Godless

Объявление

-Интересная машина лисапед-жопа едет, ноги нет, - демон громко захлопнул учебник с бреднями Дарвина, - Вот скажи мне, брат, чего им еще надо? Сделаны по образу отца, одарены считай, что на халяву, куча братьев горой стоит за эту свору. Даже нашу скамейку от трона двинули, чтоб не мешались в бурной любви к человечкам. За последнее не осуждаю, чей мир, того и правила, но... Зная, что их таблище - осколок Его совершенства, выводить свой род от обезьяны, это вообще что?
В игре: ДУБЛИН, 2018. ПОШУМИМ, ЁПТА!

Порталы ждут своих смельчаков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » real time » [05.08.2018] Кровь на твоих губах


[05.08.2018] Кровь на твоих губах

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

[epi]КРОВЬ НА ТВОИХ ГУБАХ 5 августа 2018
Oliver J. Underwood, Kearns Lehmann
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://78.media.tumblr.com/bba527a428f4f894e63025e6d28dada6/tumblr_ozuld3BxBL1vgrqizo1_500.gif
Я тьма и твой спаситель. Ты кровь и мой нектар.
Твое лицо - оружие, которое я собираюсь использовать.
Мое тело - забава для тебя.[/epi]

+3

2

Воскресный день в Лондоне был потрясающ. Оливер открыл глаза в своем номере, и глянул на часы: самое время начать собираться. Вскоре, его ждал показ в одной из самых модных столиц мира. Крупные бренды, наглые новички, претенциозные художники, гении визажа… А самое главное: человеческая эстетика.
Ему нравились некоторые люди, но исключительно, как арт-объект. Прочих демон находил… Нет, уже не мусором. Он изменил свое мнение некоторое время назад, заменив его на: «ну, даже у свиней есть свои плюсы». Например, некоторые свиньи были внешне сродни произведению искусства. Хоть что-то папочка смог сделать шикарно.

А Белиал обожал красивые вещи со смыслом. Он являлся настоящем ценителем прекрасного, обладая при этом хорошим вкусом. Музыка, живопись, литература, мода, людские сердца… Черная душа радовалась, стоило только найти что-то воистину потрясающее!
В древности, падший даже щедро вознаграждал некоторых деятелей искусства: настолько он восхищен эстетикой. Как жаль, что в нынешнем перерождении он еще не успел насладиться современной культурой в полной мере.

Самое время это исправить.

Пока головная боль и внутренние войны отошли на второй план. Кажется, человек в его душе был вовсе не против безобидного развлечения. А чему тут бунтовать? Вполне человеческое занятие, только...

В номер постучались. Юноша знал, заранее, чей это стук. Уж слишком сильно ощущалось чужое желание понравиться, сделать приятное и, возможно, затащить в койку.

«Чертовы люди и их низменные потребности. А я только вошел во вкус, представляя нынешний день.»

Силы не обманывали: не дожидаясь разрешения, в спальню ворвался другой парень. Примерно одного возраста с Олли. В руке у него был поднос.

— Я не говорил тебе входить, Юджин. — тяжело выдохнул раздраженный демон.

Это был его сокурсник, Юджин как-его-там-по-фамилии-не-помню, который последние несколько месяцев ходил у него на побегушках, исполняя любые прихоти. Неказистый мальчишка, влюбившийся, и, случайно узнавший о страсти Олли к красоте. Разумеется, он зацепился за это, как за спасательный круг. Копил, ждал и подарил поездку на двоих в Лондон.

Сюрприз для Белиала, который тот не мог не принять. Уж слишком он скучал.

Однако теперь приходится проводить с мальчишкой время. Вот же наказание…

— Прости, Олли, я думал…
«Мне плевать, что ты думаешь.»
— Ох, ладно! Не переживай! Зачем пожаловал? — перебил того шатен.
— Я хотел пообедать вместе, если ты не против…

Юджин был неуверен и часто стеснялся в присутствии объекта своего обожания. Иногда, не договаривал фразы. Это так бесило лорда лжи, что тот, временами, хотел аж воспользоваться силами на благо и вселить в паренька решительность.

Голый по пояс юноша встал с кровати и равнодушно прошел мимо, остолбеневшего, к прикроватной тумбочке. Зачем ему вообще хоть как-то реагировать на этот обожающий взгляд? Скучно, неинтересно и глупо. Пусть тот наслаждается зрелищем, да и хватит.

— Время, Юджин, время, — посмотрел на экран своего телефона демон, — Давай на перерыве, ок?

Ох, ну конечно на перерыве, как же еще? Белиал четко планировал до этого затеряться, чтобы потом сослаться на «жуткую толкучку» и выйти сухим из воды. Ему нравилось быть желанным, но не до фанатизма. А этот паренек определенно имел все шансы стать его сталкером в ближайшем будущем. Надо бы завязывать.

Уже после поездки Оливер оборвет все контакты с ним.

Но сейчас они вдвоем сидели на средних рядах перед подиумом (а если бы не сила манипуляций, могли бы и стоять). Свет выключен. Музыка. Готовился выход.

«Друг» тянул свою потную ладошку к его руке. Шатена чуть не передернуло, но он нашел спасение во внезапно возникших аплодисментах. Еще бы чуть-чуть и ему пришлось бы играть во влюбленных. Только не это.

Освещаемую дорожку заполнили всевозможные модели с невероятными костюмами и прическами. Глаза ангела засияли восторгом, пытаясь разглядеть каждую складку тканей, каждую деталь макияжа, каждый локон уложенных волос. Все казалось удивительно новым. Ни в одной из жизней старому демону не удавалось увидеть что-то подобное. Исключительно с картинок в интернете.

«Это…! Подождите-ка, там разрез? Гениально! Какое лицо… Какая фактура!» — по-детски веселился ценитель.

Он определенно не пожалеет от этой короткой поездке. Пусть даже и завтра с утра нужно будет улетать. Здесь и сегодня он жил, окруженный фарфоровыми куклами в красивых одеяниях.

Так прошло еще несколько часов. Несколько показов. Как и запланировано, к перерыву Олли умудрился потеряться в толпе. Показы ему не разонравились, но энтузиазм поубавился. Слишком уж они оказались однообразными в своей эстетике. Модели перестали цеплять и вовсе. Они оказались «вешалками», а их хитрые прически и краски на лице лишь придавали им, необходимый от костюма к костюму, подчеркивающий элемент. Это не было плохим решением, но падший желал увидеть не такое. Он жаждал видеть произведение искусства человеческой внешности во всех ее проявлениях: лицо, тело, прическа, облачение, макияж, а не одежду, которую можно продать на массовый рынок.

Впрочем, опять-таки — это не сильно омрачало богемное времяпрепровождение. А вот то, что действительно сильно омрачало: бесконечная светская мишура. Зачем вообще выпячивать себя? Для кого создано так называемое «высшее общество»? Это мешает вам творить, людишки, опомнитесь!

Скромно одетый студент сидел в стороне, за шведским столом, поедая маленький кексик. Можно было и выпить, но Белиал решил не туманить себе взор, пока показы не кончатся. Если ничего не изменится, то особого смысла приезжать на них он более не видел. В целом, все ясно.
Здесь юноша был тихим и серым. Почти не выделялся. Просто-напросто лишний. Софиты — не его тема. Он больше житель тени, иногда выползающий поглядеть на свет.

