Godless

Объявление

-Интересная машина лисапед-жопа едет, ноги нет, - демон громко захлопнул учебник с бреднями Дарвина, - Вот скажи мне, брат, чего им еще надо? Сделаны по образу отца, одарены считай, что на халяву, куча братьев горой стоит за эту свору. Даже нашу скамейку от трона двинули, чтоб не мешались в бурной любви к человечкам. За последнее не осуждаю, чей мир, того и правила, но... Зная, что их таблище - осколок Его совершенства, выводить свой род от обезьяны, это вообще что?
В игре: ДУБЛИН, 2018. ПОШУМИМ, ЁПТА!

Порталы ждут своих смельчаков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » real time » [03.08.2018] Here I Come


[03.08.2018] Here I Come

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[epi]HERE I COME
03.08.18

Markus, Antonia
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
http://funkyimg.com/i/2LCTz.gif http://funkyimg.com/i/2LCTA.gif
С веками виверн стал более спокойным, как и Тони, но что делать, когда в жизнь возвращаются призраки прошлого, а твоя подопечная начинает вести себя, словно ей лет двести?[/epi]

Отредактировано Antonia Vargas (2018-09-29 10:01:53)

+2

2

Говорили, что со временем все пройдет и ненависть и былые, сомнительные чувства и не менее сомнительные перспективы смерти. Еще говорили, что виверны верные и никогда не предают. В этом, впрочем, кто-то был прав, кто-то тот самый, что вывел эту сомнительную науку про верность. Правда, Маркус ненавидел быть верным, ненавидел шаг, вдох, силы, которые нужно было прикладывать, чтобы научить ее чему-то, чтобы возвести из нее монумент абсолютного ужаса, памятник из самой прекрасной и самой дурной женщины, в самом деле.

Антония в основном раздражала. Яркая, подвижная, вспыльчивая и отходчивая. Если сам Маркус мог веками лелеять свою ненависть к кому-то, талантливо прикладывал для этого много сил и умений, старательно возводил вокруг себя стены из одиночества и боли. То она нет, ничему не училась, ничему не хотела учится и ничего не запоминала. Ему казалось порой, что он не закапывал ее в раздражении, ее лицо не скрывалось под толщей земли, она не задыхалась от комьев, которые попадали в рот, забивали нос. Она не пугалась, не умирала, не горела.

Она была вечной.

Впрочем, нет.

Он хлопнул входной дверью и замер. Итак, в очередной раз одни и те же ошибки.

- Я думал, жизнь чему-то, но учит. – Маркус прошел вперед и замер напротив Тони, все такой же, неизменной.

Собственная верность и приверженность этой женщине приносила боль и иногда сладковатые нотки ненависти. Может быть он ее ненавидел сильнее чем думал? Ненавидел за ошибки, за одних и тех же людей вокруг, за одно и тоже нескончаемое, чуждое ей самой, поведение. За благонравность и даже за воспитанность. Маркус тяжело вздохнул и прислонился к стене, как делал, когда чувствовал, что ему нужна опора в разговоре с ней.

- Лилит и ее прихвостень? Ты серьезно? – Он даже не удивился, нечему было удивляться, только возмутился.

Лилит. Все те же ошибки. Все те же существа. От этого можно было бы сойти с ума, а можно было бы свести с ума кого-то. Он даже задумался на пару минут, возможно ли отправить Антонию на лечение в клинику? Это была бы великолепная попытка вправить ей мозги, но, он слишком хорошо знал ту, которую в чем-то сам слепил. Знал, что ни одни стены не удержат ее, знал, что она скорее сойдет с ума полностью, чем позволит кому-то помочь себе.

А еще знал, что она не даст ему шанса это все изменить и исправить. И если он начнет, то придется резать наживую, кромсая самое ценное, что у него есть. Его верность.

Так вот, верность вивернов была страшной штукой, он оставался с ней годами, столетиями, веками, не уходил, прощал, выстраивал, поднимал на ноги, брал за руку и выводил, выносил на руках. Слишком многое он делал для нее, чтобы отступиться сейчас.

Чтобы позволить ей творить ерунду, которую, как она считает, она не творит.

- Лилит и ее прихвостень. Что дальше? Разведем костер и пожарим ведьму? О, нет, не начинай про изменения в мире, Тони. – Он даже рукой махнул. Жест отчаяния в его случае.

