Godless

Объявление

Ты можешь говорить с черепом, с микроволновкой или рекламным билбордом, кричать на кота, но лишь дорожный знак имеет смысл, высшее предназначение. Только он несёт в себе ответное послание. Есть главные дороги, а есть объезды. Места, где можно остановиться и передохнуть, и точки, в которых лучше не останавливаться. Не оборачивайся. Двигайся по кругу. Снизь скорость. Будь аккуратен на поворотах. Берегись падения вниз.
В игре: ДУБЛИН, 2018. ВСЁ ЕЩЕ ШУМИМ!

Некоторые из миров пантеонов теперь снова доступны для всех желающих! Открыт ящик Пандоры! И все новости Безбожников еще и в ТГ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » flash » [15.01.2018] Наши внутренние демоны


[15.01.2018] Наши внутренние демоны

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[epi]НАШИ ВНУТРЕННИЕ ДЕМОНЫ 15 января 2018
Ophelia Doyle, Oliver J. Underwood
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://i.imgur.com/GtRONZ1.gif
Устроив очередную громкую пьянку, Оливер зашел слишком далеко. Теперь он вынужден посетить встречу клуба Анонимных алкоголиков и познакомиться с девушкой по имени Офелия, дабы вместе разобраться со своими демонами.[/epi]

Отредактировано Oliver J. Underwood (2018-11-03 14:17:47)

+3

2

Недавно наступила точка кипения.

Алкоголь, которым он активно увлекается, привел его жизнь к проблемам. Одно дело, когда ты получаешь пропуски по учебе, а совершенно другое, когда тебя в пьяном угаре скручивает полиция.

Оливер не знал меры и не собирался останавливаться. В тот рождественский вечер на его квартире развернулась потрясающего размаха вечеринка. Как только его небольшая квартира помещала столько незнакомых ему людей?

Этот праздник вызывал в демоне двоякие чувства.

Сын божий ему не нравился. Они разные по своей сути. Само их естество вступало в противоречие, рождая вечную вражду. Ложь против правды, любовь против похоти, добро против зла. Христа называли Князем Света, которому предсказано в час суда явиться и уничтожить Белиала.

Разумеется, ему это, мягко говоря, не нравилось.

Правда в том, что в глубине души он боялся его. Как тень боится света и прячется за людской фигурой.
Но праздник есть праздник. Санта, ель, омела, гирлянды и сладости не виноваты в личной обиде лорда лжи. Да и никак с этим не связаны.
Поэтому Олли нарядился в костюм рождественского ангела и веселился от души, радуясь своему чувству иронии и хорошему вкусу на извращения. В этом же костюме его тошнило на лестничной площадке. В костюме он бегал и по улице, распевая хоровые католические песни.

Рассудив свои действия и то, насколько он напился, сейчас Белиал приходит к выводу, что его безбашенность стала следствием гадкого настроения от праздника, посвященного Христу.

В тот день его высокомерность не дала признать поражения. Это и привело к тому, к чему привело в итоге.

Полиция. Звонки по месту учебы, родителям.
Семья потратила много нервов и сил, вытаскивая Оливера из проблем. Обязательным условием стало посещение встреч клуба Анонимных алкоголиков.

Естественно, демон не чувствовал никаких проблем в своем состоянии. Поэтому и посещать на регулярной основе этот клуб сумасшедших не собирался. Но ради спокойствия окружающих, он решил сходить на первое собрание.

«Ну перебрал один раз. Обычно я не буяню. Просто не ожидал, что от злости напьюсь вусмерть.»

Сейчас уже поздно сожалеть или оправдывать себя.

Парень в длинном сером пальто стоял упершись спиною в кирпичную стену и курил. Длинные пальцы одной его руки были красны от холода, держа дорогую сигарету. Другая рука согревалась в кармане. Он шмыгнул таким же красным носом и длинной затяжкой сжег остатки бумаги и табака. Тонкой струйкой выдул дым.
Рядом стояла урна. Юноша отстранился от стены и выкинул остатки сигареты, после чего спрятал замерзшую руку, а другой в это время поправил бордовую шапку, что наехала ему на лоб.

