Godless

Объявление

-Интересная машина лисапед-жопа едет, ноги нет, - демон громко захлопнул учебник с бреднями Дарвина, - Вот скажи мне, брат, чего им еще надо? Сделаны по образу отца, одарены считай, что на халяву, куча братьев горой стоит за эту свору. Даже нашу скамейку от трона двинули, чтоб не мешались в бурной любви к человечкам. За последнее не осуждаю, чей мир, того и правила, но... Зная, что их таблище - осколок Его совершенства, выводить свой род от обезьяны, это вообще что?
В игре: ДУБЛИН, 2018. ПОШУМИМ, ЁПТА!

Порталы ждут своих смельчаков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » flash » [09.03.2018] Кулаками решается все


[09.03.2018] Кулаками решается все

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[epi]КУЛАКАМИ РЕШАЕТСЯ ВСЕ 9 марта 2018
Osteen Baker, Oliver J. Underwood
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://66.media.tumblr.com/fbf626bbe828b2cd964a37c4ad6dc957/tumblr_p00jz5LKAt1wj5s9xo1_500.gif
Алкогольное опьянение, комплексы, задетая гордость,
больные темы и отвратительные характеры.
Чем ни хорошие поводы для драки двух нестабильных существ?[/epi]

Отредактировано Oliver J. Underwood (2018-10-06 01:04:29)

+2

2

- Эй, Эди! - Остин плюхнулся на стул за барную стойку, - давай как обычно, - Бейкер положил несколько купюр на стол и пьяным взглядом оглядел бар. Кондиция Бейкера по меркам обычного человека если еще не была смертельной, то уже стремительно к этой черте приближалась. А наверно Остину все же стоило пойти домой и мертвым телом упасть в кровать с ходу, проваливаясь в сон, который утром нарушит похмелье, полностью пропорциональное количеству выпитого. А еще может Бейкеру стоило найти себе другой способ развлечений и отдыха, нежели обсаживаться и нарываться на драки. Может быть. Но Остин как-то не задумывался об этом, да и причин для такого серьезного изменения не было. Семьи нет. Отношений, слава богу, тоже. Никто не выносит мозг. Просто не кому. И Бейкера это вполне устраивало. Его вообще в своей жизни все устраивало. Квартира, машина, счет в банке с достаточным количеством нулей, не малая сумма налички дома. Плюсы настолько долгой жизни были огромные. Он умел многое, знал многое, перепробовал если не все, то почти все, и мог позволить себе жить в свое удовольствие, и так, как хочется ему. Да и вести себя он тоже мог исключительно во благо себе и своим эгоистичным потребностям.
Нередкие отношения на одну ночь и без всякого угрызения совести заканчивал отправкой любого в своей постели на такси. И Остину было глубоко плевать, сколько там на часах времени, удобно ли это или нет. Ему нравилось просыпаться одному. Да и засыпать в общем-то тоже.

-Мне кажется, тебе лучше домой поехать, Ос, - парень бармен остановился напротив Бейкера, взглянув на того оценивающе. ЧТо правда, то правда. Эди никогда не ошибался, но вот у Орфа планов домой ехать пока не было. А желание выпить еще пару стаканов было.
- Ага, уже бегу и спотыкаюсь. Наливай давай, - Орф отмахнулся от знакомого и в ожидании своего стакана, вновь огляделся по сторонам, замирая взглядом на одном из посетителей. Удивить Орфа было сложно. Очень. Но вот сейчас бровь удивленно дернулась, и Орф немигающим взором уставился в знакомого парня.
Как интересно. Орф не глядя цапнул стакан со стойки и опрокинул его залпом, явно осмысливая в голове факт, что снова видит язвительного мальчишку, которого был уверен, что не встретит больше никогда. Ну серьезно, какие были шансы встретить Оливера в огромном Дублине, в небольшом баре? Тем более, учитывая, что Остин был уверен в недостаточном количестве лет парнишки для нахождения в баре среди ночи.
Так так.
- Эди, повтори, - Бейкер отлип от созерцания парнишки и перевел взгляд на бармена, - и еще, - он достал еще пару купюр, - повторика-ка заказ вон того парнишки, но не говори от кого, - ухмылка расползлась по лицу пса. Нет, он не собирался подкатывать к Оливеру, и тем более обозначать свое присутствие, но подкинуть тому мыслишек и заставить быть может почувствовать себя странно - это да. Кажется, для Бейкера на горизонте замаячила игра. Да и у Орфа была пара вопросов к наглому парнишке. Уж очень он был интересным.

Отредактировано Osteen Baker (2018-10-06 03:31:33)

+2

3

Это был пятничный вечер. Самое оно для того, чтобы напиться.

Сходив на собрание клуба анонимных алкоголиков в январе (по требованию матери), Оливер пошел в разнос.
Ни то чтобы он был таким плохим и неправильным сыном или имел зависимость, но голова требовала этой мутности, тяжести и одновременной легкости, которое приносило ему спиртное. Голоса трубили и шумели в два потока, находясь в извечном споре правых и виноватых. Лишь изредка демону и человеку удавалось объединяться. Только ради общей цели.