У нее были слова, много слов, которые она могла бы ему сказать. Только ни одно из тех слов не было тем, что он хотел бы услышать.
[nick]Markus Schulz[/nick][status]преданный[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0018/47/51/76895.png[/icon][sign]http://forumfiles.ru/files/0018/47/51/18063.gif[/sign]

+2

3

Макс ушел. Ушел быстрее, чем Тони могла представить. Все же, она либо знатно напугала дипа, либо слишком сильно наступила ему на хвост тем кинжалом и последующей заботой, чтобы он не оставил кучу трупов по дороге от дома до города. Достаточно было мертвой домработницы в коридоре, которую к слову все же было жаль. Хорошая была женщина.
Жаль, как и все люди, смертная.
Все были смертными. Все умирали, а Варгас была обречена жить вечно. Не способная умереть до конца, будучи уже мертвой. Будучи той, что вышла из Ши, своего мира, который теперь был закрыт. Куда она не могла попасть как раньше. Он всегда был рядом, такой близкий и такой далекий.

А еще рядом всегда был Маркус. С самого ее подросткового возраста и по сей день, уже больше шестисот лет. Оставался рядом, воспитывал, помогал ей стать с каждым разом сильнее, могущественне. Не давал отвлекаться ни на что. Он был чем-то постоянным  в непостоянной жизни вокруг Тони, в непостоянстве ее характера, который виверн все же сделал более стабильным. Нельзя сказать, что его методы подойдут всем, но тем не менее, они работали на Тони. Не с первого раза, и не со второго, и точно не сработали до конца. Но все же, имели власть над вспыльчивым характером девушки. Тони правда до сих пор не понимала, почему верность виверна досталась ей. Почему и за что. Это было с одной стороны приятно, льстило ей, причесывало ее эгоизм. Она знала, что Маркус никуда не денется, чтобы не случилось. Как бы она себя не вела. Он будет рядом. Кажется, ему проще будет найти способ убить или отправить Тоню в родной мир, чем разорвать свою связь с ней. Но с другой...его характер был далеко не подарок.
И методы у него были...сложными и не предвещавшими ничего хорошего, когда он был не в духе. А стараниями Тони так сказать в молодости, не в духе он был часто.

Варгас едва заметно вздрогнула от хлопнувшей двери, резко выплывая из своих мыслей, но оставаясь сидеть на диване, подогнув ноги и обнимая пальцами бокал вина. Все же, она побаивалась Маркуса. Какой бы похуисткой и эгоистом она не была, она его боялась. Знала, что за его преданностью, заботой, тем, что он ее вытаскивал и спасал не раз от падения в бездну окончательно, он вполне мог сделать ей больно. Легко, просто, не задумываясь. Он мог сделать больно физически и морально, и делал.

- А я думала, ты не приедешь до утра, как и обещал, - невозмутимо парировала девушка, делая глоток и спуская ноги на пол, смотря виверну в глаза. Как же она его любила и ненавидела. С учетом, что у Тони было вообще все плохо с осознанием чувств и их правильным применением. Да и в целом, кажется у Варгас было слишком извращенное понятия о чувствах, не без помощи Маркуса. Сложно оставаться с нормальной психикой столько сотен лет, когда рядом тебе неизменно диктуют что правильно, а что нет. Нельзя оставаться нормальной, когда тебя заставляют делать то, что ты не хочешь. Становиться инквизитором вот Тони не хотела, но пришлось. Если она бессмертна, то виверн вполне может умереть. И ради него она пошла в этот проклятый орден, вместе с ним разумеется. Ради него она там пробыла херову тучу столетий, меняя города. Ради него, она сжигала психику в подвалах, где от криков боли тех, кого пытали, разрывались уши. Ради него, она пытала и убивала, хотя он прекрасно знал, какую боль это приносит вестнице смерти.

Они все делали ради друг друга. Ломали, выворачивали нервами наружу и прикладывали к оголенным нервам то лед, то раскаленную сталь. Зависели друг от друга все больше. Ненавидели друг друга все больше.
- А чего ты возмущаешься? - Варгас встала с дивана и поставила бокал на стол, приложив к этому больше сил, чем стоило, - ее возвращение было вопросом времени, и уж не я искала с ней встречи, черт, - она провела рукой по волосам и поправила спавший с плеча свитер. Слишком широкий, чтобы принадлежать Тони.