Примерно в таком настроении демон отсидел бесконечно тянущиеся часы дефиле. Под конец, представление так приелось изощренному лорду, что тот чуть ли не умирал от скуки и желания устроить хаос. Но делать этого было нельзя. Привлечет лишнее внимание.

«Хочу домой» — уже ныла в мыслях человеческая половина, — «Я же знаю, что тебе это тоже не нравится, демон. Давай хоть напьемся?»

Оливер буквально вылетел из зала.
Всех ждало афтепати, на которое совсем не хотелось идти. А что там может быть? Бесконечное самохвальство, лесть, наигранное веселье. Прямо идеальные последователи культа Белиала! Если бы тот только до сих пор поощрял эти качества в человечестве.
К сожалению, в нынешней инкарнации падшего тошнило от людских потугов уподобиться Отцу лжи и лицемерия. Они стали делать это удивительно мерзко и безвкусно: без злого умысла, просто так.

Поэтому парень просто взял бокал игристого шампанского с подноса и подошел к открытому окну — подышать свежим воздухом.
Где-то смеялись такие же зрители, как и он сам, обсуждая модные новинки и талант модельеров. В другой стороне нахваливали особо отличившихся «вешалок».

Олли осушил бокал залпом, даже не распробовав недешевый напиток на вкус. Плевать. Вкус, наверняка, как и у всего этого помещения — приторно-сладкий.

+3

3

- Нужно прекращать питаться на работе, слишком заметно… Но это так добавляет адреналина в кровь. Ты так не думаешь? О, лапочка, хотел понажимать меня во время перерыва… да ты шутник! – кокетливо заявил парень, а потом со всей силой вонзил два пальца в эти поросячьи глазки, безучастно смотрящие на небо.

Послышался мерзкий «чавк» из глазниц вместе с кровью вытекала слизь, из которой состояли глазные яблоки. Регин извлекает пальцы и брезгливо отряхивает руку. Он умостил пиджак мужчины на свои колени, что бы не заляпаться кровью. Сидел на корточках обнаженный по пояс. А точнее он был весь в кровище и мужчине это безумно нравилось. Подворотня с её крысами и мусором на черном ходе не привносили в эту ситуацию романтики, но… Вообще Регин не планировал сегодня есть. Он закончил показ и сваливал домой, уже даже сообщил об этом менеджеру и распрощался со всеми, как один из толстосумов поймал его за локоть, улыбаясь, он уволок его в сторону. Толстосумик не сбирал палить перед всеми своими пристрастиями и вставшими причиндалами, но он почему-то решил, что модели это точно такие же шлюхи. Потрясешь толстыми купюрами и они распушили хвост. Таких людей Регин не любил особенно сильно. Вот вместо того, что бы преступить к трапезе, он делал из тела отбивную, превращая его органы и лицо в месиво из фарша. Если бы он захватил из дома небольшой холодильник или еще какую посуду, то любезно сложил бы такой фаршик «на потом». Вот только все свежее приходится есть так.

Нижняя челюсть раздвигается, острые клыки выскальзывают на свободу. Регин наклоняет голову и поглощает куски мяса заглатывая их целиком. Не зря его горло способно было принимать любые размеры порции и проталкивать их в пищевод. Внеплановое насыщение – тоже насыщение. Зато теперь ему не придется особо париться о произошедшем. Длинный язык выскальзывает из пасти, елозит по белым пальцам, слизывая ошметки плоти и кровь. Он обвивает им каждую костяшку, обсасывает их, а потом смотрит на свою руку и хихикает.

- Хр… в порно используют сливки и считают это соблазнительным, ну что? Соблазнительно это для тебя? – Кернс вытягивает руку, проталкивая пальцы в рот трупа, а затем вырывает челюсть с противным хрустом и роняет её в уже изрядно обглоданный желудок. Нужно было закругляться. Оставаться чуть дольше было смерти подобно. Хотя… кто решит выходить через черный ход и идти в подворотню, где даже света не было? Вот только Регин это делал именно на той границе света, куда выходило окно, из вида которого наслаждался бедный студент.

Регин медленно поднялся, беря пиджак и стал вытирать им лицо, вот только кровь впиталась в его девственно белую кожу, заставляя отливать её красным оттенком.
- Ну вот, ублюдок, у тебя даже кровь мерзкая… надеюсь, она ототрется вообще? Я бы не хотел помнить о тебе дольше пяти минут. 
Регин стал усилено тереть кожу, но тут его спинной гребень в буквальном смысле встал дыбом от чужого взгляда.
Заморская зверушка дернулась, озираясь по сторонам и только потом поднял глаза наверх. На окно. Где были гости с показа. Его глаза налились золотом и он встретился взглядом с парнем, на вид даже мальчишкой. И в этом взгляде хищника читалось «ты труп».

Видел. Тот его видел. Но это не вызвало привычной панической мысли, наоборот, только разожгло бурлящий в организме адреналин. Виверн даже бровью не повел, что бы поджимать хвост от того, что его видел какой-то мальчишка. Достаточно дождаться, чтобы тот в панике покинул здание, желая спасти его жизнь и вот тут-то Регин и настигнет свою новую цель. Особо не стесняясь, он провел длинным раздвоенным языком по воздуху и поманил парня к себе, а затем шагнул в тень, оттащив тело подальше от окна. Ведь если сейчас тот начнет звать помощь и тыкать в окно, это вызовет незначительные проблемы, а так его просто посчитают психом и выставят вон с модного показа.

+4

4

Неожиданности радовали Белиала. Особенно, когда настроение неуклонно катилось вниз по наклонной плоскости. Тут тебе и разочарование, и раздражение. Наверное, он бы давно ушел отсюда, вместо того, чтобы напиваться в присутствии «элитки» модного света, потому что рядом с ними даже напиваться не хотелось. Но в отеле его ждало другое… Более отвратительное занятие: ублажение сохнущего по нему мальчишки.

Вот Оливер и стоял сейчас, ни туда ни сюда, тупо пялясь в окно на далекие дома Лондона в вечернем свете. Ему нравился этот город, пожалуй, больше зеленого Дублина с его чисто ирландской атмосферой. Дождливый, вечно пасмурный английский город был идеален для вечно скучающего лорда лжи. Они превосходно подходили друг другу. Правда, падший прекрасно понимал, что не смог бы прожить тут и недели. Его бы доконало уныние.

Нет, ему нужен был город повеселее. Как можно более шумный, в противоположность пусть и нестабильному, но закрытому самому в себе юноше.

Что-то привлекло его измученный тоской взгляд.

Внизу, в полутени, были две фигуры. Очень близко. Не очень удивительно, для такого мероприятия.

«До койки дотерпеть не могли?» — как-то по-ханжески подумал демон.

Ему был совсем несвойственен консерватизм. Он и сам любил эксперименты, риск и извращения. Наверное, сейчас на него просто сказывалось раздражение и усталость.
Падший расправил и покрутил плечи, не прекращая наблюдать, за тем, что последует далее. Пустая грязная подворотня, черный ход, двое мужчин. Если бы они хотели, то свалили бы в более удобное место, подальше от чужих глаз. Не свалили — значит, они должны быть готовы к случайным свидетелям.

