Godless

Объявление

А теперь эта милая улыбка превратилась в оскал. Мужчина, уставший, но не измотанный, подгоняемый азартом охоты и спиной парнишки, что был с каждым рывком все ближе, слепо следовал за ярким пятном, предвкушая, как он развлечется с наглым пареньком, посмевшим сбежать от него в этот чертов лес. Каждый раз, когда курточка ребенка резко обрывалась вниз, сердце мужчины екало от нетерпения, ведь это значило, что у него вновь появлялось небольшое преимущество, когда паренек приходит в себя после очередного падения, уменьшая расстояние между ними. Облизывая пересохшие от волнения губы, он подбирался все ближе, не замечая, как лес вокруг становится все мрачнее.
В игре: ДУБЛИН, 2018. ВСЁ ЕЩЕ ШУМИМ!

Некоторые из миров пантеонов теперь снова доступны для всех желающих! Открыт ящик Пандоры! И все новости Безбожников еще и в ТГ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Godless » real time » [13.09.2018] mr. sandman


[13.09.2018] mr. sandman

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[epi]MR. SANDMAN 13.09.2018
Richard Livingstone, Dariusz Ringer
http://forumfiles.ru/files/0019/a2/29/60419.png
http://funkyimg.com/i/2RtjR.gif
We're waiting for the sandman, but he never hears the call
[/epi]

+2

2

Первая половина сентября в жизни мистера Ливингстона выдалась суетной и подозрительно похожей на пребывание в аду. Кругом были сплошь одни богомерзкие рожи, грешники и для полного счастья не хватало лишь раскаленной сковороды под нежным задом. Если бы не условное демоническое бессмертие, ученый, миллионер и филантроп давно бы склеил ласты, как и полагается редкому и красивенькому детенышу тюленя, захлебывающемуся ядохимикатами. Божественные интриги, античные красавицы со своим вредоносным барахлом, демоны, существа, ураганы, колледж, лекции, демоны, больница, похороны, органы опеки, демоны, ангелы и под конец большой многообещающий вселенский трындец, который никак не вписывался в далекоидущие планы преисподней. Не поймите неправильно, он не имел ничего против общественной истерии и хаоса, но только когда хаос следовал строго по расписанию, в соответствии с одобренным контролирующими органами графиком. Контролирующий орган, он же мозговой центр, он же карающая длань и благотворительная организация по раздаче губозакаточных машинок, потрясающим образом сочетался в одном симпатичном лице Ричарда Ливингстона.
Абаддон устало растирает веки, пытаясь вернуть замутненному взгляду четкость и ясность. Нарастающий гул из ежедневных проблем - бесконечная вереница всевозможных “надо”, “кровь из носу”, “так будет лучше” и “кто, если не я”. Залегшим под глазами профессора теням позаводовали бы все круги ада вместе взятые. Лениво растянувшись в кресле, демон переводит покрасневшие от недосыпания глаза на окна, где за прозрачной пеленой дождя течет ночная жизнь столичного города. Насквозь отсыревший Дублин снова не радует местных жителей погодой. Про такие тоскливые мокрые деньки принято говорить “хозяин собаку на улицу не выгонит”, на что ангел бездны без малейшего удовольствия отмечает, что папочкины фурии уже разлетелись мучать смертных свои ужасающим очарованием. Ему нет до них никакого дела.
Хотелось просто послать все… в этом месте он глубоко задумался, несуществующим взглядом уставившись в пустоту. Любой более менее сведущий человек сказал бы, что с такой серьезной миной можно думать лишь о по-настоящему важных вещах. И Абаддон думал, куда бы можно было все так грамотно послать, чтобы ничего обратно не прилетело. К чертовой матери? Банально, да и матери-то у черта никакой не было, уж это-то мужчина знал наверняка из проверенного источника. К дьяволу? Бизнесмен только хмыкает. Люцифер слишком занят в последние дни, к нему, что не пошли - все неизменно прикатится обратно, свалившись на голову царя саранчи в самый неподходящий момент. Коту под хвост? Не такие уж у них были плохие отношения с котом… Куда же, в рай? Вряд ли кого-то когда-то посылали в райские кущи с таким душевным посылом и глубоким эротическим подтекстом.
Падший ангел тяжело вздыхает, с недовольным сопением косясь в сторону широкого дивана, на котором, как он знал по собственному опыту, вполне вольготно мог разместиться один в меру упитанный демон в полном расцвете сил.
Невыносимо хотелось спать. Казалось, если сейчас устроиться поудобнее, “на минуточку” сомкнув горящие веки, он мог бы проспать целую вечность и даже второе пришествие. Пусть пернатые собратья трубят в свои дудки, хоть надорвутся - Абаддон не проснется. Будь там хоть реки из огня и крови, потоп, саранча, дым коромыслом и сам Михаил в перьях и стразах, рекламирующий новый айфон - он не встанет. Поищите другого демона разрушения, потому что этот спекся.
Примерно к такому неутешительному выводу пришел профессор Ливингстон, заметив что последние минут двадцать бестолково втыкал в стену, а то и вовсе дремал с открытыми глазами. Бессмертие бессмертием, а безумие при его положении и выдающихся природных данных категорически противопоказано. Преисподняя с бездной вовек не оправятся от подобной утраты и даже небеса омоются слезами о давно потерянном сыне.
“Не жди меня, мама, хорошего сына, твой сын не такой, как был вчера…”
Задерживаясь допоздна на работе, люди частенько мечтают о волшебной способности, с помощью которой можно было бы в мгновение ока оказаться в родном жилище, минуя столичные пробки, агрессивных пешеходов и мерзко чавкающие лужи, скрывавшие под собой мощеные тротуары старинного города. У Абаддона, слава Яхве, такая способность была, из-за чего он время от времени принимался сам себе завидовать. Чисто для справки, царь саранчи в принципе завидовал исключительно себе любимому, но в такие моменты - особенно. Крылья серафима в самом деле были лучшим подарком, который можно было получить от их божественного папочки. Теоретически можно было заслужить одобрение и заставить отца гордится, но это уже что-то совсем из области фантастики.
Тихий шелест темных перьев сопровождает исчезновение ангела бездны из рабочего кабинета в тревожно гудящем центре Дублина, а в следующее мгновение, мужчина не раздеваясь валится на кровать, успевая только стянуть, жадно цепляющийся за горло галстук и не глядя отбросить его в сторону. Голова едва успевает коснуться подушки, когда сознание затапливает долгожданная, уютная безмолвная темнота.