- Я вернула ей зрение, - негромко отозвалась девушка, смотря парню в глаза, - я не вернула ее в свою жизнь, но прошло столько времени, Маркус, - прошло и правда слишком много времени, чтобы Тони продолжала злиться на Лилит. Она не собиралась возвращать их отношения, но и прогнать ее не могла, - не-не, - она улыбнулась, снова беря бокал в руки и держа его, отвела указательный палец в сторону виврена, - я не куплюсь еще раз на твои слова и костер, не в этот раз.Какого черта тебя вообще беспокоит Лилит и Макс?

+2

4

Не придет до утра? Маркус рассматривал ее, стараясь понять, шутит она или нет. Судя по всему, и правда верила, что ей удастся от него что-то скрыть, а может талантливо делал вид. Умная девочка, которая должна была вырасти, а в итоге творила несусветную ерунду, раздаривая собственную благосклонность без вложений.

Маркус никогда не мог понять это жуткое стремление быть хорошим. Хорошим для кого? Он для нее был хорошим. Он был поддержкой и опорой, порой невыносимой, порой слишком жестокой, зато действенной. Он не умел жалеть, вот чего у него не было встроено, так это жалости. Могло быть очень много разных направлений его деятельности. Он закапывал трупы, он разыскивал существ, он убивал, он закапывал живых, он приносил покой и дарил до отвращения быструю смерть. Он был не-человеком, слишком холодный, слишком вывереный, ровный, без швов и спаек.

Его можно было ненавидеть. Но он никогда бы не понял за что. Они с Тони тут не сходились по многим параметрам. Например, он никогда не мог понять, зачем делать вид, что ты кого-то ценишь, если это не так? Ему было сложно лгать, сложно изворачиваться, он делал это только с помощью чудовищной прямолинейности и смертей.

- Ты же знаешь, мне сложно находится далеко от тебя, потому что ты постоянно творишь какую-то ерунду, стараясь выдать ее за продуманный шаг. – Он кивнул в сторону трупа и усмехнулся. Все еще прижимаясь к стенке, он мысленно считал до трех.

Сколько ей нужно времени, чтобы понять, что просто не будет?

- Но ты вернешь, ты уже сделала для этого достаточно шагов. Ты вернешь ее в свою жизнь и снова останешься мертвой, ненужной жертвой на чужом пепелище. – Он развел руками. Антония могла выглядеть хрупкой в растянутом свитере с чужого плеча.

Он могла выглядеть маленькой девочкой, которую нужно защищать или спасать. О, она так многое могла бы. Но в самом деле, они были двумя тварями, которые уже не смогли бы остановиться.

- Потому расскажи-ка мне свой чудовищно прекрасный план, чтобы я мог оценить масштабы твоего очередного безумства. И заметь, я пока не согласился, что ты права.

Он прошел к дивану, обошел стремительно расползающуюся лужу крови и уселся поудобнее вблизи от нее. Маркус умел выбирать позицию собственного тела, он был рядом с ней, но была не с ней. Он был верен ей, но не выполнял ее планы. Он был сам собой, сам по себе, но не один. Наверное, потому и было сложно чем-то навредить.

Смотреть на Тони снизу-вверх было его любимой шуткой. К сожалению, она уже знала его слишком хорошо, чтобы верить в подобное поведение примерного мальчика.

- Значит Макс. Надо же, ты запомнила его имя, любопытно. – Он чуть прищурился, отмечая этот факт в своей голове и мысленно прокатывая туда-сюда несколько вариантов, которые могли бы получиться из этого Макса.
[nick]Markus Schulz[/nick][status]преданный[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0018/47/51/76895.png[/icon][sign]http://forumfiles.ru/files/0018/47/51/18063.gif[/sign]

