Godless

Объявление

Ты можешь говорить с черепом, с микроволновкой или рекламным билбордом, кричать на кота, но лишь дорожный знак имеет смысл, высшее предназначение. Только он несёт в себе ответное послание. Есть главные дороги, а есть объезды. Места, где можно остановиться и передохнуть, и точки, в которых лучше не останавливаться. Не оборачивайся. Двигайся по кругу. Снизь скорость. Будь аккуратен на поворотах. Берегись падения вниз.
В игре: ДУБЛИН, 2018. ВСЁ ЕЩЕ ШУМИМ!

Некоторые из миров пантеонов теперь снова доступны для всех желающих! Открыт ящик Пандоры! И все новости Безбожников еще и в ТГ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » flash » [До Р.Х. - XX вв] Осколки


[До Р.Х. - XX вв] Осколки

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[epi]ОСКОЛКИ До Р.Х. - XX вв
Connor Strider, Nicolas Finley
http://s8.uploads.ru/t/p7jqw.jpg
В одну кучу все проблемы, все находки, все потери,
чиркнуть спичкой, надышаться горьким дымом и уйти.
Все, что было не по нам, не по душе и не по теме,
не по росту, не по сердцу и совсем не по пути...(с)
[/epi]

+1

2

Он чувствует их танцы, что матушка-земля грузной вибрацией разносит во все уголки долины. Он чует их костры и скромные, впопыхах радостных приготовленные явства, ждущих своего часа на вынесенных наружу лавках. Он слышит их песни, восхваляющие ум и слаженность люда простого, которому любая лесная тварь по плечу. И видит носящиеся вдалеке, тёмные в отблесках огня, фигуры.
(Будто бесы поганые.)
А лесная тварь ходит взад-вперёд на цепи заговорённой, вверх-вниз да вокруг железного столба, что деревенский волхв благословил. Зловеще звенит цепь, до дрожи костей пробирает скрежет железа об железо, когда всё что видно во тьме — это два сверкающих зелёных огонька. Не находит себе покоя дивный зверь, вновь скрученный да скованный презренными людьми. Тугая полоса ошейника болезненно сжимает горло, но гигантский кот молчит, не позволяя себе ни на секунду показать слабость, и продолжает свой беспокойный марш.
Вся деревня ликовала, когда был наконец-то пойман чудесный Кот Баюн — в этот знаменательный вечер они не отказывали себе ни в каких радостях. Обуздали они беду, предотвратили ужасное несчастье, которое неумолимо кралось к ним на бархатных лапах. Крепкие мыщцы перекатывались под непробивной шкурой зверя при каждом шаге, верно напоминая о его недюжой силе, но они не могли скрыть торчащие рёбра.
Очередной кусок леса вымер его усилиями: улетели все птицы, сбежали все звери, не желавшие становиться добычей или врагом чудовищу с колдовским гласом. И люди, люди стали обходить стороной умолкшие рощи, протаптывая новые дороги в бескрайней русской чаще. Стал тощать Кот Баюн, живя впроголодь, пока решение отправиться дальше, в поисках новых охотничий угодий, не стало неотвратимой необходимостью.
Поверить в то, что разложившие для него ловушку деревенские жители были такой же неотвратимостью, он отказывался до самого последнего момента. И бесился только сильнее, когда слышал шелест ветра, запутавшегося в верхушках деревьев, скрип их стволов, шорох трав приминаемых ловкими лапками, маленькими аль большими, не суть. Он чуял жизнь, незаметно плещущуюся в тёмно-изумрудном море лесов и всё его существо жаждало окунуться обратно в родной омут, раствориться в ароматах цветов и земли и старой хвои, запахах других зверей и птиц.
Но каждый порыв наказывался приступом удушения каждый раз, когда он забывался и делал рывок в сторону леса. И снова омерзительно скребут железные когти по железному столбу, когда гигантский кот взбирается на верхушку.
Ни боль, ни будущие пытки не пугали Баюна. Он прекрасно знал, что когда затухнет последний костёр и расспылятся в сером утреннем воздухе последние остатки эйфории, люди больше не дадут ему покоя. У всех за плечами стояла как минимум одна больная, но такая любимая бабушка, нежное дитя, которое не заслужило уходить из этой жизни столь рано, стареющие родители, что жаждали увидеть расцвет нового поколения, захворавшая возлюбленная, покалеченный суженный... Их было много, бесчисленное множество хворающих и страдающих, много как деревьев в лесу. Как листки на кроне многовекового дуба — они дрожали на ветру столь же хрупко, но цеплялись за свои жизни с ужасающим упорством. И толика боли лесного чудовища ничего не стоила в обмен на чудесное исцеление самых родных и любимых. Ооо, если б они могли, они вырвали б его глас из его же глотки, спрятали б в шкатулку, а остальное бросили б на корм шавкам.
Без малейших сожалений.
Баюн не боялся боли, он ненавидел её. Ненавидел её столь же яростно, сколь проклинал каждого из этих двуногих тварей: слабых, трусливых, загордившихся кровососов. Он ненавидел боль, которая ожидала его поутру и с не меньшим огнём в душе он ждал момента, когда вернёт свою боль каждому жителю этой деревеньки и прочих других. Порвёт горло каждому глупцу, что не побоялся поднять своё орудие на беспомощного зверя дабы клешнями вырвать из того целебный сказ.
Боли он не боялся — боялся бездействия, ведь пока есть боль, есть воля жить. Когда же ничего нет, разум начинает сходить с ума. Вот сейчас кот ходит взад-вперёд, вверх-вниз да по кругу, а потом он начнёт неистово вылизываться, утопая в фальшивой чувстве комфорта, пока однажды шершавый язык не продерёт в непробиваемой шкуре уродливые плешины, словно дыры в разъеденных ржавчиной доспехах, что делали его уязвимей.
Он не имеет права оставаться в этом положении до той поры, когда в его разуме заведутся тлетворные человеческие черви. Верный момент для побега наступает всегда, он знает. Поэтому он аккуратно сложил лапы под себя и замер над верхушке столба тёмной, грузной тучей.
Он будет ждать, по-кошачьи терпеливо.[nick]Кот Баюн[/nick][status]my name is ruin, my name is vengeance.[/status][icon]http://s5.uploads.ru/uxoKn.gif[/icon]

