Godless

Объявление

Ты можешь говорить с черепом, с микроволновкой или рекламным билбордом, кричать на кота, но лишь дорожный знак имеет смысл, высшее предназначение. Только он несёт в себе ответное послание. Есть главные дороги, а есть объезды. Места, где можно остановиться и передохнуть, и точки, в которых лучше не останавливаться. Не оборачивайся. Двигайся по кругу. Снизь скорость. Будь аккуратен на поворотах. Берегись падения вниз.
В игре: ДУБЛИН, 2018. ВСЁ ЕЩЕ ШУМИМ!

Некоторые из миров пантеонов теперь снова доступны для всех желающих! Открыт ящик Пандоры! И все новости Безбожников еще и в ТГ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » real time » [29.07.2018] Не пей из копытца


[29.07.2018] Не пей из копытца

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[epi]НЕ ПЕЙ ИЗ КОПЫТЦА 29 июля 2018
Eliot Boyle, Oliver J. Underwood
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
https://ru.inettools.net/upload/6yR7rlKXeOi1yTuROegbBCSrkhq2KXP1Nr3VNKjB/22.fwIUg.jpg
Водка зло, пейте томатный сок[/epi]

+4

2

Ни в одной культуре мира слова «жадность» и «мудрость» не уживались в рамках одной концепции. Это знали все, кроме Мамоны. Вот и сегодня полуденное солнце выглянуло посмотреть на уличный аттракцион невиданной жадности, а демон пыхтел, но тащил ящик алкоголя.
Вообще-то он пришел за парой бутылок хорошего вина, внушив персоналу, что малолетка в спецмагазине это нормально. Все было прекрасно ровно до слов «какой хороший выбор, у нас сегодня акция!»
Последнее, что помнил Маммона до того, как дымка халявы заволокла глаза, было «а если вы ящик возьмете!...»
Кстати, к ящику виски прилагалась вязанка колы. Маммона искренне считал, что виски с колой это грех, но газировку пер. Тяжелую, неудобную, мерзкую жидкость, которую он точно пить не станет. Вот нахрена оно надо было, а?
Будь демон обыкновенным ребенком, сдох бы метров через десять. Но Элиот был необыкновенным долбожабом, поэтому продолжал тащить ценный груз, проклиная все на своем пути. Коробка приятно звенела, центр тяжести постоянно сбивался, а руки болели так, что грозили или отпасть, или вытянуться до пяток. Но юный хапуга никому не мог доверить ценный груз.
Пыхтел, и тащил. Надо звонить в службу доставки, но ведь им надо платить! И за что? За доставку даров блистательного Маммоны величайшему Велиалу! Может заморочить пару сатанатистов?
А вдруг сломают?
Потеряют.
Не оценят.
В борьбе жадности с здравомыслием вновь победило то, что у нормальных существ побеждать не должно. Успокаивало только одно.
… Если бы завхозу рая сказали, что однажды он решит сходить купить выпить с самим Белиалом, он бы поймал шутника и огорчил до невозможности. Потому что фанбаза ангела Начала могла трижды опоясать небо.
Это был, пожалуй, самый недоступный и популярный брат. После Люцифера. Гордым Бел был настолько, что гордые птицы, наверняка, появились в его честь, а для услады его взора из земли поперли гордые горы. В итоге возгордился он неслабо, но после падения Белиал и Маммона, разумеется, сблизились. Как земля и небо, ага. Были у них некоторые совместные проекты по схеме "хитросделанность и финансирование", но потом демона угораздило сунуться к Соломону. К тому самому. И если бы в день полета у Отца нашлось для старшего помимо проклятий еще и напутствие, оно бы точно звучало как "коль случайно утонешь, купаться больше не пойдешь!"
Велиал тогда долго не купался.
Пару жизней демоны не пересекались, и вот пришло время потрескать вместе картошку из макдональдса. Их встреча была неизбежна, как крах социализма, и Элиот не знал, как относиться к новому выверту мироздания. С одной стороны, расчудесный, замечательный брат выглядит чертовски молодо в этой причудливой оболочке. Так он и в раю пенсионером не казался. Что ж до ада...там он сбавил светскую жизнь.
Вообще, плен здорово потрепал пернатого.
Нет, не так. Сначала его тормознули на пороге райских кущ, потребовали все вплоть до имени, обув в проклятие, а потом комуналка в кувшине. Подобный санаторий никому не идет на пользу.
Что не мешало Белиалу снискать определенную популярность среди людей. Несправедливо, но если забить в Гугле имя любого из его старших братьев, среди миллиона картинок "рогатое чмо" наверняка отыщется что-нибудь приличное. Имеются  даже ритуалы вызова с подобострастными оборотами, другой вопрос, что такими схемами из ада не вытянуть даже таракана, не то что "падшего первым среди достойных".
А теперь поищите среди смертных почитателей Маммоны.Найдете аж целое нифига, причем самое большое нифига-нифига среди возможных.  Тщеславия в младшем было на троих, и подобный расклад сильно ранил его дущу.
Размышляя подобным образом, демон таки дотянул до пункта Б. Сил осталось ровно на то, чтобы копытом ботинком долбить в дверь, требуя освободить его от ноши.
-Привет, старший, это тебе. Нет, не так. Это нам. Мне без колы до краев, себе как хочешь.
Проскользнув под локтем Оливера, школьник начал внимательно рассматривать жилище князя. Пять долгих секунд в растерянном взгляде читалось «дяденька, а великий демон Белиал точно здесь живет?» Что за тяга у братьев к поистине христианскому аскетизму? Вот Лилит всегда знала толк в нормальном житие, а тому же Абаддону потребовалась куча времени, чтобы познать, быть богатым и здоровым лучше, чем быть просто здоровым.
Маммона прикрыл глаза. Увиденное всколыхнуло в нем немедленное желание вывести брата в нормальный метраж, купив ему все, вплоть до танцующего в рояле медведя для услады взора. Но стоило хорошенько ущипнуть себя как  все прошло.
-А у тебя тут мило,-улыбнулся мальчишка,-очень уютно.
«Как под огненным мечом Михаила».