+2

5

-Иногда мне кажется, что единственный неправильным шагом было поверить тебе, - выдохнула девушка, смотря в глаза Маркусу. Ладно, это была не правда. Она никогда не жалела об этом. Никогда бы не изменила своего решения, будь у Варгас возможность вернуться в свои семнадцать лет, или сколько ей там было, когда виверн пришел и забрал ее. Собрал заново. Склеил ее разбитую в одно целое и помог преодолеть ту боль от предательства, что раздирала Антонию, подобно тысячи стервятников.
Нет, она никогда не жалела, что осталась с ним и потом. Но сейчас, в текущих событиях, в том, что тени прошлого теперь не стояли молчаливыми стражами за спиной, а вонзали свои призрачные ножи в душу, вытаскивая похороненные столетия эмоции наружу...сейчас она не могла не задеть Маркуса. Впрочем, не то, чтобы Тони делала это специально. Слова сами нашли выход, сами сформировались в эту фразу. Достаточно характерной для Тони, эгоистичной твари, переломавшей свою жизнь, жизнь окружающих и ломающая Маркуса. Они были слишком долго вместе, и прекрасно знали все болевые места друг друга. И кажется, в такие моменты не задумываясь били прямо в цель. Это всегда было не просто. Варгас никогда не думала, может ли быть по другому, а может не хотела.

- Верну? - Тони едва сдержала смех, - ты серьезно? - она перестала улыбаться, вновь внимательно смотря в глаза Маркусу. В его жестокие, холодные глаза, в которых хоть и есть место для заботы, но по большей части это был омут, который не предвещал ничего хорошего. Он был жестоким, холодным, расчетливым. Не редко психически не стабильным, хотя, Тони тоже не отличалась здоровой психикой. Они являли этому миру себя других. И если Варгас могла хитро врать и обольщать всех, кого надо, Маркусу это давалось тяжело. Одна из немногих вещей, что давалась ему тяжело. Но как бы там не было, он умел быть тем, кого окружающие хотели видеть. Мог быть кем угодно, как и Тони, но их суть уже давно искалечена и сломана, извращенна как это только возможно. Они плотно держали друг друга в своих руках и не упускали возможность сжать, ломая, как стекло и чувствуя, как оно врезается в руки. Ненавидя и наслаждаясь одновременно этим, - ты думаешь, я головой ударилась и поверю, что ты допустишь в мою жизнь хоть кого-то кроме себя?

А было бы не плохо. Наверно. Варгас не думала, может ли быть по другому все. Но иногда ей хотелось...ей хотелось просто рядом кого-то, кто бы ее любил. Именно любил, был нежным и вообще, иногда ей просто хотелось чуть более долгих отношений, чем отношения на одну ночь, которые Маркус к слову тоже не оставлял без внимания. Впрочем, если раньше Варгас пыталась добиться от виверна более спокойного отношения, а не отправлять на тот свет каждого, кто окажется у нее в постели, то со временем, просто забила на это. Как и на ценность чужой жизни. Она просто смирилась, что исправить Маркуса не сможет, не сможет искоренить в нем это желание оставлять ее только себе. Быть единственным в ее жизни, кто должен быть рядом.

- Строить планы это по твоей части, - она проводила виверна взглядом, пока тот не сел на диван. Тони сделала пол шага назад. С каждой минутой становилось все сложнее. Воздух становился все плотнее. Она слишком хорошо знала Маркуса. Слишком, чтобы он так просто все оставил.

- Нет у меня плана, кроме того, в котором быть может я смогу узнать, почему она тогда ушла, - она посмотрела сверху на виверна, чувствуя, как напряжение становится все более тяжелым. С таким же спокойным лицом, как у него сейчас, он впервые вонзил в нее клыки. Кажется, первый раз она пролежала полумертвая почти месяц. Он вообще с тем же спокойным лицом, что сейчас, может убить весь Дублин. Они оба могли. Они оба были монстрами, но вот только как бы там не было, Тони могла убить его. Могла, но знала, что никогда не сделает этого. А он не мог убить ее, но периодически делал то, что другую бы убило. Вот так они и развлекались. Но даже с тем, что она не умрет, Варгас боялась виверна. В его силах было привнести в ее жизнь столько боли, что она пожалеет, что не может умереть, а потому девушка отошла к камину, наливая в бокал уже виски. Вином тут не отделаешься, прихватывая второй бокал Маркусу.