Удивление.

Что-то пошло не так. Не человек, существо, принялось поедать своего «любовника». Белиал не изменился в лице, лишь многозначительно вскинул бровь.

«Это что, самка богомола, что ли?» — не оценил такую нетерпеливость он, — «Вот так вот. На людях. Наверное, этот глупец очень в себе уверен.»

Парень напряг свои чувства, стремясь поймать чужие желания за хвост. Да, от мужчины снизу не разило безумной жаждой. Это было осознанная, четкая насмешка над миром. А еще этот парень не был ангелом или демоном. Не сильно расстраивало, но добавляло проблем в попытках угадать, что Оливер сейчас увидел.

Все происходящее было жестоким, кровавым извращением. От вида человеческого мяса у Белиала заныл шрам на правой руке. Он точно не помнил, как его получил, но темные образы иногда всплывали в его голове.

Кажется, там был… Безумный и прекрасный монстр…

Снизу тоже был монстр. Но безумием от него не разило. Он не пробуждался и не боролся. Потакал своим желаниям везде и всюду. Даже не особо задумывался, когда отрывал людям челюсти и выдавливал глаза из глазниц. Еще один маньяк, коих было много среди тьмы ночных городов. Единственное, чем тот отличался — это тем, что в нем жило. Оно скрывалось за личиной прекрасного лица и это напоминало повадки какого-то хищника. Есть такие, которые вместо прямой охоты, маскировались яркими цветами рифов, а затем, неожиданно атаковали.

«Какой смысл? Такие, как он, имеют устоявшиеся привычки в охоте. Застывший во времени материал», — тяжело выдохнул все еще наблюдавший за шоу Белиал, — «Ну хоть пять секунд развлекся, спасибо. Притворюсь, что ничего не видел.»

Впрочем, хищник, похоже, почувствовал слишком пристальный взгляд голубых глаз. Оно взглянуло в ответ и ушло в тень. Это пробрало Олли до мурашек. Но не от страха, а от внезапной заинтересованности. Рептилия снизу бросала ему вызов.

«Оу, каков наглец. Любитель поиграть с огнем? А что, если бы я оказался демоном и внушил всем, иллюзиями, что ты убил этого мужичка? А ведь он действительно умер. А ведь я действительно демон», — сдержал смех парень, — «Какие непредусмотрительные хищники пошли. Совсем расслабились.»

Падший отлип от окна, прошел вглубь зала и поставил пустой бокал на поднос. Разумеется, эта желтоглазая тварь ждала его. Звала за собой. Вопрос только: идти ли сейчас или заставить еще подождать столь самовлюбленного зверя? Хотелось, конечно, посмотреть на лицо этого прекрасного юноши после второго варианта. Но что-то подсказывало, что лишние минуты в окружении тупых людей ему проводить ради такого не хочется. Искаженное злостью лицо рептилии достойно разве что усилий, которые высокомерный демон прикладывает для того, чтобы говорить.

Белиал найдет способ проучить неосмотрительное существо получше.

Парень нацепил свое длинное серое пальто из гардероба: вечерний город был отнюдь не жарким. В нем он вышел на залитую светом фонарей улицу, так как не знал дороги к черному выходу.
Не показали. Бывает.
Демон не торопился, достал из кармана сигарету и зажигалку, да закурил.
Ничего. Подождет.
Пусть существо доедает. Все равно никуда не денется. Ему же было важным не привлекать внимания, не так ли? Настолько важным, что тот не постеснялся поужинать прямо на улице, ага.

Сделав пару затяжек, Оливер двинул вдоль улицы прочь. Зачем ему было обходить здание? Прикладывать хоть какие-то усилия? Это же он здесь был «добычей». Так пусть охотник добывает. Это людное место. Особенно вечером. Темному ангелу доставляло удовольствие предполагать, как же исхитрится тот красивый парень забрать его с собой. Демон уже видел весь процесс со стороны. На обычные уловки не поведется.

«Как же я обожаю это!» — улыбнулся довольный лорд лжи и обмана, — «Удиви меня! Что я не видел за тысячи лет? Может, проследишь за мной? Но тогда я уеду на такси в аэропорт с утра, а до этого буду кружить на людных улицах сердца Лондона.»

Отредактировано Oliver J. Underwood (2018-10-09 18:44:34)

+3

5

Он не паниковал? Мужчина не слышал криков и смеха других богатеев, потешающихся над вымыслами парнишки. Нет святой «инквизиции» бегущих проверять задний двор. Тело удалось запихать в мусорный бак. Нужно же оставит подарок копам. Пусть опять обвиняют бедных владельцев экзотических крупных животных.

Он быстро накинул на плечи куртку, что откинул в сторону, поглощая еду. Язык быстро скользил по коже, очищая от крови и руки и лицо. Будет розоватый оттенок, но он легко маскировался маской, которую одевают заболевшие люди.
Регин уже переместился к центральному выходу и нашел свою цель. Его поведение его немножко обескуражило. Он не видел паники у него, он даже не чувствовал её своим языком. Слишком пьян, для того, что бы понимать? От парня несло алкоголем, это могло быть одной из причин его поведения. То, что это очередная самовлюбленная гадина, как тентакольный монстр Регин думать отказывался. Откуда столько «великих» в столь спокойном городе?

Виверн особо не стесняясь, шел позади от своей добычи. А парень держался людной улицы и толпы, умный индивид. Была светлая и ясная ночь… Ясная? Может вызвать дождь? Его отец сумел бы это сделать по щелчку пальцев. Какие были времена!
Регин отмел идею вызвать град или ливень. Он потратит на это слишком много ресурсов. Как вытащить парня из толпы не предстояло возможности. Он раздражено провел языком по клыкам и замер. От клыка к кончику языка протянулась кисла пленка. Виверн случайно надавил на свой мешочек с ядом в зубе, пребывая в несколько раздраженном состоянии. Точно, сколько лет он не пользовался столь простым трюком?
Обогнав спокойно идущего парня и забежав в аптеку, хищник купил шприц и скрылся в подворотне, из которой легко просматривался светофор, на котором вместе с толпой людей и стояла его цель. А Регин тем временем выдавливал в шприц свой яд. Спрятав его в ладони он нагнал парня в толпе  резко засадил ему в шею иглу, выдавливая снотворное.

- Спать…
Когда он кусал, то яда выделялось немного, жертва становилось вялой и только потом отрубалась, а тут был целый его концентрат. Он выдавил все из ядовитого мешка в своих зубах в полуформе, что теперь десна ужасно болели и чесались.
Толпа ахнула, когда парень стал заваливаться и тут же был подхвачен надежными руками Регина.
- Боже мой, друг с тобой все в порядке? Бедняга перепил! – он замахал рукой, подзывая такси. – Ну же, сейчас поедем домой и все будет отлично!

Голос Регина звучал звонко и задорно, чтобы никто не усомнился, что о мальчишке позаботятся. Парня запихнули машину и виверн сел сам, назвал вообще рандомный адрес подальше от людной улице. Где-то посередине пут, он сказал остановиться, когда поток людей остался позади. Пару долларов и чаевые и он машет ручкой таксисту, придерживая парня.
Воровато осмотревшись по сторонам, ящер отволок подростка в подворотню и небрежно кинули на асфальт, вовсе не заботясь о сохранности его тушки. Он вытряхнул парня из пальто, выдернул ремень из петелек и связал им его руки за головой, что бы не рыпался.