Отредактировано Eliot Boyle (2018-10-14 21:09:57)

+8

3

Ох, какое же жизнь дерьмо.

Совсем недавно судьба свела его с Абаддоном, а затем с Мамоном. Хоть семейное пиршество устраивай. Ах, да… Уже. В макдональдсе.

Этот шутник Шеол.

Думает, что если спас его от смерти единожды, имеет право распоряжаться жизнью дражайшего «брата» как хочет? Что этот черт о себе возомнил?

В любом случае, мужчина навязал свою, только одному ему понятную, игру. С демонами всегда так: свяжешься с кем-то из древнейших и обязательно попадешь в сумасшествие. У каждого к тому же своя форма безумия. Хоть ходи и диагнозы расставляй: маниакальный синдром, раздвоение личности, депрессия, шизофрения…

Белиалу вовсе не хотелось иметь с великими демонами ничего общего. Даже если и относился к этой же касте когда-то, он все равно всегда был сам по себе. Предпочитал, как настоящий сноб, сидеть на собраниях в тронном зале архидемона Люцифера в стороне. Его окружала свита и ближайшие помощники. Красноглазому не нужны были друзья или враги. Вне стен дворца он запирался в своих владениях на личном кругу ада: экспериментировал, постигал искусство иллюзиониста и принимал восхваления от подхалимов. Не жизнь, а сказка!

Правда, зачем-то его потянуло на Землю… Ну какой черт за ногу дернул? Нет, было весело, конечно же, играться с человечеством, но оно, словно злобная бывшая, всегда нагадит тебе в ответ.

«Ну дорогая, ну не выкидывай мои вещи!» — и вот, ты уже растерял все свои артефакты.
«Я честно-честно не заглядывался на соседнее государство!» — и вот, ты уже в плену и развлекаешь великого мага танцами.

Будто бы он восточная танцовщица, ей-богу.

Какие повороты устраивает иногда жизнь?.. Дерьмовые повороты…

Вот жил же, жил себе Оливер Джон Андервуд в Килкенни, а потом решил приехать в Дублин учиться. Идет себе, идет мальчишка и оп! Ох, во что это я наступил? Почему оно дурно пахнет? Это, мать вашу, очередной демон.

Ах, да. Точно.

Был ли падший удивлен неожиданному стуку в дверь? Конечно, нет. Он просто в нетерпении ожидал гостей. Жаль только стол не успел накрыть, да тортик нарезать.

Единственным верным и важным вопросом являлся один: Шеол или Мамон? Ответ на него хотя бы подсказывал: какая комедия его нынешний день.

«Может в Диснейленд свозят? Действительно, почему бы и нет. Не буду удивлен.» — язвил в мыслях парень, пока шел ко входу.

Пришлось даже бросить недоеденный бутерброд с колбасой на кухонный стол. Там же остывающий кофе.

— Какого… — успел только обронить Олли, когда распахнул дверь, но его нагло и бесцеремонно перебили, ни секунду не сомневаясь и буквально вламываясь в просторную студию.

Совсем как тогда. В тот день, когда Белиал проснулся и увидел перед собой рожу Ливингстона. Та же фраза, почти вырвавшаяся с губ хранителя тьмы.
Ну не был он радушным экстравертом. Что поделать.

Тяжело выдохнув, шатен втащил ящик непонятно откуда взявшегося спиртного и недовольно захлопнул дверь. Оу, кажется, это виски?

— un Mammon, — вырвалось тихое ругательство-насмешка на испанском, появившаяся в честь этого демона, — И где ты это взял? Кто вообще продал?

Очевидно, юноша знал о силах своего собрата, но предпочитал не думать, что тот ими пользуется для столь низменных вещей. За такое по головке точно не погладят родители… Были ли у Мамоны родители? Неизвестно.

Восклицание насчет его съемной квартиры высокомерный демон и вовсе пропустил. Решил даже не заметить ироничные нотки в голосе.

«Как же унизительно.»

Его прежний статус и нынешнее положение находились на разных уровнях. Белиал был лордом, упавшим лицом в грязь. Факт этот бесил и заставлял злиться от стыда. Особенно сейчас, когда его силы были катастрофическими низкими. После недавнего укуса, исцеления (шрам от этой мысли заныл) и всего лишь двух дней на реабилитацию.

К примеру, Оливер даже не сумел почувствовать, кто стоит за дверью, пока не увидел собственными глазами. Ну что за убожество.

Впрочем, уже сегодня юноша выглядел лучше, чем вчера. По крайней мере, не тупо пялился в окно с лицом дохлой рыбы. Бодрячком держится. Даже решил поесть.

А вот мальчишка… Как же его звали по-человечески?

«Элиот Боил», — подсказала память после недолгих заминок.

Элиот вовсе не выглядел ослабевшим, несмотря на то, что жил в теле ребенка. Судя по всему, еще и умудрялся пить.

— А не много ли на твой вес? — усмехнулся шатен, проходя мимо растерянного, прямиком к надкусанной еде за стол.

А что? Гости гостями, а человеческое тело требовало пищи.

— Как думаешь, может, тебе все же сладкий чаек? — вскинул брови он, уже сидя на стуле и пялясь на Элиота, — У меня есть шоколадное печенье.

Ох, как же ему нравилось язвить и подшучивать над этим телом. Впервые не в Андервуда летят подколы за юность.

Пить с малолеткой? С чего бы ему это делать? Потом уберет этот ящик до лучших времен, а сейчас выместит свое раздражение на завхозе и выпроводит.

