Godless

Объявление

-Интересная машина лисапед-жопа едет, ноги нет, - демон громко захлопнул учебник с бреднями Дарвина, - Вот скажи мне, брат, чего им еще надо? Сделаны по образу отца, одарены считай, что на халяву, куча братьев горой стоит за эту свору. Даже нашу скамейку от трона двинули, чтоб не мешались в бурной любви к человечкам. За последнее не осуждаю, чей мир, того и правила, но... Зная, что их таблище - осколок Его совершенства, выводить свой род от обезьяны, это вообще что?
В игре: ДУБЛИН, 2018. ПОШУМИМ, ЁПТА!

Порталы ждут своих смельчаков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » real time » [06.07.2018] Родственникам здесь не рады


[06.07.2018] Родственникам здесь не рады

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[epi]РОДСТВЕННИКАМ ЗДЕСЬ НЕ РАДЫ 06.07.18
Richard Livingstone, Theodore Dickens
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://i.gifer.com/O6yZ.gif
Возможно, быть сиротой не так уж и плохо.[/epi]

+4

2

Подпольный бойцовский клуб выглядел именно так, как он себе и представлял. Мрачный подвал с сомнительной санитарией, хотя возможно всему виной был пропитавший воздух и стены резкий запах пота и крови. Слабо утешал тот факт, что алкоголь сам по себе неплохой способ дезинфекции. Впрочем, даже свежие цветы в вазах и кружевные занавески на окнах не могли спасти это место от осуждения скептически настроенного демона. Прозвучит странно, но кулачные бои уже давно не находили отклика в его черной душе. Сейчас Абаддону было бы стыдно признаться, но в свое время он сам поспособствовал появлению такого развлечения, как гладиаторские бои, после чего еще лет сто в этом раскаивался. Когда ты бессмертное существо, быстро привыкаешь к человеческой жестокости, и со временем вид бессмысленного насилия начинает волновать все меньше. Смерть превращается в рутину. Десяток-другой лет и уже даже выпущенные на арену голодные львы не способны развеять скуку. А снимать смешные ролики про котят тогда еще, к сожалению, не додумались.
Но в этом пристанище для моральных разложенцев ангел оказался вовсе не затем, чтобы освежить в памяти славные дни безвозвратно ушедшей юности. Его сюда привело одно очень деликатное дело, миссия, если хотите. По пути в паб у Абаддона даже был план, ну или что-то вроде того, если можно вообще считать планом список дел, состоящий всего лишь из двух пунктов: «зайти в клуб» и «поздороваться». Можно было еще поднапрячься и выдавить из себя третий пункт: «представиться». Ну что ж, план определенно начинал вырисовываться из небытия, хотя по-прежнему не внушал Абаддону доверия. В любом случае, разворачиваться и делать вид, что он ошибся дверью, было поздно: демон уже успел пройти вглубь помещения и занять свободный столик, подальше от ринга и поближе к бару. В обычное время он был довольно осторожен с алкоголем, особенно когда не знал, чего ожидать от предстоящей встречи. Но знакомство с племянником, о котором ты буквально до вчерашнего дня ничего не слышал, едва ли можно было считать обычным. Кроме того, демон даже не был уверен, что это знакомство состоится, как он запланировал. Парнишки могло не оказаться в заведении или же он мог банально не захотеть с ним встречаться. Такой исход событий Абаддон тоже не исключал, будучи готов к тому, что его в любой момент могут послать обратно к брату. Люди частенько так поступали, посылали его к черту, к дьяволу и прочей демонической компании, сами не подозревая, как смешно звучат в этот момент.
Заказав себе виски, ангел бездны властно обратился к официанту:
-Я бы хотел встретиться с мистером Диккенсом, передайте ему мою визитку.
Проводив сотрудника взглядом, Абаддон откинулся на спинку стула и с интересом огляделся по сторонам, довольно смутно представляя, что он надеялся увидеть, и мысленно ругая себя за инфантильность.  Он все еще не до конца представлял, что думать и как себя чувствовать в связи с обретением нового родственничка, хотя прошло уже несколько дней с момента братской исповеди, казалось бы, достаточно времени, чтобы примириться с тем фактом, что у Люцифера есть сын. И не то чтобы репродуктивные способности старшего брата  так уж сильно поразили демоническое воображение, скорее просто  новость о наличии племянника заставила серьезно задуматься, как вести себя дальше.
В глубине души Абаддон был уверен, что ангелы не способны быть хорошими родителями, ни падшие, ни праведные. По его убеждению, им просто нечего было дать своим отпрыскам, кроме собственно жизни и сверхъестественных способностей. Их связь с отцом, основанная на любви и беспрекословном подчинении, мало походила на здоровые семейные отношения. Единственным, что было у них общего с нормальными человеческими семьями, так это убеждение, что за ошибки отцов должны расплачиваться их дети. Так повелось еще от самого падения. Вначале Яхве покарал своих детей за собственные просчеты, а после покарал и их детей, приговорив к смерти все будущие поколения нефилимов. Демон разрушения подозревал, что отец запретил ангелам иметь детей, чтобы его сыновья не знали других форм любви, кроме любви к своему отцу. Мысль была злая, под стать его извращенной сущности, хотя даже она не дотягивала до смертного приговора. Что ж, видимо с исчезновением богов были упразднены и некоторые старые порядки, раз мальчишка все еще был жив.
Хотя можно ли назвать его мальчишкой? Если Люцифер не солгал, а с него станется, сейчас его сыну должно быть больше сотни лет. Абаддон усмехнулся. Конечно, для демона, помнившего всемирный потоп, сотня-другая лет была смешной цифрой. Среди падших ангелов и архидемонов мальчика бы едва ли признали совершеннолетним. Неудивительно, что Люцифер не придавал своему отпрыску большого значения, но это не означало, что Абаддон должен был во всем его наследовать. В отличие от большинства собратьев, у него всегда была собственная голова на плечах и отменное чутье, которое в данный момент настойчиво требовало встретиться с племянником. И Абаддон, как мудрый демон повиновался. На почетное место за обеденным столом во время семейных ужинов он, конечно, не рассчитывал, планируя начать с обыкновенного знакомства и, возможно, обмена телефонами. Скорее всего, его старания наладить контакт будут встречены сопротивлением, но это еще не повод отказываться от попыток. Абаддон не претендовал на звание дядюшки столетия, но считал своим долгом предложить помощь юному отродью. Даже если Люцифер обидится на него за такую самодеятельность: несмотря на солидный возраст, брат продолжал иногда вести себя как ребенок. Взять хотя бы их первую встречу с сыном: какой родитель станет убивать ребенка в наказание за плохое поведение? Ах да, конечно, их собственный всемогущий папенька. Говорю же, худшие родители на свете.
Официант вернулся с заказом. Абаддон пригубил виски и почтительно хмыкнул. Он определенно ожидал худшего, так что в каком-то смысле племяннику удалось его приятно удивить. Еще раз, окинув зал внимательным взглядом, демон приготовился ждать, нетерпеливо постукивая пальцем по стакану и напоминая себе, что терпение – добродетель.