Отредактировано Richard Livingstone (2019-02-26 22:09:40)

+2

3

Бойл-младший таращился на Дариуша круглыми, невинными глазками с обложки журнала. Журнальчик, в их среде нелюбимый за пристрастие к грязным сплетням, покоился на вершине стопки у самого входа в редакцию, куда дотошные коллеги сбрасывали все порождения конкурирующих издательств. Изредка в обеденный перерыв то одно, то другое печатное произведение шакального искусства перелистывалось в дружной компании под свежий кофе: почесать языки и пошептаться насчёт кривой вёрстки, смазанных фото да глупых опечаток смертные ой как любили. Другое дело, что их творения также не отличались изысканностью, правдивостью и хорошим слогом, но превращаться в злобных гиен раз в день, не замечая бревно в своих глазах (и полено в руках) было намного приятнее, чем самозабвенно предаваться такому пошлому занятию, как развитие. Рост карьерный, в конце концов, от этого не зависел совершенно.

Обычно Дариуш "тумбочку позора" игнорировал, быстрым шагом летел мимо мимо, и максимум взаимодействия его коллеги наблюдали лишь раз, когда бедовый журналист с похмелья не вписался в поворот и банальным образом опрокинул её ногой. Но в этот день он затормозил через полтора метра, развернулся и на глазах ошарашенных сожурналистов спокойно вышел обратно за дверь, прихватив один из сплетненосителей с собой. Разместившись на подоконнике в одном из лестничных пролётов офисного здания, он игнорировал проходящих мимо людей, целиком погрузившись в чтение и прикусив крепкими зубами типично рождественскую карамельную палочку. Целиком — слишком громко сказано: песочник быстро и резко скользил взглядом по тексту, прерываясь лишь, чтобы с наигранным благочестием закатить глазки на длинном сопливом соболезновании автора статьи и деланным образом скривиться на строках сочувствия несчастному сироте (Дариуш даже прикрыл на мгновение журнал, чтобы убедиться, что на обложке всё тот же прохвост детского калибра).

Детишки богатых родителей бедными не бывают. Учитывая, сколько древних артефактов Маммон нагребал себе под кроватку в компанию скромного ночного горшка (наверняка принадлежавшему кому-то из грозных русских царей и по виду больше напоминающему шапку мономаха), юность, зрелость и старость этому демону обещается быть сладкой и беззаботной. Но человеческий мир всё-таки диктует определённые правила, и у чудом выжившего младенца демонической породы обнаруживается опекун. На этом моменте Дариуш тоже заостряет внимание, щурит глаза, отгрызая у сладости внушительный кусок. Припоминает имя, лицо, мелькавшие и на обложках, и в соцсетях, и в новостях по телевизору: неужели он тоже из этих? Нет, не из тех, кто с коварными помыслами почёсывают бороду и заманивают наивных маленьких мажоров в свои особняки новой приставкой из белого золота и драгоценностей, а из той своры, что желает зла всему человечеству, но заботится о сиротках. Это вызывает определённый интерес. Интересно, жаловался ли Элиот любимому дядюшке на неспокойные ночи? Делился ли историями о кошмарах, как это привыкли делать смертные? Вряд ли. То, что довелось видеть демону жадности, не ляжет спокойно на язык, не соберётся в слова; Дариуш с воистину кошачьим коварством ухмыльнулся, вспоминая тот парад убийств, что Бойл себе сам и насочинял. Интересно, что преподнесёт ему очередной демон?