— Так как, говоришь тебя зовут? — шел к освободившемуся столику девятнадцатилетний юноша.

Его спутницей была молодая особа, явно не старше его самого. Впрочем, мальчишка перестал хоть как-то стареть еще год назад. Единственное, что менялось — это прическа, одежда и тяжелый взгляд.
Глаза старого демона были всегда очень грузными. В них отражался истинный возраст многовековой сущности. В них была вся темная история человечества.

И он услышал имя. Имя, которое он забудет через пять минут и вновь переспросит. Потому что так было, есть и будет всегда. Важны лишь бессмертные, а все остальные — мусор под ногами. Но девчонка не обидеться, нет… Она надеется затащить юношу в постель сегодня. Олли казался ей милым, галантным, отстраненным и холодным. Некоторые девушки просто в восторге от таких парней.

Вдвоем они присели за весьма кстати освободившийся столик. Стандартная схема: девушка, демон, бар, выпивка и этот чертов свободный столик.

«Скукотища.»

Падший улыбался ей одной из своих сотен обворожительных улыбок. Это его невидимая сила заставила компанию освободить им место. Дар манипулятора. Он знал об этом все. И как же, черт возьми, было сложно молчать, ведь это было просто потрясающе!

И, вместе с тем, скучным.
Вечно одно и то же.

Потребности тела, желание стать обожаемым и все демоническое естество подталкивало его продолжать этот повторяющийся цикл. Забавы ради он менял и переставлял в нем переменные: вместо девушки иногда был парень, двое парней, две девушки, парень и девушка… Белиал даже стал добиваться компаньонов своими собственными усилиями, не играясь с их сексуальным желанием.

Но ведь все рано или поздно надоедает.
Особенно для такого непостоянного парня, как Оливер.

«Скажи хоть что-то новое… Я устал слушать о твоих увлечениях. Устал от глупого флирта. Со мной заигрывали лучшие суккубы ада, женщина.»

Белиал вспомнил, как встретил одну такую незнакомую демонессу в январе. Было весьма забавно. Уж точно забавнее, чем сейчас.

К столику подошел официант. Как вовремя. Падший как раз хотел заказать чего-то покрепче (несмотря на то, что они со спутницей успели выпить и до этого).
Однако вместе с меню напитков ему поставили стакан.

«Виски?» — удивленно расширил глаза шатен и поднял голову на персонал.

— Что это? — спросил клиент.
— Подарок от посетителя, сэр. — ответил человек с галстуком бабочкой.
— И от кого?
Человек промолчал и лукаво улыбнулся.

Нет, Белиал не мог допустить такой неожиданности. Хотя это и скрасило скучный однообразный вечер, но демон знал: в Дублине существует масса существ, которые желают убить ослабевшего лорда лжи. Среди них есть и опасные.

Перво-наперво, ангел проверил на «вшивость» официанта, а затем охватил своей силой весь многочисленный бар.

«Ни ангелочка, ни демона», — констатировал факт подозрительный юноша.

Потом пошла в ход тактика поинтересней: спросить у обслуживающего персонала вновь, но при этом, усилив его желание говорить правду. У каждого человека в сердце оно присутствует.

— Я… Я не знаю, сэр. Бармен передал мне и сказал принести вам в подарок. Только и всего.

«Не знаешь, значит?»

Человек перед ним поморщился и с потерянным видом ушел прочь. Демон отпустил его разум, оставив легкое недоумение от происходящего. Сам же Оливер, в то же время, сильно призадумался: а стоит ли вообще выяснять? Сейчас было два варианта: оставить спутницу и бежать прочь, опасаясь силы или идти в неизвестность. Решение стало очевидным не сразу.

«Если существо слабо, то мне не стоит опасаться, а если сильное — оно не даст мне сбежать.»

Олли попрощался с девушкой. Черт, как же ее звали?… И с полным самодовольства вида прошел к барной стойке через толпу танцующих по центру помещения. Он старался выглядеть легко, сохранял на лице улыбку. Но она сползла, стоило ему увидеть знакомую рожу.
Демон закатил глаза, в подтверждение своего недовольства и цокнул. Затем засунул руки в карманы своих кремовых брюк и плавно подошел, чтобы затем сесть рядом с Остином. Падший делал вид, что не знает сидящего рядом. Вместо этого, сложив руки на бар, и, приподняв одну из них, дабы заказать новые два напитка.

— Извини, не притащил то, что ты подарил. Просто я не пью такое мерзкое дерьмо. Не против, если вместо этого ты попробуешь что-то нормальное? — Оливер даже не смотрел на парня рядом, — Бармен, можно нам два стакана «Johnnie Walker» со льдом?

Даже если тот откажется, Олли все равно сможет выпить оба, так что парень даже не сомневался в своем заказе.

— Ну что, какому паршивому богу я обязан такой встречей?