Отредактировано Oliver J. Underwood (2018-10-14 22:18:32)

+4

4

"Теплый прием" в понимании ангелов ада означает буквально: есть котел (1 шт), температурный режим не выше 444 градусов, спа для грешников готово. Расправляй уши, зайчик, и лети навстречу счастью, ты настырно шел к успеху!
Но не сегодня.
Сегодня Велиал являл собой аллегорию душевного, почти человеческого гостеприимства. По меркам преисподней, конечно же. Открытие настолько потрясло Маммону, что демон на миг забыл об экскурсии по "нищему студенческому примитивизму, даже золоченной люстры нет". Не каждый божий день братец настолько дружелюбен, что почти радушен. Или человеческие формы пошли ему на пользу, или конкретно у Оливера луна сидела в четвертом доме, но выглядел братец на редкость мирно.  Велиал напоминал старого волка, который временно отошел от дел, и в голове словно звучало беззлобное "прилепились тут как репей на задницу! Убирайтесь, у меня здесь своя атмосфера".
Но у демонов ведь как? Кто не спрятался, того мы припахаем. В индивидуализме была их сила, в эгоизме-слабость.
-Бог послал, - проигнорировав ругательный элемент, мальчишка начал шарить глазами по открытым поверхностям в поисках стаканов. Где ж они обитают? В шкафах? Плохо,ибо достать их в теле человеческого детеныша, не используя табуретку, это как валенок на колено надевать.
Впрочем, братец Бел  не собирался делиться, но это его проблемы. Бля…гослави его батюшка, этого потомственного понтореза, а Маммоша мальчик не гордый, Маммоша сам себе все организует.
Подойдя к ящику, мальчишка с огромным сожалением был вынужден констатировать, что большую часть бутылок ему не осилить. Как бы ни вопила жадность, требуя вернуть таким образом хотя бы часть денег, маленький гробик выйдет гораздо дороже, чем упущенная выгода. Диагноз: бутылка, максимум полторы.
Когда же  он вырастет наконец? Жизнь в теле ребенка  имела свою прелесть, мир словно был юн, и ты познаешь его заново. Это волшебно, но не когда хочешь напиться в доску-полоску, до состояния нестояния.
Чертово. Хрупкое. Тело.
Элиот выцепил бутылку из центра, ту, которая, по его мнению, ему шире всех улыбалась. Подумал, и вытянул еще две. Улыбнулся им в ответ и едва не подавился воздухом, услышав щедрое предложение Велиала.
-Ты бы мне еще святой водички предложил испить, - сварливо откликнулся Бойл, - для ускорения восхода солнца и впечатлений хороших.
Было странно вот так запросто общаться с тем, кто некогда по силе и лучезарности был равен Самаэлю. В лучшие времена пришлось бы лезть через кордон его почитателей, чтобы наткнуться на взгляд Того, кому никто не нужен. Не сказать, чтоб в плане нуждаемости что-то изменилось, но печенье он уже предлагает.
Пусть даже с издевкой, а таки прогресс.
-Ну что ты, дивный, не смею злоупотребить твоим гостеприимством, да преумножатся в этом доме все твои деньги, - на столе выстроились в ряд три бутылки, одну из которых Маммон держал особенно крепко, - а потому я пришел с миром и со своей заваркой. Первый тост за тебя, Агриэль.
Это странное, но весьма симпатичное имя, демон нашел в одной из многочисленных статей о лорде разрушений. Подивился тому, что смертные использовали его чаще, чем обитатели ада, на памяти Маммона брат именовался как угодно, но только не так. Белиал, Велиал, Белиар, Велиар, куча существительных со словом «ложь». Сплошные имена-ругательства, как и у него, Мамоны, словно не имя это вовсе, а кличка бездомного пса, который нашел не новый, лучший дом, а в лучшем случае пристанище.
Не сдох, и на том славно.
Алкоголь, даже сама мысль об алкоголе, всегда настраивали Жадность на грустно-патриотически лад. Пожалуй, их главу в Библии можно было заканчивать словами «вот и сказочке конец, а кто выжил-молодец»
-Поведаешь, что у вас с Абаддоном твориться?

Отредактировано Eliot Boyle (2018-10-16 22:00:13)

+3

5

Старшие и младшие собратья, вне зависимости от того, кем они были (кроме Люцифера, конечно же), всегда казались демону жуткими варварами.
Везде и всюду врываются, хозяйничают, развлекаются. В общем, чувствуют себя как дома. Так было и в аду, так и за его вратами. В мире смертных.

Белиал же являлся более утонченным и манерным падшим. Любил устраивать шикарные приемы в своих владениях, безумные оргии. Красота и изысканность. Не то что у некоторых.

Наверное, сказалась его невероятная ангельская гордыня, ведь когда-то он и впрямь был, по рассказам многих, чуть ли не равен в своем сиянии возлюбленному брату. В те времена его появление на огненной колеснице сопровождали звуки сотен горнов. Прекрасное время величия.
Впрочем, пав, красноглазый потерял свой главный источник силы — тьму. Она вырвалась окончательно и наполнила этот мир своим Злом, множась и разрастаясь до невероятных, безумных масштабов. Ныне нет ни одного низшего существа, в коем не было бы ее семени. «Все мы рождаемся грешниками.»

Поэтому высокомерный лорд знатно так поубавил в своем могуществе, хоть и остался одним из сильнейших соратников Князя Тьмы.

Вместо прежнего, Белиал заперся на своем кругу и проводил бессчетное количество экспериментов, обучался магии и мастерству управления тонкими материями.

Именно в этом факте Олли и видел причину пропасти между собой и прочими темными крылатыми, да рогатыми. Те зациклились на своем мерзком материальном, когда Отец лжи отринул это и пошел по границе реальности и энергетических нитей за ней. Иллюзии, манипуляции, управление желаниями, чуткость ощущений… Изысканность, достойная демона, который выглядит, как ангел, и говорит речами змея. Лишь малая доля его способностей касалась непосредственно плоти. Они же, одновременно, затрагивали и душу лучше всего. Подчиняли.