- Эй, просыпайся.
Резкий звук пощечины должен был привести его в себя. Тем более за прошедшее время действие яда ослабевало, он всасывался в кровь и терял свой эффект.
- Мелочь охреневшая. – пальцы легли на глотку, болезненно, почти душа. Но он хотел поиграть с жертвой, ведь та больше никуда не смоется. А есть монстрику не хотелось. – Ты либо чокнутый, либо глупый, либо пьяный. Если последнее, считай, что к тебе сошел ангел с небес и возжелал твою душку за неправедные деяния.

- Что же мне с тобой сделать… Может быть запас на следующий раз? У тебя молодое тело… правда не люблю мясо со вкусом алкоголя, но просто так убивать тебя… Хотя, вспомню старые времена, когда я убивал и просто так, а не только для утолении голода. Ты будешь вставать?
Снова оплеуха, теперь другая сторона лица, он оттяну его веко, заглядывая в такие же голубые глаза как у себя в нормальном облике. От глаз взор Регина переместился на руку, замечая там шрам. Очень хорошо знакомый шрам, именно такой же его зубы оставили тентакольному монстру, когда вырывали его кусок плоти. Значит этим мальчишкой уже пытались закусить? Но кто?!

+3

6

Движение в людском потоке создавало ряд преимуществ, но и ряд ограничений: например, демон не смог четко уловить желание его усыпить в огромной массе чужих разнообразных «хотелок». От повышения на работе до попыток завести любовницу… Это приводило лорда лжи в уныние, а потому тот просто отключался и не использовал собственные способности.

Ежу понятно, что он имел дело с рептилией, а у рептилий бывают яды, но отставший от современной жизни древний демон как-то не подумал о банальном шприце, вместо клыков. А его оппонент все прекрасно продумал. Ящер не в первый раз охотился, а вот Белиал не привык к подобному, как и не привык быть чьей-то жертвой.

Когда в шею вонзилась игла, думать о чем-либо стало и вовсе, поздно. В размытых последних секундах запечатлелось лишь ласкающие пожелание-требование маньяка. У Оливера закатились глаза, а затем закрылись веки. Он упал на чужие руки, а дальше… Провал.

Очнулся юноша уже в какой-то очередной подворотне. Явно не в центре города. Кажется, его ударили по щеке, но боли он не почувствовал. Тело пока не слушалось, но сознание и зрение приходили в норму.

«Что за...»

Пронзающая боль от цепких пальцев, легкое удушение. Белиал попытался пошевелить руками, но не смог: те связаны. Однако демон не был бы демоном, если бы не сдавленно усмехнулся в ответ на такую грубость.

«Ангел? Он перед тобой. Хаха.»

Шальная мысль была еще одной причиной усмехнуться. Пусть сейчас его почти душат, но ведь он еще даже не успел воспользоваться силами на полную катушку. А его новый «знакомый» все еще не знал, с кем имеет дело. Может, следует просветить?

— Сказала мелочь мелочи. — прохрипел Олли.

«Черт возьми, Белиал! Даже в такой ситуации ты язвишь!» — рвал и метал человеческий голос в голове.

Не таким уж он и пьяным был. Всего лишь один бокал шампанского. А если слышит голоса, то значит точно трезв.

Демон обратил внимание на лицо, что было в непосредственной близости, пусть и скрытое наполовину маской. Знаменитость? Просто не хочет, чтобы тот его видел? В любом случае, оно было красиво.

— А полная версия лица ожидается?

Новый удар.

— Ой да ладно, это же всего лишь шутка! — уже приловчился говорить нормальным голосом парень.

С его телом играли, будто с живой куклой. Это не нравилось гордому демону, но противопоставлять пока все еще ничего не хотелось. В кое-то веке было весело. Зачем нарушать иллюзорное превосходство самовлюбленного существа? Он же лорд лжи, в конце концов. Его работа вводить в заблуждение окружающих.

— Нравятся глаза? Твои желтенькие мне нравятся больше, — кажется, эту машину "смешных" шуток было не остановить.

Во всяком случае, боль точно не способствовала процессу смирения с судьбой. Лежачий, несмотря на всю серьезность ситуации, выглядел ни на каплю не напуганным. От него удивительным образом даже исходило высокомерие.

А рептилия не останавливалась: разглядывала тело, закатывала рукава, осматривала шрамы. К чему столь пристальное внимание к мясу? Олли полагал, что хищник перед ним не был столь учтивым и изучающим по отношению к толстому похотливому мужику до этого.

— Ой... — поерзал он, — А чего замер? Увидел мою татушку на внутренней части бедра? — пуще прежнего улыбнулся побитый пленник.

Он понял, что могло заинтересовать незнакомца и ему это нравилось. И да, татуировки у Андервуда не было.

Эти жадные до людской плоти звери всегда почти как любовники: они питают не меньшую страсть к жертвам. Ревнуют к следам других. На теле было клеймо. Таким клеймом помечали порченый товар.

Внезапно, самодовольный шатен наклонил голову и вытащил сцепленные руки из-за нее, через верх. Кто учил эту рептилию вообще связывать?
Быстро, не давай опомниться, падший приподнялся всем корпусом, да перекинул это кольцо из рук через голову наседавшего сверху. Обнял мертвой хваткой за шею.

Все это было так мимолетно и сопровождалось такой довольной улыбкой, что стало многозначительнее любых слов: перед тобой лежит собрат по долгожительству.

Белиал притянул зверя поближе к собственному лицу и игриво шепнул приятным голосом в ушко:

— Прикладывай чуть больше усилий, чтобы заинтересовать меня, милый зверек. Развлеки же уже, а то я могу заскучать и решить тебя убить раньше, чем ты.

Отредактировано Oliver J. Underwood (2018-10-10 03:16:37)

+3

7

Отчасти, рассуждения жертвы были верны, хотя виверн о них и не подозревал. Любой хищник трепетно относился к своей добыче. А тут её уже пометили. Это как клеймо шлюхи на девственники, такое и есть если только из жалости, чтобы другим не досталось.
- Какая разговорчивая едва. Оторвать тебе язык для начала? Хотя, ты забавно поешь, умничаешь… Обычно верещат как резанные. – рассуждал Регин, его подозрения усиливались. Умалишённые не покупают дорогие билеты на модный показ. А это существо продолжало паясничать, глазки ему понравились желтые. Вот только виверн хочет выдавить его глаза, чтобы не манили своей глубокой голубизной. А то он подастся – вырвет их и в баночке засолит. Когда-то он переродился во время, где люди пытались через глаза трупа увидеть убийцу. Мысли лихорадочно бегают в голове, выстраивая модель поведения адоптирующейся к ситуации ящерки.