Отредактировано Richard Livingstone (2018-09-24 19:27:09)

+4

3

Диккенс задумчиво покрутил в руках визитку некого Ричарда Ливингстона, толком не впечатлившись указанными в неё регалиями, и кивком отпустил официанта, нашедшего его в раздевалках и неловко прервавшего обсуждение модернизации помещения. Желание увидеть его было, конечно, похвальным, хоть и странным, но сперва Тео всё же решил закончить мучить дизайнера на пару с управляющей и только потом пойти на зов неизвестного ему мужчины. Хотя, конечно, какой-то ну очень подозрительный интерес к его малоизвестной персоне со стороны бизнесмена, мецената и кого-то там ещё - демон даже не пытался запоминать, интриговал. Очередное существо в поисках артефакта? Или может быть справедливости? Или родственника какого нелёгкая принесла по его душу? От последней мысли Диккенса и вовсе передёрнуло и ему пришлось убеждать подчинённых, вежливо улыбаясь, что дело вовсе не в их абсолютно адекватных планах. Ещё не хватало запугать людей, которые облегчали ему жизнь по всем фронтам, своим сумрачным видом, связанным ни разу не с ними.

Закончив  с насущными вопросами и уточнив, что чуть позже вернётся ко всем прочим менее важным, Диккенс неспешно прошёл в зал, критично оглядывая обстановку и подмечая всякие мелочи, которыми стоит заняться, ну или делигировать их управляющей, которая, кажется, уже пожалела, что он явился по её душу, хотя сперва обрадовалась, но это она зря - не имея возможности регулярно проверять творения рук своих, Диккенс был неутомим в свои визиты и ужасно придирчив.
Взглядом спросив у юного гонца к кому идти - Тео перевёл взгляд в указанную сторону, задумчиво изучая своего визитёра. Ни одной знакомой черты. Он в самом деле не знал, кто к нему пришёл и это его самую малость нервировало. Не ему, конечно, бояться внезапных и непрошеных гостей, но всё равно как-то неприятно. И странно. И мысль о родственниках, упавших на голову, всё ещё не отпустила. К чёрту все эти визиты вежливости, но вдруг Ричард жаждет вовсе не общения, а чего-нибудь более материального? Надежда умирает последней.

