Godless

Объявление

А теперь эта милая улыбка превратилась в оскал. Мужчина, уставший, но не измотанный, подгоняемый азартом охоты и спиной парнишки, что был с каждым рывком все ближе, слепо следовал за ярким пятном, предвкушая, как он развлечется с наглым пареньком, посмевшим сбежать от него в этот чертов лес. Каждый раз, когда курточка ребенка резко обрывалась вниз, сердце мужчины екало от нетерпения, ведь это значило, что у него вновь появлялось небольшое преимущество, когда паренек приходит в себя после очередного падения, уменьшая расстояние между ними. Облизывая пересохшие от волнения губы, он подбирался все ближе, не замечая, как лес вокруг становится все мрачнее.
В игре: ДУБЛИН, 2018. ВСЁ ЕЩЕ ШУМИМ!

Некоторые из миров пантеонов теперь снова доступны для всех желающих! Открыт ящик Пандоры! И все новости Безбожников еще и в ТГ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » real time » [14.08.2018] But this is not a good surprise!


[14.08.2018] But this is not a good surprise!

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[epi]BUT THIS IS NOT A GOOD SURPRISE! 14.08.18
Deborah Crawford, Lewis Hamilton, Theodore Dickenson
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://i.pinimg.com/originals/4c/05/20/4c05200982a5ff7e70cbf6a8572a360a.gif
А вот если бы не припоминал отцу все пропущенные им дни рождения - не получил бы сомнительный подарочек.[/epi]

+4

2

Христианское воспитание девушки настораживало и пугало. Он и сам плохо себе представлял что было бы, если бы у него настолько поздно развилась память и вернулись способности? Если бы он сам разрывался между потребностью выживать и потребность любить себя? Если бы у него были ярые проблемы с принятием собственной сущности? Люц в который раз поражался и силе, и изворотливости девушки, но не мог не признать, что чаще он больше пугал ее, чем был какой-то опорой и поддержкой.

Поэтому он решил прибегнуть к очень простому, но действенному способу. Отдать ее на попечение тому, кто сам его терпеть не мог. Они бы спелись на этой почве, а он мог бы быть спокоен за ее душевное состояние. Со временем все наладилось бы, не без этого, но со временем, а пока он только усугублял происходящее, стараясь при этом не слишком ей навредить.

Вызвать Тео в гости было делом пяти минут, правда, он не стал предупреждать свою подопечную о том, кто это и зачем он придет. Обмолвился за завтраком, что у них будет гость и все на этом. С сыном у него отношения тоже не сложились, так получилось, что он был не самым замечательным отцом, который мог бы помочь хоть чем-то своему отпрыску. Но он всегда мог испортить то, что достигалось огромным трудом. Разрушить представления о себе, испортить любые наметки на уважение, объявить войну – да, пожалуйста. Сохранить что-то, чтобы оно было целым, живым, дышащим у него ни разу не получилось.

- Что ж, дети, знакомьтесь. Это Теодор, он будет для чем-то вроде проводника в мир, в котором мы все живем. И мы все – это я про существ, впрочем, он демон, тебе должно понравится дорогая. Хотя бы в части, где ты его достаешь своими очаровательными вопросами про нечистую силу, маньяков и прочую ерунду, которую тебе так усердно рассказывали все детство.

Люцифер и рад, и не рад, тому что знакомит их вот так. Дэбби стоило бы немного оклематься еще чуть-чуть пообвыкнуть, может она пришла бы в себя, может она бы справилась со всем этим потоком неожиданностей и прочего, и прочего. А может быть нет.

А может быть он прав, что отдаст опеку над ней, в какой-то мере тому, кто умеет сохранять отношения. Кто может любить, бескорыстно, не используя других в своих целях. Тем более, если они будут видеться почаще, она познакомится с Заком, парнишка пытается свыкнуться примерно с тем же, с чем борется сейчас она.

- Надеюсь ваша коалиция будет прочна как никогда, и вы сможете найти общий язык. Я бы, конечно, мог предложить Лилит заботу о ней, но боюсь та еще не совсем готова для происходящего, да и восстановление идет своим чередом. Но, - Люцифер улыбнулся, - если Тео пожелает, он сможет организовать и эту встречу.

Мало кто знал, чей на самом деле сын Теодор Диккенс, и что из себя представляет безумная смесь в его крови. Еще меньше о нем знали те, кто предполагалось, являлись близкими ему людьми, интересно, он уже поведал Заку о своем происхождении? Или оставил эту тему на потом, в надежде, что чуть позднее, когда придет время, ему не придется ничего рассказывать.

Это и веселило, и удивляло в Тео. Его непокорность, упрямство, ум и наивность одновременно. Гремучая смесь, примерно такая же, как кружилась сейчас в Дебби, сталкиваясь с ее воспитанием и восприятие.

+4

3

Внезапное приглашение отца в гости Диккенсу заранее не понравилось. Он давно уже подбил печальную статистику их встреч, заканчивающихся преимущественно его же тотальным недовольством и разбитость.. Зачем он понадобился Люцифера сейчас он не знал и даже не пытался загадывать. Своих проблем хватало, голова и вовсе была занята совсем другими вещами, на которые он ещё мог как-то повлиять, в отличие от отца, но в дом, что уже давно облюбовали демоны, явился в назначенный час. Есть такие приглашения, от которых нельзя отказаться, даже если очень хочется, даже если в голове и так бардак.