Белиал курил у здания, где должна была пройти встреча. Он посмотрел время на смартфоне: шесть часов вечера. Уже опаздывает.

«Надеюсь, я хоть не умру от скуки», — подумал падший.

Он понимал, что никто не осуждает на таких встречах. А еще он знал, что на них все представляются и говорят об алкоголизме. В общем, это было единственное, что ему известно.

«Всем привет, я демон Белиал, и я алкоголик.»

Ледяная корка луж хрустела под ногами Олли. Парень поспешил войти в кирпичное здание промышленного стиля. Подальше от морозного января.

Внутри было просторно. Его встретил звук бренчащих рождественских колокольчиков на двери. Почему-то Белиала чуть не стошнило от этого. В голове сразу возник флешбек того, как он запивал водку пивом. Градус он не просто понижал, а вел по синусоиде.

На входе стояла вешалка для верхней одежды, но она была забита, а потому неподалеку находились передвинутые столы, на которые люди складировали свои шмотки. Юноша замешкался, неприязненно цокнул и снял пальто с шапкой, чтобы затем небрежно кинуть их в общую кучу.

Зал представлял собой переоборудованное кафе. Часть столов была отодвинута в дальний угол. Еще один занят всякой домашней стряпней и напитками (разумеется, безалкогольными). Стулья расставлены по рядам: мест на тридцать человек.

Было бы неловко, если бы Белиал ворвался посреди собрания. К счастью, оно еще не началось, несмотря на время. Большинство сидело и копалось в телефонах, некоторые стояли и оживленно болтали.

«Наверное, это те, кто уже лет по пять не пьют», — оценил внешний вид этих веселых и жизнерадостных людей демон, — «В любом обществе есть высшая каста. Даже в обществе Анонимных алкоголиков.»

Он не терялся в толпе незнакомцев. Олли дружелюбно улыбнулся и подошел к самым общительным, дабы завязать неинтересный разговор.

— … Так значит вы уже десять лет не пьете? Вы такая молодец! — похвалил он какую-то великовозрастную даму в процессе.
— А все — двенадцать шагов! — радовалась она в ответ.

Оливер не понял ее и это отразилось на выражении его лица. Дама показала рукой на белую доску с, выведенными на ней, двенадцатью правилами.

В этот момент в зал вошла какая-то женщина и извинилась за опоздание. Все поспешили занять свои места и замолчали. Белиал тоже сел на свободное место где-то посередине.

«1. Мы признали своё бессилие перед алкоголем, признали что наши жизни стали неуправляемы.»
Это был первый шаг программы на доске.

«Походу, я в секте», — демон старался выглядеть дружелюбно, но с каждой секундой становилось все сложнее и сложнее.

Женщина, которая, похоже, была лидером или ведущей, начала собрание и представилась. Белиал сразу забыл ее имя.
Тут началось вполне ожидаемое: она стала приглашать разных людей на свое место и те, в свою очередь, представлялись, называли себя алкоголиками, количество дней в завязке и свою историю.

Сегодня было открытое собрание. Так объяснила ведущая. Поэтому все рассказывали свои истории. И время их пересказа наступило и у Оливера. Он вполне мог отказаться, но даже и не подумал о подобном. Как можно пропустить такое веселье?

— Привет, меня зовут Оливер, и я алкоголик, — в зале раздались хлопки.

Парень медлил.

— Какой у тебя юбилей, Оливер?
— Эм… — демон прикинул в голове, — Шесть часов.

Громкие аплодисменты.