- Если ты уже придумал пару способов его убийства, то даже не думай, - она протянула бокал, - и нет, я не защищаю его, - нагло соврала банши. Она и правда не хотела, чтобы Маркус пришел по душу дипа, у которого жизнь только начинается и которому просто не посчастливилось встретить Варгас. Но Тони умела врать. И иногда даже Маркус не знал, когда она говорит правду, а когда нет. И было бы славно, если бы сейчас он не увидел на ее лице ни тени сомнений. Все же, Тони и правда будет жаль увидеть труп Макса. За этот вечер она даже прониклась к нему. Кажется, примерно так же, как когда-то виверн к ней. Вот только Лилит пока не бросила дипа, не оставила одного с кучей вопросов и осколками души.

Отредактировано Antonia Vargas (2018-09-29 12:43:16)

+2

6

Укол про неправильный выбор действует, но не так, как хотелось бы. Маркус только улыбается, стараясь удержать внутри колкую шуточку про девочку, которая играла-играла и потеряла саму себя. О, сколько он этих историй знает, раньше, когда в мире было чуть больше свободы и больше богов, у Фейри были дворы, где они заставляли заплутавших смертных танцевать, пока те не умрут от истощения.
Так вот, почему-то при словах о выборе вспоминаются именно эти танцы на кровавых и сломанных ногах, с улыбкой счастья на лице. Пожалуй, это было бы лучшее их отображение, лучший их танец, потому что больше между ними кроме боли, крови, унижений, ничего нет.

Пока нет.

Маркус рассматривает ее как продолжение, как собственно и должен был изначально рассматривать. Он предполагает, что она скорее всего лжет, снова, несмотря на то, что он рядом и слышит ее. Он предполагает, что она опять не задумывается, не пытается просчитать саму себя, не пытается абстрагироваться и не пытается быть во всем этом какой-то волевой. Она опять идет на уступки сиюминутных желаний и только.

- Я поверю в то, что ты захочешь допустить в свою жизнь кого-то кроме меня. Насколько тебе это удастся – я готов посмотреть и даже принять участие. – Он наклоняет голову на бок. Как ящерица, собственно, сравнение хорошее, точное, описывает как нельзя лучше. – А может быть поспособствовать.

Он пока не принял решение, обдумывая собственно ходы, которые мог бы предпринять. Он выбирал тщательно, старательно, чтобы ничего не пропустить, чтобы не дать девочке шанс сорваться. Он даже не стал присматриваться к тому, что она там себе наливает, алкоголь всего лишь слабая попытка смягчить разговор, который становился сложнее с каждой минутой. Антония Варгас не была дурой, не была сумасшедшей, не была истеричкой. О нет, она была вполне рентабельным психопатом, который мог сорваться в любую минуту. Нравилось ли это Маркусу? Он в ней это обожал, но она так редко позволяла себе срывы, держала себя до последнего.

- Ну что ты, никаких убийств. Пока что никаких. – Он даже поднял руки вверх, стараясь не улыбаться уж слишком широко и хищно. Нет, он подождет, пока она снова сломается, а потом они убьют все, что останется в живых, до момента, пока не останется только один из них.

Маркус умел ждать, специфика его заботы была таковой, что он мог бы заставить ждать и ее. Немного яда и это замедлило бы ее планы на неделю, а может и дольше. Всего-то и требовалось протянуть руку и не дать ей шанса вырваться. С другой стороны, как раз сейчас разговор приобретал интересные обороты.

- А то, что ты его не защищаешь прекрасно. Мне начинать гордится тем, что ты наконец усвоила этот урок? Или подождать, чтобы проверить наверняка?

Маркус пристально глянул на свою госпожу и воспитанницу, улыбка сползла с его лица, потому что Антония выглядела уж слишком серьезной. Такой серьезной, как будто смогла бы убить его собственными руками.

Смешно.
[nick]Markus Schulz[/nick][status]преданный[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0018/47/51/76895.png[/icon][sign]http://forumfiles.ru/files/0018/47/51/18063.gif[/sign]

