиона.

Преследовать людей обычно не входило в список дел Франтсена. А вот подозрительные личности, от которых так и веяло чем-то потусторонним, манили к себе привыкшего подмечать странности Мунина, он сразу чувствовал себя, как раньше, когда был глазами Всеотца и докладывал ему обо всех событиях во все Мирах. Воодушевлённый, Хальвор вспорхнул с ветки и перелетел на крышу дома. Процокал когтями по черепице, всё ещё глядя вниз, неотрывно следя за человеком (или нет?), свернувшим в переулок.

Что-то в нём было неуловимо знакомое. Наверное, Хальвор видел его однажды в журнале, который оставила местная молодёжь в баре Совнгард. Память запечатлела образ, сохранила его в голове вместе с набором цифр, новостей, слухов, названий улиц. Увы, имея феноменальную память, рискуешь страдать от дежа вю чаще обычного. Нужно было спуститься пониже.

Миновав неоновую вывеску круглосуточного магазина, ворон спикировал на пожарную лестницу и удобно устроился, удостоверившись, что наблюдательный пункт не сильно заметен издалека. Точно. Этот человек —  художник. Только вот это было всё, что удалось вспомнить из мимолётной картинки, оставленной в ворохе бессмысленной информации. Что художник забыл в переулке в столь поздний час?
Жёлто-чёрные бусинки вороньих глаз уставились в спину Эдвину МакЛафлину. И пускай Мунин не помнил имени, но нечто неясное влекло его любопытство по следу. Глаз Одина даже не шелохнулся, когда в тени незнакомца промелькнуло нечто бесформенное, неописуемо огромное и зловещее. Он просто наблюдал. Ждал. Будто загипнотизированный.

Вряд ли информация о других существах Дублина способна порадовать Всеотца, где бы он ни был. Но долг Мунина запоминать всё. И ждать, когда верховный ас вернётся. Слепо преданный пропавшему богу, Хальвор терял всякий страх перед лицом опасности. Ведь некогда видел и великанов и опасных драконов за фьордами.

Подумаешь, неизвестное божество. Или монстр. Всё равно уже вряд ли удастся поспать.

Отредактировано Halvor Frantzen (2018-09-19 11:50:45)

+2

3

Эдвин МакЛафлин порой ненавидел людей. Особенно, когда они демонстрировал глупость, зашоренность и узкомыслие. Вот сегодня, например, ему попался такой заказчик. Не понравилась ему картина! Он хотел цветочки, а не грибы, и хотел натуралистичность, а не абстракцию! Дядя, ты просто дурак. Кому нужны реалистичные цветочки? Их миллионы! Выйди на базар и купи там хоть тысячу гребаных натюрмортов с цветами, а зачем заказывать это у абстракциониста? Тоже мне, тонкий целитель.
Эдвин был зол, нет, он был просто в ярости. И препирался с горе-заказчиком часа два, чем окончательно испортил свое настроение. Финальным аккордом была его попытка надеть картину на голову заказчику, которого он сейчас ненавидел всей своей печенкой. Кстати, успешная. Ладно, черт с испорченной картиной, он потом еще нарисует хоть сто, но надеть её на голову раздражителю - бесценно. Вот такой перфоманс. Не спорьте с Эдвином, если не хотите стать красной от злости и удивления головой в центре абстрактной картины.

В общем и целом, Эдвин был раздражен. Вот же чертовы людишки! И чего им всё неймется? И зачем спорить с профессионалом? Такие все умные! А он то, конечно, дурак, да, со своим опытом длиною в жизнь. В такие моменты хотелось на всё плюнуть и расшатать планету, чтобы они все взвыли тут. И пальцы невольно сжимаются в кулак, и губы - в тонкую нить - он на пике своего раздражения. А хотя нет, пик - это когда он начнет крушить город. Пока что так - среднячок. Нужно было срочно найти утешение. Может, сходить к Снежинке и провести время с ним, это успокаивало и расслабляло.
А еще необходима была скорая сладкая помощь.

Сладости всегда помогали Ньярлатотепу успокоиться и поднять настроение. Он был словно сахарный наркоман. У всех от сахара и сладостей болят зубы и набирается вес, а у него нет. Он как был поджарый всю жизнь, так и остался, благодаря своему неземному метаболизму. Иногда его знакомые девицы ему отчаянно завидовали. О, еще можно было бы собрать их и сходить на шоппинг. Он это дело любил и часто ходил гулять с девчонками, потому что был общий интерес. А он для них как милый друг-гей, с которым можно пошляться по магазинам и сходить в салон красоты.
Эдвин вообще себе в удовольствиях не отказывал.
И не откажет сейчас.