- Мистер Ливингстон? Мне передали, что вы хотите со мной встретиться. Прошу прощения, что заставил ждать - был ряд неотложных дел, ну, вы, наверное, лучше меня понимаете, как оно бывает, - привычная вежливая улыбка заняла своё почётное место, а сам демон неспешно и аккуратно отодвинул стул, усаживаясь за один стол со своим гостем, уже успевшим заказать себе виски. Хозяин заведения скромно понадеялся, что не самый дерьмовый. Тео сложил руки на поверхности стола, сомкнув их в замок и с плохо скрытым  интересом принялся изучать Ричарда. Так много вопросов и пока ни одного ответа, но для начала стоило бы у представительного джентльмена уточнить, что ему надобно от одного не очень бедного и очень условно несчастного демона, например.

- Честно говоря, абсолютно нет идей, что бы вам могло от меня понадобиться. Но я весь во внимании.

Диккенс врал. Идей у него был вагон и маленькая тележка, вот только большинство ему не нравилось, да и, если уж совсем честно, ему уже давно надоело гадать, что там и кому от него нужно. Поэтому он был бы не прочь услышать версию Ливингстона, прежде чем начать строить собственные теории. Вдруг он не имеет дурной привычки не отвечать на поставленные вопросы? Было бы очень мило с его стороны.