Тео с плохо завуалированным интересом разглядывал девушку напротив, та выглядела не менее растерянной, чем он сам. Ну хотя бы не он один здесь не в курсе, что происходит. Хотя, конечно, странно. Новая подопечная? Полезные знакомства? Очередное предложение от которого нельзя отказаться, если не хочешь закончить очередной круг преждевременно? Демон сложил руки на груди, чуть нахмурившись, размышляя что же за сюрприз ему приготовили на этот раз. И не угадал, конечно же.

Быть чьим-то проводником в мир существ ему не улыбалось - ему вполне хватало Зака, тем более, что он и с ним одним то толком не справлялся, вернее даже не пытался, предпочитая семейную традицию обучения плаванию: брось в центр озера - захочет жить, научится плавать. И очаровательных вопросов не жаждал, он вообще не собирался наниматься ни в чьи няньки, тем более с лёгкой руки отца. Почему он вообще должен кому-то помогать? Что-то ему никто не рвался рассказывать сказки, а главное отвечать на его вопросы. Ни в детстве, ни потом, ни сейчас. Ответственность за чужую жизнь ему была не к лицу. Он уж скорее поможет утопающему утонуть, чем всплыть и выбраться на берег. Но, кажется, Люцифер не шутил.
В какой-то момент Диккенс даже подумал, что был бы не прочь провести очередную беседу тет-а-тет, в ходе которой он снова выйдет из себя и сломается. К этому он хотя бы привык. Странно, конечно, привыкать к тому, что чтобы он не пытался взрастить или создать, всё ломали на раз-два-три и главное кто. Но в таких случаях он хотя был условно бессилен и мог вполне справедливо снять с себя всякую ответственность, расписавшись в бумажке, что честно пытался, но ничего не получилось.

- Ты сейчас серьёзно? - на лице у Тео было написано, что шутка ни разу не смешная. Ужасная, отвратительная шутка! Какая коалиция? Какой вообще из него проводник? Это очередная попытка довести его до состояния невменяемости что ли? Он за собой то следил очень условно, судя по тому во сколько дерьма умудрился влезть и теперь даже не знал, как всё это разгрести. Ах да, точно, кого здесь вообще волнует, что там с ним происходит, что он чувствует и о чём думает. Точно. Всем плевать. Всегда. Диккенс перевёл уже не заинтересованный, а скорее возмущённый взгляд на отца, с трудом подбирая слова, чтобы не нарваться на какую-нибудь отповедь. Дети - красиво звучит, конечно. Даже интересно, девочку он то же ломал или пожалел? Иногда Диккенс ощущал себя особенным в плохом смысле.

- Где подписать отказ? Я готов. Ты же всегда говоришь так, как будто лучше меня знаешь, что я и кто я. Ну и какой из меня проводник? Я бы мог предложить разве что проводить в Ад, да и тут неувязочка,- любопытство кого же ему пытаются сбагрить на руки было быстро забито праведным негодованием. Нет, что отец вечно пытается всех своих "детей" сбагрить кому-нибудь ещё Тео уже знал, сам был играюче отправлен на перевоспитание к Гавру. Но, собственно, почему не Гавр? У него вон филиал детского сада для отпрысков братьев уже, девушка бы отлично вписалась. К слову, неплохо было бы уточнить кого вообще пригрел Люц и теперь натурально и бессовестно пытался избавиться. Упоминание Лилит немного смущало - подозрительно.

- Интересно то как. И что ещё я могу организовать, если пожелаю? А главное для кого: демон, ангел, суккуб? Кто ты?

Он в принципе мог бы продолжить говорить с Люцифером так, как будто девушка рядом с ним не стоит. Но это было невежливо, да и навряд ли идея упасть на голову Тео была её, возможно, она даже ни в чём не виновата. Теоретически. И может быть вовсе и не рада предложению Люца не меньше его. Опять же теоретически. И вот, что его охарактеризовали просто демоном то же подозрительно - она не в курсе, что у её нынешнего опекуна, или кто там ей отец, есть не самый покорный сын? Миленькое дело.
Тео, одарив отца взглядом из разряда "да что я тебе сделал?", снова принялся разглядывать девушку, выжидая.

+4

4

Если бы Деборе полгода назад предложили перевернуть жизнь с ног на голову, обрести новые, весьма сомнительные, между прочим, знакомства, она бы, правда, послала шутника куда подальше: ей нравилась стабильность и уверенность в собственных силах. Нравилось, что она может чего-то добиться самостоятельно, даже если эта работа во вшивой конторе, куда ее взяли за красивые глаза и полное отсутствие желания лезть в личную жизнь босса. Раньше она даже чувствовала, что, наконец, сама вершит свою судьбу. Если бы Деборе предложили получить «мистические» и еще бог весть какие способности, она бы отказалась в ту же секунду: знала, что за все в этом мире нужно платить, а плата за такое могла быть непомерно высока.