Итак, ему нужен... парам пам... Тортик! Совершенно точно, тортик. Пирожное - мало, леденцов - не охота, а вот торт... Да, он хотел торт. И молочный коктейль. Так что завернул в ближайшее кафе-кондитерскую и прилип к витринам.
Очень кстати у них был в наличии его любимый "Черный Лес". Отвергнув порционный кусочек, он потребовал целый торт. Два килограмма сладкого счастья. Шоколад, вишня, крем и корица - что может быть лучше? И молочный коктейль, пожалуйста. Клубничный.

Получив все в руки и оплатив, Эдвин направился на улицу, по пути всё еще думая, пойти ли до себя, или к Снежинке. Предоставить, так сказать, сюрприз "вы не ждали, а мы приперлись".
Посасывая коктейль, он шагал по тротуару и думал о бытии своем. И торт так вкусно пах из коробки... А он все еще несколько раздражен. Ай, к черту! Надо съесть его сейчас.

- Не нравится ему картина... А мне ты сам не нравишься, козья морда, - бубнил Эдвин, запуская пустой стаканчик от коктейля в урну и сворачивая в переулок, - Если такой умный - сам рисуй. Лбом своим оловянным. Идиот. Баран тупорылый. Чтоб у тебя хрен на пятке вырос.

Что-то было не так... Он чувствовал, что за ним будто следит кто-то. Покрутив головой, Эдвин обнаружил черную птичку, которая за ним наблюдала.
- А ты чего смотришь? - проворчал он, - Торта не дам, это мой. Я, знаешь ли, заслужил! Вот были бы у тебя заказчики такие же отбитые, как мой, ты бы тоже так сделал. Сладкое настроение улучшает. И вообще, птицам нельзя шоколад. Или собакам? Ай, неважно. Короче, улетай, я тебе не дам ничего.

Поглядывая на птицу, Эдвин расковырял коробку и уткнулся носом в тортик. Вкусняшка!
И тут его рот растянулся от уха до уха, обнажая набор острейших зубов, так что одним укусом он смахнул половину торта, а вторым - остаток и проглотил.
- Мне уже лучше.
Кивнул своим словам.
Всё, кажется порядок. Но Снежинке надо будет купить еще один тортик, лимонный пожалуй (и сожрать больший кусок).
Он двинулся дальше, сунув руки в карманы и шаря в поиске пачки сигарет.

+2

4

Заметить ворона в кромешной тьме —  всё равно что наугад подбросить бутылку и поставить её на горлышко с первого раза. Мунин не прогадал, когда последовал за необычным жителем Дублина, строя из себя обычную прилипчивую ворону, которая выпрашивает крекер. Раздосадованный художник напомнил почему-то о Хугине, но едва хрупкий с виду молодой человек заглотил торт в два укуса, ворон свернул свои мысли обратно. Вот такого фокуса его брат точно провернуть не мог.
Кто перед ним?

Монстр из кошмаров? Бог? Существо? Хальвор подался всем своим пернатым телом вперёд, всматриваясь и вслушиваясь, запоминая каждую мелочь. Таких он не видел ни в Муспельхейме ни в недрах Хеля, поэтому любопытство Мунина задушило в зачатке инстинкт самосохранения. Раз он позволял себе в прошлом летать среди йотунов, не боясь агрессии, то теперь ему точно повезёт ещё раз.
Едва художник скрылся за углом, как Хальвор сорвался с перекладины и перебрался ближе. У него с собой были сигареты, но было бы странно предлагать прикурить сейчас. Как, впрочем, и визитку. Предлагают ли шпионы визитку?
Мунин усмехнулся про себя, прочертил крылом по пыльной крыше и вполне себе слышно вздохнул, поражаясь собственной не то глупости не то недальновидности. Будь рядом брат, он бы быстро развернул Франтсена и увёл подальше от хтонического божества, но...

До чего я докатился. Преследую неизвестное мифологии существо, надеясь узнать что…? Почём нынче купить торт на один укус?

Хальвор взвесил все за и против, отметил, что любопытство ничуть не утихло, и снова оказался в поле зрения Эдвина, приземлившись на мусорный бак.
Шпионы визиток не дают. А вполне себе легальные пернатые помощники могут и сигареткой выручить, когда курят сами. Движение фокусника, томительное ожидание, и вот уже в клюве появляется пачка с сигаретами.
Ворон учтиво угощал художника, глядя на него яркими, далеко не самыми простыми глазами. Так смотрят люди, не птицы.