+4

4

Долгое время Абаддон был уверен, что кроме возлюбленного отца и братьев ему никто не нужен. В те незапамятные времена на небесах царила всеобщая любовь и гармония. Яхве творил новые миры, населяя их живыми тварями, а херувимы и серафимы созидали его труды и  прославляли создателя в благостных песнях. Всем всего хватало и никто из братьев еще не помышлял о совокуплении с демонами, людьми и кем бы то ни было, не говоря уже о потенциальном отцовстве. В те времена добродетель значила гораздо больше, а девственность еще не стала поводом для насмешек. Одним словом, райская была жизнь. Все пошло наперекосяк с момента сотворения человека. Видимо, папаше одних только совершенных ангелов было недостаточно, захотелось какого-то разнообразия, обернувшегося в конечном итоге форменным безобразием. Оглядываясь назад, демон разрушения может с уверенностью сказать, что предотвратить трагедию было невозможно. Даже сейчас мысль, что отец предпочел святому воинству жалкого и слабого человека, оставляла едкий привкус желчи во рту. А ведь Абаддон был всего лишь рядовым серафимом, что чувствовал в тот злополучный день Люцифер, самый прекрасный из ангелов, он даже представить не мог. Общее горе, как и общий враг, как известно, объединяют.  После падения привязанность ангела к павшим братьям только возросла, ибо никто другой из людей или существ не способен был понять его чувств. Многие из его собратьев сломались. Злоба, гнев и отчаяние окончательно поглотили их светлые сущности, извратив их чуть ли не до неузнаваемости. Абаддону по большей части было больно. Всепоглощающая любовь и все отравляющая обида на создателя вели нескончаемую борьбу в его сознании, не позволяя ни простить отца за содеянное, ни возненавидеть его по настоящему. Неразрешенный внутренний конфликт изводил демона, мешая расправить крылья и окончательно осознать себя полноценной личностью, независимой от Яхве, Михаила, Люцифера и прочей христианской братии. Прошли века, прежде чем отлученный от Эдема ангел обрел новую цель к существованию, по злой иронии, оказавшейся причиной его падения. Люди. Человеческий мир был полон самых разных чувств и эмоций, восхищавших своим многообразием. Демон чувствовал себя словно слепой, прозревший спустя десятилетия жизни на ощупь. Разнообразие человеческие взаимотношений потрясало воображение! Люди могли проявить милосердие к врагу, убить собственное дитя и в то же время готовы были пожертвовать жизнью за то, во что верили, не имея даже никаких доказательств собственных убеждений. Абаддон искренне восхищался ими. Он понял, что несмотря на все свое физическое несовершенство, человеческая свобода воли была подлинным венцом творения, величайшим достижением Яхве, которой Люцифер помог раскрыться во всей красе. Плод с древа познания стал необходимым катализатором развития человечества, обновлением заводской прошивки, если можно так выразиться. Но даже тогда, открыв для себя удивительные грани человеческой личности, Абаддон и не думал привязываться к кому-то из людей или даже существ. Его душа всецело принадлежала отцу, а его сердце навеки было разделено между братьями, всеми из них. Но годы жизни в человеческом теле меняют ангелов, стачивают острые углы, смягчают характер, делают их человечнее, как бы смешно это не звучало. Никому не удается избежать этого влияния. Так что даже самые древние и непоколебимые из существ, проникаются радостями и тяготами земной жизни, вязнут в топком болоте страстей и грехов, заводят интрижки…
Абаддон в этом плане был весьма осторожен. Ему хватило обжечься один раз, чтобы в дальнейшем обходить грабли под названием “личная жизнь” десятой дорогой. Все равно ничего хорошего от союза с падшим ангелом ждать не следовало и он это прекрасно понимал. Он никогда не был ни хорошим парнем, ни образцовым мужем и уж тем более не стал бы заботливым отцом. Плачевный жизненный опыт это только подтверждает. А вот к роли заботливого дядюшки требования были на порядок ниже, так что Абаддон был готов рискнуть и попробовать. Он находился в самом расцвете демонических сил и кажется был способен выкроить в своем сердце пятачок-другой для дьявольского отродья. Ангел искренне надеялся, что это была хорошая идея. Ну, в конце-концов, если ничего не получится, всегда можно спихнуть всю вину на родителей, которые забыли научить ребятенка как следует любить ближнего своего.
В ожидании племянника, демон слишком углубился в собственные мысли, так что не заметил приближения молодого человека, пока тот не подошел практически вплотную, вежливо приветствуя незваного гостя. Абаддон и не предполагал, что его выставят вон прямо с порога. Ричарда Ливингстона еще ни разу не выгоняли из клубов Дублина. Скорее наоборот, большинство владельцев подобных заведений были рады визиту успешного бизнесмена, всегда оставляющего щедрые чаевые, что впрочем, едва ли могло заинтересовать его племянника. Тем не менее, парень был здесь и демон разрушения воспринимал это как первую небольшую победу.
-Вам не за что извиняться, мистер Диккенс, я все прекрасно понимаю, - одобряюще кивнул демон, приветствуя племянника обаятельной улыбкой, - Содержание бизнеса отнимает много времени и сил, но результат того стоит. Исходя из того, что я видел, - он демонстративно обвел помещение взглядом, пригубив еще немного виски, - должен сказать, вы отлично поработали!
Он говорил абсолютно искренне. Несмотря на свою личную неприязнь к насилию, Абаддон был приятно удивлен деловой хватке новоявленного родственника. Если отбросить предрассудки и судить объективно, подпольный клуб и впрямь выглядел на порядок лучше большинства своих коллег. Так что ангел просто не мог не отдать должное его владельцу, которого он с интересом рассматривал последние несколько минут. Теодор Диккенс был совсем не похож на своего отца. Не то чтобы Абаддон ожидал чего-то подобного, но он как и большинство ангелов все еще помнил, каким прекрасным был Люцифер в лучах божественной славы и втайне мечтал снова увидеть брата во всем его ангельском величии. К сожалению, ни одно человеческое тело не способно отразить его подлинную красоту и совершенство, дарованные Яхве. Его сын тоже был красив, даже красивее, чем подобает простому смертному. Что ж, яблочко от яблоньки.
- Понимаю ваше удивление, - улыбнулся ангел бездны, - но уверяю вас, мистер Диккенс, нет никаких причин для беспокойства. Признаться, я и сам немного волнуюсь, - Абаддон рассмеялся, нервно поправив галстук, и извиняющеся пожал плечами, - Мне не часто приходится сталкиваться с этой стороной человеческой жизни.
Демон осушил стакан до дна и решительно отодвинул его на край стола. Позже можно будет заказать еще, но сейчас расслабляться не стоило. Напускная вежливость и доброжелательность юноши вполне может оказаться искусной игрой. Да и судя по его отношениям с родным отцом, Тео вряд ли обрадуется очередному демоническому родственнику, свалившемуся на его голову, пусть даже в очаровательном лице Абаддона.
-И раз уж мы с вами оба деловые люди, я позволю себе перейти сразу к сути. Люк, я твой отец, - с серьезным лицом сообщил ангел бездны, с любопытством наблюдая за лицом Диккенса, - Шучу-шучу! - Абаддон торопливо поднял руки вверх, предупреждая возможные гневные выпады, - Всего лишь дядя на самом деле. Можешь называть меня Абаддоном или дядюшкой, как тебе больше нравится, я не очень-то прихотлив в этом вопросе, - уже не скрывая своего веселья улыбнулся “дядюшка”, - Обнимашки?
Демон красноречиво развел руки в стороны, призывая племянника повиснуть у него на шее и возможно уже не слезть с нее в ближайшие столетия. От демонов можно ждать чего угодно, особенно от амбициозных демонов, мечтающих свергнуть Люцифера с официальной должности заведующего преисподней.

+1


Вы здесь » Godless » real time » [06.07.2018] Родственникам здесь не рады