Если бы Деборе сказали, что демоны, которыми их пугали в детстве, существуют, она бы, наверное, не поверила, но на всякий случай достала бы старые четки, которые не удержалась и забрала с собой при уходе из монастыря. Потому что так было бы спокойнее. А теперь демоном оказалась она сама, и это на столько не состыковывалось с ее картиной мира, что голова все еще побаливала в попытках переварить, да и плату свою она уже получила. Наверное, она в итоге просто забьет на это и будет учиться сдерживать себя изо всех сил, потому что позволять какой-то… падшей женщине внутри себя – а называть свою истинную сущность по имени она все еще не была готова – управлять собой она совершенно не готова. Дебора-то и с Льюисом согласилась уйти только по той причине, что подумала, что он хоть немного подскажет, как утихомирить свое второе «я». Правда, она не думала, что под «утихомирить» он будет иметь в виду «принять».  С остальным же она собиралась как-нибудь справиться сама и надеялась, что он это тоже понимает.

Видимо, не понял.

А как иначе объяснить эту странную идею с наставником, или кем он там видел этого странного парня, проводником? Дебора давно подозревала, что доверять мужчинам нельзя ни в коем случае, а сейчас только убедилась в этом. Льюис подложил ей конкретную свинью, и назвать происходящее сейчас иначе, как «цирком», она, правда, никак не могла. Если бы не жесткие понятия о приличии, она бы уже и вовсе ругалась и на самого главного затейника, и на его высоченного друга, или кем он там ему приходился?

Дебора накрутила прядь волос на палец, краем уха вслушиваясь в ругань парня. Ну хоть солидарен с ней в том, что идея, откровенно говоря, паршивая. Ее, честно говоря, немного беспокоило, что Льюис решил, что приставить к ней мужчину хорошая идея: контролировать себя у нее не получалось совершенно, пускай в последнее время ее приступы прекратились. Но кто знает, что «эта женщина» решит выкинуть в следующую минуту? Не лучше бы ей было учиться всему самой, постепенно?

Присмотревшись внимательнее к парню, она отстраненно подумала, что почему-то дико хочет этого… мужлана от души пнуть, хотя никогда за собой этого не наблюдала. Удивительно, что ее вторая половина словно бы даже была с этим желанием согласна. Впрочем, на Льюиса ей тоже хотелось сорваться, а вот это и вовсе никогда не было для нее нормой. И правда, сущий цирк. Один, что новенький, вселяет одно раздражение и недовольство, а Дебора уже поняла, что ее сумасшедшая половинка умеет неплохо чувствовать людей, а второй… второй просто Льюис, и это, наверное, можно считать константой.

- Слушай, - Дебора выпрямилась на стуле и скрестила руки на груди, - мне совсем не улыбается ходить по городу с нянькой, так что иди домой. Льюис, думаю, уже понял, что затея не очень.

Она еще раз окинула гостя взглядом: раздраженный и недовольный, он явно был бы не самым лучшим товарищем в познавании демонического мира, чего ей и без того не особо хотелось, так еще и очевидно был недоволен своим нахождением в этом доме. В какой бардак ее втягивают? И почему она не додумалась отказаться в тот самый, не сказать, что замечательный день? Она вздохнула в сотый, кажется, раз.

- И да, меня зовут Дебора, надеюсь, ты запомнишь, но, впрочем, это не обязательно, - а вот язвить, наверное, было уже и не так красиво с ее стороны, но быть послушной ей надоело – голова снова начала побаливать, ей хотелось выпить лекарства и лечь спать, - Льюис, - она повернулась к главному зачинщику, - давай не будем?

Отредактировано Deborah Crawford (2018-09-24 15:44:50)

+4

5

Он в очередной раз чувствовал себя непризнанным гением, глядя на то, как лица условных «детей» вытянулись и синхронно приняли на себя выражение – «ни за что». На самом деле сдать Дебору тому, кто покажет и подскажет ей, насколько широк мир в самом деле – было гениальной и самой простой идеей. Проще только было бы бросить ее саму разбираться в происходящем, но тогда была велика вероятность, встретить прекрасную Наамах в психушке, а то и просто мертвой, пустой оболочкой с застывшими глазами.

Нет, этого он хотел меньше всего. На самом деле, мертвый Тео был примерно так же привлекателен, как и мертвая Наамах, так что Люц не считал свою идею какой-то заоблачной, странной или ненужной. Нет, он считал, что эти двое найдут общий язык и в дальнейшем смогут сосуществовать на одной территории.

- Тео, не то чтобы у тебя был выбор, сын мой. – Люцифер, когда надо, мог звучать по-настоящему отвратительно-добродушно, так, словно он патока, сахарный сироп, сахарная вата, что неизменно раздражало оппонентов, но веселило его самого. – Дебби немного запуталась в себе, во мне, в демонах, ангелах и их восприятии. А ты у нас как раз тот, кто вообще не получил никакого воспитания, так что можешь показать даме что такое «большой красивый мир» вне пределов чуждой нам всем религии, ну или ее представлений.

Люцифер замер, раздумывая стоит ли добивать сына? Нет, пока все развивается крайне предсказуемо, так что он оставит свои намерения на потом, чуть-чуть позднее, когда он сможет себе позволить чуть больше прессинга.