+2

4

- Я бы удивился, если бы ты это сделал, - Орф усмехнулся, -умные поступки - не твой конек, - пес сделал глоток, не смотря на подошедшего Оливера. Игра началась. Интересно, до чего можно довести этого высокомерного и наглого подростка? Было очень интересно. Давно у Орфа кто-то не вызывал такого интереса. Обычно, все были слишком одинаковые, что парень уже просто не различал. И вот перед ним такой интересный Оливер. С непостоянным характером, такой милый в своих попытках задеть того, кого уже пару тысяч ничего не беспокоит. Ну, может чуть меньше.
- Документы, - Эди посмотрел на паренька выжидающим взглядом, на что Остин едва удержался, чтобы не рассмеяться, а просто улыбнуться, и хлопнуть Оливера по плечу.
-Налей ему, Эди, я его знаю, - он кивнул парню. Что поделать, Орф был постоянным клиентом этого заведения. Ему нравилось, что оно было небольшим, но в тоже время тут всегда можно было найти или кого-то на ночь, или драку. А Эди... был барменом от бога. И выслушать мог, и выставить пьяного вусмерть Орфа, но при следующей встречи вести себя как обычно. И пусть он не был владельцем, лично для Орфа это заведение принадлежало Эди. Впрочем, Остин иногда задумывался о покупке этого места, но останавливало того исключительно факт того, что Орфу тут нравилось отдыхать, а обременять себя ответственностью за это заведение - он просто не хотел. Да и зачем?

- Не знаю кому ты поклоняешься, но я встречи не искал, - Орф наконец-то позволил себе повернуться в сторону парнишки, с неисчезающей усмешкой на лице. Все же, Оливер был красивым. И наглым. И интересным. Три из трех. Бинго. Можно было даже порадоваться, что среди этой серой массы Дублина, Орфу удалось наткнуться на этот кладезь противоречивых эмоций и поступков, на которых можно было поиграть, толкнуть с обрыва и посмотреть, что будет, - а вот ты кажется впечатлился нашей встречей, раз решил подойти, - он сделал глоток из стакана, что заказал Оливер. Не то, чтобы он любил этот виски, но  почему бы не дать пареньку посчитать себя владельцем ситуации хоть на секунду, - или ты решил воспользоваться предложением проверить, как я хорош? - он подмигнул и чуть склонил голову, - или снова ищешь жилетку рассказать, какой ужасный ты сын?

Орф был сволочью. Он был мудаком и совершенно этого не скрывал. Кому не нравилось - выясняли посредством драки. Но чаще, от чего-то его поведение укладывало в его постель желающих доказать, что он не такой плохой. Что все это - его защитная оболочка, и они же потом орали на него, какой он мудак. Это было весело. Никто не слушал и не верил. Правду было говорить легко. ИЗдеваться было легко. Доводить до крайности было легко. Все было легко, когда тебе нечего терять. А Орфу не чего.

Отредактировано Osteen Baker (2018-10-06 21:17:36)

+2

5

На просьбу предъявить документы парень ответил кивком. Не впервые ему было доказывать, что вот он — Оливер Джон Андервуд, настоящий совершеннолетний юноша. Очевидно, с его нестареющим лицом к этому следовало привыкать. Покуда на Земле будут эти странные законы.

Он засунул руку во внутренний карман своего темного пиджака и достал паспорт. Права юноша не получил, да и не хотелось. Вдруг «случайно» перепутает тормоз с газом. Придется сидеть в тюрьме, а потом еще и объяснять, почему это он не меняется.

Его опередил голос соседа. Остин поручился за него. Как мило. Тошнит аж.

Демон постучал твердой обложкой документа по деревянному покрытию стойки в задумчивости и раздражении, однако, на лице его красовалась улыбка. Та самая, одна из дежурных.
Рука падшего медленно поднялась и аккуратно убрала тяжелую ладонь с плеча. От его равнодушия это выглядело еще более высокомерным.

— Не трогай меня, животное. — очень мило огрызнулся мальчишка.

Для него Остин и вправду походил на животное: пустое, ведомое инстинктами получения удовольствия. Плевать, какие там у него мотивы и есть ли они. Сейчас это зверье сидело рядом и выдавало притворное дружелюбие. Лицемерно. Чего и следовало ожидать от красивой пустышки. С таким даже спать не хотелось.

«Интересно, нашелся ли хоть один человек, который бы поставил тебя на место?»

— А стакан ты мне случайно отправил? И говорить от кого, запретил — случайно? — не прекращал язвить Олли.

Он дождался своего напитка, слегка откинулся, чтобы запрятать документы обратно, а затем вновь уперся локтями в бар и приподнял виски. Как сомелье, шатен покрутил жидкость в стакане, гипнотизируя ее взглядом. Лед негромко стучал о края, отдавая приятным звуком. Только сделав глоток, демон позволил себе слегка повернуть голову в сторону развернувшегося полностью парня. Все для того, чтобы впиться в него пытливым взглядом голубых глаз.

«Все еще красавчик.»

Значит, ему тогда не показалось.

На последние слова о семье Оливер ответил шумным усталым выдохом с закрытыми глазами. Так, словно всем своим видом он говорил: «а ничего оригинальнее не придумал, утырок?»

— А твои, небось, родители души в тебе не чают, дружище? Или ты так прицепился к моей семье, потому что своей уже давно нет? Не удивительно. На их месте, я бы отказался от тебя в детстве, без обид. — голос был равнодушным, даже усталым.