+3

3

Вот он, зверь. Сильный, опасный, темный.
Плененный простыми смертными.
Звон цепи слышен даже здесь, когда он мечется вокруг столба, точит железные когти и от его ярости веет жаром. Не потому ли так надрываются музыканты, льется рекой вино и песни звучат громче обычного? Победители пытаются усыпить собственный страх. Тот самый, что мучил их долгие годы, что сгонял с насиженных мест, прятался за широкими стволами деревьев в лесу, скользил на мягких лапах мимо сонных домов. Тот, что нападал, рвал клыками еще живое тело, заглатывал целиком куски еще трепещущего мяса, бывшего некогда человеком или зверем.
Птицу вещую тоже бы сожрал.
Если бы летать мог.
Гамаюн смотрит на метания Кота спокойно, без любопытного злорадства или торжества. Почти сочувственно.
Зверь лесной, свободный – на цепи. Не правильно. Не… справедливо. Крохотный червь сомнения точит душу, не дает покоя. Поэтому вестник Велеса здесь. Опустился на венец крыши одного из людских строений, смотрит, по птичьи склонив голову к плечу.
Люди внизу празднуют, они его не видят. Даже не пришлось пользоваться мороком, скрывая белоснежное оперение от человеческого взгляда. Они вообще редко смотрят выше своей головы, а уж к небесам обращают свой взгляд, только когда беда припечет.
Тогда они пришли к нему, взывая о помощи. Что делать, совсем нет житья от Кота Баюна. В лес не выйти, до поля не дойти. Поет так, что сердце заходится. А еще глаза закрываются, вот только проснуться потом не каждому суждено.
Воля, Знание и Действие есть Бог. Гамаюн был всего лишь Знанием, вестником Воли Бога, а потому о Действии даже не задумывался.
Ну, почти.
Избавить род людской от чудовищного (чудесного?) зверя не мог, да и не хотел. Поет, может, и хорошо, но с голосом вестника ему не сравниться, а вещие сны, как выяснилось, далеко не всегда спасают тех, кому они снятся. 
На каждый вопрос должен быть ответ, и он его дал. Уже зная, чем все закончится. Стоп. Выбор есть всегда. Выбор был у людей, выбор был у Кота, но никто не захотел ничего изменить.
Никто!
Тьма не есть Зло, лишь отсутствие Света.
Кот был создан именно таким, какой есть, не в наказание роду людскому, как они были убеждены, а просто сам по себе. У него был дар исцелять, чудесный дар, а за каждое чудо надо платить. Люди до сих пор этого не понимают.
Ничего личного, Кот.
Ну, почти.
Помнишь, те метки, что ты оставлял у кровавых алтарей, обагренных человеческой кровью? Метки Велеса. Не слишком ли много взял на себя, лесная тварь?!
Вестник встопорщил перья на холке, расправляя крылья, безуспешно пытаясь подавить всплеск недостойных эмоций. Нет. Это не было местью. Это было справедливым наказанием. Наказанием, слышишь, Кот? Пора отвечать за свои поступки.

+2


Вы здесь » Godless » flash » [До Р.Х. - XX вв] Осколки