- Нет, затея как раз очень, он способный, Дебби, честное слово. Ты посмотри на него, это праведное возмущение, подпись под отказом, интересно от чего он собрался отказываться? От родственников? Или от самого себя? А, Тео? Или ты сразу подо всем подпишешься? Ну, тут смотри сам, перед Лилит будешь сам отчитываться. – Люц развел руками и усмехнулся. – К тому же, этот парень проходит обучение у архангела, так что тебе просто полезно будет выходить из дому с кем-то, кто может тебя прикрыть, защитить, или остановить – в крайнем случае.

Он надеялся, что дальше развивать эту тему не придется. То, что он столкнется с двойным сопротивлением, оказалось для него сюрпризом. Разговор принимал форму сюра и это ему не нравилось. А еще ему не нравилась истерика Тео, который то ли боялся девочки, то ли самого себя, то ли сума сошел с ангелом своим. Интересно, он уже поведал Закари, что является его братом? Или оставил эту трагичную историю при себе?

Люц присмотрелся. При этом, парочка, которая уперлась всеми лапами и возмущенно пыхтела друг на друга, идеально друг друга же дополняла. Дебби в некоторых моментах научилась бы у Тео управлению, сдержанности, хитрости. Тео, наконец-то, смог бы проявить свой талант к командованию, если он у него, конечно же, есть.

Впрочем, не важно, чего хотела эта парочка, если через час они не признаю друг в друге свое будущее, прошлое и настоящее, он просто выставит обоих жить к Тео. И пусть парень справляется как угодно и как захочет, к черту его капризы и повсеместное вставление палок в колеса. К черту его желания и желания самого Люцифера. Наамах была не готова к выходу в свет, и кто-то должен был ее подготовить, кто-то из тех, кто не даст ей вернуться к прошлому, не даст ей повода задуматься о том, что в былые времена было лучше, а что сейчас? Сейчас не хватает разборок с ангелами и отца, Яхве, который покинул этот мир вот уже почти пятьсот лет как.

- Еще возражения?

+4

6

Отсутствие выбора не удивило, а когда было иначе? Сядь на стул, закрой рот, ешь суп и слушайся родителей, у которых есть восхитительное предложение - стандартная схема, не вызывающая ни капли положительных эмоций. Тео очень хотелось развернуться и уйти. Молча. Вот только подобный жест крайней неучтивости к воле отца ему точно не простят, да и не красиво как-то. Неправильно, что ли. А уж на приторно сладкии интонации Люцифера у Диккенса и вовсе была аллергия. Тошно. От всей ситуации ему было тошно и прямо-таки неприятно. Быть чьим-то подчинённым, не имеющим права голоса - отвратительно, особенно когда тобой рулит, как ему вздумается, блудный отец. Да и вся ситуация в целом злила. А девчонка, вздумавшая дерзить, только подливала масла в огонь. Просто прекрасно. Замечательно. Великолепно! Тео свёл брови к переносице, недовольно поджав губы. Всё, что говорил отец претило ему.

Воспитания у него и впрямь никакого не было и то, что это сейчас использовалась как основной аргумент обескураживало. Неужто Люц в самом деле считает, что демон, осознанно оставленный наедине с собой и миром, жаждет помочь другим? Серьёзно? Почему не берётся в расчёт прискорбный факт, что его методы помощи потерявшимся и обиженным издалека были смутно похожи на попытку добить? Может быть даже из благих намерений, но это не точно. Неужто Дебора так сильно надоела Люциферу за.. сколько они знакомы интересно? Столько вопросов и ни одного полезного ответа. Ничего нового.

- Поддерживаю семейные традиции - отказываюсь от семьи, чем ты недоволен? От самого себя тоже можно, если это тебе доставит удовольствие. И прекрати постоянно упоминать Лилит, я сейчас стою перед тобой - не перед ней.,- слишком очевидные попытки продавить и заставить образумиться задевали за живое. Как будто он в самом деле подросток, у которого поехала система ценностей и единственная, кого он считал авторитетом - Лилит. Нет, в целом, в этом, конечно, что-то было, вот только с головой у него всё было в порядке и никаких революционных идей давно уже не имелось, да и проблема была вовсе не в переходном возрасте. Он просто не хотел дополнительной ответственности, не желал быть чьим-то проводником и помогать. Это бессмысленно и совершенно не выгодно. И он очень плохая нянька - ему плевать, правда плевать, что происходит вокруг, а если вдруг нет, то это скорее проблема, чем какая-то норма, с которой он, к слову, ещё не научился работать. И он совершенно точно не тянет на роль наставника. Навряд ли запутавшейся девочке нужен Тео, который максимум выслушает, покачивая головой, и сообщит, что дерьмо случается. Ой, навряд ли. А если вдруг всё пойдёт не по этому плану, то Диккенс будет, мягко говоря, обескуражен. Очень мягко говоря. Привязанности, ответственность и беспокойство за других не его выбор. От них больно, тошно, тяжко и выживаемость начинает стремиться к минус бесконечности. А он вообще-то чертовски любит вот эту свою жизнь здесь и сейчас.

Про обучение у архангела Диккенс благоразумно промолчал. Сложно назвать полезным, например, восстановление полигона, снесённого даже не им, как и выволочки за.. да за всё подряд. Да и какой из него защитник? В лучшем случае подсобит и то не точно. Да что с Люцифером не так? За какие такие пригрешения тот из него пытается сделать защитника, помощника и наставника? Неужто в самом деле верит, что Диккенс отлично подходит на эту роль?