Каждое слово он тщательно вымерял, дабы взбесить оппонента. Даже, это: «без обид».

Какое право имел незнакомец пытаться давить на него? Всего лишь человек, ни демон, ни ангел. Хотя, признаться, весьма сильный духом человек. Очень жаль, что такие люди прожигают свою скоротечную жизнь в подобных злачных местах.

Остина хотелось довести до белого коленья. Так, чтобы эта лысая обезьяна поняла, что связалась с чем-то большим, а не с обычным парнишкой.
Возникало желание что-то доказать, в первую очередь, самому себе. Белиал был в строю. Белиал не ослаб. Лорд лжи вернулся в этот мир спустя столетия.

И падший, черт возьми, жаждал веселиться. Преподнести урок. Благодарите, что бесплатный.

Только существа заслуживали интереса большего, чтобы об них не хотелось марать руки. Человечество — низшая ступень, погрязшая в пороках, которых сами не могут контролировать. О да, лорд чувствовал это. Его собеседник очень таки хотел поддеть подростка, напиться, надраться чем-то дурным. От чего он бежал? Чтобы что? Действительно ли без причины?

А плевать, он же всего лишь человек.

Отредактировано Oliver J. Underwood (2018-10-06 22:18:31)

+2

6

Орф вспомнил, что в Дублине совершеннолетие с восемнадцати лет. Ну, ему можно простить такую оплошность. В конце концов, за столько столетий, сложно упомнить, что там и где. А в этом веке и подавно. Где-то было  шестнадцать лет совершеннолетие, где-то двадцать один, а где-то восемнадцать. Да и не было это важным. По крайней мере для него. Но получилось конечно не очень. Орф сам себя подставил. Ой. Ну да и пусть.
Бармен что-то неопределенно хмыкнул, и на взгляд Остина просто оставил бутылку на стойке и уплыл в другой ее конец, оставляя интересную парочку самим себе. Вернувшись лишь чтобы поставить им новые стаканы.

- Животное, ух ты, - Орф ехидно улыбнулся. Знал бы,ты, парень, как ты прав в определении. Грустно подумал Остин. Ему было хорошо одному. Правда. Его все устраивало. Но ему было одиноко. Просто он не признавался сам себе. Не признавался, что обсаживался наркотиками и алкоголем, искал связи на одну ночь только потому, что уже давно чувство одиночество разрасталась внутри словно опухоль, принося боль, которую Орф не осознавал как таковую. ПРосто топил все подобные мысли. А ведь стоило просто прислушаться к самом у себе хоть раз. Или вот как сейчас, когда нюх кажется уловил знакомое адское звучание, но почти сразу же потерял. Нет, он не был способен в таком состоянии концентрироваться на своих силах. Когда Аид и Афродита одарили его своей благосклонностью. Но в те времена в  Элладе не было такого алкоголя и наркотиков, как сейчас. И они не могли такое предвидеть. Что спустя столько времени, Орф не сможет пользоваться этими дарами из-за вещей, придуманных людьми, - не часто меня так называют, - Орф ухмыльнулся сильнее, - но ты проницателен, маленький мальчик. Может, ты не такой глупый, как мне показалось? - он посмотрел с издевкой, делая глоток.

Слишком красивый. Слишком вспыльчивый. Слишком интересный. Афродита бы оценила. Черт знает на кой ляд Орф вспомнил эту прекрасную бестию к ночи. Ту, что подарила ему внешний облик человека. Один на все века. Один, на все перерождения. Черт вообще знает, как он оказался у нее в спальне и пребывал там не один год. Ну, с другой стороны, с чего бы Орфу отказываться? Вы вообще ее видели? Она была слишком божественно прекрасна. Слишком. И настолько же, насколько была прекрасна, была безумна. Орф на секунду прикрыл глаза, вспоминая, как она даровала ему людское обличие, исходя из своего желания видеть не двуглавого чудовища, а статного и ладного парня.

- Не случайно, но разве это важно? Хотя, мне просто было интересно, что ты сделаешь, - он отвернулся, но почти сразу же вернул свой взгляд, - ты поступил весьма интересно. Я думал, что ты проигнорируешь, - он улыбнулся более хищно, - а ты нет, пришел, сидишь тут, словно ты ось этого мира, - Орф рассмеялся.

- О, своей маме я заделал двух детей. Не уверен, как она относится ко мне, я не видел ее слишком давно, но попытка защитана, - он сделал глоток, залпом осушая стакан, чувствуя, как внутри что-то шевельнулось. Что-то, что было недобрым. Он нормально относился к шуткам про семью, но как бы там не было, он скучал. Орфу не хватало его семьи, какой бы странной она не была, - ооо, ты просто не знаешь, от чего ты отказываешься, глупый ребенок, - он посмотрел с явной издевкой, - впрочем, не смыслящим в жизни подросткам такое простительно.