А что сказать про таких сущностей, как Мамон? Ну… Еще один варвар. Просто более предприимчивый.

Красноглазый мало что слышал о происходящем в преисподней за время своего отсутствия. Да и то, только из уст помощников. Однако истории о политических терках, которые, к слову, никогда не интересовали его, дошли и до слуха лорда. Старый раздражительный Астарот в своем духе. Когда-то, молодой и неопытный, этот демон даже входил в его собственную свиту, но затем умудрился чего-то достигнуть и стать самостоятельной единицей.

Не то чтобы Белиала переполняла гордость за это, но Астарот всегда казался ему недооцененным.

Ах, да… Мамон. Этот скупердяй всегда бы нашел, куда пристроиться. Хитрый и умный, он умудрился вырвать себе изрядную долю власти и даже сумел привлечь внимание Сатаны. Последнее вот как раз таки более всего раздражало. Союзники должны быть сильными и достойными, а не готовыми продаться за лишнюю гору золота. Или это, может, просто лорд лжи в нем так ошибался и чего-то не видел? Как знать.

Сейчас многое что изменилось. За века, проведенные в изоляции, без тесного общения друг с другом, большинство падших резко (или не совсем) поменялись. Кто-то в лучшую сторону, кто-то в худшую. За себя Оливер думать не стал, а вот о ближайших (во всех смыслах этого слова) родственниках он решился все-таки поразмыслить:
Абаддон (свирепый и разрушительный Шеол в прошлом) стал заботливым «папочкой»… Белиал бы расхохотался, но…

Окей, пойдем дальше.

Мамон (ненасытный и обладающий дурным, пошлым вкусом) стал… А, не. Он не изменился. Еще бы.

Ну, опять же таки, или падший этого просто не видел в собрате.

Позавчерашний день, весь этот ящик. Все по-старому. Белиал может хоть и радушнее стал (нет), но и удивлять по-новому сможет. Все на пользу.

Проигнорировав отсылку к Богу (пока что), студент молча допивал кофе и доедал бутерброд. Слушая мальчишку, парень даже на секунду вспомнил, как старались подхалимы прежде, чтобы завоевать его внимание. Очень похоже.

Передернуло прям таки заметно, однако, когда из этих уст он услышал собственное имя на старый лад. Опять. Каждый раз чуть не перекашивает всего. Уж очень светлое имя ему не подходило.

— Хватит меня так звать. Это плохой способ мне понравиться. — спокойно произнес это шатен и залпом допил напиток в кружке, проглотив, вместе с этим, последний кусок трапезы.

«Ну не просто же так? Давай, что тебе нужно, демон жадности?»

Бинго! Три шестерки на автомате в казино.

Речь зашла о Шеоле.

Лорд лжи довольно улыбнулся, обратив внимание на парнишку, и, переведя свой взгляд на его лицо.

Пора.

Он встал, словно в танце, покрутился на ходу на триста шестьдесят, да еще сто восемьдесят сверху и быстро оказался за спиною Элиота. Протянул руку из-за чужого плеча и выхватил прямо из-под носа одну из трех бутылок.

— Бог дал, бог взял. — язвил шепотом у самого уха в ответ чуть наклонившийся юноша.

Он, словно намекал, мол, вот он я — здесь, все еще опасен, хоть и растерял приличную часть самого себя. Белиал имеет свою ужасающую репутацию не из-за прежних способностей вовсе.
Побойся играть с тлеющим костром. Не совершай ошибку. Оно так же обжигает, как пламя.

Развернувшись спиною к чужой спине, парень прошелся по комнате, держа в руках бутылку, да читая этикетку.

— А ты, то есть, решил за информацию платить алкоголем? Я, по-твоему, настолько размяк? — уже нормальным голосом и с улыбкой продолжил задавать вопросы Олли.

Ну не верил он в то, что ребенок, пусть и демонический, пьет. Куда смотрит Абаддон?

Вернул бутылку, что взял со стола, обратно в контейнер. Многовато будет.
Да и, судя по названию, это виски было, кстати, весьма посредственным на его изощренный вкус.

Отредактировано Oliver J. Underwood (2018-10-17 04:51:26)