Друг я или нет для тех, кто скрывается под человеческой личиной в этом странном городе?

Убедившись, что его заметили, Хальвор процокал когтями по крышке бака, издал горловой каркающий звук и положил пачку перед собой, сделав шажок назад. Вся затея казалась безумной и напоминала Мунину о том, что он со своим отшельничеством и желанием перезнакомиться со всеми в Дублине натурально сошёл с ума.

Кого ещё занесёт ко мне в бар? Может, я найду кого-то, кто знал меня настоящего? Есть ведь такое правило - познакомишься с одним, а он к тебе приведёт второго и третьего. Потом третий приведёт четвёртого, и тот окажется тем, кого ты искал.

Франтсен тоже очень хотел закурить, но рискованно было принимать свой людской облик вне стен квартиры. Будь он посмелее, проворачивал бы фокусы хоть на главной площади, но годы у Одина научили Помнящего, что порой его собственные желания не имеют никакого значения.
Придвинув к Эдвину пачку клювом, Мунин выудил откуда-то ещё и зажигалку.

Мол, будем знакомы, неизвестный и опасный художник. Таких, как ты, Хальвор ещё не встречал. И будет рад помочь.

+2

5

А ворон то оказался волшебный. Желания исполняющий. Может у него там и конфетка была припасена? Эдвин замер, когда птица опустилась рядом и сбросила из клюва пачку сигарет, а потом еще и зажигалку. Мало того, что ворон понял, о чем говорит ему художник, так еще и определил, чего он хочет на данный момент и всё принёс.
- Э-хе, - протянул Эдвин, взяв в руки пачку и зажигалку, и вертя их в руках, - Стало быть, ты джинн, который исполняет желания? Мои два уже исполнены? Надо было попросить бесконечную плитку шоколада.
Он хрипло рассмеялся своим мыслям и выудил сигарету, прикуривая её и смотря на ворона.

- Так и кто ты у нас такой?
Вопрос риторический. Но Ньярл не удержался от искушения проверить наверняка, и тонкое щупальце осторожно коснулось разума птицы.

Там было... Очень много всего. Очень много. События целых минувших веков, одно на другом, полный хаос и неразбериха, так что даже Эдвину стало немного мутно от такого количества информации. А ведь он думал, что это у него одного такая память и столько всякого, накопленного за долгие тысячелетия, что можно ногу сломать. и мозг тоже.

- Вау, - он отнял щупальце и моргнул, смотря на птицу, - Значит, Мунин? Как это мило! Знаешь, мой любовник тоже из этой вашей скандинавской братвы. Никогда раньше не интересовался Скандинавией, но похоже, пора уже поднять информацию по вам всем. Ну так! Мунин... Будем, стало быть, знакомы? А я Эдвин.

Он протянул руку, приглашая ворона перелететь и сесть на нее. Интересно же! Птицы ему нравились, даже куры. Вороны тоже нравились. Скандинавские вороны - тем более. Вороны с таким обилием информации в голове - вообще без вопросов.
И Снежинка тоже был из Скандинавии, потом Эдвин обязательно ему расскажет, что встретил его собрата по мифологии.
Становилось даже немного грустно, что своих собратьев он никогда еще не встречал в этой жизни. Того же зловредного Йига, или же сестрицу Шаб...
Хотя, конечно, сестрицей она была очень условно, но. Он привык называть ее именно сестрой и в женском роде. Конечно, у нее не было определенного пола, как и у него, но она постоянно плодила младых. Легион. Плодовитая как кролик! Наверное, женское ей ближе, чем мужское. Хотя...

Ладно, это была всё лирика. Он сейчас был занят своим новым знакомым.

- А в человека можешь? - поинтересовался Эдвин, смотря в черные бусинки глаз и затягиваясь дымом сигарет, - А то я не очень хорошо понимаю вороний язык. Кар кар! Что я сказал? Надеюсь, что не послал тебя куда-то в нехорошее место.
Он хрипло рассмеялся и прищурил глаза, разглядывая птицу и проводя пальцами по гладкому оперению.

+2

6

Всеотец прислал тебя ко мне.