+2

7

Улыбка Маркуса вызывает легкий холодок по спине. Его улыбка в сочетании с глазами, за которыми скрывалось неудержимое безумие, готовое повергнуть в хаос все на много милей во круг, готовое уничтожать и разрушать. Сжигать под собой все и всех. И ему ничего не стоило это сделать. Ничего не стоило сломать Антонию сейчас. Здесь. Снова переломать ее всю, а потом заботливо, все с той же ухмылкой и безумным взглядом собирать обратно, складывать во что-то новое, напоминая, насколько она еще слабая, не смотря на то, какая мощь и сила внутри нее и у нее в руках. Ему ничего не стоит напомнить ей, насколько больно может быть. Антония Варгас могла вырасти кем угодно. Она могла бы добрый и отзывчивой, могла бы заботливой и ласковой. Могла бы чем-то лучшим. Кем-то лучшим. Но она была жестоким эгоистом. Той самой редкостной сволочью, общение с которыми не приводит ни к чему хорошему. Она была той, что получала удовольствие от вещей, которые у нормального человека вызовут ужас. Она была Антонией Варгас, девочкой, воспитанной виверном. Воспитанной по его образу и подобию. Она билась об него, влетала со всей силы и осыпалась осколками, разбивалась до тех пор, пока больше не осталось ничего, кроме боли, жестокости, унижений, крови и ненависти вперемешку с зависимостью. Вперемешку с предательским чувством надобности и нужды. Между ними не было ничего, что можно отнести в категорию "светлого и хорошего". Пожалуй, они были бы почетными гостями Ада. Но у них был свой, персональный Ад, по кругам которого они ходили вместе, утаскивая друг друга все глубже.

- Ты ненормальный, серийный убийца, - тихо выдохнула девушка, чувствуя, как сердце начинает предательски колотиться. Она слишком хорошо знает Маркуса. Она знает, что скрыто за этими словами, - мне кажется это самый простой диагноз, который бы тебе поставили в этом веке, - девушка шумно вдыхает воздух, успокаиваясь. Впрочем, в этом не было смысла. Этот предательский скачек адреналина виверн не упустил. С его слухом, с тем, как развиты его чувства восприятия...нет, он точно не пропустил. И Варгас знала, что ему нравится. Нравится чувствовать моменты, когда так влияет на нее. Когда страх становится сильнее. Страх, вперемешку с азартом, - и да, я может быть и хотела бы кого-то впустить. Кого-то менее, - она описала рукой круг вокруг очертаний виверна, - кого-то не такого маньяка и собственника, как ты, - глоток виски слегка обжигает горло. Все же, вино она любила больше. Но это был странный вечер. Начиная от встречи с дипом в переулке, заканчивая тем, что она стоит перед Маркусом и говорит ему все это. Кажется, это была традиция десятилетия примерно. Говорить ему, какой он мудак и как бы ей хотелось нормальной жизни. Вот только не хотелось Варгас нормальной жизни. А даже если и да, то нет такой жизни, кроме текущей, где было бы ей место. Нет такой жизни, где любовно взращенный психопат, коим она стала стараниями виверна, умело играющем на ее эмоциях, нашел бы место. И нет никого, с кем бы рядом она могла бы быть не думая о том, что вполне может стать причиной смерти для этого кого-то.

- Никаких убийств, - Тони прищурилась, всматриваясь в лицо Маркуса, - славно, хотя уверена, ты придумал что-то куда интереснее, я права? - она поставила  бокал на стол и снова подобрала ноги под себя, задумываясь, что было бы неплохо обзавестись местом, о котором виверн не будет знать. Местом, где можно было бы хотя бы на день спрятаться и побыть в своих мыслях. Только в своих. 

- То, что я его не защищаю сейчас не значит, что мне все равно. Просто зачем убивать молодого дипа, от которого никакого вреда, - она невольно посмотрела на лужу крови. Ну почти. Завтра все же стоит озадачиться поиском новой работницы.
- Подождать до какого момента? Почему ты считаешь, что я хочу выучить ВСЕ твои уроки? Почему ты не можешь просто взять и дать мне хотя бы один век быть избавленной от твоего виденья мира?

Она смотрела на него. Всматривалась в его глаза. Она знала ответы на свои вопросы. Знала всегда. Но не переставала задавать, не переставала заставлять его думать об этих вещах. Заставляла его помнить, что он выбрал ее и остался с ней. Что свою верность он привязал к пожалуй самой нестабильной. Они снова это делали. Снова были готовы напомнить друг другу что никогда не будет просто. И пройдет еще столько же лет, а они будут так же ненавидеть, ломать, ломаться и уничтожать вокруг себя все.

Отредактировано Antonia Vargas (2018-09-29 17:43:14)

+2


Вы здесь » Godless » real time » [03.08.2018] Here I Come