И снова это чувство, чо что-то не так, едва уловимое, где-то на подсознание, все так же быстро улетучивающиеся.
Этот человечек был слишком наглым. Слишком ядовитым. И это делало желание Орфа его ломать дальше все более сильным.
- Ты так усердно строишь из себя что-то, что просто смешно, - Орф отвернулся, хотя, смотреть на симпатичную мордашку хотелось. Что отрицать. Оливер и правда подкупал собой. Заставлял желать смотреть, - но вместо того, чтобы чего-то добиваться, ты, как я погляжу, решил убивать себя алкоголем, и продолжать разочаровывать всех вокруг. Обычный человек, поддавшийся своим слабостям. Это даже не смешно. Это грустно, - Орф продолжал издеваться. Продолжал толкать собеседника в пропасть дальше. Чего он добивался: Что тот вспылит? МОжет быть. Что тот покажет что-то более интересное? Как вариант. У Орфа не было ответа на этот вопрос. Он просто продолжал быть мудаком. Как привык. Как было проще.

+2

7

Оливер помнил это ощущение. Чувство превосходства. В демонической сути всегда теплились высокомерие с надменностью. Белиал был эгоцентричным и его все устраивало. Эти вещи приносили ему удовольствие. Без них он бы не стал злом во плоти, великим лордом лжи и что там еще по списку… Бесконечное количество регалий, подаренных поклонниками и ненавистниками.

Глупые слова, тешущие эго.

Сейчас парень осушил стакан залпом, лишь немного поморщись от крепости напитка, да оставив на дне одинокие кубики льда. Ждать, пока те растают — моветон.
В следующую секунду падший уже всем корпусом разворачивается к «другу» и сверлит того взглядом. Неужто тот согласился со своим определением? Олли не ослышался?

«А люди обычно бесятся.»

В очередной раз тяжело выдохнул юноша и принял прежнее положение, дабы налить себе новую порцию спиртного.
А чего он ждал? Что такой тип ни разу не слышал в свою сторону подобных слов? Глупости. Тот, наверняка, слышал еще более жесткие фразы. Он же… Как там?… Колотил людей за «длинный язык». Только вот что-то любитель драк удивительно спокоен. Хотя, нотки раздражения чувствуются.

— У тебя настолько низкая самооценка, что ты себя и человеком даже не считаешь?

Далее последовали слова… Какие-то бредни о детях, похожие на неудачную шутку. Падший подумал, что Остин таким образом решил всячески уходить от вопроса. Только вот зачем придумывать такую мерзость? Хотя его родственнички и сами часто грешили кровосмешением. Особенно демоны. Те вообще не чурались любых методов давления на адских соперников.

Благо, Белиал не испытывал в этой глупости нужды. Он был достаточно сильным соратником Люцифера, чтобы когда-то стоять с тем в одном ряду. А сильным не нужно доказывать свою силу. Они наслаждаются жизнью в стороне. Что и сделал лорд лжи, уйдя в тень и незримо развращая человечество на протяжении веков.

Но потом его унижали, не раз. Достаточно, чтобы породить в могущественном старом демоне сомнения, страхи, болевые точки. А следом за слабостью души идет и физическая — это итог, к которому демон в конце концов пришел сегодня. Ему следовало с самого начала бороться с этим, вместо того, чтобы продолжать задирать нос.

Но кто же скажет об этом? Ведь он всегда был сам по себе. Сидел в тени, окруженный подхалимами. А сейчас и подхалимов не осталось.

Все это чепуха прошлого.

Похоже, Остин беззастенчиво рассматривал парня. Находил красивым. Белиал чувствовал его желания. Он был еще недостаточно пьян, чтобы потерять контроль над всеми своими способностями. Ну да, одним словом устрашающую болезнь он уже наслать не мог. Кому это, впрочем, нужно?

Неинтересно. Скучно.

А, между тем, Оливер и сам кидал на него взгляды. Старался сделать их посланиями равнодушия и отвращения, но глазки-то горели. Простая человеческая физиология, неподвластная духу.

Вкус азарта на языке.

«Каков этот наглец на вкус? Горяча ли будет его кровь на костяшках пальцев?»

Красивых бить даже приятнее. Незабываемое чувство разрушения… Будто ты берешь кисть, врываешься в картинную галерею и измалевываешь одно из полотен.

— Уууу… — трагично протянул Оливер и сделал глоток из стакана, — Все, этому пассажиру не наливать. — смаковал каждое едкое слово на кончике языка.

Дети от матери? Сильно, не поспоришь. Пять баллов за остроумие.

— Что я из себя строю? Ну-ка, — мгновенно отозвался шатен и вновь развернулся лицом, поставив стакан.

Ему и вправду стало интересно, что сможет выдать пьянчуга. Как далеко зайдет в глупости бесконтрольного языка. Это ведь так весело: слушать чужой бред белой горячки.

Отредактировано Oliver J. Underwood (2018-10-06 23:41:18)

+2

8

Всегда было забавно, как люди реагируют на правду. Пытаясь задеть Остина, кидая в его адрес оскорбительные по их мнению, определения, даже не догадываюсь, что в девяносто процентах, в общем-то, говорят правду. Как вот Оливер сейчас. Но стоит отдать ему должное, он то попал прямо в цель. Точным определением, но вот почему внутри от этого что-то неприятно шевельнулось. Почему именно от произнесенного несносным и наглым мальчишкой, внутри закипало раздражение и злость.
Вот же...Орф залпом опрокинул стакан, подумывая о том, что может раздражение пройдет, если он приложит это красивое лицо о барную стойку, но вместо того, чтобы перейти от мысли к делу, он налил еще.