Мунин слушал. Слушал, сидя на руке у существа, имени которого не знал, но которого столь охотно впустил в свой разум. И поразило его не то, что его собственное имя прозвучало в воздухе столь уверенно и столь легко, а осознание —  он не один. Есть кто-то ещё. Ворон внимательно поглядел на Эдвина, осмотрел тёмный переулок и каркнул, видимо, отвечая на какой-то из заданных вопросов утвердительно. Всеотец дал ему голос в обличии ворона, но голос этот Мунин потерял, когда пути их с братом разошлись. Поэтому…

Всеотец прислал тебя ко мне.

Волнение не давало сосредоточиться. Кто этот друг Эдвина? Знает ли он, где другие? Хотелось задать столько вопросов, но Хальвор сдерживался, потому что так не поступают уважающие себя существа и боги. Они только познакомились. Франтсена не напугали ни щупальца ни вторжение в собственный разум. Весь вид художника говорил о том, что знакомство при таких странных обстоятельствах —  верный знак судьбы. Мунин нахохлился, снова каркнул и слетел с руки нового знакомого вниз, на асфальт, распавшись ворохом перьев и запахами суровой северной вьюги — на месте птицы теперь был коленопреклонённый человек. Поправив бейсболку, Хальвор встал, убедился, что никто не видел превращения, обернулся, глядя на Эдвина так, словно тот покрылся щупальцами и клыками, мотнул головой и сдавленно произнёс:

—  Хальвор. Можешь звать меня Хальвор.

Смахнув с бака пачку, ворон прикурил, с хитрым прищуром поглядывая на художника, затем неловко усмехнулся.

—  Прости. Без злого умысла шёл за тобой, из простого любопытства. Судя по всему, не зря… —  он подошёл ближе, сунув сигареты в карман, и наконец спросил: —  Ты сказал, что твой любовник —  один из наших. Я думал, что здесь больше никого нет… Тех, кого я знал.
Франтсен порывисто затянулся, стряхивая с плеча перо. Он не стремился узнать истинное имя потенциального знакомого, поэтому просьба его прозвучала скорее буднично, чем требовательно. От Мунина веяло уважительным “если ты не скажешь —  значит не моё дело”. А ещё дружелюбием. Таким, от которого люди обычно параноидально отмахиваются.
—  Не сочти за дерзость задавать такие вопросы. Я правда рад знакомству. Это достаточно… Необычная встреча.
Чрезмерная вежливость выдавала в Хальворе “своего парня”, которого занесло на семейный ужин к бабушке. На верного слугу Одина он похож не был, но зато в нём сразу угадывался заядлый любитель массовой культуры: на куртке красовались три значка с комиксовыми франшизами. Словно Франтсен ещё не совсем определился, за какую команду болеет на КомикКоне.

—  И нет, ты не послал меня… —  добавил он после паузы. —  “Кар-кар” для меня тоже значит “кар-кар”.

+2

7

Ньярлатотеп с интересом смотрел, как ворон превращается в человека. Он всегда считал, что зверолюди это очень интересно и сам хотел бы уметь превращаться в какое-нибудь животное, зверюшку, чтобы шпионить за всеми, например тоже в ворона, или в котика, или в мышку. Тогда для него было бы открыто больше дверей, ведь мышки бегают, где хотят. А если кто-то захочет съесть мышку-Ньярла, то он тому даст по башке. Это была бы особо опасная мышка...
Но это всё лирика. Он проследил за превращением и улыбнулся, протягивая руку для рукопожатия. Ему было всё равно, что за ним следили, он к этому привыкший. за ним постоянно кто-то, да следит. Будь это фотограф или журналист, или ревнивый муж, или еще кто-нибудь этакий, кто мог бы по какой-то причине ловить его и знать, что он делает.

Подожди-ка, дай я попробую!

И хлоп - на месте эдвина сидит огромный черный ворон, с точностью скопированный с вороньего облика Хальвора, но только больше раза в три. Конечно же, это просто иллюзия, которую Ньярл на себя накинул. Развлекался он так, что уж тут? А потом хлоп - и вместо ворона сидит мышь, что поднимается на задние лапки и пытается что-то унюхать. А потом вместо мыши - жуткая тварь, похожая на черного козла с множеством пастей, раскиданных по всему телу. Это он скопировал облик своей сестрички Шаб-Ниггурат.

Наконец, ему надоело так развлекаться и он вернул себе свой обычный вид, сбросив все иллюзии прочь. И снова просто черноволосый парень, который сунул руки в карманы штанов и безмятежно улыбался.