Ему это нравилось: говори любую чушь и тебе будут аплодировать чуть ли не стоя. Он завелся. Ему захотелось поиграть. Для начала…

— Ах да, моя история, — будто бы только что вспомнил парень, — Я начал пить когда меня бросила девушка. Она решила сменить пол и стать лесбиянкой, но я сказал ей: эй, дорогая, а как же те два года, что мы были вместе? Подождите… Или… Она не лесбиянкой станет?
— Спасибо, Оливер. — ведущая перебила его и посадила на место.

Жидкие удары в ладоши.

Глупости, детские шалости. Ему это нравилось.

+3

3

В глубине души Фела ненавидела собрания АА. Это символизировала ее слабость, податливость человеческому телу, что весьма отравляло ей жизнь. Ошибка десятилетней давности, приключившаяся тогда, когда до осознания всего ничего, парила дамокловым мечом над ней до сих пор. Она не прикасалась к спиртному, не принимала никаких таблеток, все больше уступая другим вредным привычкам, сексу и сигаретам. Возвращение сюда, как правило, происходило, когда суккуб находилась на грани срыва, от усталости ли, голода и очередного виража собственной жизни, когда поддавалась эмоциям, те бушевали внутри, требуя выхода, но приходилось сдерживаться. Возвращалась, чтобы убедиться, что она сильнее других, с интересном вникнуть в чужие пороки, которых тут было немерено на самом деле, ощутить их вкус и успокоиться. После этого долгое время она не появлялась на собраниях, не чувствуя потребности.

Дойл никогда не становилась ни для кого примером, не брала подшефных, не делилась опытом. Время, когда хрупкая и напуганная девочка говорила заветные «Я Офелия Дойл и я алкоголичка», канули в лету. Она приезжала на дорогой машине, занимала место подальше от всех, вслушивалась в чужие проблемы и смеялась. Потому, что чужие проблемы были мелочью на фоне того, что именно происходило в мире, и о чем мало кто знала. Сегодня ее привела очередная потребность забить вкус виски на языке, выпитого парой глотков. Проблема была в том, что алкоголь снимал тормоза, и если бы только превращал ее в нимфоманку, но нет, скорее в чудовище, которое не способно насытиться, а потому начнутся массовые убийства.
Не к месту.
И не ко времени.

Пока люди собираются, суккуб предпочитает проверять почту, сидя на последнем ряду и качая ногой, обтянутой высоким сапогом. Бездумно вертит в руках монетку, которой отметила десять лет трезвости, читая рабочие правки к дорогу, который готовит для Хэмилтона. А в мыслях стрелка скачет с одной на другую, фоном ощущая чужое возбуждение, агрессию, невроз, и прочее, что улавливает эмпатия, которая, собственно, есть в стартовом наборе практически у каждой демонической сущности. Не особо развита, но для фонового режима вполне достаточно, большей чувствительности Дойл и не жаждет.
Стул рядом остается свободным. Фела поднимает голову. Даже два. Интересно. Обычно на флюиды суккуба люди тянутся сами по себе, если не контролировать этот процесс большим или меньшим влиянием. Легкий флер притягательности всегда шел шлейфом за Дойл, но он никому не вредил. И все же, сегодня у суккуба явно было не очень настроение, раз ее сторонились мужчины. Они оглядывались, хотели бы познакомиться, но мрачноватая аура была хорошим защитным щитом.

А потом начинается самая забавная часть – жертвы алкогольных паров и спиртового влияния. Парень сразу привлекает внимание, Фела тянет красиво очерченные пухлые губы в насмешливой улыбке, прикидывая реалистичность истории, сомневаясь в том. Надо же, стрела Амура попала в задницу при таком раскладе, но вряд ли, очень вряд ли.
Когда мальчик Оливер занимается свободный стул рядом с ней, Фела лишь бровь вздергивает. А потом ехидно спрашивает:
- Неужели секс был так плох, что довел даму до смены пола?
Она вскидывает на него взгляд голубых глаз, внимательный, с искорками смеха – врет же, не по той причине он тут. Есть в Оливере что-то знакомое, но распознать не удается сразу, разве что тонкий душок распущенности, но это бы она учуяла в любом состоянии.