Вот только то, что провернет этот парень ящер не ожидал. Он оказался в кольце рук сдавливающих теперь уже его шею. Сомнений больше не было. Он снова нарвался на какого-то древнего, но не такого как тот тентакольный монстр. И такого же самовлюбленного.
Регин наклонил голову, поддевая маску и сорвал её, что бы следом вцепиться зубами в плечо парня. Его зубы пронзили плоть. Одно движение головой и он вырвал бы кусок мяса, награждая того очередной травмой, вот только дальше продолжать истязать его тело не собирался и разжал челюсти, оставляя только кровоточащий след.

- Ты берега не путай, тут я тебя сожрать хочу, а не наоборот. Решил свернуть мне шею? Мне?! Регину?! Узнали бы асы и небеса содрогнулись от их смеха! Я тебе голову откушу раньше, чем ты еще хоть на миллиметр сдавишь мою кожу…
Быть зверушкой в ловушке не входит в планы модельки, точно так же как и обрести смерть тут. Только не таким способом. Но его безумно взбесила самодовольность мальчишке. Гребень поднялся из-з копны волос, натягивая перепонку, глаза вспыхнули тем природным золотом, коим недавно восхищалась добыча, а по обнаженным участкам кожи переливами то появлялась, то пропадала чешуя. Он схватил его за руку, пытаясь ослабить хватку, что бы вырваться, смотря в глаза бессмертного нечто.

- Я не ем себе подобных, я же не каннибал. – сказал тот, кто без зазрения совести пожирал человечину, шепча в губы демона, точно он был для него желаннее любовника. А ведь всего пару ударов сердца, он цапнул его, оставляя еще один след, на более ярком месте, чем предыдущий. Да это же банальное предупреждение будет тому хищнику, кто уже покусился на это тельце.
- Поэтому… делай со мной, что хочешь, я заглажу вину, что покусился на тебя… - Регин опускает глаза, взмахивая пушистыми ресницами, словно кокетка, пытающаяся заигрывать в баре с новым папиком. Сейчас хищник больше похож на жертву, трепетно прижимающийся к молодому телу студента.
Длинный язык выскальзывает изо рта, скользит по подбородку молодого человека, шее, собирает алую влагу с укуса. А вот потом его когти ощутимо так впиваются в бедро очередного бессмертного.

- Думал, я тебе так скажу что ли?! – шипение, хищник подается корпусом вперед и впечатывает парня снова в неприветливый и холодный асфальт. – Сам же понимаешь, что мы оба бессмертные. Даже если ты меня убьешь, я снова перерожусь и… я запомню твой запах, я буду искать тебя каждое мгновение, убивать тебя в младенчестве, когда ты будешь осознавать, что перед тобой твоя сме-е-ерть! 
Он замолчал на какое-то мгновение, переводя дыхание от пылкой речи. Все же, когда сдавливают тебе горло неприятно.
- Так… что ты хочешь мне предложить перед своей смертью? – сказал ящер, бессовестно скалясь вжимаясь в парня, точно собираясь увековечить вмятину его тела в этом переулке. Тело ему было очень дорого, даже умирать было не так страшно, но он не знал, когда переродиться теперь и... Заново выстраивать карьеру?! Да это лицо ему преподнесли сами асы, коих он ненавидел, будет сложно вернуть свой имидж с нуля.

Отредактировано Kearns Lehmann (2018-10-10 12:44:38)

+3

8

Новый знакомый был... как пчела... Хотел казаться опасным, заставлял других бояться себя, но на деле… Ну… Ладно.

Были в мире существа и ужаснее, чем этот ящер. Одни более страшные, другие могущественные, третьи умные. Даже больше Белиала. Поэтому человек перед ним выглядел в глазах тысячелетнего демона, аки маленький ребенок, кричащий: «Я злоооо, я ужаааас, я смееерть.» Нелепо и смешно. Хотелось выразить это и лицом, но демон, тактично, сдержался. Вдруг желтоглазый красавчик решит его еще раз покусать, а то как-то неприятно было сейчас.

Заживет, конечно, с его-то демонической регенерацией, даже шрама не будет, но чесаться станет пару деньков точно. А еще зверек и место такое неудачное выбрал, чувствительное.

— Ух ты, так людоед теряет самообладание, когда нарушают его правила? Или подожди... — парень по-театральному задумался, — Может тебе столь понравилось, что ты меня так чувственно укусил? Знаешь, я тоже кусаюсь в порывах страсти, но не до крови же! Знай меру, рептилия.

Он почувствовал, как под его руками, даже на шее похитителя появлялись чешуйки. Гладкие, но колючие, если пошевелиться неосторожно. Демон все еще не признал обладателя этой сущности. Скорее всего, ни в одной из жизней они не пересекались. Тем лучше. Не будет опасаться его дурной славы и покажет все, на что способен. В конце концов, развлекать он его все же начал. У гордых всегда так: стоит их поддеть, так они и рвутся что-то доказывать. Падший и сам был таким же.

К его губам приблизились и принялись что-то шептать. Какую-то глупость. Еще большую, чем те снобы на вечеринке после дефиле. Это расстраивало лорда лжи.

«Как с таким неумением за тобой вообще кто-то пошел в подворотню? Ах, да, это же люди. Многие из них поведутся на что угодно в похоти.»

Только вот Белиал сам был Отцом лжи. Он придумал множество способов и видов обмана. Создал само понятие «ложь во благо», которое, разумеется, само по себе ложное. Демон видел ящера насквозь и разочаровывался.

«Эта ложь на вкус как вода. Безвкусная. Придумай, что-то получше. Как тот трюк со шприцем. Я оценил.»

Его лижут, а падший тяжело выдыхает, сгорая от нетерпения закончить этот спектакль. Затем, грубо припечатывают, выбивают из легких воздух. Как-то слишком быстро кончилось. Черт. Больно.

— Нет ничего, что нельзя убить окончательно, ящерка. Даже я — демон, умру, но только от руки Князя Света во время последнего пришествия Христа. — он не скупился на точное описание своей смерти, потому что всегда относился к этому серьезно.

Новый знакомый был... как пчела… Глупец, атакующий большого человека и оставляя в нем свое жало, чтобы затем умереть. Что-то говорил о перерождениях, что-то о том, что найдет везде. Только вот это не студент работал моделью. Не он цеплялся за эту жизнь.
Хотя, если подумать, цепляться было за что: в последние свои перерождения он даже не смог пробудиться, а в этом был ослабленным, бесславным, растерявшим всех сторонников и артефакты. Кто знает, сможет ли он пробудиться еще парочку раз до пришествия «спасителя»? Вдруг его убьют не в славной битве, а по щелчку сотрут, как грязь? Обидно будет.

— А вот за тебя не уверен… — наигранно задумчиво произнес падший, — Но ты продолжай истерить, мне нравится цвет твоих глаз и пылкость. И твое лицо. Я даже знаю, как его использовать. Ох? Или ты не любишь когда тобой пользуются? Не понятно просто.

Как странно. Этот парень заводился от простых только слов. Как же он умудряется скрывать свою сущность на людях, таких требовательных и высокомерных? Для зверя они еда, а тут на тебе! Парадокс! Еда командует и помыкает хищником. Может, перед ним все же сумасшедший? От этой мысли он ухмыльнулся.