- Хальвор, значит, - он кивнул и подмигнул темным глазом, - Я понял. А что касается твоих собратьев по мифологии. Мой любовник - Йормунганд. Да, он тоже здесь. Такой милый! Мне он очень нравится. правда, кажется, он не очень любит асов, а значит, твоего хозяина тоже. Не советую тебе с ним пересекаться, когда он злится - то довольно страшен.

Он тихо рассмеялся и встряхнул головой.

- Итак, Хальвор! Мы же не будем тут просто стоять и точить лясы? Давай пойдем куда-нибудь и выпьем за встречу! Есть тут неподалеку один паб... Там отличное пиво, а еще есть сладкие наливки и медовуха. Я бы медового сейчас бы... С удовольствием! А помнишь сказку про вересковый мед? До сих пор интересно, какой же он там был на вкус, но пока что я не находил никого, кто готовил бы именно такой мед. А жаль!

Он беспечно болтал, а затем махнул рукой и направился куда-то прочь из квартала.

- Пошли! Отметим! Люблю я новые знакомства. А ты, стало быть, меня знаешь, раз следил? Или что? Я художник здесь! Бывал на моих выставках? Если нет, то советую побывать, там всегда весело. И фуршет... Обожаю сладких креветок!
Иногда Ньярлатотепа бывало сложно остановить, если он начинал болтать о чем-то.

+2

8

Всеотец говорил —  не доверяй первому встречному. Не ходи с ним пить мёд, не пытайся стать своим, не раскрывай тайн. И тогда Мунин замолчал. Вплоть до катастрофы.
Почему же сейчас ворон глядел на Эдвина с доверием и даже некоторой симпатией? Наверное, упоминание Йормунганда сработало —  пускай у воронов Одина со змеем отношения были более чем натянутые, но когда ты находишься в мире без богов и друзей, даже Мировая рептилия кажется родной. А следовательно и Ньярл тоже свой. Хальвор не стремился узнать, как дела у Йормунганда, как сложилась его вечность, поэтому кивнул на это упоминание и усмехнулся, наблюдая за новым знакомым с видом приятеля, который наконец-то встретил друга по переписке.
Но, стоило признать, Франтсен занервничал. Новые таблетки от бессонницы не работали, голова и без того была затянута плотной пеленой тумана, поэтому пить было крайне безрадостной в перспективах идеей. Он рисковал сорваться, снова перебрать, как в прошлый раз, и провести утро в компании с похмельем и попытками заснуть (безрадостными, конечно же). Эдвин задавал много вопросов, но ворон безропотно шёл за ним и с каждым шагом ощущал невыносимую тяжесть на плечах.

—  Знавал я одного гнома в Лондоне, который знал рецепт того мёда. Может, найду телефон —  введу в меню легендарный вереск. Если, конечно, этот хитрец не соврал мне.

Потушив сигарету, Мунин повёл плечами и хмыкнул, вспоминая ту встречу.

—  Я владею баром “Совнгард”. К слову. Буду рад видеть. Попробую заказать “тот самый мёд”.

Щёлкнула в пальцах визитница —  и ворон вместе с пером сдал своё местоположение Йормунганду и его хтроническому любовнику, просто потому что незачем воевать, когда у Мунина больше нет ни хозяина ни поводыря. Ни брата. Да и шпионил он за Змеем крайне редко, прекрасно понимая, что огромная пасть способна проглотить даже военную ладью с пассажирами, что уж там говорить о крылатой курице, которая в свободное время вкушала с Одином на пирах куски свежего мяса и ластилась к Тору, любящему стукачей.

Жуть.

—  И нет. За тобой я летел, следуя старой привычке. Собираю истории тех, кто заинтересовал меня, —  продолжил Франтсен, с любопытством провожая взглядом вывеску лавки магических сувениров. —  И про тебя слышал от своих посетителей, у меня гостит много твоих фанатов. Там и с работами ознакомился и лицо твоё запомнил.

От Эдвина веяло снегом за фьордами. Йормунгандом. Это было так странно и одновременно —  по-домашнему знакомым. Встретиться со Змеем стало засевшей в мозгу идеей, которую не вытравишь алкоголем и сигаретами. Мунин снова закурил, почесал пальцем висок и стряхнул с плеча ещё одно вороново перо. Счастлив ли старина Йорм? Внимательным взглядом окинув знаменитого творца с зубастой пастью и страстью к сладостям, Хальвор улыбнулся. Счастлив, наверное.