+2

4

В древности Белиал считался самым изощренным демоном ада. Он ничего не делал просто так. Даже, когда развлекался. Всюду искал что-то новое и занимательное. Ставил эксперименты. Пускай даже самые глупые. Почему никто из демонов так и не догадался выяснить, что случиться с алкоголиками на собрании, если усилить их жажду? А если усилить в определенный момент? Или у определенных людей?

Новый эксперимент начался.

Собрание обещало быть скучным. Тем более, без спиртных напитков. Поэтому Олли обратил мимолетное внимание на другую демоническую сущность, что пришла на встречу.

Пока веселье только готовилось.

Он не паниковал, когда сталкивался с подобными себе, ибо постоянно чувствовал присутствие оных на улице. Кое-кого даже знал лично. Впрочем Белиал игнорировал и опасался существ, стараясь лишний раз не подвергать себя угрозе. Конечно, до тех пор, пока те не вмешивались в его жизнь.

Юноша не ведал, кто конкретно из этих тридцати людей — существо, но четко ощущал, что это незнакомый ему суккуб. А значит, недостойный пристального внимания.
Это ощущение можно сравнить с запахом, который уже разошелся по всей комнате: ты не узнаешь кто источник, если не принюхаешься. К тому же, каждый такой «запах» различался, как различается чеснок и рыба, например.
Лорд лжи, имеющий дар к соблазнению, отлично знал, как отличить присутствие суккуба от прочих демонов.

Здесь все было пропитано флюидами желания.

«Сильный суккуб.»

Ему было жаль ее. Насколько вообще может быть жаль кого-то демону. Такие, как она, страдают, не в силах контролировать свой голод и влияние на мужчин. Белиал же обладал другого рода соблазнительностью, а потому был способен контролировать свою силу без побочных эффектов. Он действовал на чужие сердца, а не тела.

Суккуб не станет мешать ему, когда поймет, кто он. Она же не сумасшедшая.

«Хотя...» — подумал Оливер и вспомнил, где находится.

«5. Признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений.»

Он не громко усмехнулся в ответ девушке, но все его внимание было на доске. Даже не одарив ту взглядом, Белиал пропустил ее вопрос мимо ушей. Демона больше забавлял пятый пункт программы.

— Верите ли вы в бога? — как-то неожиданно задал встречный вопрос юноша и, выслушав ответ, продолжил, — Вы серьезно следуете всем двенадцати шагам программы? Особенно пятый пункт…

Оливер неприязненно поморщился.

— Мой отец тоже говорил, что мне нужно признать свое заблуждение и прекратить грешить. Однако, даже если я прекращу, он никогда не сможет относиться ко мне иначе. Он всегда прощает, понимаете? Но никогда не поймет, что... — парень замолчал, когда на них предупредительно посмотрела ведущая, а затем, полушепотом продолжил, — Для него проблема — это я, а не он. А все как раз таки наоборот.

Падший ангел совсем не вкладывал в этот монолог эмоций. Будто бы снова врет. Но, к сожалению, это была правда. По крайней мере для него.
Он не заострял внимания на том, что говорит, потому как в это же время готовил кое-что более значительное. Дама, которая хвасталась ему о своем десятилетнем юбилее должна была вот-вот начать представление. Белиал чуть ранее заметил в ее сумочке фляжку с алкоголем.

В то же время, несколько крепких мужчин, что сидели впереди и загораживали обзор, бесили Оливера. Для них было припасено особое лекарство.

«Прости, дорогая, я воспользуюсь твоими силами совсем немного.» — заранее извинился он перед неизвестной демонессой.

И усилил тайные желания мужчин впереди.

Похоже, Оливер еще не догадался, что и сам попал под ее влияние. Потому сел рядом с неизвестной девушкой, а не вернулся на место. Он недооценил суккуба и свою нынешнюю слабость. Расслабился.