Девочка, впрочем, то же не промах, что уж там. Хоть её “Льюис” и звучало самую малость для Диккенса парадоксально - может она и про то, что перед ней Люцифер не в курсе? Хотя это вряд ли. И Тео бы с удовольствием согласился с ней и ушёл домой, но балом здесь правили не они. И только поэтому он остался, но зато он вполне мог окончательно ей разонравится - вот это он умел, практиковал, старался.

- Дебби, у тебя вот есть возражения? Ну, кроме тех, что я не вызываю у тебя доверия и симпатии, поверь, я то же не в восторге ни от тебя, ни от подобных перспектив,- Диккенс бросил мрачный взгляд на отца и тут же расплывшись в отвратительно ласковой улыбке, снова переключился на Кроуфорд и продолжил: - Люцифер был, конечно, щедр на комплименты, но мне кажется, он лукавит. А ты как думаешь? Давай, например, сперва познакомимся, пока нас не отправили в свободное плавание щедрым отеческим пинком - поверь, он может. Не хочешь рассказать о себе? Нет? Давай представим, что мы на сборище анонимных мм даже не знаю брошенных детей, как вариант. Я вот лжец, вполне себе классический демон и страсть как не люблю решать чужие проблемы, а что на счёт тебя?

Это была даже не подрывная деятельность, а целая операция, организованная ради побега Дебби с глаз долой и, как говорится, из сердца вон. Нет, правда, всё так гладко получалось со слов отца, а на деле.. на деле Тео ужасно не хотел, чтобы всё было, как тот решил, ему с лихвой хватало навязанной во благо деятельности в рамках КОВ, но в этом он хотя бы реально мог найти какую-то пользу для себя, ну и прочих радостей, всё так же якобы до одури полезных. И, если у него выбора нет и никогда не было, то быть может у бедной запутавшейся девочки есть? Может хоть так он избежит очередного якоря на своей шее, нуждающегося в опёке, присмотре и трепетном отношении?

+3

7

У Льюиса, а называть его Люцифером, даже мысленно, Дебора не могла – все ее воспитание, все принципы буквально противились этому - слова лились, что патока: сладкие и нежные, казалось бы, обманчиво-добродушные, затягивающие в густоту, такие, что отвлекись на секунду – утонешь. Приходилось вслушиваться буквально в каждую интонацию, в каждый полувзгляд, полуулыбку, чтобы не утонуть, словно муха, в этой обманчивой доброте. Хотелось встряхнуться, встать и отойти за кофе, лишь бы не слышать этой отвратительной почти-лжи, когда за этими «карамельными» интонациями скрывалось жесткое «делай, как я сказал». От отношений в их, как оказалось, семье стало немного противно. Вспомнился собственный отец, который рукоприкладством заставлял ее делать то, что хотелось ему. Дебора всегда думала, что в нормальной семье так не поступают. В семье должны учитывать мнение друг друга, советоваться, наверное. Никто не пытается манипулировать друг другом. Ей было стыдно, что, впервые встретив Льюиса, она сама повелась на его умение так ловко управлять людьми: как девчонка из детского дома, которой протянули плюшевого мишку и пообещали свою комнату с мультиками и родительскую заботу. Сейчас она понимала, что нет никакой разницы от того, что он ее забрал от всевидящего ока сестер. Ее жизнь пошла под откос еще тогда, когда воспоминания начали возвращаться, а то, что она уживается с ними не в монастыре или психушке, а в мире демонов – разница, на самом деле, не столь большая. Там бы ее просто заперли, поили лекарствами и посмеивались над постоянными истериками, а тут спихивают с рук с на руки, словно неугодного щеночка, и это… неожиданно, но обижало.

Она не ждала к себе особого отношения. Не ждала сюсюканий. Ей просто хотелось понять, как избавиться от давящего ощущения чужого присутствия в собственной голове. Ей хотелось вновь стать нормальной. Ей не прельщало выслушивать семейные драмы двух совершенно чужих людей, или демонов, как их там правильно называть. Если подумать, между ними и общего то было немного: разве что ощущение нервозности от присутствия рядом с ними обескураживало. Деборе вообще редко было некомфортно рядом с людьми, конечно, если они не решали, что им срочно нужно поговорить, но сейчас ей и вовсе хотелось уйти. Например, в тот симпатичный парк, где она кормила уток со студентом, с которым иногда переписывалась до сих пор. Наверное, он бы посмеялся над ее проблемами: сказал бы, что все это несусветная чушь, что нужно забить и разбираться самой. И был бы прав.

Теодор пытался отбиться от едких слов Льюиса, словно от шарика в пинг-понге, в совершенно бесполезных попытках получить свое заслуженное очко. Язвил, защищаясь, терялся и мины давил эти бесполезные. Дебора прикусила незаметно ноготь на пальце, пытаясь не рассмеяться истерично от этой комедии. Льюис этого хотел? Недо-ссоры? Вынудить их согласиться, чтобы вздохнуть облегченно, что не нужно присматривать за девочкой с поехавшей головой и собственным сыном? Еще и назвал ее так сладко, что от этого его «Дебби» захотелось сморщиться, словно лимон съела. Никто и никогда ее так не называл, и это ласковое обращение выбивало из колеи сильнее, чем вся ситуация.