+2

9

Бровь поднялась верх, виверн наклонил голову в бок, смотря на распластавшегося под ним демона. Он ему так благосклонно предлагал «мир», а тот изволит издеваться? Хотя… он и так не собирался его отпускать. Поджать хвост и отойти только потому, что рядом собрат по бессмертию? Гррр! Это уже было делом принципа – выпустить кишки бедному студенту.
Теперь он озвучил свою природу и хищнику стало понятно кто перед ним. Но… он не показал чего может, а взгляд этого субъекта так и говорил «развлеки меня, детка». О… да, он его развлечёт. Кто еще тут кому угрожает? Знал бы отец, что кто-то тявкает на его сына… Засмеял бы.

Плечи Кернса задрожали, он откровенно стал ржать, запрокинув голову. Его пальцы на руке Белиала сжались сильнее, когти впились в недавний шрам от зубов другого хищника, пронзили его насквозь.
- Считай меня своим Князем Света. – он высунул язык, когтем быстро что-то начертил там, а потом припечатал палец ко лбу издевающегося над ним существа из рогатой братии.

Его отец был чародеем, могучим чародеем. Он вместе с Регином и Фафниром сумели пленить асов и диктовать им свои условия. Неужели ушедшие боги будут сильнее демона, с которыми у скандинавского монстра были особые отношения. Чародеи издревня взывали к могучим сущностям тьмы. Демонам, бесам… и прочей адской ереси. Подчиняли их. Может печать и не продержится долго, что парализовала это существо, да и Регину ненужно было сдерживать его долго… Минут десять? Или больше в зависимости от его силы. 

Белиал мог почувствовать, что его тело точно оцепенело. Конечности так точно, губы могут двигаться, как и язык, но ощущение как от заморозки после стоматолога. Регин наклонился, почти касаясь своим лбом его растягивая губы в улыбке.
- Мне тоже очень нравятся твои глаза. Подаришь мне один, м? Как талисман… - он ведет языком по его щеке, оставляя влажный след, отстраняется, выбираясь из кольца рук и растирает шею. Регин даже стал что-то насвистывать в то время как его когти коснулись глазницы, он их убрал и уже на границу между костью и глазом давил палец. Он точно собирался его вырвать, но виверн внезапно отдернул руку, сам себя останавливая.

- О, нет, нет, если я вырву тебе глаза, ты не увидишь, что я буду с тобой делать. – он пожал плечами. – Раз мы не пришли к мирному решению, придется мне немножко… тебя убить. А лучше на совсем. – он оскалил клыки, с ухмылкой смотря на демона.
Снова когти выскальзывают из пальцев, он привстает, но лишь затем, что бы порвать одежду, обнажая грудь студента. Монстр хмыкнул, огладил живот того и вонзил когти в его бок.

- Знаешь, я не люблю разговаривать со жертвами, но, раз ты так настаивал на нашем общение… Может, скажешь свое имя, м? О или… покажи свою силу. Да-да, жить мне осталось пока ты не щелкнешь пальцами. Вот так. – Регин демонстративно ими щелкает. – М… или ты не можешь даже пальцем пошевелить? Ха… Что ж, за «истерику» я тебя, пожалуй, не убью. Сразу не убью. Давай ка и тебе используем в моих целях?

Снова  смешок. Кажется, виверн вошел во вкус. Он решил напугать демона. Любой бессмертный боится лишиться своего тела. Он знал это на свой шкуре, но вот если его довести до «предела», то эта боязнь отступает, давая волю совсем другим аспектам характера. Одно движение и когти впиваются в плоть где ребра, проникают под кожу, отделяя её от плоти, словно стремятся достичь таким хитрым способом сердца, защищенного реберной клетуой.
Пальцы монстра вплетаются в спутанные волосы добычи, сжимают у самих корней и резко дергают его голову назад, заставляя открыть беззащитное горло его клыкам.

- Я сделаю тебя красивым… Ты станешь таким же прекрасным как «Утренняя звезда» Пола Фрайера… Эта роль очень даже для тебя подходит, солнышко. – он трет его лоб, смазывая заклинание, которое нанес, давая демону свободу от «заморозки».
- Что скажешь лапонька? Чего замолчал? Уже в мыслях представляешь как красиво ты будешь подвешен на электрических проводах в столь совершенной позе, а твои внутренности послужат крыльями?!

Регин низко зарычал в его лицо, опасно сузим глаза и все же схватил зубами за глотку, прокусывая, но не так, что бы жертва быстра умерла. За столько лет, он слишком хорошо знал насколько глубоко нужно вонзать зубы, чтобы добыча не испустила последний вздох.
Дракон прям нарывался и демону ответить за свои слова и показать свою силу. Не сдохнет сразу, так хотя бы и этого самовлюбленного рогатого утащит за собой.

Отредактировано Kearns Lehmann (2018-10-11 21:20:33)

+3

10

Какая жалость.

Белиал вновь ошибся. Принял видимое за действительное, но сейчас стало понятнее: перед ним был не просто людоед. Или зверь, коих много. У этого паренька было прошлое. Ох, наверняка, очень тяжелое и трагичное. С какими-нибудь моральными или физическими травмами, из-за которых ящер и обозлился на людишек несчастных. Как интересно, конечно…

Нет.

Оливер проникся еще большим внутренним отвращением к существу оседлавшему его, словно тот был конь, ей-богу, или жаркий любовник. Ему было по вкусу чистое безумие, а безумие с предысторией его раздражало. Впрочем, даже горчащий напиток можно пить. В этом была своя изюминка. Тем более, что хранитель стал не так чтобы прихотлив, собирая темные осколки в мире смертных. Он встречал разные сущности и видел разную тьму.

Демона всегда притягивало Зло, а Зло притягивалось к своему бывшему носителю. Для этого ангел и был создан искаженным. Чтобы хранить и оберегать. Правда, потом тот решил его приумножать, да сеять, но кому какое дело?

Парень среагировал на упоминание заклятого врага молниеносно, без улыбки, изменившись в лице. Немного даже агрессивно-надменно, словно говорит с низшим существом.

— Замолчи, падаль. Ты никогда не сравнишься с ним. Даже не приблизишься. — его голос звучал при этом равнодушно и холодно.

«Кем ты себя возомнил? Заклятым врагом? Смешно.»

Словно в ответ на дерзкие слова, на него наложили какую-то печать. Древнюю и ему не известную. По крайней мере, его никогда не призывали и не пленили ею. Наверное, великий маг Соломон бы понял. Именно этот царь когда-то заключил падшего в медный кувшин. Посадил в клетку.

А ведь он удивился.

«Неплохо! Вот это весело! Кто же знал, что за заурядным монстром скрывается чародей и мастер печатей! Хочу это. Хочу взять себе. Потрясающе», — древний демон мыслил сейчас, словно радостный ребенок, получивший долгожданную игрушку.

Конечно, он понимал, что будучи в своей полной силе эта потешная печать не остановила бы лорда лжи. Но и рисунок сделан наспех, без жертвоприношений и заклинаний.
Теперь Андервуд по-настоящему проникся, заинтересовался.

А в это время ему собираются вырвать глаз… Как странно, что мысль о потере глаза была ему безразлична. Весь его всполошившийся разум захватило потрясающее мастерство. Действительно, кто бы мог подумать?

Глаз остался цел, но за этим пошли новые бесполезные слова. Олли уже расхотел играться. Его заполонила жажда обладания. Незнакомец с красивым лицом мог быть ОЧЕНЬ полезным.