Женщина в возрасте начала потеть и уже не разговаривала со своими подругами. Внезапно, она достала нужный предмет из своей сумочки и принялась с жадностью пить. Это обескуражило окружающих.

Оливер рассмеялся и впервые посмотрел на соседку.

«Вау», — неосознанно проскочило в голове.

Незнакомка была не то что красива. Она была притягивающе прекрасна. Никогда еще Белиал не находил земных женщин такими. Он мог оценить красоту, возбуждался, но не испытывал истинного влечения.

«Что? Вау?» — понял свою ошибку Олли, — «Значит, я уже попался? Хм.»

Белиал, наконец, признал в ней суккуба.

Мужчины развернулись и посмотрели на двоих сидящих сзади. Демон уже потрудился исправить то, что натворил, но было поздно: людям свойственно продолжать делать то, что они начали, даже если желание отпало. А парень, в свою очередь, был вынужден ревностно защищать даму, повинуясь инстинкту собственника.
У него этот инстинкт был даже сильнее, чем у людей.

Один из них спросил незнакомку, одна ли она, но не дав ответить, Белиал встрял первым.

— Я ее младший брат… Сводный. Проблемы?

С раздражением на лице они отвернулись.

«Похоже, они будут караулить меня после собрания», — здраво оценил парень.

Он ничего не мог с собой поделать, даже осознавая свое положение. Кто же знал, что он так бездарно попадется на уловку обычного суккуба.
Оливер в очередной раз убедился, что демон в нем уже не тот, что был прежде.

+2

5

Вопрос молодого человека заставляет Офелию усмехнуться.
В Бога? Формально он, видимо, был ее дедушкой, если, конечно, Фела перестанет отрицать отцовство Асмодея, признавая оное только по выходным. Или в удобные для нее дни. Ну и,конечно, еще двести условностей. Но Бога Фела никогда не видела, да и не горела иметь с ним знакомство.
- Даже не знаю, что сказать, - задумчиво отзывается суккуб.
Пятый пункт… Офелия переводит взгляд, вспоминая пятый пункт, поджимает губы. Нет, пунктам она давно не следует. И вообще, воспринимает это руководство к действию весьма специфически. Она пожимает глазами, не очень-то желая продолжать этот странный разговор.

Слова молодого человека очень знакомы, очень… знакомы, да. Дойл знает их интонацию, знает их смысл, хмыкает и присматривается внимательнее. О каком же отце речь-то? Фела начинает перебирать в голове варианты, вспоминая, какие демоны у нее уже есть в списке родственников сейчас, ангелы-то точно причитать и жаловаться на отца не будут, только страдать, что тот заставляет их выполнять определенные вещи. Губ касается ехидная улыбка, стоит вспомнить одного из таких святош, белые крылья, блестящие перья, вот она, красота божья.
Пока Фела раздумывает над этим, то начинает ощущать, как кто-то вторгается в ее энергетическую зону, в ее способности. На миг ее охватывает беспокойство, женщина оглядывается по сторонам, но все сводится к молодому человеку, сидящему рядом. Воздух, словно, сгущается вокруг, и это совсем не по вине Фелы в кои-то веки. Любопытно. Значит, демон. Мальчишка рядом с ней демон, никто другой не смог бы использовать ее способности, а именно это и происходит. Цепкий взгляд суккуба уперся в женщину, жадно поглощающую спиртное, от этой сцены онемели все вокруг. А Офелия никак не может решить, нравится ей шутка или не очень.