+3

6

"Сук."
Хотелось схватили мальчишку и трясти его со всей пролетарской ненавистью, трясти, пока с демонах не спадет его имбирная корона!
-Хочешь быть Белиалом, Велиал? Твое имя-твое право, зовись так.
Имя сути не меняет. Столько лет прошло, а ты так ничего и не понял? Ну и кто ж тебе доктор?
"Это было славное время. Тучки, небушко, рай. Вспоминаешь теперь и поражаешься, какими мы были ламповыми дурачками. Рай для счастливых идиотов..."
Только Агриэль не был создан ни для счастья, ни для любви. Потрясающей красоты и силы ангел, он был нужен для великого служения. Тот неловкий момент, когда крылья твои - сосредоточие света, но сам ты хранитель первозданной тьмы.
На.что.отец.вообще.рассчитывал?
Поручая сыну тьму, даровав все, кроме крох видимой части своей бесконечной любви? На то, что во тьме не найдет он понимания? Наверстает потребности всеобщим восхищением и звуками сотен горнов?
Балалайка три струна, я хозяин вся страна.
Следовало вырвать брату сердце. Заменить твердым алмазом, оковать сталью, очертить кругом огня. Но отец смотрел сквозь пальцы на торжество самолюбования Агриэля и любования им. А братья его обожали. Не все, но многие. Он казался таким загадочным, в самом чистом смысле желанным и совершенно недоступным. Беллс не общался с ангелами, он снисходил до них, и вместе с ним снисходило счастье.
Как рок-звезда по современным меркам.
Какие же они были дети! Вот угарал, наверно, Абаддон, известный мастер тактики и рассудительности, наблюдая за райским мракобесием.
А потом звезда решила, что она теперь полноценное светило. Светило просветили, что никакое она больше не светило, а обыкновенная черная дыра. Подрихтовали, переименовали и с новым имиджем отправили гастролировать на землю, пообещав убить при первой же возможности. Вот с такими пожеланиями добра, счастья и тепла семейного, к людям взошел новоявленный демон.
В мир, где многое изменилось.
"Мы изменились. Но не ты"
Маммона оглаживал брата взглядом цвета светлой ностальгии. Не было в нем издевки, не было сочувствия, только отблески непонятных чувств.
-Хотел бы я снова хотеть тебе нравится,-навесело хмыкнул Маммона,-даже близко не представляешь, как хотел бы.
Ад отрезвляет очень быстро. Скорость, с которой ты взрослеешь и деградируешь это сумасшедший космос. А еще демоны, в отличии от ангелов, не дают авансов. Возлюбить тебя больше жизни как тысячу волшебных закатов? А ты мне, прости, что? Ах нихрена!
Ну тогда я в уголку тобой повосхищаюсь. А потом работать надо, котлы оприходовать, серу выдать по ведомости, грамотно составить проект бюджета на следующие сто лет. 
Юный поклонник вырос, поснимал плакаты кумира, повесил туда копию приказа о назначении себя главой административно-хозяйственной деятельности Пекла и портрет Люцифера. Люцифера он любил гораздо больше.
А Белиал... Все закончилось закономерно. Ни один из прихлебателей не пошел по душу Соломона. А ведь заточи волшебник душу Самаэля, уже через час демоны вдумчиво разбирали бы царство Израильское как детишки конструктор.
-Бог дал, Бог взял,-согласился Маммона,-с процентами.
До чего же изящный танец составляют простые движения брата...Оливера. До чего же он хорош в этой хрустальной хрупкости. Элиот пропустил мимо ушей намеки о скором наверстании могущества. Верстай-верстай, возлюбленный брат, если так хочется,мне с того что? Армию тобой украшать?
Так вроде не воюем.
Следующий вопрос заставил вполне искренне рассмеяться в ответ.
- Ну что ты, Белиал, никогда в жизни не ценил тебя низко и никогда в жизни так делать не буду.
"Конечно не буду, моя муза моментов, недооценить тебя-оскорбить себя и всю систему ада".
Приближался самый волнительный и прекрасный момент, момент торга с самим лордом лжи.
-Да и какая же это информация, обыкновенная светская беседа,-нарочито скучающим тоном ответил Маммона, самостоятельно открывая бутылку,- но будь все иначе, чисто гипотетически, что счел бы мой блистательный брат платой достойной?

Отредактировано Eliot Boyle (2018-10-21 01:31:19)

+3

7

Он задумался.

Постоял, спиной к брату минуты так две, точно. Просто пялясь во входную дверь, просто ловя чужие восклицания и обожания.

Как в старые времена. Какая ностальгия.

Ему хотели нравиться. Хотели обратить на себя хоть крупицу драгоценного внимания, которое может быть потрачено на несравненного Люцифера. Он всегда был опасным и загадочным, но вместе с тем хрупким. Демона хотелось либо оберегать, либо служить. Не даром у лорда лжи на Земле был целый культ.

Только вот…

Падший отвык от такого обожания. Трепетное отношение в его сторону вызывали лишь приступы недоверия. Он слишком многое пережил в мире смертных за века, чтобы оставаться таким же падким на комплименты или наслаждаться восхищениями.

Даже Белиал понимал, что восхищаться тут нечему. Так, повспоминать былое и только.

Тогда почему слушать это стало так неприятно? Почему сейчас он просто смотрел в дверь с лицом равнодушным и лишь молчал, не в силах съязвить или подколоть. Просто слушал и молчал.

Контракт. Ах, да. Все по-старому. Просто мысли не уходили от первой части реплик.

Парень вновь наклонился, и достал ту самую бутылку, которую только что поставил туда. Наконец, развернулся и вернулся к столу, чтобы поставить ту обратно в стройный ряд.

«Боюсь, сегодня мне понадобится три.»

И дело было даже не в его славном имени. Дело было в болезненности прошлого. Шрамах, которые они оставляли на его истинном теле. Которое было выжжено до цвета угля, но скрываемое от всех. Они запомнили его, как прекрасный свет и как не менее прекрасную тьму? Ха. Отец лжи хотел, чтобы его таким помнили. Никто и никогда не видел этих трещин на теле и в его голове.

«Так почему никогда не интересный мне демон должен быть первым? Я даже не знал, что он мною восхищался. А тот думает, что когда-то мне нравился...»

В свое время ангел посылал любовь каждому своему собрату. Был великодушен и мягкосердечен. Один из самых улыбчивых и самых открытых для всех. Его невероятная любовь в последствии стала похотью, открытость стала подозрительностью, мягкосердечность — жестокостью. Только улыбка… Да, она не менялась. Она вводила в заблуждение. Лицо ангела, дарующего тебе внимание, волнующего твой разум. Ложь облеченная в сладкую оболочку. Пилюля от жизни.

— Светская беседа, так светская беседа, Маммона, — он впервые за все их время знакомства назвал его истинным именем, — Давай поговорим о Шеоле. Лишь бы не ворошить этот улей воспоминаний.

Юноша просто-напросто проигнорировал часть о плате. В его понимании нельзя заключать контракты не зная, что конкретно хочет от тебя другое лицо. Что у них происходит с Абаддоном? Слишком общий вопрос. У них много чего происходило и происходит. Эта информация являлась и бесполезной в массе своей, и полезной в более личных подробностях. Для начала нужно очертить границы в обычной беседе, как всегда это делают политики перед подписанием пактов и соглашений.

Шатен по-хозяйски прошел к кухонной стенке и открыл шкаф с посудой. Он был чистоплотным, несмотря на свой аскетичный образ жизни. Все здесь лежало на своих местах: помытое, чистое, аккуратно разложенное.
Протянув руки, длинными пальцами он ухватил два прозрачных стакана, а дверцы закрыл локтями. Еще раз сполоснув и протерев их, Олли поставил оба рядом с бутылками.