— А знаешь, я передумал! — радостно воскликнул засиявший ангел, — Твои печати — это нечто прекрасное! — да уж, нестабильности полусумасшедшего лорда можно было позавидовать.

Белиал являлся эстетом и истинным ценителем прекрасного. Ну не мог он ни ломать образа и воздержаться от восхищения. Ему, как иллюзионисту (а значит магу), была очень интересна эта часть тонкой реальности.

— И да, я покажу тебе свои силы, — чуть успокоил свое возбуждение шатен, — Разумеется, при других обстоятельствах.

«Но ты конечно прогадал, оставив возможность говорить. Мда. Придется поработать над твоей осторожностью», — это несовершенство немного огорчало искушенного ценителя.

Ведь он мог наслать страшнейший недуг лишь словом. Щелкать ничем не нужно.

— А вообще, и вправду: давай я представлюсь первым, — чуть ли не напевал от счастья раздразненный демон, — Я — Белиал.

Словно истинный ученый или скульптор, ему хотелось осмотреть, ощупать, проверить каждую чешуйку. А откуда это? А откуда, то? А где ты это взял? Ох, великолепно!

Ради этой возможности юноша готов потакать эгоцентричному людоеду. А убивать такого было бы и вовсе — непростительной глупостью.

Боль. Очередная. Да когда же садисту надоест?

Оливера заставили откинуть голову. Заставили почувствовать себя униженным. Какое забавное ощущение.

«Тебе хочется меня унижать? Так ты самоутверждаешься?»

Это вызывало трепет. Может даже, в каком-то извращенном смысле, заводило. Белиал был демоном и похоти, в том числе. Ему нравилось ощущать исходящий подтекст из каждого жестокого действия монстра. Интересно, наслаждался ли этим незнакомец? А если наслаждался, то почему? В этом крылась своя нежность, понятная только одному лорду лжи. Словно его тело гладили, а не убить собирались.

Повелительный голос вновь окликнул задумавшегося шатена. С удивлением тот обнаружил, что может двигаться. Сразу поерзал на месте, устраиваясь поудобнее в этой многозначительной позе. Будто бы здесь можно устроиться удобнее.

— Я замолчал, потому что подумал, что ты чертовски романтичная змейка. Ведь специально же делаешь все так показательно, — улыбка спала с лица, сделав его загадочным.

Олли наклонил голову набок, под другим углом рассматривая получеловеческий облик.

— Ты мне нравишься. Я бы вознаградил тебя Блаженством, но боюсь, ты слишком сильно поигрался с моим сосудом для этого.

Он протянул руки и дотронулся до чужих румяных от крови щек. Нежно, почти заботливо.

— Тебе нравится моя кровь?.. Мне нравится, как кровь выглядит на твоем лице. Те людишки с показа... Вот что им не хватало.

Отредактировано Oliver J. Underwood (2018-10-14 19:16:07)

+2

11

- Белиал… Белиал?! – в голосе Регина на миг мелькнуло благоговение смешанное с восхищением. – На самом деле… не слышал о тебе.

Последнюю фразу он произнёс скучающим тоном и ухмыльнулся. Восхищение его именем было сарказмом и демон лжи прекрасно это чувствовал. На самом деле виверн не интересовался христианской мифологией и всем бестиарием, что порождала глупая людская вера. Он знал пантеон своих асов – а большего ему было и ненужно. Тем более, какая разница узнавать демона по имени, если им сейчас закусят? Вот и Регин не видел в этом смысле. Кроме того, его действительно охватил трепет перед началом трапезы. Ему нравилось убивать, нравилось калечить людей, нравилось видеть страх в этих живых глазах, которая потом подернется пеленой предсмертного мрака. Даже бессмертные умирают. Перерождаются да. Но все равно умирают, если помочь.

- Точно так же, как ты, млаеьнкий демон, не слышал имя Регина, сына Хрейдмара! Но не обольщайся… Хотя, ты прав, мне нравится твоя кровь и вкус твоей плоти. Хоть ты и не человек, но я вполне могу употреблять тебя в пищу. Кусочек за кусочком.

Он хмыкнул, слизывая кровь с его плеча. Действительно Регин пребывал от её вкуса будто в экстазе, точно так же как и от охоты. Какая еда разговорчивая и не убегает, даже когда он дал ему возможность освободиться или ему нравится, что его тут собираются выпотрошить и слопать? От поглаживающей руки он отшатнулся и тут же наградил её укусом, но вот от слов он разжал челюсть.

- Хо? – Регин обхватил лицо парня и резко приблизился к нему. – Ты, правда, считаешь, что этим людям не хватает росчерков крови? Много… много крови. На их телах, душах. Этот показ был бы великолепным, если бы он был окрашен цветами крови.

Виверн поддержал слова демона, он даже перестал царапать его. Толика уважения ко вкусовым пристрастиям демона даже порадовала этого маньяка.

- Все эти краски – они безвкусны по сравнению с цветом крови, с её консистенцией. – он запустил когти в рану, но лишь затем, что бы собирать вытекающую жидкость из этого тела. А после… он провел пальцами по лицу Оливера, украшая его кожу росчерками алого, восхитительного алого цвета. Возникла безумная на миг мысль не убивать его, а вполне себе даже… пообщаться на тему крови и того, как можно расчленять людей. Он же демон, в их природе должна быть жестокость. Вот только… Как жаль, что они встретились не в других обстоятельствах.

- Мне нравится твоя идея. Тот показ реально был бы хорошо с мясом и телами. Как жаль, что люди не ценят ту внутреннюю красоту, что даровали каждому. Неважно кто ты внешне – внутри все великолепны.

Он вздохнул, даже сел выпрямляясь, откидывая волосы за спину. Золотые глаза прищурились.
- Вот только ты ошибся в одном, обозвав меня змеей. Я не ползучая тварь, и не ящерица. Я дракон! – с этими словами он плавно перетек в свой истинный облик. Одежда порвалась и ошметками висела на его шипах и гребне. Давно он полноценно не превращался, не чувствовал в перепончатых полукрыльях силу ветра при парение. Гребень встал на голове торчком, а нижняя челюсть разъехалась в разные стороны, открывая розовую глотку и длинный язык. Массивная лапа весомо упала на грудь, прижимая демона к асфальту и снова когти впиваются в его плоть.

Потом Регин подумает, как будет добираться до дома. Для него ценнее здесь и сейчас. А сейчас перед его мордой был распластавшийся ужин.
- «Впервые мне жаль кого-то убивать. Твой вкус к красоте исключительная ценность, но у меня нет другого выбора. Пока…»

+2

12

В действительности, не важно, слышали ли о нем раньше или нет. Это только лишнее подтверждение невежественности собеседника. Раз уж тот мог делать печати для демонов, то знать одного из лордов было бы… Нормальным, что ли. Хотя, когда дело доходит до чего-то нормального, становится невероятно смешно.

С другой стороны, Белиал не слышал ничего и об этом заклинателе-людоеде. Что странно и для него: иллюзионисту, который интересовался тонкой материей вне реальности. Похоже, счет глупости был 1:1.