Она снова переводит взгляд на парня, как его… Оливера, все так же задумчиво изучая его. А затем улыбается - попался, мальчик. Явно не хватает возраста и опыта, вон как смотрит на нее блестящими глазами, а в голове явные мысли о том, что там у нее под
костюмом. Улыбка Фелы становится шире, она уже было открывает рот, чтобы отчитать парнишку, но в этот понимает - а он заигрался, и теперь собрание превращается в чертовщину.
Проклятье. Ей придется подыскать себе новое общество АА, хотя это ее вполне устраивало.
Офелия вскидывает глаза на мужчин. Многие вокруг уже спорят, перешептываются, дама, которая заливалась виски, плачет и причитает, а мужчины продолжают пилить взглядом что саму Фелу, что Оливера.
- Ага. Брат. Сводный. Не переживайте, мальчики, у нас и правда всего лишь родственные отношения.

Она подумывает сунуть в руки ребяткам свой телефончик, но потом вспоминает, что нет никакого смысла в этом. Стоит им отойти от них с Оливером, как Офелия цепляет его за локоть и стаскивает следом за собой со стула.
Они скрываются в коридоре, пока вокруг набирает обороты нервная вакханалия, неизвестно чем могущая закончится. По большому счету, Офелия может это прекратить по щелчку пальцев, но пока ей интересно разобраться со своим новоявленным сводным братцем.
- Знакомиться будем?
Фела толкает Оливера спиной к стене, замирает рядом. На него все еще действует очарование суккуба, эффект пока еще ощутимый, а она на него не желает влиять, развлекаясь тем, какой впечатлительный демон ей сегодня попался.
- Ты так мило навел хаос там, воспользовавшись моими силами, просто герой. Где учился?

+2

6

«Зашибись повеселился», — думает парень, глядя на хаос.

В другой бы момент это только позабавило Белиала, но не сейчас. Незнакомка пленила его человеческое тело и придавала этому безумию еще больше неконтролируемой случайности. Похоже, они оба были в оке бури.

Неприятно засосало под ложечкой. Еще секунда и юношу стошнит.

«Не сейчас.»

В сопротивлении его человеческой половины было мало приятного. Особенно, когда малыш Олли стучался в дверь сознания не вовремя. Подавив в себе рвотные позывы, демон не подал виду и продолжил упрямо наблюдать за «шоу». Это ведь то, чего он желал?

Или нет?

Снова этот тихий голос, который шепчет, шепчет тебе… Велит проваливать из головы. Белиал считал, что сегодняшний вечер пройдет без внутренних войн, а потому удивился резкому пробуждению спящего человека. Наверное, это произошло из-за весьма неудачной шутки над окружающими. Демон всегда не мог прийти с Олли к миру в этом отношении. Теперь его временно единый разум начинал потихоньку разваливаться на два куска. Он желал и не желал того, что наделал.

«Надо выпить.»

Это всегда помогало усмирить вражду. Давило сопротивление и лечило назойливую головную боль. Правда, выпить сейчас становилось невозможным. Придется терпеть раздвоенность. Пока что.

Оливер погрузился в самоанализ и не заметил, как его уже тащили. Пришел в себя парень только в коридоре, будучи прижатым к стене.

— Я думал, что желающим познакомиться принято представляться первыми, — хмыкнул он и отлип от холодного кирпича, — Все суккубы такие грубые?

Разумеется, за всю свою долгую жизнь лорд лжи успел повидать немало ей подобных, но решил, что следует пока не показывать все карты в рукаве. Из коротких фраз и взглядов демон понял: девушка не знает его лично (если знала бы, давно поняла, кто он), считает слабаком.
Судя по всему, эта особь очень сильна, но как бы сильна она не была, ты никогда не знаешь, чего ждать от незнакомца. Серое пятно. Именно им станет Белиал для нее.

— Польщен, что вы оценили. А я, например, оценил ваши способности, как видите. Вам бы в клуб анонимных сексоголиков, а не сюда. — мягко улыбнулся шатен, не подавая и вида борьбы с собственным напряжением.