- Я не брошенный ребенок, не приписывай меня туда, к чему я никогда не относилась, потому что я страсть как не переношу глупостей, которые произносят чужие рты, - она отрезала это обиженно, чтобы стереть эту слащавую улыбочку, практически полностью повторяющую Льюиса: вот тут их сходство и выплыло, пускай Теодор, кажется, совершенно не был способен к правильному использованию своей мимики – ему эти ужимки поразительно не шли. Ну а тот факт, что собственные родители от нее буквально отказались, она уже и вовсе прекратила воспринимать как предательство. Любить тех, кто для нее ничего не сделал она уже давно не могла. Честно говоря, единственное, что ее сдерживало от того, чтобы просто встать и уйти – как раз ее воспитание, которое, говоря откровенно, не допускало ни капли дерзости. За то, как она говорила сегодня, ее бы не просто отлупили, но точно отправили бы в чулан на сутки, если не больше, лишив еды, воды и света, - и не называй меня Дебби, я тебе не подружка.

На этом моменте она задумалась, пытаясь правильно сформулировать мысль, чтобы не хамить дальше: все же соблюдать приличия она считала правильным, и не собиралась накалять ситуацию сильнее, чем сейчас.

- Слушайте, - она вздохнула и обняла руками чашку с чаем, пытаясь сосредоточиться и говорить так мягко, как могла, надеясь лишь убедить их двоих – Льюиса, конечно же больше – в том, что идея не выгорит. А Теодора в том, что все его попытки испортить впечатление о себе бесполезны: ей все равно было неинтересно, хотя что-то подсказывало, что все ее слова все равно улетят в молоко, - если вас так напрягает мое присутствие, я могу вернуться в монастырь, правда. Это была паршивая идея. Я не справлюсь со всем… этим. Мне не хочется быть демоном, я же человек. Да и, сами подумайте, как Теодор мне поможет? Подержит сумочку, когда у меня опять вылезет... это?

Ну или побежит прятать труп, но добавлять это она посчитала уже излишним.

Отредактировано Deborah Crawford (2018-09-30 01:27:26)

+3

8

Люцифер переводил взгляд с одного оппонента на другого и обратно, пытаясь решить, кого из них хочется придушить, а кого просто поздравить с потерей разума? Впрочем, ладно, его радовало, что в мире было хотя бы два идиота, которые все еще верили в то, что споры с ним могли заканчиваться чем-то хорошим. Ну, еще был Азазель, но тому было можно, с тех пор как он повалялся в пустыне умирая, у него и правда ум за разум заходил местами.

Люц раздумывал, прохаживаясь из угла в угол. Так как эта парочка похоже решила, что раз они друг другу не нравятся, то дело в шляпе, он не спешил их разочаровывать. Он даже кивал на аргументы Тео, пытаясь прикинуть, как побольнее уколоть в ответ и чем приложить Дебби, чтобы она перестала сопротивляться? Если пресс-папье, возможно есть шанс и вовсе лишиться дочери, а это в его планы не входило.

- Она бы не одобрила твоих выпадов, Тео, дорогой. – Люцифер ласково улыбнулся сыну, как сытый кот, который сожрал канарейку и готов сожрать кого-то еще. – Но да, вернемся к реальности. Раз уж ты передо мной, а не перед ней, иллюзии выбора, как ты понимаешь не будет.

Вот теперь он сменил тон, с ласкового и вкрадчивого на деловой. Если по-хорошему они совмещаться не хотели, в ход всегда можно было пустить шантаж. Мерзко, гадко, больно, но зато как действенно, если припомнить, что глаза Лилит он вырезал самостоятельно и чем закончился их разговор на эту тему, Люц полагал, что дальше разворачивать свою мысль не нужно.

- Хорошая попытка, дети, ценю вас за собственное мнение и умение его показать, даже когда это не требуется. Дебора, к счастью или к несчастью, ты уж сама выбери, опекуном у тебя все еще числюсь я, так что тебе выбора тоже не предоставлено. Вот и замечательно, вот и договорились. –Люцифер снова вернулся к благодушному душевному состоянию, обозначив собственные позиции и наметив ближайшие шаги.

Сейчас эта парочка попытается доказать ему собственную бесполезность, потом полезность, потом еще что-то. Но все это его не интересовало, ничего не интересовало, кроме выгоды, которую он мог получить от их совмещения. И это было выгодно с нескольких точек зрения, первое – Дебора оказывалась в безопасности и выводилась из-под удара, если кто-то решит осуществить идею смерти вселенского зла. Тео оказывался под присмотром, впрочем, он уже был под присмотром, и, если он правильно помнил Гавриила, а скорей всего он помнил его правильно, тот не выпустит парня во взрослый мир, пока не убедится, что все что он знает сам, знает и парень.