Орф усмехнулся на следующие слова парня. Правда улыбка была странной. То ли слишком радостной, то ли с тенью грусти, то ли слишком хищная. Чертова язва как будто знала, куда бить. Кем бы Орф не был на самом деле, он всегда хотел быть человеком. Не иметь две головы и два голоса в голове, не быть смертельным оружием в руках богов и тем более становиться целью для всех желающих убить чудовище. Остину хотелось быть человеком. Если не полностью, то хотя бы в большей части. Может, поэтому он обращался в своб форму слишком редко. Рука непроизвольно сжала стакан,  так, что побелели костяшки. ВОт только злиться было не на кого. Хотя, можно было злиться на Оливера.

- А с чего ты взял, что я так не считаю? Может, я просто не вижу смысла спорить с наглым мальчишкой и даю тебе ощущение своей правоты? Как знать, может и правда не считаю, - он неоднозначно хмыкнул, продолжая рассматривать Оливера, попутно думая, что желание приложить того о барную стойку никуда не делось. А ведь паршивец толком ничего не сделал, чтобы Орфу хотелось сделать ему больно физически. Может взгляд Оливера, не менее заинтересованный чем у самого Орфа. Пес видел, что Оливеру было интересно, что он хотел. Впрочем, Остин бы соврал сам себе, если бы отрицал, что это взаимно. Орфу было интересно. И было интересно, как Оливер будет выглядеть утром. Впервые Остину не пришла мысль о том, чтобы он выгнал парня среди ночи. И от таких мыслей Орфу становилось жутко. Не может какой-то наглый ребенок взять и перевернуть что-то внутри. И Орф злился на это.
Паршивый характер отрицательно реагировал на любое подобие " взаимности", отличающейся от привычной, рисуя в голове самые ужасные варианты и подогревая желание доломать Оливера и прогнать его как можно дальше, чтобы больше не видеть. ПОтому что ничем хорошим это не закончится.

- Ха, - Орф усмехнулся, опрокидывая следующий стакан залпом, и громко ставя его на стойку, но не отпуская, - ты строишь из себя высокомерного мальчишку, которому можно все и всегда, весь из себя правильный и красивый, но на деле, ты никто. Маленький, забитый ребенок, прячущийся за бутылкой с алкоголем. Ты не больше, чем мелкая порось, пытающаяся строить из себя короля. И мне тебя искренне жаль, - Орф смотрел с издевающейся улыбкой на Оливера, что шло вразрез со словами о жалости.

+2

9

В голову наконец-то ударил алкоголь. Разум помутился, открывая дорогу тому, что он никогда бы не сделал и не сказал по трезвости. Ощущение это было сродни открытой настежь двери, которую подперли кирпичом. Оливер понял, что теперь, вероятно, не сможет в полной мере использовать способности контроля желаний или иллюзий. Стало немного грустно.

А ведь так хотелось.

Унизить, дать ментальной оплеухи смертному наглецу. Сколько ему на вид? Двадцать пять? А уже что-то строит из себя. Думает, понимает этот мир. Ха. Как бы ни так.

Олли выглядел и того меньше, чем его не самый приятный собеседник, но под маской скрывался старый демон. Порой, тяжелый взгляд выдавал. Но, иногда, этот самый взгляд принадлежал и мальчишке, что жил в нем.

«Дополнительная маскировка», — рассудил бы падший, не принимая тот факт, что нередко с миром говорит именно человек, а не он сам.

Надо же везде искать свой плюс? Если думать о «доброй» половине всерьез, то и не заметишь, как станешь признавать свое поражение перед судьбой. Беспощадное колесо, которое лишь отнимало, но ничего не отдавало взамен.

«Ты же любишь все свои творения, Отец? Забираешь и отдаешь. Только вот я, походу, исключение.»

Яхве его ненавидел — так это видел Белиал. Бывший ангел начала, хранитель тьмы… Только вот тьма вырвалась и хранителя выбросили. Стало казаться, что все это время Агриэль был мусором, который медленно разлагался. Сначала незаметно, превращаясь в демона, но оставаясь пригодным, как подержаная вещь из секонд-хенда. Теперь же, портясь окончательно, и, отживая свой последний срок в ненужности.

«Но ведь это ты создал меня искаженным! Чистый душой не смог бы следить за тьмой и чувствовать ее… Я не виновен в грехопадении Люцифера, Отец. Я не виновен, что моя искаженная душа тянулась к тьме инстинктивно...»

Несправедливость.

Даже Князь Тьмы выполнял какую-то роль. А лорд лжи? Увядает, исчезает, все больше искажаясь по природе. Пытаемый, выжженный в уголь до черного сердца, лишенный крыльев и благородного имени. «Имя тебе — ничто. Имя тебе — Велиал.»
Ах, как же… Еще было унизительное пленение Соломоном, бытие картиной, проигрыш Христу, неудачное возрождение демонической армии в Османской империи, бесполезные перерождения… Все лишь вытягивало силы. Не прибавляло.