Он вернулся в редакцию всё так же с журналом под мышкой и направился прямиком к шефу. Присесть на уши к уважаемому человеку, в то время как тот разговаривает по телефону с кем-то не менее важным? Святое дело. Выразительно жестикулируя то свёрнутым в трубочку журналом, то остатком карамели, он тихо, но настойчиво привлекал внимания до того момента, пока главный редактор не сдался и не нажал "отбой". Вытребовать адрес Ливингстона оказалось на удивление непросто: мужчина напротив потел, протирал очки и неубедительно мялся до тех пор, пока Рингер клятвенно не пообещал не публиковать что-то об этом человеке в их издательстве. В любом другом — пожалуйста, хоть десять раз, песочник аки троянский конь внёс бы статью с явно компрометирующей громкой информацией, после чего неизбежно начались бы проблемы юридического характера. Упоминать, что он, собственно, ничего писать не собирается, Дариуш не стал.

Особняк оценил без особенного восторга. Ну, здоровенный дом, мрамор-лепнина-камины, да хоть бы и стекло и бетон — удивить духа кошмаров, что являлся и в золочёные храмы, и в ветхие лачуги, невозможно. По крайней мере, в этой реальности. Если и была у этого здания сигнализация или хотя бы злые собаки на газонах, то Дариуш этого не заметил, проникнув через одну из открытых форточек песочным сквозняком. По пустому дому он полетал пару часов, стараясь не сильно запылить мебель, а затем скрашивал одиночество в каком-то уютном кресле, забросив ноги на подлокотники и уставившись в телефон. Жертва задерживалась. На работе? На каком-то демоническом задании? Рингер знал о переполохе, но тревоги от происходящего не чувствовал — скорее, азарт, а также множество новых зацепок для свежих кошмаров. В какой-то момент, устав наконец от скуки, он выбрался из кресла. Возможно, профессор ловко проставляет кому-то из студенточек экзамены ещё до сессии, и ждать его нет смысла? Как раз в этот миг скабрезных размышлений почти перед самым его носом явился демон (лёгок на помине), да так и грохнулся на кровать, словно Золушка после бала оставив за собой на полу галстук. Рингер ошалело выдохнул, придерживаясь за сердечко скорее рефлекторно, нежели из надобности; он совершенно забыл о способностях демонов к мгновенным перемещениям, хоть и пришлось однажды испробовать их на себе любимом. Сейчас на руку ему сыграла невнимательность и усталость, но кабы не везение, то Дариуш не успел бы даже за шторку спрятаться. Впрочем, долго терзать себя за неосмотрительность он не стал — случись что, батя бы прикрыл, и от этого чувства безнаказанности песочник обнаглел совершенно.

— Какое достойное гостеприимство, — от нахального голоса демон даже не вздрогнул, погрузившись в крепкий сон без хлопот песочника. — Как говорится, сo mnie dziś, tobie jutro.

Идеальный случай — объект настолько вымотан, что произошедшее непременно спишет на тяжёлый день, баранов на работе, неловкую телепортацию и чёрт знает что ещё (в данном случае он действительно мог знать: на мгновение Дариуш снова вознамерился в ближайшем будущем докопаться ещё и до Люцифера). И эту тягомотину, в какую превратился беспамятный на первый взгляд сон, песочник ловким жестом вывернул наизнанку; остатки духа в реальном мире медленно таяли, осыпаясь полупрозрачной пылью. Голова спящего демона была забита мелочными тревогами, рецептами (что?), оплатой счетов (Ньярл упаси), бизнес-схемами (скукота похлеще википедии), бюрократией (теперь Дариуш знал, сколько бумажек надо оформить для получения под своё крыло мелкого демона). Пожалуй, черепушку адского создания можно было перепутать с чердаком обычного смертного, но Рингер чуял где-то глубоко иную силу. Ту, к которой не прибегают каждый день, как к знаниям об управлении автомобилем, которая не мелькает перед глазами, подобно курсам валют и ценам на бензин. Абаддон (имя песочник выудил осторожно, отмахиваясь от прочей информации) нечасто был демоном, являясь не менее могущественным человеком. Упрятав поглубже силу, туда же сложил и слабости; что ж, это выглядело как занимательная головоломка. По обыкновению, Дариуш не чувствовал ни малейшей ноты раскаяния в том, что голову ломать будет он и не себе.

Сбить с толку. Песчаный вихрь обретает силу, наконец вмешиваясь в серую пелену, заменяющую сновидения, лепит из воспоминаний и привычных образов учебную аудиторию. Взметнулась вверх рука с заднего ряда парт.

Что за предмет?

— А если Иисус умер за грехи людей, кого надо убить за грехи падших ангелов? — типичный студенческий хриплый спросонья и ехидный голосок заставляет прочих слушателей сдавленно фыркать, отводя взгляд от преподавателя за кафедрой. Всегда есть такие, что посреди важной темы задают глупые каверзные вопросы; но когда один за другим учащиеся поднимают головы, восходящие к потолку ряды парт начинают напоминать иконостас. Знакомые все лица, правда, Абаддон? Молчаливо ждут ответа, и лишь где-то "на камчатке" раздаётся шуршащий шёпот и тихий смех. Что может быть забавнее демона, что читает ангелам лекцию по богословию?

+2


Вы здесь » Godless » real time » [13.09.2018] mr. sandman