- И не волнуйся дорогая, твой монастырь уже почти закрыт, видишь ли нарушения, ох уж эти нарушения. – Люц всплеснул руками и хмыкнул. – Я не заставляю тебя переезжать к нему, просто он будет твоей временной охраной, если хочешь, подержит сумочку, кстати я знаю, что новая коллекция от Прада уже должна была поступить в продажу. Не забудь заскочить за чем-то из нее, потому что тебе не избежать знакомства с местной элитой и Офелией, она мой юрист, тебе придется полагаться на нее в вопросах собственной правовой безопасности. Тео. – Люцифер переключил внимания с девочки, которая трогательно обнимала кружку руками и постарался улыбнуться. – Тео, можно сказать мне нужна твоя помощь, ты же знаешь, я совершенно не приспособлен ее просить, а тут тонкие материи, до которых я никак не смогу добраться. Береги девочку, если вы будете обедать у тебя, не заказывай пиццу, это крайне неполезно.

Он вздохнул и насторожился. Эта парочка легкой добычей не была, так что стоило ожидать еще одного шквала возражений и попыток удрать. Но ничего, у него еще пара козырей в рукаве оставалось, всегда можно было прибегнуть к грубым методами или к совсем ласковым, смотря что будет больше воздействовать.

+3

9

Цирк. Это просто цирк какой-то. Тео поморщился, выслушивая аргументы обеих сторон - спорить с Люцифером гиблое дело и он это отлично знал, но послушно кивнуть и выдать "служу Отечеству" физически не мог. У него язык не поворачивался соглашаться с этим мастером манипуляций тут же без попыток увернуться от того, что ему не близко и не нравится. И он отлично понимал, что его право на споры вещь зыбкая, во многом абсолютно иллюзорная. То, что его ещё не одернули должным образом - блажь его отца. Ну и хрен бы с ним, не смотря на понимание, что всё предопределено, Тео отступать не планировал. Да, он ничего не докажет Люцу. Да, он станет заменой неспособного воспитывать юные не особо здравые умы временного опекуна. Но всё это не мешает ему убедить Дебору, что он ей совершенно точно не нужен. Что к нему, если и стоит обращаться, то только если всё вокруг в огне, а она в эпицентре событий и в белом плаще, заляпанном кровью. Ему не нужны ни подопечные, ни домашние животные, ни чужие разговоры о светлом и добром. Ему хватало уже имеющегося нефилима, с которым тоже что-то надо было делать, вот только кто бы ещё подсказал что, не намекая, что всё на что он способен - утянуть за собой следом на дно. Демон недовольно покачал головой, закатил глаза и снова обратился к Кроуфорд.

- Если мой дорогой отец скажет, что мы отныне подружки - так и будет. Так что смирись, солнышко,- ну не одному ему же страдать от чувства беспомощности, верно? Пусть и девчонка осознает в какое дерьмо умудрилась вляпаться. Тео очень добрый мальчик, щедрый. Всегда готов поделиться своими сомнительными знаниями и опытом, так и быть в этот раз он не будет упоминать, что бунт останавливается моментально и достаточно жестко. Как-нибудь сама потом узнает, если вдруг вздумает возмущаться слишком рьяно и слишком громко. Впрочем, отцу он тоже знал, что сказать. - А с Лилит мы как-нибудь сами разберёмся. Без твоих гестаповских методов, где цель важнее средств, которыми она достигается, ну и жертв.

Тео поморщился от неидеальности собственной шпильки - некоторые факты из их семейной истории ещё в нём не отболели, пожал плечами и рухнул в кресло возле себя, всем своим видом показывая, что он вообще не впечатлён. Абсолютно. Девчонка продолжала дерзить - смешная. Отрицать, что их обоих бросили, а когда подобрали, продолжили перебрасывать как ненужного щенка с рук на руки - глупо. Тео вот не отрицал таких очевидных вещей, смирился уже даже и в целом раздумывал, какую выгоду для себя он может получить со всей этой уже привычной ситуации. Он бы мог рассказать Кроуфорд, что она ошибается, но зачем? Нравится ей думать, что она не такая как он, особенная - да пожалуйста. Пусть набивает свои шишки самостоятельно, Тео совсем не против, он вообще всеми руками и ногами за самостоятельность. Очень занимательный опыт.

- Ой, Теодор тебе очень поможет. Например, я могу тебе рассказать, что ты не человек, раз уж ты сама до этого не дошла. Ещё могу показать, как весело быть не человеком. Неужели тебе это не интересно? Но сумочку, пожалуй, держать не буду, зато от трупа могу помочь избавиться. В этом я спец,- он вообще много в чём тот ещё специалист, но ни к чему же выдавать полное досье девчонке, от которой скорее хочется отделаться, чем заниматься ей всерьёз, верно? А вот в отце он не сомневался и даже не попытался скрыть свой смешок, услышав о монастыре, которой уже практически закрыт. Если бы Люц оставил отходные пути своей новой воспитаннице - Тео бы первый забеспокоился, что с ним что-то не так. Но с ним, как обычно, всё так. А вот просьба о помощи - это интересно. Просьба - это вообще интересно, даже если отказ в принципе не рассматривается как возможный исход.