Кто-то называл Белиала «демоном счастья», но, видимо, тот являлся «демоном-неудачником».

А наглец, словно подслушивал, подтверждал это словами, вгоняя Оливера во все большее угнетение.
Пока удавалось сдерживаться и не выражать мысли эмоциями. Как всегда, ведь он был… Точно. КОГДА-ТО был лордом лжи. КОГДА-ТО великим манипулятором.

Старые регалии, как медали, на груди стареющего ветерана.

«У меня молодое тело… Почему же...»

Да, война между ним и мальчишкой внутри… Теперь демону открылась еще одна из тысяч причин конфликта: несоответствие души и тела. Плоти: такой молодой, с такой горячей кровью. Сущности: гниющей дырами через сознание.

Теперь Белиал был зол. Но зол, скорее, на себя. За очередное подтверждение слабости.

Он был одним из генералов восстания и если бы те так легко сдавались, то Люцифер проиграл еще раньше. Нет, он в любой ситуации будет бороться. Цепляться зубами и умрет с едкой ухмылкой на губах. В подтверждение этому — пророчество смерти. Князь Света лично убьет его, не так ли? Значит, еще не все потеряно. Бог просто хочет, чтобы он сдался. Сидит себе за запертыми вратами Рая, да испытывает нерадивого сына. Не в первый раз. Он же у них «всепрощающий».

Но… Почему ярость не исчезла?

«Ты злишься, человек? Почему? Это всего лишь второй сорт созданий Божьих», — обращался к скрытой в себе другой половине Белиал.

Сейчас малыш Олли молчал, однако, продолжал влиять на их общий разум. Вписывал туда свои правила. Заставлял испытывать эмоции, которые не принадлежали в полной мере падшему. Стоило только на секунду разозлиться, как человек усилил это пламя.

«Потрясающе. И что? Ты хочешь, чтобы я избил его за слова? Не слишком ли недостойно нас?» — сейчас лорд лжи руководил сознанием.

Он стоял у руля.

И все же избавиться от неуместного гнева не получалось. Будто в такт, в нем самом, пробудилась жажда крови и пламени. Редкое чувство… Забытое, после того, как тот покинул ад, но, вспоминаемое, в периодах эмоционального взрыва.

Кулаки просили. Тянуло на алый цвет.

Оливер взглянул на губы Остина.

«Давай, демон», — подстегивал человек в голове.

Захотелось впиться, укусить до боли, проникнуть языком, сводя с ума желанием.

«Нет. Ты хочешь не этого. Меня не обмануть.»

Да… Не этого… Хочется…
Громкая музыка в баре заиграла на ритмичном припеве. Оливер сделал жадный глоток янтарной жидкости, но этого было недостаточно.
Недостаточно…

Цветные лампочки, коих, казалось, миллион, перестали безумно менять цвета. Свет на секунду потух, готовясь к новой волне музыки.
Возникло лишь одно достаточное желание…
Красный цвет со всех сторон взорвал помещение. Одежда, лицо и предметы приобрели этот адский оттенок.

«Ты хочешь крови на руках.»

Оливер встал на ноги, допил залпом очередной стакан.

— Король, значит? — вполне спокойно усмехнулся парень.

Казалось, что тот хотел убежать прочь.
Но вместо этого о голову собеседника разбился стакан.

О, да… Оливер, Белиал… Плевать, кем он был. Это существо было нестабильно.

Отредактировано Oliver J. Underwood (2018-10-08 00:24:16)

+2

10

Орф лишь хищно оскалился от удара об голову. Право же, об его голову разбивали куда более тяжелые предметы, нежели барный стакан. Но он добился своего. Довел до края и толкнул, и теперь с наслаждением пожинал плоды своих трудов, к слову, не очень долгих. Он чувствовал, как по виску медленно стекала дорожка крови, от разбитой головы, но это было даже приятно. Маленькая наглый парень был не промах. Правда эффективнее было бы выбить стул из под Остина и вдарить ногой по лицу, но...опыт в таких делах приходит со временем. И явно не в драках бара, потому ожидать от Оливера жестоких и радикальных мер по устранению того, кто его унижал, не стоило.

-Ну наконец-то, - Орф ухмыльнулся сильнее, слишком неестественно быстро слетая со стула и хватая парня за одежду, притягивая к себе и грубо целуя, все с той же ухмылкой. Надо было добить. ДОвести до истинной ненависти. Заставить Оливера хотеть уничтожить Бейкера. Остину было просто интересно, до чего он доведет этого паренька, так усердно прячущегося за алкоголем.
За секундным поцелуем последовало резкое впечатывание в барную стойку и удар с головы в нос. Это было приятно. Приятно ломать то, что нравится. Ломать и крошить, потому что хотелось искоренить в себе желание видеть Оливера рядом с собой чаще, чем кого-то другого. Это было не для двухголового. Не для его жизни. Хотелось выжечь из головы мысли и образы об Оливере. Хотелось, чтобы тот окончательно убедился, какой Остин мудак, и исчез с его горизонта навсегда. Ненавидя пса всей душой и сердцем.