— Будешь хорошим мальчиком и разберешься сам или тебе крышку открыть? — усмехнулся «радушный» хозяин.

Конечно же перед ним был демон, а не ребенок. Конечно же он может пить. Нужно бросать мыслить человеческими стереотипами, а то и глядишь любовью к братьям нашим меньшим проникнешься.

Тем временем студент убирал со стола: пустую кружку из под кофе, хлебные крошки. Он так хлопотал по хозяйству, что, наверное, вызывал удивление — настолько он выглядел примерной «хозяюшкой».

— Оливер, — произнес моющий посуду падший ангел, — Не Агриэль. Не Белиал. Оливер. Тебе следует знать, что я не та знаменитость на пенсии, о которой ты слышал. Я никуда не ушел. Я просто стал другим. Снова.

Он повернул что-то и остановил поток шумной воды на последнем слове. Отряхнул с кистей капли и обтер нежную кожу полотенцем. Развернулся и облокотился на мойку, сложив руки на груди: ему нравилось наблюдать за действиями и словами десятилетнего ребенка.

Может, он все же такой же, как прежде? Его отношения сразу потеплело, стоило лишь упомянуть вскользь восхищение…

+3

8

Стал другим. Снова.

Маммона чуть стакан из рук не выронил. Ну, положим, на лицо, достигшее пенсионного возраста Беллс действительно не похож, и пенсию Жадность скорее всего бы зажал, не смотря на спецстаж, боевые и максимальный класс условий труда по степени вредности и опасности. Просто из принципа бы зажал, в светлую память о его свите, которая заколебала весь ад чуть менее, чем полностью, но которым ничего нельзя было (сломать) сделать, потому что за ними маячила фигура лучезарного Белиала. На секунду даже  мелькнула шальная мысль, а не собрать ли выпускников Пекла, душевно заобщав их с новоявленным Оливером?

Но мгновение спустя Элиот был вынужден отказаться от данной идеи. Дело даже не в том, что Абаддон не простит Бойлу сорванных планов, а Беллс эту выходку обязательно запомнит. Проблема в том, что Маммона безумно хотел видеть дорогих братьев, близких ангелу тьмы, но, желательно, на приличной глубине и, очень хорошо, если в полуразобранном виде. А общаться с кучей старых вурдалаков, он не хотел. Демон от всей души желал им никогда не проснуться, прожить максимально унылую человеческую жизнь, нахватать детишек, болячек, кредитов под три сотни годовых, и закончить существование в самом убогом доме для престарелых, который можно вообразить на планете Земля.
Идеально, если в театре боевых действий, но это пожелание. Необязательное,  как и вся жизнь инфернального сброда.

- Не та, - с легкостью согласился Жадность, наблюдая за хозяйственным братом, - я и не на концерт пришел. Абаддон намекнул, что мне следует молчать о твоем появлении, но более развернутых ЦУ не поступало. Я пришел узнать, а чего же хочешь ты? Вы...кто? Союзники? Сообщники? Любовники?

"И где, Михаил тебя дери, ты успел задолжать ему?"

Более всего на свете, Элиот ненавидел намеки, а менее всего-хотел бы попасть в пересечение чужих интересов. То, чего хочет Аполион, не обязательно желает Агриэль. И не хотел бы Маммона попасть на глаза князю тьмы, когда хранитель тьмы сообщит "эти двое знали и только их вина, что я не пришел сразу". А потом окажется, что Люцифер собирал силы, и каждая боевая единица была на вес золота.
Пусть состояние Белиала делало из него не единицу, а конкретный ноль, знания и умения Агриэля были ценны и актуальны, а силы он обязательно восстановит.
Всегда так делал.

Элиот гипнотизировал напиток. Казалось, еще немного, и стакан взлетит, опровергая все законы физики. У Жадности тело ребенка, и торчать ему еще лет восемь, прежде чем он сможет употреблять все, что горит, без фатального вреда здоровью. Приходилось тщательно дозировать, и это выбешивало сильнее, чем братья с их секретами. А еще злило то, что назвать Оливера братом язык не поворачивался. Элиот посмотрел на юного красавца, гармонично вписанного в интерьер убогого (по мнению демона) интерьера. С ума сойти, в этих воплощениях они даже похожи, и их вполне можно было бы принять за родственников, если б их объединяло что-то большее, чем  скрывшийся в закате Яхве.
Титул "брат" в различных интонациях, чаще всего ехидных отзвуках ада, не более чем дань традиций.

Маммона тоскливо наполнил стакан дай Бог, чтоб на четверть, и в который уже раз пообещал, что шестнадцать лет встретит в состоянии нестояния, напившись в доску-полоску, так, чтобы домой его за ногу тащили.

-Предлагай тост, Оливер. Надеюсь, ты не собираешься пить молча?

Отредактировано Eliot Boyle (2018-11-12 23:53:24)

+2

9

— Узнать, чего хочу я? — растянул на языке задумчивый Белиал.

Да, пожалуй, Маммона радовал его сильнее многих прежних подхалимов, которые сейчас демона просто-напросто бы утомили. И почему тот вообще связывался с ними? Ради мимолетного обожания и еще одного доказательства собственной исключительности?

Не в пору великому лорду искать тех, кто бы воспевал его заслуги. Все это — банальное позерство.

Жадность поражал своей щедростью. Сам того не осознавая (или осознавая, как знать), он говорил своему соскучившемуся по восхищению собрату именно то, чего тот хотел услышать. Не прямая лесть, а откровения школьницы, которая слушала популярный бойс-бэнд, а затем просто выросла из этого. По крайней мере, все ранее сказанное в общей картине именно так и звучало.

Когда-то хотел нравиться. Потом перестал хотеть.