- И чем тебе только так не нравится пицца? Отличный обед. Впрочем, меня интересует другое. Если это не произнесённая просьба, то могу ли я считать, что ты теперь в моих неназванных должниках? - на очень тонкий лёд, опасно потрескивающий под ногами, вышел Диккенс. Но почему бы и не рискнуть? Скорее всего при Деборе ему всё равно ничего не сделают, ну а потом... потом сочтутся. Всё равно счёт не в его пользу с начала их знакомства, терять ему особо нечего. Да и в конце концов не так уж часто его о чём-то как будто бы просили. Было бы глупо упустить такой шанс, ведь, если подумать, кто вообще мог похвастаться тем, что Люцифер им что-то там должен? Даже какую-то мелочь? Тео широко заулыбался, подобравшись в кресле и цепко вглядываясь в отца, так и не прекратившего пересекать комнату из одного угла в другой. - К слову, переезжать ко мне вообще плохая идея. Там атмосфера не очень.

И один замечательный сосед, о котором знать никому не нужно.

+1

10

- Мой монастырь… что? – Дебора так обалдела со слов Люцифера, что могла лишь загнанно хватать ртом воздух, пытаясь осознать подлянку, которую устроил этот мужчина. Если он вел себя так со всеми, то не удивительно, что его сын принял тяжкую долю ерничая, но особо не противясь – смысл спорить, если все обходные пути жестоко обрубались, а все якобы возможности хоть как-то поступить по-своему тут же пресекались. И все же, у нее не было слов, чтобы описать свои эмоции: она никогда не была привязана к месту, в котором выросла, но поступать так кардинально было необязательно – подумаешь, хотела как мышь зарыться в знакомую нору, но, откровенно говоря, кто не захочет после всего того бреда, что начал с ней происходить, начиная от внезапно нагрянувшего родственника, о котором она до сих пор не могла ничего толком вспомнить, заканчивая вздорным мальчишкой. Сколько этому Теодору-то лет хоть, интересно? И на сколько он в целом старше, особенно, если учитывать те... прошлые жизни, воспоминания о которых иногда появлялись во снах.

- Ты просто… Наверное, нет смысла говорить, что это было необязательно? – она протянула это как-то даже жалко, словно сомневаясь в правильности и необходимости собственных слов. Что-то вроде последнего крика утопающего – когда понимаешь, что шансов на спасение никаких, но надеешься на спасательный круг, который свалится с неба. У нее вместо этого круга был только непонятно откуда взявшийся Теодор, с его взглядом, полным плохо прикрытого раздражения, и ведром неуместного сарказма. Дебора попыталась сдержать в себе порыв злости и собственного негодования, чтобы не накалять и без того напряженную атмосферу: она, вообще-то, привыкла сама контролировать свою жизнь, не перенося и малейшие отхождения от намеченных в голове планов, четко структурируя все события и стараясь быть самой себе хозяйкой, ни перед кем не отчитываясь, кроме начальника на бывшей работе, а тут мало того, что Льюис свалился как снег на голову, еще и закрывая ее монастырь, даже не обговорив с ней этот момент, что возмущало больше всего – она, честно говоря, даже не была бы и против, - но еще и решил скинуть ее на собственного сына, видимо, чтобы особо не тратить время на чужого человека и ее проблемы. В принципе, ход справедливый, даже понятный, но оформленный на столько по-скотски, что это даже расстраивало. 

- Подружки? – с сомнением протянула она, дескать, это вот мы с тобой, серьезно, со стороны нас видел или что?,  раздраженно откидываясь на стуле и отставляя кружку. И это вот с ним то? Дебора прищурила глаза, рассматривая дражайшего люциферовского сыночка. Он не выглядел как покорный сын, что, кажется, так и было, по крайней мере если присматриваться к их отношениям и случайным взглядам друг на друга. Ей не хотелось слишком глубоко вникать в дебри чужих отношений, да и что-то подсказывало, что не стоило. Главное, что, если Теодор не особо ладит с отцом, то, наверняка, и ей наседать не будет, скорее попытается отделаться от нее побыстрее, ограничиваясь лишь редкими визитами, или что там делают демоны, как они себя называют, выполняя поручения вредных отцов чисто для галочки, чтобы потом в лобешник не прилетело.

- Спасибо за эту очень важную ремарку, а то я без твоей помощи не поняла, что со мной происходит, - она закатила глаза на столь очевидное замечание, сказанное лишь из желания задеть ее посильнее – хочет, пожалуйста, не он первый и не он последний, - ладно, окей.

Дебора отдернула рукава домашней кофты, которая рисковала задраться, обнажая бинты, которые она забыла снять – слишком уж все закрутилось в последнее время, совсем не до таких мелочей было, пытаясь окончательно собраться с мыслями, принимая не самое комфортное для себя решение.

- Подружки так подружки, спасибо, что по магазинам не заставляешь с ним ходить, - это она сказала уже Льюису, который наматывал круги по комнате, несколько этим раздражая и отвлекая от мыслей, - что от меня требуется? Отчеты каждый вечер? Или будет достаточно делать вид, что живая, а дальше как пойдет? А, и сумочку эту я брать не буду, спасибо, бесполезная трата денег.

Дальнейшие слова Теодора про их семейные разборки она пропустила мимо ушей, уже не пытаясь  вслушиваться в разговор, а думая лишь о том, как дальше-то выстраивать собственную жизнь с учетом всех этих неожиданных поворотов.

+2


Вы здесь » Godless » real time » [14.08.2018] But this is not a good surprise!