Такие, как она, заставляли мужчин по-настоящему страдать и хоть демоническая сущность не дала ему в полной мере «насладиться» этим, но часть ее сил все равно не отпускали, будучи уже один раз впущенными. Словно цепкие крюки, вонзенные в тело. Так он ощущал это странное желание, которое никогда не испытывал.
Однако подлинно напрягала его внутренняя борьба с самим собой. Вернее, с человеком внутри себя. Белиал пытался «усыпить» сознание малыша Олли и обойтись без резких скачков собственного поведения.

Не хватало только еще больше нестабильности.

Парень поправил свою одежду и, стараясь не смотреть на притягательную особу, отошел от стены, дабы прекратить занимать оборонительную позицию в разговоре. Вообще, хорошей идеей казался побег. Тогда силы суккуба перестанут отравлять плоть. Но на это гордый лорд лжи пойти не мог. Слишком уж трусливый и глупый поступок для него.

Оливер еще секунду, наверное, просто собирался с мыслями, чтобы затем выдохнуть и устало сказать вроде как девушке, но и, одновременно, в пустоту, разводя руки в разные стороны:

— Какая отвратительно идиотская ситуация. Пьющие исчадия ада в клубе анонимных алкоголиков!

+2

7

- Нет, ну что ты, я вообще очень милая девочка, но очень не люблю, когда кто-то у меня подворовывает, - фыркает Офелия, недовольно разглядывая парня. Она, конечно, не может заглянуть в его голову, но на миг кажется, что она знает это выражение его глаз. Видела у тех, кто недавно себя осознал, в ком все еще живут две личности. Офелия сама такой была, слушая постоянный навязчивый голос девочки в голове поначалу, которая уговаривала быть послушной и покорной богу, в то время как демоница царапалась в попытке выбраться изнутри, запуская нежно когти в душу, выворачивая наизнанку, напоминая вкус соблазна и разврата, что так сладил на губах.

Похоже, парень сейчас испытывал на себе все эффекты этой самой борьбы, которая заставляет Офелию хмуриться, теряясь, стоит ли помочь или просто отойти в сторонку, покурить, пока тот не придет в себя.
Впрочем, Дойл быстро осознает, что сочувствие пареньку от нее и на фиг не надо, не особо острая шпилька летит в ее адрес, заставляя рассмеяться и покачать головой:
- Шутка не нова, мальчик. Так кто ты?

Это уже в ней говорит любопытство. Хочется понять, какой идиот не знает элементарных правил поведения в обществе людей. К сожалению, таких зарвавшихся ребяток достаточно, Офелия видела, более того, некоторых приходилось оправдывать перед СБС, убеждая, что они не враги обществу нечисти, а просто долбодятлы, которые решили, что шутка стоит наказания. Большинство из них как правило себя только осознают, не помня ничего толком из прошлого. Никто не думает, что так легко начать новую охоту на ведьм, от чего Офелия вздрагивает, вспоминая, как весело горит костер, но самой на костре очень не весело гореть. На миг с лица ее схлынивают яркие краски, от чего макияж становится маской, но затем все проходит, словно и не было. Дойл запрещает себе вспоминать этот ужас, запрещает думать об этом, благо, сейчас ей ничего не грозит, а пожарная система дома у нее настолько прекрасная, насколько это возможно.

На миг суккубу кажется, что Оливер сейчас уйдет, и она почти испытывает разочарование, задумчивое делает пару шагов в его сторону, а потом звучат слова, которые заставляют слегка зависнуть, но через считанные секунды расхохотаться. Офелия заливисто смеется, затем кое-как успокаивается, закусывает губу:
- Да уж, расскажи об этом людям, они бы задались вопросом, за что нас бояться, если мы тут страдаем их же пороками. Предлагаю оставить это тайной между нами, а то и правда, поломаем им жизнь.
Забавно, конечно, Офелия и правда хохотала часто при мысли о том, что люди совсем не понимают, что рядом с ними, рука об руку, живут их главные искусители, более того, искушают с завидными постоянством, регулярно.