«Регина, сына Хрейдмара?» — повторил в голове чужие слова юноша, — «Нет, даже не знакомо.»

Интересно.

Теперь, когда он прислушался к собственным ощущениям, эти ранее мерзкие движения языком казались ему… Приносящими удовольствие.

Наверное, так всегда бывало с Белиалом: если ему что-то не интересно, то целиком, если же интересно, то — полностью и без остатка. Лицемерил ли он? Да. Притворялся? Конечно. Не могут ощущения в миг измениться. Причем так кардинально. Но на то он и был демоном лжи, что вводил в заблуждение даже сам себя и свое тело. Заставлял его по-новому смотреть на тех, к кому высокомерный проявил благосклонность.

Эта рептилия желала сломать его. Съесть.
Бедняжка. Прекрасная заблудшая душа. Они такие сладостные и порывистые. Всюду стремятся торопить события.

Новый укус даже не удивил. Шатен был готов получить эту боль. Его темная душа подпитывалась всеми частями негативной реальности: злостью, ненавистью, ненормальной жаждой (пусть, досадно, и поставленной на конвейер).

Вместо проявления своих телесных ощущений, его лицо выражало ощущения внутренние, поэтому улыбка, добродушная и лукавая, только расширилась.

«Кусай. Пробуй сладкую кровь на вкус. Тебе же нравится? Иногда эта кровь может быть и наркотиком, по моему желанию.»

Его лицо украсили алыми красками. Демон был не против такого, хоть и предпочитал видеть эти цвета на чужой коже. Все-таки в крови было нечто варварски пошлое. Но она могла быть весьма изысканно эстетичной и романтичной в правильном применении. Оливер прекрасно знал, как выглядит красивая интимная кровавая похоть. Если смотреть на людей не только, как на пищу, это можно было увидеть. К сожалению, Регин был полуослепшим. Заблудился и ушел в дебри. Думал, что знает о человеческом теле все. Но человеческое тело — это не только кишки.

«Я научу.»

Уже второй раз за последние месяцы у него возникло это менторское желание. Тьма перед ним взывала. Казалось, падший видел тянущиеся к нему черные ее руки. Она хотела воссоединиться с хранителем. Она устала за долгие века.

Мальчишка кротко кивнул на рассуждения о показе неожиданного собеседника. Да, пока что пусть будет так. Он поддержит его мысли.

«Дракон?» — удивился в очередной раз демон.

Его новый знакомый трансформировался. Придавил. В нем возникло четкое желание пожрать. Все вышло из-под контроля слишком резко.

Придется с этим что-то делать.

Белиал нащупал это желание на кончике своего языка. Тяжело проглотил и таки воспользовался способностями.

«Заставил меня тратиться на тебя? Хм.»

Пристальным взглядом, доставая до самого сердца (а оно несомненно было даже у дракона), падший ухватился за желание убить, как будто приставляя нож к горлу. Грозился увеличить его до сумасшедших масштабов. Тогда существу придется бездумно нападать на всех этим вечером. Тогда он не сможет скрыться более.

— Дракон, — будто бы пробовал на вкус новое слово, поправлял себя он, — Ты ведь уже ужинал? А я убедился в твоем бесспорном могуществе. Так какой смысл наживать тебе проблем с демонами? Мы могли бы заняться более интересными вещами, чем воевать, не так ли? Неужели в твоей голове нет ничего интереснее, чем бесконечное: еда, еда, еда?

+2

13

Виверн ощутил, как его схватили за его же порок, и держат точно повод натянутый. В любой момент его спустят, и он пойдет крошить людей. Врезать город. Как забавно. Он уничтожит много смертных, но так же и раскроет других существ и его, скорее всего, уничтожат свои же.

- «Мной движет нежелание набить брюхо! И не показать себя перед тобой, словно павлин! Не думай, что мои мысли и цели настолько низменные. Ты путаешь меня с людьми и эти раздражаешь… немного. Я лишь ведом жаждой мести. Я поглощаю людей только потому, что выродок этого омерзительного рода предал меня и безжалостно обезглавил моим же мечом, пока я спал!»

конечно, то что он сам хотел его убить и забрать золото брата себе Регин решил умолчать. Он не видел ничего такого в том, что хотел получить богатство чужими руками, но тот поступил мерзко, послушав каких-то пернатых окорочков!

- «Поэтому я просто желаю окрасить их в божественный красный. Окрасить все человечество. Ты же… Я не желал тебя убивать, демон, но и быть заложником твоих похотливых желаний – тоже не хочу. Я убираю свои следы, а ты слишком много знаешь обо мне и можешь использовать это для себя. А то, я словно не знаю вашу братию, мой отец использовал вас для ритуалов. Ты чтобы самоутвердиться или возвыситься в глазах смертных, сдашь меня копам с потрахами и не почешешься». - пасть снова раскрылась, Оливера обдало горячим дыханием.

- «Давай, отпусти поводок, что ты держишь. Я порву тебя первым. Эта жажда крови, что я так усилено прячу внутри, ты задеваешь её. Играешь со мной, словно на стругах арфы, демон. Так чего же ты ждешь? Тебе так и так грозит смерть». – золотые глаза щурятся, но оба они понимают, что пока демон контролирует жажду убийцы, тот не тронет его. Не посмеет.

Регин вот сейчас открыто нарывался, провоцировал. У него закончились трюки в рукаве. Нет была еще магия, ритуалы, но это будет картина маслом – он просит демона подождать, а сам рисует его же кровью пентаграмму и отправляет его на Камбоджу или еще куда. Для скандинавских колдунов – магия тонкое и могущественное искусство, а не фокусы направо и налево.  Но, да. Были еще печати мелкие, но разве этот Белиал даст снова рисовать что-то на себе.

Монстр закрыл глаза вторым веком, сжимая лапой грудную клетку демона, но… о чудо, он не стал его протыкать когтями в этот раз. Длинный язык снова прошелся по груди и животу, слизывая алую жидкость. Кровь и правда была необычной по сравнению с человеческой. Вкусно. Даже несмотря на то, что ему приставили «нож к горлу», он не мог отказаться в удовольствие и слизать её. Если демон не спустил его с поводка сразу, топя в его же безумие, то значит еще не все потеряно. Возможно, Регину придется включить свою дипломатичность и договориться? Контракт с рогатым заключать он не собирался, прекрасно зная, какие эти твари лукавые порождения. Да и как чародей – это он любил объезжать темных существ, а не что бы катались за его счет.

Этого демона точно хотелось порвать, если и не порвать, то заставить играть по своим правилам, но теперь оставалось только самому сыграть роль искусителя, что бы убрали с его шейки этот поводок из его собственных желаний.

- «Белиал… Давай вместе окрасим этот мир в алое. Эти люди станут великолепной жертвой во имя тебя. Демоны же становятся сильнее, когда получают невинные души? Я могу утопить тебя в них, коль пожелаешь. Давай обговорим детали нашего взаимовыгодного сотрудничества?»

Или твой смерти на худой конец. Кернс не собирался рисковать и проверять останется ли его безумие, если он убьет источник, пробудивший кровавую жатву в его душе.

Отредактировано Kearns Lehmann (2018-10-17 23:28:19)

+1


Вы здесь » Godless » real time » [05.08.2018] Кровь на твоих губах