Но сейчас, однако, по старой памяти проявляет уважение. Интересуется желаниями падшего. Это становилось все большей редкостью среди демонов, особенно, среди лицемерного окружения демона лицемерия.
Отец обмана и не надеялся (отчаялся, наверное) на то, что старая слава будет работать куда-либо еще, кроме как — в негативную сторону. Всегда подводили: старые неприятели, желающие смерти ослабшему ангелу начала; а так же, повадки и характер, не соответствующие времени, статусу и состоянию сил. Оливер постоянно выглядел самодовольным слабаком, кричащим о ложном могуществе. Ветеран, кичащийся орденами за прежние заслуги.

Смотрите, я: хранитель тьмы (бывший), покровитель злых существ (которого чуть не убило злое существо), король соблазна (страдающий от любви), лорд лжи (обманутый)… Ой, корона, кажется, съехала?
В пору развиться комплексу неполноценности. Или комплексу превосходства? Мании величия? Всему и сразу!

В общем и целом, Олли был очень даже рад и озадачен тем, что Маммона интересовался его мнением. Он привык его навязывать, а не по просьбе отдавать. Даже как-то обидно стало сейчас...

— Мы — никто, — успокоил Элиота падший, — Он просто…

А что «он просто»? Хранитель не понимал, чего же Абаддон так с ним носится. Ведь не могло же все происходящее быть случайностью? Особенно после их встречи в прошлом году.
Да и сам студент, помнится, спрашивал у «повелителя жадности»: а чего, собственно, братец хочет.

Парень оторвался от мойки и тяжело вздохнул (в который раз?). Подошел к столу и налил уже себе. Смотрел на парнишку рядом с собой с легким налетом умиления: даже стакан нормально наполнить не может, а вискаря аж целый ящик приволок. Не особо знакомый демон в детском теле не мог выглядеть по-настоящему серьезным, как ни пытайся. Оное забавляло, хотя Белиал и желал избавиться от стереотипных мыслей.

Не удержался, потрепал по голове, как бы между делом, довольно улыбнувшись собственной наглости. Радостно, но усиленно делая вид, будто бы ничего не случилось, шатен обошел стол и сел за стул на свое прежнее место, притягивая катящуюся по столу прозрачную стекляшку, что была наполнена виски ровно до половины. Стоило ли разбавлять колой? В пекло газировку! Вчера насмотрелся на нее.

— Он просто, — внезапно заново начал прерванную собою же фразу, — Заботится обо мне.

Он вспомнил вчерашнюю неожиданную просьбу и изменил первоначальный вариант с «идиота» на что-то менее хамское. В конце концов, падший уже влип в это странное болото. Так и не поняв истинных целей повелителя бездны, решил прыгнуть в трясину «бомбочкой», словно в бассейн. Будь что будет. Шеол не посмеет пойти против него. Мотивов подставлять хранителя тьмы перед Люцифером у него тоже не было. Наоборот, судя по словам ребенка, его новый «друг» даже по какой-то причине скрывал его от глаз короля. И черт возьми, их с Белиалом желания полностью совпадали. Безднофил сейчас будет самым лучших временным союзником. Тот, кто может стать трамплином и временной точкой опоры для нестабильной жизни лорда лжи, в которой каждый день тебе стоит опасаться ножа в спину от бывших приятелей.

«Помоги мне еще раз...» — эхом раздавались воспоминания вчерашнего дня и самой неожиданной ее части.

Да, Шеол заботится о нем. Белиал, Агриэль, Оливер… Как угодно. Никто не оставит повелителя бездны за этот поступок в долгу. Пришло время заключать союзы.

— Итак, тост! — приподнял стакан юноша.

«За Люцифера? За Яхве? За Ветхий завет?»

— За тех, кто хочет нас убить. Им определенно понадобится удача в этом деле. — в очередной раз усмехнулся демон и осушил стакан залпом, неприятно поморщившись.

Он головой кивнул в сторону стула напротив него, дабы Элиот присаживался.

— Голодный? — поинтересовался парень.

Что-что, а еда у него была нормальная. Не особо дорогая, но и не дешевая. В избытке. Часто даже бывало, портилась, ибо худощавый мальчишка не обременял себя такой глупостью, как правильное питание. Сбагрить палку колбасы, например, Оливер явно не прочь.

— Если же ты голодный только до информации, то на тебе — задачку для школьников: Жил-был демон. Жил в достатке и роскоши, не желал, однако, примыкать к какой-то касте или прочим сомнительным компаниям. Бывало, вылазил из преисподней, да чужие артефакты искал. — отчего-то Белиал сделал здесь короткую паузу, пока наливал в свой бокал новую порцию алкоголя, — А потом… Хлоп! И трон захватить захотел, а какой мирный и забавный был, ай-яй-яй…

Белиал внезапно поставил стакан и наклонился вперед, нависая над столом.

— Трон, который принадлежал не ему, — голос был более чем серьезный и грубый.

От бывшей беззаботности, да улыбки не осталось и следа. Впрочем, тот быстро вернул прежнее притворное выражение лица и дружелюбно откинулся назад, расхохотавшись.

— Вопрос! — поднял один палец вверх он, акцентируя внимание, и, делая театральную паузу, — Предаст ли второй раз демон своего короля, если предал один раз? Вопрос номер два: Под звездочкой! — поднял другой палец, ведя счет, — Насколько жадным нужно быть, чтобы стать от жадности дураком?

Отредактировано Oliver J. Underwood (2018-11-13 01:39:45)

+4

10

Невозмутимо улыбаясь, чуть ехидно и крайне вежливо, Элиот пил свой вискарь, наслаждаясь душевной атмосферой допроса. В окна пробивались яркие лучи летнего солнца, но сильнее солнца согревала искренняя забота председателя партии адского единства о повышении уровня сознательности в отношении генсека, дорогого и любимого Люцифера Яхвевича.
В глазах Маммона плескалась усталая ирония, где спасибо товарищу Беллсу за нашу счастливую юность. Демон старался, (да узрят его ушедшие боги!) изо всех сил старался транслировать мысль, как тронут своевременной защитой интересов трона Самаэля, поражаясь, как вовремя Белиал вписался за мебель.
Сейчас бы правильно слова подобрать, да осторожно поинтересоваться, а в курсе ли Оливер других эпохальных событий? К примеру, что ад закрыт, папа ушел, люди колесо изобрели.