Эти мысли прямо провоцирую Офелию на некоторые совсем уж неправильные действия. Она манит пальцем Оливера за собой к двери, обводит взглядом людей, и вот уже начинает замечать растущее возбуждение, там начались неприличные взгляды, а там уже касания, привлечение внимания. Воздух наполняется тяжелым ощущение плотского желания, а Офелия отступает на шаг, предлагая Оливеру понаблюдать на дело рук своих. Бедолаги, этот день для кого-то закончится в участке Гарды, а для кого-то в больнице, но ничего страшного не произойдет, наутро они толком и не вспомнят, что было.
Мелкая шалость, казалось бы, Дойл выше этого, но все же, иногда и у нее ручки пакостить чешутся.
- Пойдем?

+1

8

Шатен наклонил голову на бок и прищурился, пытаясь разглядеть в девушке что-то знакомое… Не. Вообще по нулям. Интересно, как они умудрились не познакомится, учитывая, что раньше демон частенько общался с суккубами и инкубами. Странности, да и только.

А та не признала и Белиала. Лорда лжи, хранителя тьмы, одного из видных лиц ада! В принципе, с его нынешним положением и силами это было не слишком удивительным, но все же немного расстраивало.

— Есть ли разница, кто я? — он все еще раздумывал, удовлетворить ли чужое любопытство, учитывая, что дамочка даже собственным именем не представилась, — Мое имя достаточно опасное, чтобы знать его. Проблем не оберешься либо ты, либо я. Поэтому зови меня просто — Оливер. Еще один неважный демон, который умеет контролировать чужие желания.

Он решил так и не называться истинным именем. Не видел в этом смысла.

Только пробудившись, падший, действительно, все еще приспосабливался к новому телу. Как неудачно: то было не готовое, а сам лорд — ослабший после долгих столетий беспамятства в переходных жизнях.
Он не знал ни о каком сообществе существ, не понимал, сколько таких же в Дублине, да и СБС для него — пустой звук. Поэтому позволял себе веселиться на грани. Не страшился учиться контролировать собственные силы на смертных.

Парень смотрел на нарастающий хаос за дверью, переведя взгляд с лица новой знакомой на зал и обратно.

— Ты так беспокоишься за людей? И что с того, что они узнают о нас? Кому это мешает?

Белиал искренне не понимал, чего она всполошилась и вообще его увела в коридор. Ну воспользовался и воспользовался частью ее сил. Какая разница? Это же забавно. Впрочем, раз та против, то искуситель таки поумерит свой пыл.

Говорило ли в нем бессознательное притяжение, на которое он, словно на удочку, попался, как и те несчастные? Или же ему просто стало интересно выудить у суккуба чуть больше о нынешнем положении дел? Олли и сам не понимал.

Скорее всего, все и сразу. Да еще и внутренний протест человечности в придачу. Шутки шутками, но тошнота никуда не делась, а головная боль лишь набирала обороты.

Не отвечая на предложение пройти внутрь, голубоглазый вновь устало выдохнул и открыл дверь чуть пошире, чтобы затем зашагать в сторону покинутых ими же мест.
Собрание подходило к концу. Вернее, выходило из-под контроля. Однако демон уже ничего не делал для этого. Снежный ком катился сам по себе.

Похоже, больше юноша сюда не придет. Ну хотя бы того безалкогольного пунша попьет после, да клюквенный пирог попробует.

О! А дадут ли ему значок? Должны же.

«Еще нас будут ждать те мужики, не забыл?» — голос в голове, принадлежащий человеческой половине.

Злорадствует.

«8. Составили список всех тех людей, кому мы причинили вред, и преисполнились готовностью загладить свою вину перед ними», — гласило еще одно правило с доски.

Все здесь было таким нелепым и таким ироничным, что приходилось очень сильно себя сдерживать, дабы не расхохотаться. Парень не понимал, как его адские родственники могут вообще ходить сюда на постоянную основу. Он бы не выдержал.

0


Вы здесь » Godless » flash » [15.01.2018] Наши внутренние демоны