Заскреблась даже зависть. Глубоко внутри, за грудиной.
—  А когда следующая выставка? —  спросил Франтсен, потушив сигарету и остановившись у входа в паб, и опешил - наверное потому, что по сказочному стечению обстоятельств это оказался Совнгард. Судьба шутит, когда дело касается неслучайных событий, предсказанных рунами. —  Очень люблю работы неординарных художников. Вдохновляют на эскизы.

Хальвор закатал рукав, демонстрируя роспись татуировок на предплечье. И после некоторой заминки зашёл в паб, пропустив вперёд болтливого Эдвина.

Отредактировано Halvor Frantzen (2018-10-15 10:01:43)

+2

9

Если Эдвина несло, то его невозможно было остановить. Он был в хорошем настроении, улыбался беспечно и вполне себе довольно и что-то трещал, так что у любого другого, наверное, отвалилсяя бы язык столько говорить.
Он вспоминал и Йормунганда, что-то говорил о том, какие пирожные Змей заказывает в их любимом кафе и смеялся, вспоминая, как вымазал ему нос кремом, давая типа "понюхать эту вкусняшку", а когда белый потянулся - шмякнул его кремовой верхушкой по носу и заливисто хихикал, пока Эгир ворчал и тер нос от крема. Похоже, что да, Йормунганд был вполне счастлив в компании хтонического создания, которое вообще непонятно кем являлось.

-...А он и говорит - нет, мы не будем добавлять в этот глинтвейн мед. Но как не добавить туда мед? Да, слишком сладко, но! Так же лучше. Лучше ведь, согласись? - Ньярл выжидательно взглянул на ворона, впрочем не дал ему шанса ответить, продолжив тут же дальше, - Вот! Я всё равно кинул туда кусок сот. Между прочим, получилось отлично, а Йорм не стал, сказал, что слишком сладко. А как вообще может быть не сладкий глинтвейн? Я такое лично пить бы не стал! Нужно, чтобы было сладко и вкусно! Я бы сейчас съел меренгу. Ты любишь меренги? Я вот очень, это чудо. Знаешь, мир этот держится на последнем издыхании, и половина этого издыхания - сладости. Думаю, я бы расшатал этот бастион, если бы здесь не было сладкого...

Да, он скакал с темы на тему. Эдвин был странный во всех отношениях. Очень непредсказуемый. Он мог болтать без умолку, а мог загадочно молчать и не отвечать ни на один вопрос. Он был словно ветер в поле - куда и когда подует одному дьяволу известно. А тут, похоже, неизвестно было даже дьяволу.

- Вчера я видел сахарные пряники в форме осьминогов... Да! выставка! - он закусил кончик сигареты и задумался, - Через три недели. Приходи, будет весело. Люблю я этих напыщенных индюков, которые делают вид, что знают, что я вложил в картину...

Он рассмеялся и прихватил визитку, пробежав по ней глазами и спрятав в карман.

- Я бы тоже хотел владеть баром. По четвергам у нас был бы день яблочного пирога и сидра. Ты ел яблочный пирог с сидром? Очень вкусно. С грушевым особенно.

Ньярлатотеп, очевидно, был в настроении поболтать. И даже не давал ворону вставить слово, несся куда-то вперед, как угорелый, говорил, говорил и говорил. Иногда на него нападала такая "тараторка". И он мог долго докучать Змею разговорами, болтая обо всем на свете и не давая впихнуть ни словечка. Ничего, бывает. Белый, кажется, уже привык к этому за три то месяца.

Он зашел в бар и осмотрелся, удовлетворительно кивнул и прошел к стойке.

- Уютно тут у тебя.
Бар и впрямь был неплох. Нужно будет пригласить сюда Снежинку, ему бы понравилось. Веяло чем-то таким... Прямо очень Йормовым. Этим духом суровых морей и серых фьордов, седого неба и крика буревестника. Иному было незнакомо всё это, но он постепенно знакомился через Снежинку. И нет, не в его голове - а по рассказам и песням. Он любил слушать белого.

- Эй, у меня же тоже есть! - вдруг вспомнил Ньярл и хлопнул по карманам. Найдя чуть помятый пригласительный билет невесть на какое число, он протянул ворону, - Это не визитка, конечно, но тут адрес и контакты. Приходи, покажешь этот билет и тебя пропустят, я предупрежу. Ну! Что же, Хальвор, налей мне самое лучшее, что у тебя есть, за ценой не постою!

Он широко улыбнулся и вытащил бумажник, готовый тратить сегодня денежки. А почему бы и нет?

+1


Вы здесь » Godless » flash » [23.04.2018] Scary monsters love sweets