Как было хорошо десять минут назад. Остроумные тосты, меньше льда во взгляде студента, честные ответы. Внезапно братья скатились к теме трона.
Больной теме. Его просчет и, одновременно, самая большая гордость.

Будь Маммона более харизматичен, дойди этот небиблейский сюжет до широкой общественности, его восславили б как бунтаря среди бунтарей, не побоявшегося бросить вызов дьяволу! Но, к сожалению, публика представлена нахохлившимся демоном Начала, а Элиот, какая досада! отвык оправдываться кому бы то ни было, кроме непосредственного начальства.

"Задачку ему прорешай. А гопак в гостиной станцевать не надо, а?"

Элиот бы соврал, сказав, что накатившее чувства были вызваны тем, что с него потребовал ответа тот, перед кем демон в принципе не отчитывался. Скорее...Жадность примерял образ, коим его нарядил лорд лжи, и этот образ мальчишке понравился. Склеился облик нонкомформиста, папкиного предателя без страха и сколько-то инстинкта самосохранения
Пучины безумия и бесконечная жажда обладания, золотце с манией величия, дождавшийся часа нанести удар в спину великого брата. Как же велик был соблазн послушно кивать. Вот где Шекспир, глубина и мотивация!

А то...Абаддон час не мог успокоится, узнав о проблемах, с которыми столкнулся "не совсем умный мальчик" и нестандартных решениях. Нахохотавшись, отдышавшись, ангел бездны посоветовал немедленно рассказать эту историю Самаэлю, пока Астарот не выкатил более усеченную хронику событий. Здравый совет, спасший демону крылья. Люцифер тогда поверил, вновь повезло? Из крупных потерь той безумной аферы, режущих по-живому, значился только запрет приближаться к аду ближайшие двести лет.

-Не голоден,- усмехнулся Элиот, с сожалением отставляя бутылку,-но от домашки это, конечно, меня не спасет?

Жадность не торопился играть по правилам Велиала. Он был хорош в благородном гневе, одни сияющие глазища и голос чего стоили.

Вот еще одна идейка: обиженно сопеть и наматывать сопли на кулак. Потом долго убеждать избранника тьмы, что Жадность больше никогда-никогда, да ни в жизнь не возьмет ничего чужого, а если найдет на дороге  какую-то ценность, мигом возложил ее на рога и оббежит все улицы, убеждая мир  в верноподданических чувствам.
Но это уже походит на издевательство, Агриэль такого отношения к себе точно не заслужил. Маммон физически не смог бы глумиться над ослабленным братом, который когда-то их всех защищал.

- Послушай, - негромко начал демон, становясь непривычно серьезным, - Я не пофигист, не фанатик, и уж тем более не клятвопреступник. Если я обещал, что Люцифер от моих действий не пострадает, значит он не пострадает, если я клялся преумножить богатства ада, значит они будут преумножены, если мне нужен был трон, значит я сделал то, что я сделал!...Но глупо, конечно, получилось.

Элиот поднялся со стула и направился к брату представляя типовые реакции гордости Яхве, и не хотел бы... Просто не хотел ни видеть, ни слышать, что будет по завершению рассказа.
Давно он не травил эту байку.

-Настраивай детекторы лжи, ты нашел задачку не в том учебнике, -Маммона тяжело вздохнул и уткнулся лбом в плечо сидящего Оливера,-не отталкивай, и не перебивай, мне надо сосредоточится. Задачка на высший балл, тут думать надо. К закату ада все интересные личности покинули дом, осталось то, что осталось. Ад это хаос, но я закрываю глаза и наощупь нахожу любую книгу, любой артефакт, вижу все богатства Преисподней, помню, что где лежит, могу предсказать, что кому пригодится, знаю, кто и что взял, кто что вернул, сложил, положил...точнее, знал. Последнюю ревизию мне сорвали. Внаглую. На распоясавшееся племя мог бы воздействовать Астарот, но он лыбился во весь клюв и красиво свалил считать бюджет...Я не мог понять, что где находится, что вынесли не пойми под каким предлогом и психанул. Сильно. Четыре дня сидел на троне, орал благим матом, наводил порядок в материальных запасах и раздавал поджопники. Волшебным образом все положилось на свои места, засверкало, в сокровищнице появилось даже то, что мы списали лет пятьдесят назад за ненадобностью. Еще три дня я орал матом на Асю, кто б мог поверить, что в случае угрозы ущербом я больше суток выстою против нашего высокопоставленного...И на седьмой день до меня дошло, что я делаю и что творю. Так прошла лучшая в моей жизни инвентаризация. В процессе разборок АХО с казначейством ни один Люцифер не пострадал, обе стороны искренне творили хрень из любви к светоносному, но облажался, естественно, я. Вот тебе ответ, Оливер, можешь загибать пальцы обратно. Это был мой самый идиотский поступок за который я ответил перед братом, так что можешь не вставать грудью на защиту его попранной чести. И без тебя желающих до хууу...полно. Я ответил на твой вопрос или есть еще что-то из глубины веков,  на что нужно пролить свет?

Элиот отстранился. Будь выбор, он предпочел бы ничего не рассказывать, сидеть с гордым видом, травить взглядом "что ты мне сделаешь, театральщина?" За истечением срока исковой давности  вся эта история не его, Агриэля, дело,  но у-уважение и приходилось терпеть. Даже без сил он значил слишком много.

-А знаешь, я передумал. Что в меню?

Отредактировано Eliot Boyle (Вчера 08:33:28)

+3


Вы здесь » Godless » real time » [29.07.2018] Не пей из копытца