Так было проще. Проще, чем признать, что хоть кто-то в этом блядском мире, может вызывать в Орфе подобные эмоции хоть о какой-то взаимности и нужде в ком-то. А Остину хотелось этого. Хотелось знать, что этот красивый и ладный парень, такой наглый и язвительный, был только его.

-Давай, или стакан об голову, это все, на что ты способен, мальчишка, - он ждал. Ждал, когда Оливер ударит еще. Ждал, когда мягкая кожа на руках этого мальчишки треснет, сотрется об Орфа. Когда парня будет переполнять исключительно злость и желание уничтожать. Он хотел чтобы Оливер почувствовал этот вкус безумия. Вкладывал в свои удары все злость и ненависть, и не важно на кого. Орфу просто хотелось почувствовать, узнать, насколько Оливер может быть сильным. Потому что не верил, что он настолько слабый, насколько кажется.

Он вряд ли переплюнет братца Орфа. Вряд ли от ударов Оливера Орф будет зализывать раны дольше обычного. Он в конце концов был человеком, но они все были разными. И у каждого был свой предел. И когда они радостно сами шагали за этот предел, Остин радовался. Доводить и скидывать в пропасть всегда было интереснее, чем заботиться и оберегать. Но почему же, черт возьми, хотелось просто схватить Оливера и прижать к себе, вместо того, чтобы выбивать из него дух.

Отредактировано Osteen Baker (2018-10-15 00:12:09)

+2

11

Парень напротив был не промах. Естественно, а как же еще оно могло быть? Только хвастуны говорят о том, что бьют лица за «длинный язык», а Остин не был подобным человеком. По крайней мере, так это видел Белиал. Он чувствовал в собеседнике только наглость, уверенность и притягательность. Будто бы тот был чем-то родным. Чем-то, что он неоднократно видел. Сами адские врата открывались за нахалом.

И юноше это нравилось.

Кровь бурлила в венах, разгоняя давно забытые чувства: огонь, войну, разрушение, боль. Прекрасные чувства. Адреналин.

Да, демону приходилось драться в барах, но исключительно в прошлых жизнях. Причем в тех, которые он еще не вспомнил. Приходилось неумело импровизировать. Ангельским мечом то он размахивать не мог. Да и нет его уж как две тысячи лет.

Хотя инстинкты не должны были подвести. Ведь они — это то, что просыпается раньше самой памяти, раньше сознания. Некоторые могут во сне перехватить руку, с ножом тянущуюся к горлу.

Оливер приготовился получить «реакцию», готовился к виду собственной крови, но…

Его притянули и поцеловали. Будто читали безумные хаотичные мысли, что роились в голове падшего до этого.

«Что за...» — подобное обескураживало.

Впрочем, вместо того, чтобы оттолкнуть, он в ответ ухватился за одежду и страстно ответил на грубый поцелуй. На губах была ярость и немного крови. Вкус притягательный. Самый желанный вкус для древнего демона.

Этот поцелуй получился, к сожалению, коротким, а от того грязным и смазанным. Порывистым, как огненный смерч. Уносящим с головой. Если бы Олли ожидал его, то, наверное, был бы готов к тому, что последовало за ним. Но поцелуй стал маскировкой, удачной приманкой перед носом изголодавшегося лиса.

Боль. Физическая. Та, которую лорд лжи научился подавлять и игнорировать.

Он искренне мог жаловаться на нее и испытывать на себе, но если была необходимость, всегда подавлял страдания плоти. Оно ничто для шатена, а потому тот усмехнулся одной из самых своих лучших дежурных улыбок для подобных ситуаций. Мол, вот он я, улыбаюсь. Мне не больно, мудила.

— Заткнись. — прохрипел парень.

Ненависть застилала ему глаза красной пеленой. Дышать было тяжело и он дышал через рот, жадно глотая воздух. Адреналин. Вновь он.

Все прочие чувства, которые он случайно испытал к Остину, вроде заинтересованности и притяжения отошли на второй план. Сейчас перед ним был человек, которого следовало проучить. И кто здесь еще был безумен? Сейчас точно и не скажешь. Скорее всего, оба, но по-разному.

От удара Андервуд отшатнулся и умудрился сбить, да уронить свой барный стул.
Приподняв голову и расправив плечи, парень сделал быстрый шаг и ударил левой. Точно по челюсти. Вкладывая в этот удар, неосознанно, чуть больше силы, чем нужно человеку. Заставляя отшатнуться.
За этим движением следовал удар под дых правой. Такой же быстрый и расчетливый, как и прочие удары до этого.

В этот момент, все окружающие уже успели обратить на них внимание. Однако, все еще никто не решался вмешаться.
Безумие рождает безумие. Даже в обычных обывателях. Насколько может еще быть нездоровым желание не разнять пьянчуг, а снимать это на телефоны?

«Если это продолжится...» — думал парень с разбитым носом, — «То я не смогу себя удержать.»

Это было плохо. Он все еще пробуждался. Все еще вспоминал и учился контролировать силы. Если это продолжится, то на видео могут попасть его краснеющие демонические глаза. Оно вполне себе способно вылиться в большие такие проблемы. Нельзя этого допустить… Но рук уже было не остановить.

+1


Вы здесь » Godless » flash » [09.03.2018] Кулаками решается все